Сулейман Сёзен

Сулейман Сёзен

Заместитель председателя совета директоров

22 декабря 2006 г., Do?u? Holding, Стамбул

В конце 1997 г. я связал свою судьбу с Do?u? Grup. Акин-бея я знал и раньше, и, конечно, мне было известно, что он хороший банкир. Мы познакомились через общих друзей, когда он еще работал в Pamukbank, и можно сказать, что с тех пор я заочно наблюдал за его личностью. После моего прихода в Do?u? Grup у меня появилась возможность узнать его поближе. Одновременно я был исполнительным директором в совете директоров трех банков, принадлежавших Группе, одним из которых являлся Garanti. За этот банк целиком и полностью отвечал Акин. Он был его президентом, поэтому у нас появилось больше возможностей для сотрудничества. При этом мы оба входили в совет директоров Ottoman Bank и K?rfezbank. Мы стали больше встречаться не только на корпоративных совещаниях, но и в неофициальной обстановке. Время от времени случалось, что мы с ним отправлялись за границу для встреч с руководством зарубежных банков.

У Акина Онгора сложились очень хорошие отношения с Айханом Шахенком. Он был у всех на виду, у всего общества, и в Группе тоже занимал особое положение. Акин-бей оказывал серьезное влияние на Айхан-бея. Их отношения были основаны на почтении и уважении…

Garanti постоянно работал над какими-то проектами и ради внедрения разнообразных инноваций не скупился на большие траты. Этот банк старался всего добиться в самые сжатые сроки, был открыт новым веяниям и идеям, новым людям. Он превратился в современное финансовое учреждение, и у его сотрудников появился большой стимул к работе именно в Garanti.

Акин был человеком, умевшим очень эффективно воздействовать на других. Вот и меня он покорил. Именно у него я научился искусству благодарить. Раньше я не понимал необходимости говорить человеку «спасибо» за выполнение какого-нибудь поручения, потому что считал, что это его обязанность. Однажды во время одного из ужинов Акин обратился ко мне: «Аби[5], почему ты никогда не говоришь “спасибо”?». Мне об этом уже говорила и моя супруга. После такого замечания я стал всех благодарить, зачастую даже и без повода…

Акин был очень социально активным и помимо работы находил время и для занятий спортом. Операция на спине стала для него своеобразным предупреждением, и он стал еще больше заботиться о своем здоровье. Акин-бей сыграл большую роль в приобретения Ottoman Bank. С Айхан-беем у него сложились хорошие и гармоничные отношения, поэтому мог удовлетворить любые пожелания босса. За время нашего сотрудничества, мне кажется, именно я стал тем человеком, кто спорил с Акином больше всех. Но после жарких дебатов на собраниях мы вместе выходили из кабинетов и отправлялись на ужин. Мы никогда не смешивали наши деловые отношения с дружескими – это было не в его и не в моем стиле.

В тот период появилось очень много сторонников реализации проектов, которые один за другим чуть ли не с маниакальной одержимостью предлагало высшее руководство. Это был один из поводов для возникновения разногласий между мною и Акином. Кроме того, я придерживался мнения, что внутри банка резко снизилась конкуренция между сотрудниками. Это означало, что вице-президент или любой другой руководитель высшего уровня перестал бояться, что его место займет коллега или какой-нибудь сотрудник, стоящий на нижних ступеньках иерархической лестницы. Мне казалось, что в этом смысле высший руководящий состав как-то слишком обособился. При таком раскладе топ-менеджеры станут бояться лишь самого главного начальника, система достаточно долго будет процветать, но в один прекрасный день даст сбой. Я боялся такого развития событий и ратовал за здоровую конкуренцию, считая, что каждый должен держаться за свое место и не быть уверенным в том, что оно закреплено за ним надолго.

Это был один повод для критики Акин-бея. Еще я был недоволен тем, что он часто выступал перед прессой. Очень может быть, что я придерживаюсь старомодных взглядов и что излишне консервативен, но мне кажется, что, когда президент банка любой ценой стремится попасть в заголовки газет и слишком выставляет себя напоказ, это не означает хорошую рекламу для банка. Как раз наоборот, такое его поведение может вызвать обратную реакцию.

Меня беспокоило, что реакция людей, окружавших Акин-бея, могла быть как положительной, так и отрицательной, и предсказать ее было невозможно. Я согласен, Акин – харизматичная личность, но, когда в прессе постоянно разъясняется смысл тех или иных инноваций, внедряемых в банке, это моментально привлекает внимание его основных конкурентов. Начинаются различного рода провокации, и постепенно вы сами втягиваетесь в гонку. Даже если ни один из банков среднего уровня вас уже не страшит, со временем вам будет все труднее удерживать относительное превосходство над конкурентами…

В самом начале руководства Акин-бея в Garanti Bank царила такая обстановка, что сложности в общении с персоналом начинались уже при входе в банк, ведь никто ничего не предпринимал без его личного указания. Я испытывал большие затруднения в общении с заместителями президента, когда хотел получить от них какую-нибудь информацию. Я просил их предоставить мне данные, а уже через десять минут мне звонил Акин-бей и переспрашивал, так ли это на самом деле. Поскольку я всегда был небезразличным человеком и во все совал свой нос, сложившийся порядок меня изрядно бесил, и я решил поговорить с Акином. Поначалу подобная система казалась мне «излишней перестраховкой», но со временем я с ней смирился. Мне очень нравится, когда в систему приходят новые люди, происходят активные процессы и дело не стоит на месте. Даже если бы в банк попал маниакально настроенный против него человек, все равно это только повысило бы, как говорят военные, его «внутреннюю оборону».

Акин очень быстро это осознал и смирился с тем, что иногда я что-то критикую. Возможно, у него был какой-то негативный опыт в этом вопросе. Но он понял, что я не вмешиваясь в работу Garanti и тем более не собираюсь ему вредить, а делаю это из лучших побуждений, искренне любя все, что связано с банком. Я не выступал как представитель Группы, а лишь высказывал свои личные пожелания. Акин понял это и изменил свои взгляды на происходящее, убрав все препятствия для нормального общения. Со временем он был очень удовлетворен таким решением…

Обладая многими положительными качествами, Акин в своем деле был очень упрям и последователен. В Группе не находилось никого, кто мог бы с ним соперничать. Насколько я мог видеть, он был вне конкуренции. Хотя, если бы появились хотя бы один или два человека, с которыми он мог состязаться, мне кажется, Акин мог бы стать еще лучше. В последние два-три года своей работы в банке он начал произносить имена некоторых людей, приговаривая: «Один из них вполне может стать президентом и генеральным директором после меня»…

Самым сложным периодом для него стали первые пять лет руководства банком. Акину пришлось много работать, но, по всей видимости, именно в эти годы он внес наибольший вклад в развитие банка. Следующие пять лет лишь укрепили его позиции. Акин уже почивал на лаврах большого успеха. Люди убедились в его успехе именно во время второй пятилетки. Он часто выступал перед всевозможными средствами массовой информации. То ли он сам в себя уверовал, то ли закончился период самого большого напряжения. Когда я рассуждаю о нем с точки зрения Группы, то думаю, что именно первые пять лет были самыми плодотворными. Складывалось впечатление, что в эти годы он сам работал не покладая рук, а во время второй пятилетки научился пользоваться результатами труда других людей и у него высвободилось время на самого себя.

С кем Акин работал в первые пять лет? Сколько человек из «старой гвардии» осталось с ним на вторые пять лет? Кто те люди, которых он тщательно отбирал? С кем ему пришлось бороться, а кто до конца остался ему верен? На мой взгляд, тут надо провести серьезный анализ того, что каждый из них дал Акину, а от чьих услуг ему пришлось отказаться. Это важно, потому что люди в этой организации были весомой силой.

В мире существует огромное количество консультационных компаний. Когда все идет по плану, они сами появляются у вас в дверях с предложениями по конкретным наработкам. То ли в начале, то ли в середине 1990-х гг. один из португальских банков стал примером для всех турецких банков. Все стремились поехать туда, оценить гостеприимство приглашающей стороны и на месте разобраться, как в рамках системы, направленной на индивидуальный подход к каждому клиенту, следует открывать банковские отделения. В Турции кто-то пытался претворить полученную информацию в жизнь, а кто-то выступал категорически против. Тем, кто пытался создать что-то аналогичное, как правило, не хватало решительности. Лишь у Акина ее оказалось предостаточно, а Айхан Шахенк, которому было свойственно быстро вникать в суть позитивной информации, немедленно оказал ему всяческую поддержку.

За время правления Акина произошло два серьезных кризиса. Один из них, кризис 1994 г., затронул лишь Турцию, а кризис 1997 г. прогремел на всю Азию. Акин-бей блестяще управлял банком во время первого кризиса. Второй не очень сильно отразился на Турции, но тем не менее следовало принять определенные меры. Да и Турция в 1997 г. уже была не та, она стала сильнее и стабильнее. Благодаря опыту, приобретенному в 1994 г., банковские системы смогли без особых потерь преодолеть азиатский кризис 1997 г. и в Турции от него пострадала очень незначительная часть банков.

Акин покинул свой пост в апреле 2000 г., а уже в ноябре в Турции разразился очередной кризис. За шесть месяцев невозможно изменить курс, выбранный банком, поэтому нельзя сказать, что Акин не сотрудничал с Garanti. Хотя он больше не был президентом и генеральным директором Garanti Bank, Акин активно работал в совете директоров, причем не только нашего банка, но и трех других, входящих в Группу. Для Garanti Bank наступил трудный период.

Кризис 2001 г. затронул не только конкретные банки, но и всю Турцию. Пошатнулся весь деловой уклад страны. Из-за этого обрушились все системы. Не только по финансовому сектору, но и по остальным отраслям был нанесен мощный удар. Все накопления растаяли за одну ночь. Если подсчитать в долларах, то каждый вкладчик потерял от трети до четверти своих сбережений; многие остались без работы. Очень сложно винить в этом те или иные организации и компании, а также перечислять их плюсы или минусы, потому что в тот момент финансовая система потеряла свои активы, которые, по сути, составляли основу самой Турции.

Когда страна стала тонуть, в эту же трясину начала скатываться и финансовая система. Потом долгое время был период ожидания перемен в лучшую или худшую сторону, а после погружения на самое дно экономике нужно было восстанавливаться. В течение довольно большого промежутка времени принимались лишь однодневные меры, никто ничего не планировал на долгий срок, все находились на грани опасности. Когда я говорю о периоде выжидания, то имею в виду, что в эти дни Турция выдержала серьезный экзамен.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СУЛЕЙМАН I ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ 1494-1566

Из книги 100 великих военачальников автора Шишов Алексей Васильевич

СУЛЕЙМАН I ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ 1494-1566 Турецкий султан-завоеватель.Девятый по счёту турецкий султан, сын Селима I, родился в причерноморском городе Трабзоне. Военный опыт получил сперва в османской армии своего деда, а затем в отцовской. Вступив на престол, Сулейман I сразу же начал


Глава 4 Сулейман I – «самый совершенный из числа совершенных»

Из книги Хюррем. Знаменитая возлюбленная султана Сулеймана автора Бенуа Софья

Глава 4 Сулейман I – «самый совершенный из числа совершенных» Во время набега крымских татар (приблизительно в 1520 году) Роксолана попала в плен и после нескольких перепродаж была подарена Сулейману, бывшему тогда наследным принцем и занимавшему государственный пост в


Глава 6 Султан Сулейман хан Хазретлери – халиф мусульман и властелин планеты

Из книги Великие истории любви. 100 рассказов о большом чувстве автора Мудрова Ирина Анатольевна

Глава 6 Султан Сулейман хан Хазретлери – халиф мусульман и властелин планеты Но прежде чем мы перейдем к описанию пышных свадебных церемоний, еще раз вернемся к личности султана Сулеймана, с которым нашей героине довелось коротать всю жизнь, и которому она посвятила


Роксолана и Сулейман

Из книги Великолепный век. Все тайны знаменитого сериала автора Бенуа Софья

Роксолана и Сулейман Сулейман I принадлежит к числу тех властителей-исполинов, явление которых на земле можно уподобить явлению кометы или страшного метеора на небе. Эта личность весьма противоречива. Сулейман соединял в себе добродетели и пороки: образованный ум и


Сулейман I Великолепный. Величайший из династии Османов

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Сулейман I Великолепный. Величайший из династии Османов Сын валиде-султан известен в истории под именем Сулеймана Великолепного, он стал одним из самых знаменитых османских султанов (годы правления 1520–1566). В энциклопедиях об этом восточном правителе говорится


Хюррем и султан Сулейман. Я управляю миром, а ты – мной

Из книги Мерьем Узерли. Актрисы «Великолепного века» автора Бенуа Софья

Хюррем и султан Сулейман. Я управляю миром, а ты – мной Разве можно завершить эту книгу, не обратившись еще и еще раз к теме вечной любви между страстными любовниками, нежными супругами – султаном Сулейманом Великолепным и хасеки его сердца Хюррем…После просмотра


Сулейман Лаик (р. 1931)

Из книги 100 историй великой любви автора Костина-Кассанелли Наталия Николаевна

Сулейман Лаик (р. 1931) Новая мелодия Снова мелодия битвы звучит. Слушай, что эта мелодия значит? Либо загадка любви озадачит, Либо свиданья Любовь не назначит… Сердце печальною песней стучит! Боль от ее красоты все острее, Пишет она Только кровью моею, И, как всегда,


Сулейман I Великолепный. Величайший из династии Османов

Из книги После меня – продолжение… автора Онгор Акин

Сулейман I Великолепный. Величайший из династии Османов Сын валиде-султан известен в истории под именем Сулеймана Великолепного, он стал одним из самых знаменитых османских султанов (годы правления 1520–1566). B энциклопедиях об этом восточном правителе говорится


Хюррем и султан Сулейман. «Я управляю миром, a ты – мной»

Из книги автора

Хюррем и султан Сулейман. «Я управляю миром, a ты – мной» Разве можно завершить эту книгу, не обратившись еще и еще раз к теме вечной любви между страстными любовниками, нежными супругами – султаном Сулейманом Великолепным и хасеки его сердца Хюррем…После просмотра


Роксолана и султан Сулейман I

Из книги автора

Роксолана и султан Сулейман I О любви султана Османской империи Сулеймана I и пленной украинки, дочери священника Анастасии Лисовской, немало написано книг и снято фильмов. Анастасия Лисовская, известная больше под именем Роксоланы, или султанши Хуррем, была, несомненно,


Сулейман Каракая

Из книги автора

Сулейман Каракая Менеджер по кредитам28 февраля 2006 г., Kuveyt T?rk Bankas1, СтамбулРаботая с Акином Онгором, мы прежде всего учились тому, что любое дело нужно выполнять блестяще. Если перед нами возникала потребность решить какую-то задачу, мы находили самого лучшего специалиста