Тютькин из «Чехии»

Тютькин из «Чехии»

Дело было в конце девяностых. Корреспондент НТВ в Чечне предложил встреченному им полковнику десантных войск воспользоваться своим спутниковым телефоном и позвонить домой, под Благовещенск, маме: у мамы был день рождения. Заодно корреспондент решил этот разговор снять — подпустить лирики в репортаж.

В Чечне была глубокая ночь — под Благовещенском, разумеется, утро. Полковник сидел в вагончике с мобильным телефоном в руке — и пытался объяснить кому-то на том конце страны, что надо позвать маму. Собеседник полковника находился в какой-то конторе, в которой — одной на округу — был телефон.

Собеседник был безнадежно пьян, и хотя мама полковника находилась, по всей видимости, совсем недалеко, коммуникации не получалось. Оператор НТВ продолжал снимать, но для выпуска новостей происходящее в вагончике уже явно не годилось — скорее, для программы «Вы — очевидец».

Фамилия полковника была, допустим, Тютькин. (Это не потому, что я не уважаю полковников. Не уважал высказал настоящую: поверьте, она была еще анекдотичнее.)

— Это полковник Тютькин из Чехии, блядь! — кричал в трубку герой войны («чехами» наши военные называют чеченцев; наверное, в память об интернациональной помощи 1968 года). — Маму позови!

Человек на том конце страны, будучи с утра на рогах после вчерашнего, упорно не понимал, почему и какую маму он должен звать неизвестному полковнику из Чехии.

— Передай: звонил полковник Тютькин! — в тоске кричал военный. — Запиши, блядь! Нечем записать — запомни нахуй… Полковник Тютькин из Чехии! Пол-ков-ник… Да вы там что все пьяные, блядь? Уборочная, а вы пьяные с утра? Приеду, всех вые…

Обрисовав перспективы, ждущие неизвестное село под Благовещенском в связи с его возвращением, полковник Тютькин из Чехии снова стал звать маму. Когда стало ясно, что человек на том конце провода маму не позовет, ничего не запишет и тем более не запомнит, полковник стал искать другого собеседника.

— Витю позови! — кричал он, перемежая имена страшным матом. — Нету, блядь? Петю позови! Колю позови!

И, наконец, в последнем отчаянии:

— Трезвого позови! Кто не пил, позови!

Такого под Благовещенском не нашлось — и, бросив трубку, полковник обхватил голову руками и завыл, упав лицом на столик купе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Овладение «остатком Чехии»

Из книги Я был адъютантом Гитлера автора Белов Николаус фон

Овладение «остатком Чехии» О том, в какой мере мы находимся накануне пробы сил в политической и, вероятно, военной области, Гитлер не сказал ничего. 10 марта из Братиславы{147} , столицы Словакии, поступило известие о том, что дружественный Германии парламент этой части


ИЗ ЧЕРНОЙ ЧЕРНОВОЙ (II В ЧЕХИИ)

Из книги Тетрадь вторая автора Цветаева Марина

ИЗ ЧЕРНОЙ ЧЕРНОВОЙ (II В ЧЕХИИ) — Продолжение — 16-го Октября 1923 г. ...Как из недержащих Ладоней — душу вызволить? (к Б. П.) * * *...Между Сивиллою и Сиреною... * * *— «Осмелься!» льстят, «на рельсы!» — льстят... * * *А где это царство Где-то И встретят ли там свои — Об этом знают поэты —


ЧЕРНОВАЯ (III В ЧЕХИИ)

Из книги Тетрадь первая автора Цветаева Марина

ЧЕРНОВАЯ (III В ЧЕХИИ) Июль 1924 г. (Тетрадь начата 4-го июля 1924 г., в Иловищах, близь Праги) — «Eh bien, abuse! Va, dans ce bas monde il faut ?tre trop bon pour l’?tre assez».(Гениальное слово Marivaux)[79] * * *— Для стихов. — Мысли. (Переписано из промежуточной тетради) * * *Выранивающие ребенка (руки) * * *Верность:


ЧЕРНОВАЯ ТЕТРАДЬ (II В ЧЕХИИ)

Из книги Тетрадь четвертая автора Цветаева Марина

ЧЕРНОВАЯ ТЕТРАДЬ (II В ЧЕХИИ) Прага, Горние Мокропсы (Черная, без блеску, формат книги, а не тетради, толстая.) Тетрадь начата 10-го нов<ого> мая 1923 г. в День Вознесения, в Чехии, в Горних Мокропсах, — ровно в полдень. (Бьет на колокольне.) * * *Время, я не поспеваю * * *(Хвала


СТИХИ К ЧЕХИИ (Попытка чистовика)

Из книги Воспоминания о Марине Цветаевой автора Антокольский Павел Григорьевич

СТИХИ К ЧЕХИИ (Попытка чистовика) сентябрь1.Полон и просторенКрай. Одно лишь горе:Нет у чехов — моря.Стало чехам — мореСлез: не надо соли!Запаслись на годы!Триста лет неволиДвадцать лет свободы.Не бездельной, птичьей —Божьей, человечьей.Двадцать лет величья,Двадцать лет


ЧУЖЕЗЕМЦЫ В ЧЕХИИ

Из книги Ян Гус автора Кратохвил Милош Вацлав

ЧУЖЕЗЕМЦЫ В ЧЕХИИ Много приходилось трудиться Сметане. Обычно в девять часов, подкрепившись чашкой горячего кофе, он садился за работу. Утренние часы были самыми лучшими для творчества, и композитор особенно дорожил ими. Сочинял Сметана за столом, а к роялю подходил


ГЛАВА 11 В ЮЖНОЙ ЧЕХИИ

Из книги автора

ГЛАВА 11 В ЮЖНОЙ ЧЕХИИ Гус отправился в края своего детства, в южную Чехию; так человек в беде прибегает к матери или по крайней мере стремится повидать места, где она когда-то жила. Однако выбор пал именно на южные районы еще и потому, что некоторые чешские дворяне с