Наедине с природой

Наедине с природой

Петр Алексеевич Васильчиков (1829–1898), камергер, мемуарист. Из дневника:

10 декабря 1853 г. Тургенев, конечно, один из самых милых людей, которых я когда-либо встречал; какая у него должна быть душа, как он сочувствует природе: я помню один вчерашний рассказ, который на меня произвел большое впечатление, может быть отчасти благодаря его фантастическому характеру. Он говорил о том, как он сочувствует природе, как, когда он созерцает ее, им часто овладевает восторг и как, если он предается этому восторгу, им овладевает потом какое-то сладостное чувство, душа ноет, что-то как будто сосет сердце. Он говорил, что он раз прошедшую осень совершенно предался этому чувству и что оно усилилось в нем до такой степени, что он вошел в какое-то странное состояние. Ему показалось, будто все его окружающее, деревья, растения – все силилось говорить ему и не могло, все, казалось, хотело сказать ему что-то и давало как-то ему почувствовать, что оно связано. Перед ним стояла небольшая красивая береза. «Мне показалось, не знаю почему, – продолжал он, – что она была женского рода; я сказал внутренно: я знаю, что ты женщина, говори; и в ту же минуту один сук березы медленно, как будто с грустью, опустился. Волосы стали у меня дыбом от испуга, и я бежал опрометью…»

Эдмон Гонкур. Из дневника:

3 мая 1873. <…> Он говорит затем о сладостных часах своей юности, о часах, когда, растянувшись на траве, он вслушивался в шорохи земли, о настороженной чуткости к окружающему, когда он всем своим существом уходил в мечтательное созерцание природы, – это состояние не описать словами. Он рассказывает о своей любимой собаке, которая словно разделяла его настроение и в минуты, когда он предавался меланхолии, неожиданно испускала тяжкий вздох; однажды вечером, когда Тургенев стоял на берегу пруда и его внезапно охватил какой-то неизъяснимый ужас, собака кинулась ему под ноги, как будто испытывая такое же чувство.

Яков Петрович Полонский:

В спорах своих со мной Иван Сергеевич постоянно обнаруживал крайне безотрадное, пессимистическое миросозерцание. Никак не мог он помириться с тем равнодушием, какое оказывает природа – им так горячо любимая природа – к человеческому горю или к счастию, иначе сказать, ни в чем человеческом не принимает участия. Человек выше природы, потому что создал веру, искусство, науку, но из природы выйти не может – он ее продукт, ее окончательный вывод. Он хватается за все, чтоб только спастись от этого безучастного холода, от этого равнодушия природы и от сознания своего ничтожества перед ее всесозидающим и всепожирающим могуществом. Что бы мы ни делали, все наши мысли, чувства, дела, даже подвиги будут забыты. Какая же цель этой человеческой жизни?

Эдмон Гонкур. Из дневника:

27 ноября 1876. Возвращаясь по улице Клиши, Тургенев поверяет мне замыслы будущих повестей, которые занимают его; в одной из них ему хочется передать ощущения какого-нибудь животного в степи, где оно по грудь утопает в высокой траве, скажем, старой лошади.

Помолчав с минуту, он продолжает: «На юге России попадаются стога величиной с такой вот дом. На них взбираются по лесенке. Мне случалось ночевать на таком стогу. Вы не можете себе представить, какое у нас там небо, синее-синее, густо-синее, все в крупных серебряных звездах. К полуночи поднимается волна тепла, нежная и торжественная (я передаю подлинные выражения Тургенева), – это упоительно! Однажды, лежа так на верхушке стога, глядя в небо и наслаждаясь красотой ночи, я вдруг заметил, что безотчетно повторяю и повторяю вслух: „Одна, две! Одна, две!“»

Батист Фори:

Как-то вечером он рассказал нам в кругу семьи Виардо, что однажды в России он был на охоте и ему случилось найти приют в заброшенном сарае. Расположившись с самоваром на берегу реки, он подкрепился молоком, хлебом, картофелем, испеченным в золе, а затем забрался по лестнице на огромный стог сена; он рассказал нам об испытанном им тогда упоении: лежа на спине под усеянным звездами небом, он почувствовал, как его охватывает сладкая и таинственная теплота.

Сергей Львович Толстой:

Иван Сергеевич хорошо знал птиц и отличал их по пению. «Это поет овсянка, – говорил он, – это – коноплянка, это – скворец» и т. д. Отец признавался, что он так хорошо птиц не знает.

Яков Петрович Полонский:

В немногие хорошие дни, когда ветер подувал с востока, теплый и мягкий, а пестрые, тупые крылья низко перелетавших сорок мелькали на солнце, Тургенев просыпался рано и уходил к пруду посидеть на своей любимой скамеечке. Раз проснулся он до зари и, как поэт, передавал мне свои впечатления того, что он видел и слышал: какие птицы проснулись раньше, до восхода солнца, какие голоса подавали, как перекликались и как постепенно все эти птичьи напевы сливались в один хор, ни с чем не сравнимый, не передаваемый никакою человеческой музыкой… Если бы было возможно повторить слово в слово то, что говорил Тургенев, вы бы прочли одно из самых поэтических описаний – так глубоко он чувствовал природу и так был рад, что в кои-то веки, на ранней заре в чудесную погоду был свидетелем ее пробуждения…

Иван Сергеевич Тургенев. В записи Е. И. Цветкова:

Если бы можно было войти в утробу матери и родиться снова, если бы можно было снова выбирать себе карьеру, я не выбрал бы карьеры писателя; точно так же как не выбрал бы карьеры композитора, ученого, адвоката, генерала. Я выбрал бы карьеру пейзажиста. Карьера пейзажиста мне нравится больше всех известных карьер. Пейзажист не зависит ни от издателя, ни от цензуры, ни от публики; он вполне свободный художник. В природе так много прекрасного, что сюжет всегда для него готов, готов целиком. Умей только выбрать его. Расправь свой холст, бери краски и пиши. Лгать тут не нужно. Напротив, чем вернее, точнее схватит он лежащую пред его глазами картину природы, тем его собственная картина будет выше, совершеннее. А самый-то процесс этого творчества – тихий, без увлечений, но в то же время дающий человеку самое высокое, самое чистое наслаждение.

Иван Сергеевич Тургенев. Из письма Г. Флоберу. 2 июля 1874 г.:

Я не дитя Природы: ее «чудеса» волнуют меня меньше, чем «красоты» Искусства. Она подавляет меня, но не внушает мне никаких «великих мыслей». Мне хочется сказать ей в душе: «Ты прекрасна; только что я вышел из недр твоих; через несколько мгновений вернусь обратно; оставь меня в покое, я жажду иных развлечений».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Следуя за Природой

Из книги Сенека, или Совесть Империи автора Грималь Пьер

Следуя за Природой Центральное место в философии Сенеки, как и во всем классическом стоицизме, занимает Природа. Сам Сенека так говорит об этом в трактате «О счастливой жизни»: «Впрочем, есть пункт, по которому все стоики сходятся между собой, и этот пункт — согласие с


Борьба с природой

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Борьба с природой Мы все были люди городские. Все, кроме бабушки, к борьбе с природой не привыкшие. Поэтому зима нас застала врасплох. Мало того, что не оказалось никаких припасов, кроме пшеницы. Вода в колодцах замерзла, да и с топливом получилось неладно. Местные жители


Борьба с природой и полная победа

Из книги Густав Лаваль автора Гумилевский Лев Иванович

Борьба с природой и полная победа Лаваль возвратился к работам над осуществлением своей турбины в полной уверенности, что решение труднейшей задачи им найдено.Опыт сепаратора приводил к убеждению, что следует расположить вращение всей системы вокруг центра тяжести


3. «Он слился с природой»

Из книги Плеханов автора Иовчук Михаил

3. «Он слился с природой» В это время Плеханов снова почувствовал себя плохо. Трудный переезд на родину, переживания из-за революционных событий в России, которые развивались по пути, который он считал неправильным, наступление сырой петроградской осени привели к


Борьба с природой

Из книги Рудольф Дизель автора Гумилевский Лев Иванович

Борьба с природой Первый мотор, строившийся по указаниям изобретателя, уже значительно отличался от дизельмотора, проектировавшегося им в его книге. Основная идея раннего Дизеля сводилась к тому, что он хотел усовершенствовать паровую машину уничтожением котла и более


Глава 5 ХОЗЯЙСТВОВАТЬ НА ЗЕМЛЕ В СОДРУЖЕСТВЕ С ПРИРОДОЙ

Из книги Андрей Тимофеевич Болотов автора Бердышев Александр Петрович

Глава 5 ХОЗЯЙСТВОВАТЬ НА ЗЕМЛЕ В СОДРУЖЕСТВЕ С ПРИРОДОЙ РУБИТЬ ЛЕСА И ВОССТАНАВЛИВАТЬ ИХВопросам лесоводства А. Т. Болотов посвятил серию статей в «Экономическом магазине», а также замечательный трактат «О рублении, поправлении и заведении лесов».Необходимость


НАЕДИНЕ С СОБАКОЙ

Из книги Вспомнить, нельзя забыть автора Колосова Марианна

НАЕДИНЕ С СОБАКОЙ Зачем кладешь ты лапку на тетрадь. Дружок родной, смешная собачонка? Уйди с колен и не мешай писать, Вон там, в углу, твоя печенка. ……………………………………………………………………….……. Печальные стихи я напишу Про собственную горькую отвагу, Что я еще жива,


НАЕДИНЕ С СОВЕСТЬЮ

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

НАЕДИНЕ С СОВЕСТЬЮ Встал кто-то темный за плечами, Он, как дыханье злых людей. И я не сплю теперь ночами, Готовясь к гибели своей. Я каждый час теперь готова Принять венец из вражьих рук, Но ни единым лживым словом Не оттолкну грядущих мук. И если за любовь к России, За


Борьба с природой

Из книги Тропинка к Пушкину, или Думы о русском самостоянии автора Бухарин Анатолий

Борьба с природой Мы все были люди городские. Все, кроме бабушки, к борьбе с природой не привыкшие. Поэтому зима нас застала врасплох. Мало того, что не оказалось никаких припасов, кроме пшеницы. Вода в колодцах замерзла, да и с топливом получилось неладно. Местные жители


«Первое знакомство с природой» (1902–1913)

Из книги Наедине с осенью (сборник) автора Паустовский Константин Георгиевич

«Первое знакомство с природой» (1902–1913) 19. Вып. 1. Львов В. Н. В поле и в лесу. Сост. по А. Беклей и др. М., 1902. 47 с. с ил. Изд. 2-е. М., 1910. 47 с. с ил.20. Вып. 2. Львов В. Н. Пруд и река. Сост. по А. Беклей и др. М., 1902. 40 с. с ил. То же. Изд. 2-е. М., 1910. 40 с. с ил.21. Вып. 3. Львов В. Н. Жизнь растений в поле


Наедине с осенью

Из книги Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная автора Айзексон Уолтер

Наедине с осенью Осень в этом году стояла – вся напролет – сухая и теплая. Березовые рощи долго не желтели. Долго не увядала трава. Только голубеющая дымка (ее зовут в народе «мга») затягивала плесы на Оке и отдаленные леса.Мга то сгущалась, то бледнела. Тогда сквозь нее


Схватка с природой за законы

Из книги Римский-Корсаков автора Кунин Иосиф Филиппович

Схватка с природой за законы Когда он был более решителен и радикальные идеи теснились у него в голове, Эйнштейн не слишком обращал внимание на свое мировоззрение. Он тогда позиционировал себя как эмпирик или позитивист. Другими словами, работы Юма и Маха стали его


«С ПРИРОДОЙ ОДНОЮ ОН ЖИЗНЬЮ ДЫШАЛ…»

Из книги Эдит Пиаф автора Надеждин Николай Яковлевич

«С ПРИРОДОЙ ОДНОЮ ОН ЖИЗНЬЮ ДЫШАЛ…» На своем веку Римский-Корсаков несколько раз испытывал прилив какого-то особенно восторженного преклонения перед красотой и мудростью природы. Так было в разгар увлечения сюжетом «Снегурочки», потом во время работы над оперой


88. Оставьте нас наедине

Из книги автора

88. Оставьте нас наедине Встревоженный доктор схватил за руку только что подъехавшего в больницу Монтана.– Вы должны успокоить его, – проговорил он. – Это настоящая истерика. Он заперся в палате и никого не пускает.Монтан подошел к двери и посмотрел в узенькое окошко.