С головы на ноги

С головы на ноги

Есть что-то в ней, что красоты прекрасней…

Евгений Баратынский

Я не намерен оправдываться правдоподобием.

Михаил Армалинский

Впервые опубликовано в General Erotic. 2003. № 89.

Эта идея родилась для Тода буквально из женских гениталий.

Он проснулся утром от хруста эрекции и увидел рядом с собой на кровати спящую женщину, с которой он познакомился накануне вечером в баре. Оба изрядно выпили, Тод пригласил её к себе, и они провели бурные пару часов, перед тем как потерять сознание во сне. В баре женщина показалась Тоду необыкновенно привлекательной, её лицо светилось лукавством и желанием, но теперь, глядя на Дебби (так, кажется, её звали?), Тод не мог усмотреть былой красоты – её не было и в помине. У Дебби была серая кожа на лице, бесцветные губы, жирный нос. Она храпела, лёжа на спине с полуоткрытым ртом и раздвинув ноги.

Быть может, заблуждение произошло потому, что Тод лица Дебби особо и не рассмотрел, так как женщина эта обожала 69, причём настолько, что при виде хуя у Дебби текли слюни не только из пизды, но и изо рта. Следует сказать, что и Тод всегда стремился оказаться в этой диспозиции, тоже любя её от всего сердца. Любовники так и заснули, уткнувшись лицом друг другу в лобок. Проснувшись среди ночи, Тод удивился волосам у себя перед носом, но тотчас узнал их, сходил в туалет и улёгся уже привычно, лицом к лицу.

Вот и теперь Тод решил не обращать внимания на невзрачное лицо женщины, снова развернулся на 180°, присосался к клитору, жадно вдыхая скопившийся за ночь запах, и Дебби, пробудившись, сразу заурчала и заглотила его член. Когда они кончили, Тод остался в том же положении, поравнодушневший к роскошному пейзажу перед своими очами, а потому уже склонный к размышлениям.

К Тоду явилось осознание того, что лицо женщины ему по большому счёту безразлично, что красота его условна, преходяща, относительна, а вот вид междуножья красив абсолютно. Эта мысль и раньше посещала Тода, но теперь он стал думать о том, что, приняв её за аксиому, он сможет изменить свою жизнь и не тратить время на поиск и соблазнение красивых лицом женщин, а раскидывать свои сети в океане малопривлекательных, некрасивых и просто уродливых – тех, кто не избалован мужским вниманием или знает о нём лишь понаслышке, а значит, всегда доступных. Все эти малопривлекательные на лицо женщины, если с ними оказываться в 69, сразу становятся непререкаемыми красавицами. Перед глазами предстаёт идеальная красота, которая вызывает абсолютный восторг.

Если есть невыразительное лицо, то нет невыразительной пизды. Общаться с пиздами – это как находиться среди женщин, отобранных на конкурс красоты, где все – красавицы, и ты только выбираешь тот тип красоты, какой тебе более по вкусу. А вот большинство женских лиц и близко не подпустят к конкурсу красоты.

То внимание, которое уделяется лицу женщины, представлялось Тоду чрезмерным и несправедливым, подобно тому, как поп-певцы всемирной известности, вроде Фрэнка Синатра, Элвиса Пресли, и многие другие поют чужие песни, получая всю славу, а композиторы, создавшие замечательные мелодии, остаются для большинства слушателей в безвестности. Исполнители же классической музыки, наоборот, никогда не могут приблизиться к славе композитора, чьи произведения они исполняют.

Так, «поп-мужчина» прельщается красивым лицом женщины, забывая, что лицо лишь исполняет божественную мелодию пизды. Классический подход представлялся Тоду значительно честнее.

В момент явления этой мысли Дебби снова взяла в рот член Тода, и это был сигнал её вернувшегося желания, которое, выразившись таким способом, сразу перекинулось и на Тода. Он снова подключил свой язык, губы, пальцы, нос, а глаза у него так и вообще не закрывались, а всё пялились на чудо.

Тод любил ощущения своего хуя во рту партнёрши больше, чем во влагалище, по простой причине наличия во рту языка, с дивным прикосновением которого даже плотный зажим ануса не мог идти в сравнение. Кроме того, умелая женщина могла так крепко обнимать член губами и прижиматься к нему языком, что создавалось полное впечатление языкастого сфинктера.

Снова излившись, Тод продолжил размышлять: поза 69 может ярко иллюстрировать выражение «ставить с ног на голову», когда пизда и лицо меняются местами не только в пространственном смысле, но и в моральном. А именно: уродство, которое приписывалось пизде, теперь перемещается на иное место, на лицо, рот которого перенимает «уродливую» заглатывающую функцию пизды. Но в то же время красота лица перемещается на пизду, что предстаёт перед твоими очами и предлагает свои губы для поцелуя.

То есть частая некрасивость женского лица естественно принимала на себя «уродство», приписываемое пизде, тогда как истинная прекрасная пизда брала на себя красоту, приписываемую лицу.

Так пизда нараспашку попутно становилась душой нараспашку.

Кроме того, Тод видел в 69 и мелкие удобства – хуй во рту женщины во время её оргазма заглушал вопли и стоны, которыми многие женщины явно злоупотребляли, – «пронзительный оргазм», как именовал его Тод.

Итак, Тод окончательно убедился, что в женщине он больше всего любит её междуножье, причём со всех точек зрения (не только в переносном смысле, но прежде всего в прямом – в любом ракурсе): с эстетической, гастрономической, ну и конечно же сексуальной. То есть ему нравится всё в женском междуножье: вид, вкус, запах, и потому он хочет всё это лицезреть, лизать, вдыхать. А так как это ещё приносит наслаждение обладательнице, то и радость становится абсолютной. Таким образом, если пизда, промежность и ягодицы с анусом – самое главное и любимое в женщине, то 69 становится самой важной и восторженной позицией, тогда как о хуе горячо заботится женский рот.

Неудобны были только женщины с большим животом – он мешал добираться языком до клитора, и поэтому именно таких женщин Тод называл «недоступными».

Менструации не только не смущали Года, а радовали. Он говорил в такие дни, что в меню «Пизда с кровью». И Тод уминал это кушанье за обе щёки в то время, как женская голова была насажена ртом на кол хуя.

Тод всовывал язык во влагалище как только мог глубоко, им овладевало желание уйти туда с головой – видно, срабатывало воспоминание о том, как он головой из него выходил. «Рождаясь, появляются головой вперёд. Умерев, выносят ногами вперёд, – думал он. – А любя, стремишься вперёд головой в ноги врозь».

В конце концов Тоду стало противно смотреть на женские лица. Все они представлялись ему фальшивыми, лживыми, провокаторскими. Ведь большинство женщин каждое утро начинает с обмана – любая устремляется к зеркалу накладывать косметику, то есть представляться лучше, чем она есть на самом деле. Женщины даже радостно делают шаг назад, чтобы прыгнуть на два вперёд: они соглашаются на уродство бигудей, лицевых масок и прочего, чтобы рвануться через них в фальшивую красоту. Цель женщины – сделать своё лицо привлекательнее, чем оно есть, и тем самым постоянно вводить в заблуждение мужчин.

Пизда же и зад в косметике не нуждаются. Вернее, они вырабатывают собственную «косметику» – соки, мочу, дерьмо, которые добавляются не ко лжи, а к генитальной правде. Но правда среди людей никогда не считалась красивой, и вот эту-то «косметику» носить считается неприличным, и её тщательно смывают. Всё это в противоположность лицу, которое без косметики многие женщины даже стыдятся показывать. Ведь люди приучены стыдиться правды.

Сколько уродливых, лживых, наглых, подлых и просто бесцветных женских лиц, а вот между ног у этих женщин – прекрасно.

Одна из влюблённых в Тода женщин, знавшая о его предпочтениях, выучилась разговаривать влагалищем и губами, а вернее, лишь приговаривать в то время, когда Тод лизал ей клитор, а рот женщины был занят его членом. Разумеется, уста пизды не так уж были красноречивы и скороговорок произнести не могли, но зато научились восклицать «Ох!» и «Ах!», а также «Ещё!», в зависимости от состояния их владелицы. Однажды, когда Тод в очередной раз почувствовал, как женский рот жарко обволакивает его хуй, ему послышался возмущённо-завистливый голос влагалища: «Хуй в рот!»? Но он заткнул влагалище двумя пальцами, и оно заткнулось, сжимаясь по поступившему приказу от клитора. Иного разговора Тоду от любовницы не требовалось, такого красноречия ему вполне хватало для благоговения. Ведь Пизда – живая. Хоть солона, да сладка.

В те дни разразилась война с Афганистаном, и Тода как сотрудника ЦРУ отправили в эту страну на выполнение секретных операций. Его помощником был назначен афганец Али, который хорошо знал английский и служил Тоду переводчиком. Али был весьма корыстным существом, но за его знания людей и местных обычаев ему прощалось и это. Задачей Тода было устранение богатых афганцев, финансирующих Талибан. Али перепадали деньги убитых, и он был счастлив.

После убийства очередного талиба в его доме в горах Тоду и Али пришлось застрелить и пятерых его слуг, которые оказали сопротивление. Обыскивая комнаты, Тод и Али забрели в большую комнату, где сидели на ковре пять женщин в паранджах. Они закрыли лица, услышав выстрелы и поняв, что в доме чужие. Али заговорил с женщинами, оказавшимися жёнами убитого. Они сбились в кучку и дрожали под скрывавшими их с головы до ног чёрными балахонами. Тод приказал женщинам вытащить трупы во двор. Он хотел сначала их запугать, намекая, какая судьба ждёт их при неповиновении. Али, помахивая пистолетом, следил, как женщины брались каждая за руку или за ногу, а пятая – за голову и таким способом они вытаскивали трупы из дома.

Тод, уже давно не вкушавший женского мяса, решил не упускать случая. Он знал, что для мусульманки открыть своё лицо перед незнакомым мужчиной – самый жуткий грех и позор, что они предпочтут сверкать пиздой, лишь бы лицо оставалось недоступным взгляду, и на этом Тод решил сыграть, следуя своим убеждениям.

Али и раньше предлагал Тоду организовать для него молоденьких: девочек, но у Тода, занятого чередой ликвидаций, просто руки до этого не доходили. А теперь с чувством исполненного долга Тод мог позволить себе расслабиться. Он подозвал Али и дал ему указания, что и как сказать женщинам. Али, с трудом скрывая удивление, перевёл сказанное главной жене Лале. Та подползла к Али и преклонила голову к его ногам, в восторге, что Победитель (так Али называл Тода) не желает обесчестить женщин, не будет открывать им лица и, более того, не подвергнет их риску беременности. Женщины переглянулись, повертев головами с густой сеткой на лицах, сквозь которую поблёскивали глаза. Али продолжил: когда Победитель прикажет, женщина должна снять панталоны, поднять свою чёрную хламиду до пояса и лечь на спину.

Начали с Лалы, чтобы она личным примером продемонстрировала своё повиновение и умение остальным жёнам. Лала послушно легла на ковёр и сделала как было приказано, остальные четыре жены уставились на Тода и замерли.

На уровне рта в парандже имелось отверстие для еды. Тод принял позицию над Лалой и уткнулся лицом в её выбритую промежность, занеся свой член над её головой. Перед лицом Тода возникло родное лицо пизды: он целовал взасос большие и малые уста, он лизал твердеющий носик клитора. Отсутствие волос давало доступ языку ко всей поверхности, но лишало Тода любимых запахов – вместо них пизда пахла восточными пряностями. Этот запах напомнил ему косметику для лица. Чтобы добраться до честных, подлинных ароматов, Тод вставил два больших пальца наподобие расширителя во влагалище, раздвинул стенки, и в конце этого туннеля засиял свет шейки матки. Оттуда повеяло знакомым духом.

Поработав над клитором и ощутив нужную реакцию, озвученную женским постаныванием, Тод погрузил член, направляемый рукой Лалы, в ротовое отверстие в парандже, и женщина умело присосалась.

Вскоре обоих настиг цепкий оргазм, вызволенный из небытия навязчивым желанием.

Когда Тод излился, женщина жадно сглотнула всё до капли и, лишь Тод поднялся с неё, сразу одёрнула свою хламиду, села на колени и, пятясь спиной, присоединилась к группке остальных жён.

Пока Тод вкушал и наслаждался, Али прислушивался к звукам в доме и за его стенами, следя, не появится ли кто из врагов, а также не сводил глаз с непривычного для себя зрелища.

Тод решил отдохнуть в захваченном особняке до очередного задания, которое ему должны были сообщить сверху. Причём буквально сверху – со спутника.

Али приказал женщинам приготовить еду, а Тод через десять минут затребовал следующую из жён, которая искусно исполнила все желания Тода, уже поняв, что ей нужно делать и явно желая этого.

Тод налил себе из фляжки скотча и, после того как Али попробовал еду – таков был порядок на случай, если еда отравлена, – принялся за баранину с рисом. Он поглядывал на суетящихся жён и уже не мог отличить из-за паранджи, полностью скрывавшей их тела, какие две были опробованы, а кто ещё ждёт его внимания.

Тод предался своим любимым утопическим фантазиям об обществе, где женщины, когда хотят флиртовать, переворачиваются и ходят на руках. Они сводят и разводят ноги, в знак склонности к тому или иному мужчине. Женщины красуются пиздами, держа рот наготове для принятия члена. А мужчина флиртует, расстегивая ширинку и вытаскивая член. Когда мужчина и женщина приходят к согласию – они укладываются в позе 69, уже образованной таким расположением их тел. И вот теперь утопические мечтания Тода претворялись в жизнь почти дословно.

Выпив, Тод имел свойство одержимо устремляться в размышления, и только женщина могла его от них отвлечь.

Слово «женщина», – мечтал Тод – это всего лишь обобщающее название для пизды, грудей, зада, лица и прочего, что хочется лапать, ебать, нюхать, лизать и рассматривать. Пизда – это, в свою очередь, тоже лишь слово для обозначения раздвинутых женских ног с лобковыми волосами, большими и малыми губами, а также клитора, влагалища и уретры. Но и этим обобщение не ограничивается, ибо женщину нельзя разбить на первооснову кирпичиков, потому что «клитор», в свою очередь, – тоже лишь обобщающее имя для капюшона, головки, тела и корня. А влагалище – опять-таки обобщающее слово для его преддверия, стенок, складок на них, соков и прочего. Таким образом, раскрывать всякое понятие можно до бесконечности, доходя до клеточного уровня, хромосомного и т. д. Разница лишь в том, на каком уровне тот или иной человек предпочитает остановиться или его останавливают. Большинство не смеет расщеплять понятие «женщина» на составляющие и воспринимает её целиком, что выходит боком, как только подобный невежда оказывается с ней в постели.

Бесконечность расщепления этих: понятий кружила голову Тоду, пока не наступал оргазм, на время умерявший интерес к этому феномену. Но вскоре головокружение возвращалось.

После освобождения Афганистана от Талибана женщины стали сбрасывать чадры и паранджи и перестали ценить своё лицо выше вида своей пизды, а потому, когда Тода с Али перебросили на осуществление таких же убийств в Саудовскую Аравию, он воспринял это как продвижение и по службе, и в служении своим желаниям, ибо в этой стране женщины ещё продолжали придерживаться старых традиций. Там женщины по-прежнему показывались только в непроницаемых для взгляда тряпках.

Женщины ходили стайками, и Тод вместе с Али захватывал сразу всю группу, усыпляя их специальными военными средствами быстрого действия. Если местные мужчины пытались мешать захватчикам, те лишали их подвижности с помощью ещё более секретного устройства, которым снабдили американскую армию для управления гражданским населением. Тод и Али грузили женщин штабелями в свой крытый зелёный фургон, в котором всё было наилучшим образом оборудовано для удобства развлечений. Там Тод будил одну женщину за другой и пускал их в дело.

В какой-то момент Али выказал свой дотоле тщательно скрываемый интерес к анальному сексу. Тод решил, что Али будет более добросовестным в общем деле наслаждения, если станет и сам его получать, и начал потакать страсти своего помощника, приглашая тоже воспользоваться женщиной.

Али уже уверенно и со знанием дела объяснял очередной счастливице, что её честь останется нетронутой и никто не будет пытаться увидеть её лица, более того, она не забеременеет, так как во влагалище член извергаться не будет, но если она попытается сопротивляться или, чего доброго, применить зубы не по назначению, то её живой и голой бросят на растерзание собакам. Затем он растолковывал, что от неё требуется. Женщину клали на спину, задирали ей ноги и сдирали панталоны. Тод становился над ней и приступал к общему облизыванию промежности, после чего сосредоточивался на клиторе. Женщина, обрадованная неизведанным наслаждением или уже познавшая эту ласку со своими подругами, с воодушевлением подавалась навстречу языку, а рукой направляла хуй Тода сквозь известное ей отверстие в ткани. Тод руками раздвигал женские ягодицы, и к открывшемуся анусу пристраивался Али, заполняя прямую кишку женщины своей не менее прямой отвердевшей наружной кишкой. В этот заполняющий момент женщина, бывало, приостанавливала сосание Тодова хуя, отвлекшись на новое ощущение или, наоборот, под его ярким впечатлением ускоряла движения языка.

Когда все оказывались на своих местах, начиналось радостное действо по добыче оргазма. Большинство женщин, подбираясь к самому пику, полностью сосредоточивались на своих ощущениях и прекращали ласкать хуй Тода. Тогда он концентрировал усилия и увеличивал частоту своего лизания, в то же время давая условленный знак Али, чтобы и тот ускорил и углубил свои движения. Женщина взрывалась в оргазме, обязательно выдавая себя каким-то вскриком или стоном и, перевалив через пик, принималась отплачивать свой долг с особенным благодарным воодушевлением, и Тод кончал вместе с Али.

После этого соратники в пустынном месте высаживали женщину из машины и минут через десять отдыха принимались за следующую. С незначительными вариациями всё повторялось и с прочими.

Среди женщин стали быстро распространяться слухи о двух замечательных мужчинах, которые заботятся не только о собственных наслаждениях, но и о женских, при этом оберегая честь своих любовниц. Однако тот факт, что один из этих мужчин – неверный, да ещё американец, вызывало возмущение среди экстремисток, объединившихся в движение «Антифака». Остатки Талибана втайне надеялись, что Тод перекуёт меч на оральный секс, поскольку в собственных интересах Тода было, чтобы женщины продолжали носить чадры и паранджи. Но для Тода присяга и Конституция США были ещё важнее. Потеряв надежду переманить Тода на свою сторону, лидеры талибов сагитировали одну из самых фанатичных «антифачек» пожертвовать собой и отомстить ненавистному американцу за непоруганную честь мусульманок. Шахидка стала слоняться в местах, где бывал замечен зелёный военный автофургон. Наконец ей повезло, и она оказалась затащенной в фургон двумя мужчинами, один из которых был явно американец.

И в тот момент, когда в привычной позе Тод излился фанатичке в рот, а её прямая кишка заполнилась обильной спермой Али, грохнул взрыв, и Тоду оторвало голову, а Али – хуй.

Когда к месту взрыва подоспели коллеги Года, они увидели террористку «с пиздой, разорванной до пупа». Взрывной волной с женщины сорвало паранджу, а с фургона – крышу, и в синее небо смотрело лицо чистой красоты, ниже которого всё тело было изуродовано взрывом.

В результате тщательного расследования выяснилось, что шахидка, зная, что эти двое никогда не наведываются во влагалище, вложила туда шашку тротила с часовым механизмом.

Али кое-как выходили в американском госпитале, и он устроился евнухом в гарем.

А боевые товарищи Тода поклялись продолжить его дело, но осуществить свою клятву не смогли, так как к тому времени все мусульманки отказались носить паранджу и понятие чести по-христиански перенесли с открывшегося лица на тщательно скрываемую пизду.

Вот почему однополчанам Тода пришлось их насиловать классическим западным способом. И мусульманки радостно подставляли свои загорелые лица под жгучие взоры неверных.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПОД ЭМБЛЕМОЙ «МЕРТВОЙ ГОЛОВЫ»

Из книги Диверсанты Третьего рейха автора Мадер Юлиус

ПОД ЭМБЛЕМОЙ «МЕРТВОЙ ГОЛОВЫ» Танковые клинья рассекают ЕвропуКальтенбруннер остался в Вене на посту верховного фюрера СС и полиции. Скорцени же решил отправиться на фронт.К этому времени Германия захватила Польшу. Следующий удар Гитлер готовился нанести по соседним


«Юг» встает на ноги

Из книги Сергей Собянин: чего ждать от нового мэра Москвы автора Мокроусова Ирина

«Юг» встает на ноги Последний год правления Собянина ознаменовался беспрецедентным процветанием «южного» бюджета на фоне радикальных изменений отношений с округами. Этому способствовало сразу несколько факторов. Благодаря поддержке федерального центра бюджет


ОДИННАДЦАТЬ ТРУПОВ БЕЗ ГОЛОВЫ

Из книги Шеф сыскной полиции Санкт-Петербурга И.Д.Путилин. В 2-х тт. [Т. 2] автора Коллектив авторов

ОДИННАДЦАТЬ ТРУПОВ БЕЗ ГОЛОВЫ (Атаманша Груня-«головорезка»)СТРАШНАЯ ПОСЫЛКА— Это было, — начал доктор, — в 187... году, вско­ре после назначения моего друга начальником сыск­ной полиции. Надо вам сказать, что два последние го­да перед этим были особенно чреваты зверскими


ВСАДНИК БЕЗ ГОЛОВЫ

Из книги Каменный пояс, 1988 автора Преображенская Лидия Александровна

ВСАДНИК БЕЗ ГОЛОВЫ Шаловливые ручонки, Нет покоя мне от вас. Так и жди, что натворите Вы каких-нибудь проказ. Старинное стихотворение Крутились мы все вокруг отцовского «Фотокора». Завлекательная огромность его сияла уймой стекляшек и блестяшек. Да еще прятала черную


Тридцать три головы молодецкие

Из книги Штрихи к портрету кудесника [HL] автора Лукин Евгений Юрьевич

Тридцать три головы молодецкие — Попробуй меня, Фроим, — ответил Беня, — и перестанем размазывать белую кашу по чистому столу. Исаак Бабель Как и подобает истому интеллигенту, во дни безденежья Аркадий Залуженцев принимался угрюмо размышлять об ограблении банка.


Ноги

Из книги Венеция - это рыба автора Скарпа Тициано


глава 23 «ГОЛОВЫ ПОЛЕТЯТ!»

Из книги Ученица мага. Моя жизнь с Карлосом Кастанедой автора Уоллес Эйми

глава 23 «ГОЛОВЫ ПОЛЕТЯТ!» В распоряжении тирана любое оправдание. Эзоп «Волк и Ягненок» У нас всегда действовал так называемый «Театр магии». Он мыслился как некая разновидность театрализованных представлений шаманов, во время которых можно было, как говорили, сокрушив


“Три ноги”

Из книги Приключения другого мальчика. Аутизм и не только автора Заварзина-Мэмми Елизавета

“Три ноги” Следует признать, что FC долго вызывала затруднения. И, хотя я хорошо чувствовала движения Петиной руки, сначала дело не двигалось дальше простых вопросов, ответы на которые я знала заранее или могла предположить. Самостоятельные фразы и тем более целые


Ноги

Из книги Человек-дельфин автора Майоль Жак

Ноги Говорят, человек — это примат (от латинского “primatus” — первое место, старшинство). Самовлюбленный, он и не позволил бы квалифицировать себя иначе. Сейчас отряд приматов включает как лемуров, так и обезьян, они такие же млекопитающие со сложным головным мозгом. У


С. А. Апраксиной («Для безмозглой головы…»)

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

С. А. Апраксиной («Для безмозглой головы…») Для безмозглой головы Здесь нужна философия: — И Сергей Мятежный – Вы И Апраксина София! Это многим повод вслух Толковать о небылицах; Для меня ж под видом двух Вы едины в разных лицах. И взобравшись на Парнас, За радушие в


Онтопсихология менегетти перевернула мою жизнь с головы на ноги

Из книги Кухня. Записки повара автора Овсянников Александр

Онтопсихология менегетти перевернула мою жизнь с головы на ноги 8 ноября 2011, 1:49 ночиСегодня я расскажу человеке, незаслуженно неупомянутого в моем блоге. Хотя вся история, описанная тут, началась именно с него.Зовут его Дмитрий Мясников, это очень умный, профессиональный


И. Антипов НЕ СКЛОНИВ ГОЛОВЫ

Из книги Синие шинели автора Кузнецов Ю. Г.

И. Антипов НЕ СКЛОНИВ ГОЛОВЫ 22 июля 1921 года начальник Главмилиции Киргизской АССР Найнамбетов издал приказ о поощрении милиционера Константина Галишева. «За революционную дисциплину, знание своего дела, — писал он, — преданность власти и геройскую самоотверженность в


ВЫШЕ ГОЛОВЫ

Из книги Димитров автора Калчев Камен

ВЫШЕ ГОЛОВЫ Голодные, изнуренные, пробирались бойцы по гребню гор Стара-Планины. Лил, не переставая, осенний нудный дождь, горы и леса окутала белесая пелена. Крутые тропы, по которым шел отступавший отряд, стали скользкими, опасными. Пал конь, не выдержав осыпающегося