Бутылка виски на двоих без опьянения

Бутылка виски на двоих без опьянения

Джуна часто звонила якобы для дела. На самом деле, ей «до дел не было никакого дела». Она просто хотела, чтобы я была рядом, как я понимала, как некий контейнер с солнечной энергией. Я приезжала к семи вечера, и хорошо если парою фраз мы смогли перекинуться, когда шел бесконечный поток посетителей, вплоть до самой ночи. Она посылала слуг, чтобы к столу доставили большущие пельмени такие – хинкали, цыплят табака, или баранью ногу с тархуном, или кебаби – колбаски такие грузинские в виде сосисок, или форель с орехами, или шашлык по-горски, или суп харчо с чесноком и всегда горячие хачапури – лепешки с сыром. Она уходила из своего угла и снова возвращалась. И обязательно приказывала голосом, не терпящим возражения:

– Ешь!

На каком-то этапе я пристрастилась ее обманывать, ведь после шести вечера я есть не люблю, и, когда она возвращалась, я, не моргнув глазом, сообщала, что уже половину всего съела и выпила аж три чашки чая! Слуги ее мне подыгрывали и не возражали против таких наивных обманов. Тем более что стол пустел быстро – незваных едоков, «халявщиков» за несколько часов набегало от десяти до пятнадцати. Все равно никому дела не было до того, ем я или нет.

Наблюдая, что хозяйка не притрагивается к еде, а лишь занимается больными, я всячески пыталась провести этого большого ребенка и в другом. Из дома я приносила нормальную домашнюю пищу. Всегда горячую. Больше всего Джуне нравились кабачки и болгарские перцы в разных интерпретациях. Тогда она могла есть, и прилично есть, по пять ломтиков тушеных кабачков с нашей дачи с чесночком и в сыре, или по нескольку фаршированных овощами перчиков в томате.

Я представляю, насколько был зашлакован ее организм холестерином, ведь, сколько я помню, она вместо еды лишь курила и пила кофе.

Однажды ей захотелось снять некий неведомый мне стресс. Быстро «отпустив больных», она пришла за длинный стол к гостям, усадила меня, как фаворита, по правую руку, Вики устроился, как всегда, – по левую.

– Пей! – сказала она. Налила мне из огромной бутылищи виски. Себе, кстати, тоже.

– Джуна. Мне еще через всю Москву на метро пилить…

– Я дам на такси!

– Ты же знаешь, я не возьму! – я «уперлась рогом». – Я не пью. И муж не пьет. Он профессор. Ну о-о-о-очень серьезный! Ему сопромат сдают… Вот я приеду подшофе, и он меня, если запах учует, из дома выгонит!

– Муж объелся груш! Пей! – ничего не хотела слушать Джуна.

– Джуниссимо, дорогая, я не могу пить, у меня завтра важная встреча. Я должна соображать. И вообще.

– Да что ты так беспокоишься? К дому подъедешь – не будешь пьяной! Ты же с Джуной! Я с тебя все сниму!

Отказываться далее было глупо, потому что все аргументы я исчерпала. К тому же, разменяв «полтинник», я ни разу в жизни не видела себя пьяной. И ради эксперимента выпила сначала одну рюмку. Потом вторую.

Джуна довольно и хитро улыбалась, поблескивая черными как ночь своими глазеночками. Мозги сначала повело. И комната поплыла. И поплыли куда-то гости. Кто-то из грузин стал признаваться в любви. Наверное, я слишком громко смеялась.

– Отстань от Светы! Убью! – рявкнула Джуна. – Мы будем с ней пить!

И налила еще.

Это напоминало фильм «Снежная королева», когда маленькая разбойница говорила о северном олене: «Это моя игрушка!»

Гости жевали закуски, пили вино. И шампанское. И водку. И коньяки. Мы с Джуной не ели, пили только виски. Наливала она.

Она очень много пела. И я пела. Разница голосов в октаву. Она пела низко, чуть сипло, я – выше, чуть звонче. И нам было весело, потому что ни разу она в тот день не вспомнила о Вахо, не проронила слезы.

– Дать на такси? – спросила совершенно трезвая Джуна после того, как мы увидели дно полуторалитровой бутылки.

– Успею на последнюю электричку! – как всегда отказалась я.

– У меня сегодня есть деньги, – продолжая их предлагать, снова произнесла Джуна.

– У меня тоже! Но я поеду на метро.

Очень интересным моментом в общении с Джуной была «точка созревания времени». Если ее невидимый резервуар для хранения полученной энергии не доходил до краев, она пугала гневным взглядом и окриком:

– Света! Сиди! – уходила по делам, возвращалась ко мне, убеждаясь, что я не ушла, снова кричала. – Сиди! Ешь!

И никакими отговорками невозможно было изменить эти повеления.

А тут, когда мы опростали виски, на мои аргументации Джуна сказала:

– Иди! – она после лимита отведенного времени вот так вот, без уговоров, всегда отпускала меня и всегда-всегда провожала вместе с Вики до улицы.

Меня чуть качнуло. И вдруг точно солнце вышло среди ночи. Неожиданное просветление, именно просветление почувствовала я.

Совершенно трезвая добралась до «Арбатской» и успела на последний поезд.

Пришла домой в некотором задумчивом состоянии. Трезвая, как стеклышко.

– Что делали? – спросил муж.

– Пили. Пели. И матерились, как большие мужики, – ответила я и дохнула на мужа.

– Что-то от тебя не пахнет, – удивила его реакция…

Этот случай объяснил мне Саша Бухаров. Наша «разведка» не всегда ведь служит. Иногда и забавляется. Есть такой фокус – передавать опьянение на расстоянии и снимать опьянение с себя или с собутыльника. Случаев он привел массу. Свойством «не пьянеть» обладают наиболее характерные европеоиды. Виноделы. Такое свойство передается по наследству исконно русской генетики. Его можно усилить, зная энергетические технологии.

Джуна пользовалась ими мастерски. Возможно, она не осознавала эти процессы. А может, сказалось ее общение с нашей «разведкой», коим Джуна всегда гордилась.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

…Бутылка

Из книги Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона автора Катаев Валентин Петрович

…Бутылка …оказалось, что, замерзая при температуре ниже нуля и превращаясь в твердое тело, лед, вода расширяется. Я даже где-то прочел, что если герметически закупоренный сосуд, до самых краев наполненный водой, заморозить, то вода в момент своего превращения в лед


Бред на двоих

Из книги После Гиппократа автора Смирнов Алексей Константинович

Бред на двоих Есть такой психиатрический термин.Рассказали мне тут историю, как к доктору пришла семейная пара, где муж все время трагически молчал, а жена жаловалась на свекровь. За то, что та пару лет назад наорала на нее в лифте.Знаете, я бы насторожился сразу после


Бред на двоих

Из книги Ковпак автора Гладков Теодор Кириллович

Бред на двоих Есть такой психиатрический термин.Рассказали мне тут историю, как к доктору пришла семейная пара, где муж все время трагически молчал, а жена жаловалась на свекровь. За то, что та пару лет назад наорала на нее в лифте.Знаете, я бы насторожился сразу после


«ТЕХ ДВОИХ Я НЕ СЧИТАЮ!»

Из книги Солдаты Империи. Беседы. Воспоминания. Документы. автора Чуев Феликс Иванович

«ТЕХ ДВОИХ Я НЕ СЧИТАЮ!» Популярность Ковпака была исключительной. Его имя хорошо знали и за рубежами Советской страны. Уважение к знаменитому партизанскому генералу проявилось и в том, что правительства ряда стран удостоили его высоких воинских наград. Он был кавалером


ВИСКИ ПАМЯТИ СОЛОУХИНА

Из книги Александр Македонский автора Фор Поль

ВИСКИ ПАМЯТИ СОЛОУХИНА Не позвонит Володя Солоухин. Никогда не позвонит. Его отпели в храме Христа Спасителя, и патриарх сказал речь. Умер Владимир Алексеевич в 1997-м, 4 апреля, как раз в день моего рождения.А ведь совсем незадолго позвонил, привычно окая:– Володя Солоухин


От опьянения физического к опьянению нравственному

Из книги Есть только миг автора Анофриев Олег

От опьянения физического к опьянению нравственному Египетская экспедиция, закладка Александрии, превратившая Александра в «героя-основателя», и визит в святилище в Сиве, сделавший его сыном бога Амона, утроили его силы, придав ему уверенности. Теперь он был не только


Эхо (песенка для двоих)

Из книги Николай Гумилев: жизнь расстрелянного поэта автора Полушин Владимир Леонидович

Эхо (песенка для двоих) Памяти Майи Кристалинской Лукавое солнце Одело березы Весенней, чуть клейкой листвой. И сосны от пыли Наряд свой отмыли Весенней водой дождевой. Эхо: А в мае – Я знаю. Над крышей – Я слышу. Любовь, словно птица, летает – И тает. И жду я, – Приду


Глава X ПАРИЖ НА ДВОИХ

Из книги Повседневная жизнь советского разведчика, или Скандинавия с черного хода автора Григорьев Борис Николаевич

Глава X ПАРИЖ НА ДВОИХ 2 мая 1910 года молодожены Гумилёвы покинули губернский город Киев и отправились в свадебное путешествие на поезде через Варшаву в город мечты любого образованного человека — Париж, один из древнейших городов Европы, само название которого звучало


Виски по-натовски в нейтральной Швеции

Из книги Записки некрополиста. Прогулки по Новодевичьему автора Кипнис Соломон Ефимович

Виски по-натовски в нейтральной Швеции Шведский нейтралитет: Когда ругаешь Америку, обязательно надо обругать и Советский Союз. Но когда ругаешь СССР, совсем не обязательно бранить Америку. Артур Лундквист На долю каждого человека хоть один раз в жизни выпадают часы и


ОДИН – НА ДВОИХ

Из книги Американский снайпер автора DeFelice Jim

ОДИН – НА ДВОИХ На Даниловском кладбище у купцов Третьяковых был семейный некрополь — за ажурной решеткой, под ажурным балдахином.Там у Павла Михайловича Третьякова был свой памятник, у его брата, Сергея Михайловича Третьякова — свой. А иначе и быть не могло, ведь Сергей


Двоих сразу

Из книги Скандинавия глазами разведчика автора Григорьев Борис Николаевич

Двоих сразу Однажды мы находились у Т-образного перекрестка, образованного Сансет и еще одной улицей. Мы с Даубером дежурили на крыше, наблюдая за местными. Смена Даубера только что закончилась, и он передал пост мне. Как только я взял винтовку и взглянул в оптику, я сразу


Четыре брака на двоих

Из книги Ленинградское время, или Исчезающий город автора Рекшан Владимир Ольгердович

Четыре брака на двоих Прежде чем связать стать мужем и женой, Владимир Высоцкий и Марина Влади уже успели дважды побывать в официальных браках. Причем первой это сделала Влади, которая еще в 1955 году вышла замуж за знаменитого актера и режиссера российского происхождения


Бутылка Довлатова

Из книги Мои путешествия. Следующие 10 лет автора Конюхов Фёдор Филиппович

Бутылка Довлатова В 1968 году армии Варшавского договора вошли в Чехословакию. Так называемая Пражская весна закончилась. А вместе с ней сладостный демократизм 60-х пошел на убыль и в Советском Союзе. Тут-то наша богема и начала попивать. Это я опять вышел на знаменитый


Бутылка с письмом

Из книги Люди былой империи [сборник] автора Исмагилов Анвар Айдарович

Бутылка с письмом 3 ноября 2002 года19°12’ с. ш., 27°57’ з. д.9:00. Прошел 916 миль.Сколько марок ни наклей на письмо, не имеющее адреса, оно просто вернется обратно. Так и здесь, в океане, сколько ни бросай за борт бутылок с письмами к моей Иринушке, они, эти письма в бутылках,


ЯК-28—один на двоих

Из книги автора

ЯК-28—один на двоих «…строительство этого самолёта поставило перед серийным производством Иркутского завода, пожалуй, самое большое количество вопросов в области технологии, механообработки и механосборки, аэродинамики и летных испытаний. Во множестве книг и статей,