10. Огибание Земли Франца-Иосифа (1932)

10. Огибание Земли Франца-Иосифа

(1932)

В 1932 г. небольшой моторно-парусный бот Государственного океанографического института «Н. Книпович» (водоизмещение около 100 т, длина 25 м) обогнул с севера Землю Франца-Иосифа. Такое плавание было первым и до сих пор осталось неповторенным ни одним судном.

Плавание это было рискованным. «Книпович» не был подготовлен к возможной зимовке. У научных сотрудников экспедиции и у команды не было теплой одежды. Запасов топлива было всего на 30 ходовых суток, провизии на 40 суток.

Но успех плавания никак нельзя считать случайным. Если экспедиция не была подготовлена материально, то научно она во всяком случае была подготовлена хорошо.

Уже говорилось, что мы на «Персее» впервые увидели Землю Франца-Иосифа еще в 1923 году. Это был первый подход советского судна к этой Земле. С тех пор Земля Франца-Иосифа постоянно тревожила воображение сотрудников Пловучего морского научного института, тем более что многие последующие попытки «Персея» подойти к Земле Франца-Иосифа оканчивались неудачей.

Как мы видели, во время поисков экспедиции Нобиле в 1928 г. к Земле Франца-Иосифа подходили ледокол «Красин» и ледокольный пароход «Г. Седов». В 1929 г. экспедиция Института по изучению Севера (ныне Арктический институт), возглавляемая Отто Юльевичем Шмидтом, на ледокольном пароходе «Г. Седов», капитаном которого был Владимир Иванович Воронин, основала геофизическую обсерваторию в бухте Тихой, той самой, в которой в 1913/14 гг. зимовала экспедиция лейтенанта Седова. Во время этой экспедиции «Г. Седов» прошел на север от Земли Франца-Иосифа до 82°14? с. ш., побив тем самым на 10 миль рекорд, установленный итальянской экспедицией на судне «Стелла Поляре» в 1899 году.

С тех пор Землю Франца-Иосифа стали посещать советские суда ежегодно, Суда поставляли в бухту Тихую новые смены зимовщиков, запасы продовольствия и оборудования. Попутно этими судами производились разнообразные исследования. Так, в 1930 г. участники экспедиции на «Г. Седове» посетили острова Нортбрук, Белл, Мак-Клинток и Алджер и обследовали их в геологическом и биологическом отношениях.

В 1932 г., в связи с проведением Второго Международного полярного года и постройкой самой северной станции в мире на острове Рудольфа, ледокольный пароход «Малыгин» под командой капитана Д. Т. Черткова два раза посетил остров Рудольфа. Во время второго рейса он пробился во льдах до 82°28? с. ш.

«Персей» после своего первого плавания в 1923 г. по нескольку раз в год выходил в море и делал океанологические разрезы в разных районах Баренцова, Белого и Карского морей и, в частности, в 1927 г. завершил много разрезов в Карском море, обогнув при этом Новую Землю с востока на запад.

Экспедиционные работы судов Океанографического института, производившиеся в течение многих лет и в разные сезоны по четко выработанному плану, позволили выяснить многие связи между напряженностью и тепловым состоянием различных ветвей Нордкапского течения, интенсивностью зимнего охлаждения и ледовитостью Баренцова моря, а также разного рода биологическими процессами, в частности между продуктивностью морского дна и подходом и распределением косяков промысловых рыб. Также было подтверждено, что вдоль Норвежского течения и вдоль его ответвления, Нордкапского течения, как бы пробегают то теплые, то холодные волны, которые самым существенным образом отражаются на промыслах и на ледовитости Баренцова моря. Эти явления стали основными проблемами Института. Попыткам разрешить эти проблемы много способствовала разработка новой методики производства и обработки океанологических наблюдений[414]. В частности было установлено, что высоким температурам Нордкапского течения соответствует малая ледовитость Баренцова моря и что температуры Нордкапского течения и ледовитость Баренцова моря меняются в широких пределах.

Так, в июле 1901 г. «Ермак» в Баренцовом море у Новой Земли, приблизительно на 77°30? с. ш., был зажат льдами и только в начале августа, после месячного ледового плена, смог приблизиться к Земле Франца-Иосифа. В июле 1928 г. во время операции по спасению участников экспедиции Нобиле в районе между островом Надежды и островами Земли короля Карла в очень тяжелом положении оказался ледокольный пароход «Малыгин». Неоднократно льды зажимали его на несколько суток, и он в сущности никуда пройти не смог.

Зато в августе 1923 г. «Персей» достиг Земли Франца-Иосифа и оттуда прошел к северо-западным берегам Новой Земли, нигде на пути не встретив льда. В 1927 г. тот же «Персей» обогнул с востока Новую Землю.

В 1925 г. экспедиция Гидрологического института на маленьком моторном боте «Эльдинг», водоизмещением всего в 50 т, обогнула с востока Новую Землю, а в 1927 г. тот же «Эльдинг» прошел с океанологическими работами от северной оконечности Новой Земли к Земле Франца-Иосифа и обратно.

Из этих примеров видно, что иногда парусные суда, моторно-парусные или суда с очень слабой паровой машиной проходят там, где застревают самые мощные ледоколы. А между тем такие суда, как «Эльдинг», «Книпович», могли бы уместиться на палубе «Красина» или «Ермака». Их длина почти равна ширине ледоколов.

Все это объясняется количеством и распределением льдов в Баренцовом море.

В ледовитом 1917 г. в среднем за пять летних месяцев 74 % всей площади Баренцова моря было покрыто льдами, а в малоледовитом 1922 г. только 36 %. В августе ледовитого 1912 г. льды занимали по крайней мере 36 % поверхности Баренцова моря, а в августе малоледовитого 1923 г. только 2 %.

К 1930 г. наши сведения о рельефе дна, об океанологическом и ледовом режиме северо-западной части Баренцова моря были явно недостаточны. Поэтому, когда начиная с декабря 1929 г. соответствующие наблюдения стали отмечать повышения тепловой мощности Нордкапского течения, зародилась мысль об использовании ожидавшихся в 1930 г. благоприятных ледовых условий для производства наблюдений в высоких широтах Баренцова моря. Вскоре были получены новые благоприятные сведения. В июне 1930 г. во время обычных наблюдений по Кольскому меридиану «Н. Книпович» встретил льды только на 76°20? с. ш., почти на 80 миль севернее обычного. Летом того же года «Персей» должен был производить опыты по применению «термита», сильно рекламируемого в то время американским профессором Барнесом как мощное средство для разрушения льдов. Понятно, что для этих опытов надо было найти настоящий полярный лед. Экспедиция на «Персее», возглавляемая профессором В. В. Шулейкиным, направилась в северо-западную часть Баренцова моря, в которую течением с севера постоянно нагоняется большое количество льдов. Однако тяжелых льдов «Персей» здесь не нашел.

Плавания «Н. Книповича» (1930 и 1932).

И вот при таких благоприятных предзнаменованиях «Н. Книпович» (начальником экспедиции был автор, капитаном Василий Федорович Безбородов) 4 сентября 1930 г. вышел из Полярного в Кольском заливе, прошел к мысу Нордкин и от него, производя по пути самые разнообразные работы, стал подниматься на север. На карте, отмечая путь, потянулась «цепочка» глубин, измеряемых через каждые пять миль. 8 сентября, не встретив на своем пути никаких льдов, мы подошли к острову Надежды, 9 сентября прошли пролив Ольги между Шпицбергеном и островами Земли короля Карла и 10 сентября стали на якорь у юго-западной оконечности острова Белого (Витё) среди нескольких небольших, сидевших на мели айсбергов.

11 сентября рано утром мы снялись с якоря и, пройдя вдоль юго-восточного берега острова Белого, повернули на север. Вечером в первый раз за все плавание на 81°21? с. ш. и 34°06? в. д. увидели кромку льдов.

Рисковать дальше было нельзя. «Н. Книпович» повернул на юго-восток и переменными курсами, идя вдоль кромки льдов, возвратился из Арктического бассейна в Баренцово море.

14 сентября мы вошли в пролив Найтингел и затем в Британский канал Земли Франца-Иосифа. К сожалению, льды в этом канале преградили путь к бухте Тихой и 15 сентября мы стали на якорь у острова Уиндворт. 16 сентября мы повторили попытку пройти в бухту Тихую, однако получив радиограмму, что заход «Н. Книповича» в бухту Тихую не нужен, повернули на юго-запад к островам Земли короля Карла, затем вышли на Кольский меридиан и спустились на юг. 23 сентября мы вернулись в Полярный, пробыв в море 20 дней, из которых 56 часов простояли на якоре. Всего было пройдено 2085 миль, сделано на пути свыше 300 промеров и 26 полных океанологических станций.

Это плавание доказало, что в благоприятные в ледовом отношении годы даже такие маленькие суда, как «Н. Книпович», могут сделать очень многое для исследования Арктики. Наоборот, в неблагоприятные годы экспедиции даже на самых мощных ледоколах могут оказаться почти безрезультатными[415].

В 1931 г. «Н. Книпович» совершил еще одно интересное плавание, на этот раз под руководством гидролога Мурманской станции Федора Евгеньевича Белова.

Не встретив, как и в 1930 г., льдов, «Н. Книпович» уже 31 августа был на 82°05? с. ш. и 42°00? в. д., откуда, повернув на запад, проследовал вдоль кромки льдов к островам Фойнё и Брок (у Шпицбергена), к которым с таким трудом в 1928 г. подходил ледокол «Красин». От Шпицбергена «Н. Книпович» направился к Земле Франца-Иосифа, затем благополучно вернулся на Мурман. За 80-й параллелью «Н. Книпович» прошел больше 400 миль и выполнил большие океанологические работы. В частности, было произведено много измерений глубин в районах, где раньше таких измерений почти не делалось.

Это плавание показало, что малая ледовитость северо-западной части Баренцова моря и района между Шпицбергеном и Землей Франца-Иосифа, отмеченная в 1930 г., сохранилась и в 1931 году. Одновременно продолжали оставаться высокими и температуры Нордкапского течения.

В 1932 г. в связи с проведением Второго Международного полярного года «Н. Книповичу» было поручено выполнение очередного разреза по Кольскому меридиану и обследование северной части Баренцова моря, в особенности проходов Шпицберген – Земля Франца-Иосифа и Земля Франца-Иосифа – Новая Земля.

Путь от первого прохода ко второму мог быть совершен двояко: либо к югу, либо к северу от Земли Франца-Иосифа. Второй путь был несравненно заманчивее, ни один корабль не огибал еще с севера Земли Франца-Иосифа. Глубины, температуры и соленость морской воды вокруг этого архипелага никем еще не измерялись.

Однако рисковать было нельзя. Необходимо было помнить, что самый короткий путь во льдах может оказаться «длиннее» самого длинного, но по чистой воде. Надо избегать захода во льды, а уж если приходится заходить, то лишь при условии, что видны пути отступления. Ни в коем случае нельзя оставаться в смерзающихся льдах. Надо отходить от берегов при ветрах, нажимающих на него льды, или итти к берегу тогда, когда льды от него отжимаются.

Огибание Земли Франца-Иосифа с севера все же представлялось возможным, температура Нордкапского течения в 1932 г. оставалась высокой. Кроме того, можно было предполагать, что максимум температуры, наблюдавшийся в 1930 г. на Кольском меридиане, в 1932 г. продвинется в район между Землей Франца-Иосифа и Северной Землей и уменьшит ледовитость этого района.

Мы вышли из Полярного 18 августа. Руководил экспедицией автор, капитаном судна был Сергей Васильевич Попов.

Плавание началось неудачно. Уже на следующий день пришлось отстаиваться от шторма у полуострова Рыбачий. Хотя 20 августа «Н. Книпович» и вышел в море, но с 22 по 26 августа встречный шторм не позволял производить работы; мы продвигались со скоростью 1–2 мили в час. 27 августа слева от курса показалась кромка льдов, а 28 августа мы увидели остров Белый – весь он был окружен льдами. Мы повернули на восток с целью произвести наблюдения в проливах между островами Белый и Виктория и между островом Виктория и Землей Франца-Иосифа.

Отыскать остров Виктория оказалось делом нелегким – видимость была плохая, а остров маленький. К тому же впоследствии выяснилось, что он был неверно положен на карту.

Мы обошли остров Виктория кругом, описали и положили его точно на карту, высадились на него, и в торжественной обстановке на этом крайнем северо-западном острове Советской Арктики был впервые поднят советский флаг.

От острова Виктория мы направились к востоку и 30 августа подошли к Земле Александры, выполнив, таким образом, океанологический разрез между островом Белым и Землей Франца-Иосифа.

Отсюда мы пошли на север по 42-му меридиану, повторяя океанологический разрез, выполненный «Н. Книповичем» в 1931 году. Любопытно, что мы подошли к кромке льдов на 82°05? с. ш., как раз в той же широте, в которой «Н. Книпович» увидел льды в 1931 году. Но мы повернули на восток. Внезапный и кратковременный шторм от севера сбил нас несколько к югу, но потом мы выправились и подошли к острову Рудольфа, на котором в это время заканчивалась постройка метеорологической станции Второго Международного полярного года. Выяснив на станции, что льдов в проливах Земли Франца-Иосифа мало и что ледокольный пароход «Малыгин» доходил до 82°15? с. ш. без встречи с тяжелыми льдами, мы 1 сентября обогнули мыс Флигели (северный мыс острова Рудольфа) и при прекрасной погоде повернули на юго-восток. Вскоре мы подошли к Белой Земле – первой земле, увиденной Нансеном в 1895 г., после того как, покинув с Иогансеном дрейфующий во льдах «Фрам» и совершив неудачную попытку достичь Северного полюса по льду, он возвращался на юг к Земле Франца-Иосифа.

Нансен считал, что Белая Земля состоит из двух островов, названных им в честь жены и дочери – Ева и Лив. Мы, проходя вплотную к Белой Земле, выяснили, что Нансен ошибся – Ева и Лив оказались одним островом. Мы назвали его объединенным именем – Ева-Лив и, обойдя остров, повернули на юг.

Появились льды, которые приходилось пересекать. Однако справа от курса виднелись проливы Земли Франца-Иосифа, почти свободные от льдов, в которые в случае нужды можно было свернуть.

К полудню 2 сентября мы подошли к острову Греэм-Белл – самому восточному в архипелаге Земли Франца-Иосифа. Этот остров вытянут по меридиану почти на сорок миль. Путь вдоль него «Н. Книпович» мог пройти часов за шесть-семь. За это время погода могла резко измениться, сильный ветер мог нагнать и сплотить льды. Хотя «Н. Книпович» и был в какой-то мере приспособлен для ледового плавания – у него были надежные крепления и дубовая обшивка, но выбраться из ледового плена он все же не смог бы. Ни провизии, ни топлива, ни теплой одежды для зимовки на «Н. Книповиче» не было.

Однако погода оставалась прекрасной, льдов было мало, поэтому было решено продолжать плавание на юг. Риск был, но нельзя же никогда и ничем не рисковать. Количество льдов постепенно увеличивалось, а у мыса Кользат – восточного мыса острова – мы наткнулись на стену многолетнего припая, не проходимого ни для какого судна. Пришлось отойти на восток. После нескольких часов блужданий, наконец, попали в более легкие льды.

Отсюда мы пошли к мысу Желания – северному мысу Новой Земли – и возобновили океанологические наблюдения. Постепенно при продвижении на юг ледовая обстановка становилась все более тяжелой. Это заставило нас отвернуть сначала на юго-запад, потом на запад и даже на северо-запад.

5 сентября в борьбе со льдами была сильно повреждена ледовая обшивка. Пробиваться дальше не имело смысла. Надо было выждать перемены ветра, который только и мог перегруппировать льды и этим изменить ледовую обстановку. В свое время автор разработал правило: во время сильных ветров полосы сплоченных льдов и полосы полыней располагаются приблизительно перпендикулярно ветру[416]. На практике это правило действительно подтвердилось.

Время выжидания использовали на переливку жидкого топлива из бочек, стоявших на палубе, в цистерны.

Погода стала портиться, барометр падал и, наконец, поднялся сильный северо-западный ветер – «ледокол норд-вест», как мы шутя его называли, и соответствующим образом перегруппировал льды. Мы получили возможность двигаться и пошли на юго-запад. Скоро «Н. Книпович» вышел на чистую воду и повернул по ветру к Новой Земле. 8 сентября, пройдя проливом между Оранскими островами и Новой Землей, через который до того корабли еще не проходили, мы стали на якорь у гидрометеорологической станции на мысе Желания.

9 сентября мы пошли на северо-запад, для того чтобы закончить океанологический разрез, начатый от Земли Франца-Иосифа. Когда эта работа была завершена, можно было считать задачу экспедиции оконченной. Мы согласно плану выполнили океанологические разрезы по Кольскому меридиану, между Шпицбергеном и Землей Франца-Иосифа и между Землей Франца-Иосифа и Новой Землей. Кроме того, мы обогнули с севера Землю Франца-Иосифа и по пути произвели кое-какие описные работы. Но у нас еще оставались некоторые возможности и мы пошли к острову Визе. К этому острову подошли 12 сентября, т. е. в то время, когда даже более приспособленные суда уходят из Арктики на юг. 14 сентября на обратном пути, укрываясь от шторма, мы зашли в Русскую Гавань на Новой Земле, в которой пополнили запасы пресной воды. Здесь стоял ледокольный пароход «Русанов», производивший научные работы в Карском море.

16 сентября мы покинули Русскую Гавань и 21 сентября ошвартовались у пристани в Полярном. Топлива оставалось всего на два часа. Все возможности корабля и природы были использованы до конца.

За тридцать четыре дня «Н. Книпович» прошел около 3000 миль. Было измерено более 400 глубин, сделано 38 полных океанологических станций и произведено множество метеорологических наблюдений.

Так мы обошли с севера иногда неприступную даже с юга Землю Франца-Иосифа. Такой успех стал возможным только в результате большой подготовительной работы, проделанной советскими полярниками.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Рассказ В. АККУРАТОВА о полете в районе гипотетической Земли Андреева комментируют ПАВЕЛ НОВОКШОНОВ, ДМИТРИИ АЛЕКСЕЕВ, действительные члены Географического общества СССР ИСТОРИЯ ЗЕМЛИ АНДРЕЕВА

Из книги Белые призраки Арктики автора Аккуратов Валентин Иванович

Рассказ В. АККУРАТОВА о полете в районе гипотетической Земли Андреева комментируют ПАВЕЛ НОВОКШОНОВ, ДМИТРИИ АЛЕКСЕЕВ, действительные члены Географического общества СССР ИСТОРИЯ ЗЕМЛИ АНДРЕЕВА В XVIII веке географические открытия в Арктике делались в основном людьми


СЫН РИХАРДА ВАГНЕРА И ВНУК ФРАНЦА ЛИСТА

Из книги Воспоминание о России автора Сабанеев Леонид Л

СЫН РИХАРДА ВАГНЕРА И ВНУК ФРАНЦА ЛИСТА Не помню точно, в каком это году было; думаю, что в 1912 или 13-м — в эпоху моей наибольшей близости и дружбы со Скрябиным и Кусевицким, которые в ту эпоху сами были связаны тесной и еще не омраченной дружбой.С. А. Кусевицкий тогда только


СЫН РИХАРДА ВАГНЕРА И ВНУК ФРАНЦА ЛИСТА

Из книги Меандр: Мемуарная проза автора Лосев Лев Владимирович

СЫН РИХАРДА ВАГНЕРА И ВНУК ФРАНЦА ЛИСТА Печатается по тексту газетной публикации: «Новое русское слово». В оригинале обозначена рубрика: «Мои встречи».[114] Приведенная фраза может быть истолкована двояко: «Зигфрид фон Вагнер лучше, чем Зигфрид Вагнер» и «„Зигфрид“


1. Про Иосифа

Из книги Россия в концлагере автора Солоневич Иван

1. Про Иосифа 1 Высшее, чего может достигнуть человеку — заметил Гете по этому поводу> — изумление.ЭККЕРМАН… простое ясное изложение фактов привлекательно с чисто литературной точки зрения.[SIR] ЛЕСЛИ СТИВЕН[2]Сиди себе и кропай про Иосифа, как про Москву


Я старше Иосифа?

Из книги В страну ледяного молчания автора Муханов Леонид Филиппович


ЯВЛЕНИЕ ИОСИФА

Из книги RAEM — мои позывные автора Кренкель Эрнст Теодорович

ЯВЛЕНИЕ ИОСИФА Дверь в нашу камеру распахнулась, и в нее ввалилось нечто перегруженное всяческими мешками, весьма небритое и очень знакомое. Но я не сразу поверил глазам своим.Небритая личность свалила на пол свои мешки и зверски огрызнулась на дежурного:– Куда же вы к


КУРС НА ЗЕМЛЮ ФРАНЦА-ИОСИФА

Из книги Сталин умел шутить автора Суходеев Владимир Васильевич

КУРС НА ЗЕМЛЮ ФРАНЦА-ИОСИФА „В море Баренца можно исчезнуть…“ Над морем Баренца небо нависло тяжелыми тучами. Ветер завывал в вентиляторных трубах, налетал на стойла коров, едва не срывая брезенты; встающие перед носом „Седова“ огромные водяные горы пенились и


ЗЕМЛЯ ФРАНЦА-ИОСИФА

Из книги Письма Хедвиге Вайлер автора Кафка Франц

ЗЕМЛЯ ФРАНЦА-ИОСИФА „Холодный край, Тоскующее солнце, Глазами нерп, Медведей и людей…“ 22 июля 1930 года. 6 часов дня.Безветрие. В Британском канале штиль. Льды замерли. Белые вершины Нортбрука слились с перистыми облаками. Синеватые айсберги, обдаваемые солеными брызгами,


Красный флаг над землёй Франца-Иосифа

Из книги Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов автора Зубов Николай Николаевич

Красный флаг над землёй Франца-Иосифа Снова Рождественский бульвар. Дипломатические трудности на Дальнем Севере. Экспедиция на Землю Франца-Иосифа. Особые полномочия начальника экспедиции Отто Юльевича Шмидта. Письмо в Арктический институт. Таким был профессор


Трубка Иосифа Сталина

Из книги «Ермак» во льдах автора Макаров Степан Осипович

Трубка Иосифа Сталина По свидетельству работавших с И.В. Сталиным и близко знавших его лиц, трубка, которую он курил, со временем стала своего рода барометром его настроения. Если Сталин начинал приглаживать мундштуком усы, это значило, что он доволен. Если незажженная


14. Плавание экспедиционного судна «Персей» в Гренландском море и огибание западного Шпицбергена (1934)

Из книги автора

14. Плавание экспедиционного судна «Персей» в Гренландском море и огибание западного Шпицбергена (1934) Уже не раз подчеркивалось, что количество льдов и их распределение в наших арктических морях подвержено чрезвычайно резким колебаниям. Бывают годы, когда в этих морях


НА «КНИПОВИЧЕ» К ЗЕМЛЕ ФРАНЦА-ИОСИФА

Из книги автора

НА «КНИПОВИЧЕ» К ЗЕМЛЕ ФРАНЦА-ИОСИФА Н. Н. Зубов очень хорошо изучил режим Баренцева моря. По опыту собственных плаваний и из работ предшественников он знал, что в это море поступают теплые воды из Атлантического океана и холодные воды из Арктического бассейна. Иногда в


ВОКРУГ ЗЕМЛИ ФРАНЦА-ИОСИФА

Из книги автора

ВОКРУГ ЗЕМЛИ ФРАНЦА-ИОСИФА 1931-й и часть 1932 года Николай Николаевич Зубов был занят подготовкой к проведению Второго Международного полярного года (II МПГ). Решение об участии СССР в проведении этого научного мероприятия принятоСоветским правительством 6 мая 1930 года. При