О настоящем воине Страны Советов

О настоящем воине Страны Советов

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу бронетанковых и механизированных войск Красной Армии

За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

Гвардии подполковнику Шутову Степану Федоровичу.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

Москва, Кремль. 10 января 1944 года

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О НАГРАЖДЕНИИ ВТОРОЙ МЕДАЛЬЮ «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА» ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ГВАРДИИ ПОЛКОВНИКА ШУТОВА С. Ф.

За образцовое выполнение боевых задании Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза, — наградить Героя Советского Союза гвардии полковника Шутова Степана Федоровича второй медалью «Золотая Звезда», соорудить бронзовый бюст и установить его на постаменте на родине награжденного.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. КАЛИНИН.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. ГОРКИН.

Москва, Кремль. 13 сентября 1944 года.

«ШУТОВ СТЕПАН ФЕДОРОВИЧ, род. 30.01.1902 в дер. Дворец ныне Бобруйского р-на Могилев. обл. в семье крестьянина. Белорус. Член КПСС с 1924. В Сов. Армии с 1924. Окончил Объедин. воен. школу им. ВЦИК в 1927, Моск. военно-полит. курсы в 1930, бронетанк. КУКС в 1932 и в 1933 академ. КУКС в 1937 и в 1943.

Участник Вел. Отеч. войны с июня 1941. Ком-р 20-й гв. танк. бригады (5-й гв. танк. корпус, 38-я армия, 1-й Укр. фронт) гв. полковник Ш. в октябре — ноябре 1943 умело управлял частями бригады после форсирования Днепра и в боях на плацдарме севернее Киева, проявив при этом героизм и мужество. Звание Героя Сов. Союза присвоено 10.01.44. За успеш. действия бригады (6-я танк. армия, 2-й Укр. фронт) в авг. 1944 в ходе Ясско-Кишиневской операции гв. полковник Ш. 13.9.44 нагр. второй мед. „Золотая Звезда“.

С 1945 в связи с тяжелым ранением — в отставке. Работал зам. министра социального обеспечения БССР. Деп. Верх. Совета СССР 2-го созыва, Верх. Совета БССР 3-го созыва. Нагр. 2 орд. Ленина, 2 орд. Красного Знамени, медалями. Умер 17.4.1963. Похоронен в Киеве. Бронзовый бюст Героя установлен в пгт Глуск Могилев. обл. Его именем названы улицы в Киеве, Глуске, школа в Глускском р-не…»

(Из краткого биографического словаря «Герои Советского Союза», М., Военное издательство, 1988 г., т. 2, с. 808.)

В одном из ночных боев С. Ф. Шутов был ранен. Оказалась перебитой кость руки. Срочную операцию по ампутации руки делал румынский хирург — профессор.

После операции С. Ф. Шутова отправили в Москву. По пути самолет сделал остановку в Киеве. Здесь на аэродроме удалось повидаться с семьей. В Москве в госпитале Степана Федоровича навестил генерал Яков Николаевич Федоренко, прежний начальник и задушевный товарищ и друг, а в то время командующий бронетанковыми и механизированными войсками всей Красной Армии. Старые товарищи не могли наговориться.

На прощание генерал Федоренко крепко пожал Шутову здоровую руку и сказал:

— Добро ты повоевал, Степан Федорович, теперь восстанавливай свои богатырские силы. О делах не беспокойся, войну скоро закончим полной победой!

— Ничего, Яков Николаевич, ничего, у меня еще много сил, повоюем! — ответил Шутов. — Я и теперь в строю.

Федоренко еще раз пожал ему руку, посмотрел в глаза и сказал:

— За это я и люблю тебя, Степан Федорович, ты настоящий воин Страны Советов…

Да, таким был Степан Федорович Шутов, героический труженик войны, отважный и мужественный офицер-танкист, до последних дней своей жизни…

Степан Федорович Шутов родился 30 января 1902 года в имении «Скубейко» Минской губернии, Бобруйского уезда, Городковской волости, ныне совхоз «Дворец» Глусского района Могилевской области Белоруссии в семье батрака. Белорус.

О своей семье Степан Федорович писал так:

«…Мой отец до призыва его в армию 5 лет работал на железной дороге, после призыва нанялся работать к помещику в имение „Заволочицы“, где работал в качестве полевого рабочего, затем переехал к другому помещику в имение „Скубейко“. Со Скубейки был уволен, отец нанялся к другому помещику в имение „Дворец“ пасти скот, где работал до 1915 года, в 1915 году отец умер. Мать моя из крепостных, всю свою жизнь работала у помещиков в качестве доярки, свинарки, прачки и полевой работницы. После Октябрьской (1917 года. — Автор) революции жила в совхозе „Дворец“, была домашней хозяйкой и работала сезонно полевой работницей до 1927 года, в 1927 году мать умерла. У меня есть шесть сестер и один брат старше меня…»

О детстве, юности и предвоенном жизненном пути героя нашего очерка, думаю, лучше расскажет сам герой. Перед автором этих строк его автобиография, которую он написал 16 апреля 1939 года:

«…Я три месяца учился в сельской школе в д. Заленье, учиться не окончил, у отца не было средств; знал польский язык, сейчас забыл.

Начал свою трудовую деятельность с 9 лет вместе с отцом у помещика, пас скот и работал на скотном дворе. После смерти отца, т. е. в 1915 году, летом того же года я перешел работать в полные рабочие в имение „Дворец“ Минской губернии, Бобруйского уезда и работал до весны 1916 года (февраль), в феврале потребовал от управляющего прибавить жалованье, на этой почве поругался и ушел работать на стекольный завод Глуша, где работал в качестве чернорабочего до января 1917 года. В январе 1917 года с завода ушел и нанялся работать к помещику на лесопильный завод в именье „Заволочица“ той же губернии, где и работал чернорабочим до мая 1917 года. За празднование 1-го мая, невыход на работу и подстрекательство рабочих к празднованию помещиком с завода был уволен, с мая 1917 года по декабрь 1917 года работал у кулаков. В декабре 1917 года вступил в красногвардейский отряд м. Городок, где был до февраля 1918 года. 10-го февраля 1918 года переведен в Осиповический красногвардейский отряд, где и был до 24 февраля, с 22 по 24-е было наступление белополяков на Осиповичи, и наш отряд был разбит, часть отряда отступила в центральную Россию, часть осталась в лесах, я же бежал опять в Городковский отряд. Оттуда пытался перебраться в Россию, но не удалось, отряд перешел в подполье, я же прятался по лесам и в мае 1918 года вступил в партию, где и был до августа 1918 года. В августе перешел в Мозырь, где и был в красноармейской мозырской группе до отступления немцев, в период отступления немцев мы их преследовали до Малодезино. В Малодезино я был до марта 1919 года, в марте заболел и был отпущен домой на два месяца, в апреле 1919 года я был избран председателем рабочего комиссариата совхоза „Дворец“, в мае 1919 года был избран председателем ключевого правления (совхоз „Дойничево“), где и работал до сентября 1919 года и в это же время был начальником полевой милиции.

В сентябре, в период наступления поляков, я эвакуировался за Березину на ст. Телушино, в ноябре распоряжением обкома партии был переброшен с рядом других товарищей через фронт для организации партизанских отрядов. В скорости был схвачен польской жандармерией и посажен в кутузку. Утром этой ночи бежал в Рудобедку, где уже формировался партизанский отряд, командовал им Шанборов и Райнович, там же я был до апреля 1920 года.

Семья же моя, с приходом поляков, с именья помещика была выброшена и подвергалась репрессии. В конце апреля 1920 года я был переведен в Вильчу в местный партизанский отряд, где и был до июля 1920 года, в июле вступил в 200 полк 16-й армии, где был конным разведчиком. В конце сентября 1920 года был переведен в ТИМКОВИЧЕНСКУЮ погранзаставу, где был в конной летучке до февраля 1921 года.

В феврале заболел тифом и был направлен в полевой госпиталь. По выздоровлению был уволен из армии, так как мой год в это время подлежал увольнению и к тому же после болезни. Придя домой в совхоз „Дворец“, немного оправившись после болезни, стал работать в совхозе, работал на лесопильном предприятии, был избран председателем ключевого правления, в феврале 1922 года организовал комсомольскую ячейку в совхозе „Дворец“, где и был ее секретарем до ухода в армию и состоял в штабе особого назначения города Бобруйск. В марте 1924 года по приказу центрального комитета партии был призван в РККА. Служил в 30-м кав. полку имени Степана Разина, 4-й Сибирской кав. бригады в полковой школе. В августе 1924 г. был послан в отряд по подавлению банды Шевченко Могилевской губернии на Днепре, в сентябре был отозван и направлен в Москву в школу ВЦИК’а на кав. отделение, в августе 1927 года окончил и направлен командиром взвода в 58-й отдельный запасной Гориль-Градский эскадрон, где и пробыл до сентября 1929 года. В сентябре направлен в гор. Москву на курсы им. Ленина, в мае 1930 г. окончил и направлен политруком в 1-й зап. кав. полк, где и работал политруком и командиром эскадрона до сентября 1931 года, в сентябре 1931 года был командирован в гор. Ленинград на бронетанковые курсы. В мае 1932 года окончил и направлен командиром учебной роты в 3-й учебный полк (ст. Дорога), где и работал до февраля 1933 года. В феврале 1933 года был командирован на бронетанковые курсы спец. отделение в гор. Ленинграде, которые я окончил в июле 1933 года и направлен командиром танка „С“ в отдельной части 1188, работал инструктором вождения, где был до ноября 1934 г. В ноябре часть переехала в гор. Слуцк, где и был до апреля 1936 г. командиром роты, в апреле 1936 года приказом Наркома Обороны был переведен в часть 1515 командиром роты. С Харькова в мае переехал в гор. Киев, где и по настоящее время работаю.

С сентября 1936 года по январь 1937 года был на АКТУСе, окончил и работал командиром роты, в сентябре 1938 года назначен помощником командира роты по строевой части и с ноября 1938 года по сей день работаю начальником курсов младших воентехников и лейтенантов.

В ВКП(б) я вступил в 1919 году в мае месяце будучи председателем ключевого комитета (правление в совхозе „Доймичево“), выбыл механически в 1920 году, как не прошедший Всероссийской переписи, а не прошел потому, что во время ареста жандармерией — документы были уничтожены. В 1922 г. я опять подал заявление и в мае 1923 г. был утвержден УКОМОМ в кандидаты. Мои поручители: Депий — член с 1919 г., Степанов — член с 1919 г., Миронов — член с 1917 года, работал вместе с ним и в одном совхозе „Дворец“. В комсомол вступил в 1921 году в декабре и был до истечения возраста. Членом партии ВКП(б) был принят в 1924 году в августе в 30 кав. полку…

В 1927 г. был избран членом партбюро 37-го кав. полка, в 1928 году был избран членом райкома партии гор. Лиски, участвовал на парт. конференциях 10-й Майкопской кав. дивизии 2 раза в 1928 году и 1930 году, участвовал на парт. конференциях части 629 2 раза и Молотовского райкома гор. Киев 2 раза. В 1930 году был секретарем ячейки в 1-м зап. кав. полку и парторгом в 1935 году в части 2543.

Начал активную работу в партии ВКП(б) в 1919 году и работаю по настоящее время. Членом партии ВКП(б) отклонений от генеральной линии партии не было, в антипартийных группировках не участвовал…»

«…Был женат, жена умерла от туберкулеза в 1938 году…»

(Стилистика и орфография документов, приведенных в данном очерке, сохранены. — Прим. автора.)

27 августа 1937 года Степану Федоровичу Шутову было присвоено первое для него офицерское воинское звание (в связи с введением системы воинских званий для командного состава Красной Армии. — Прим. автора) — «капитан».

Как характеризовался в рассматриваемый период службы в рядах Красной Армии красный командир, а затем — капитан Шутов? Ответы на этот вопрос мы найдем в Справке об его аттестовании и различных характеристиках.

1932 год — «Командир учебной роты. Рота по всем видам дисциплин готова хорошо. Лично дисциплинирован. К подчиненным требователен. Стреляет хорошо. Инициативен. Силой воли обладает. Должности командира роты соответствует. Может быть командиром учебной роты».

1933 год — «Слушатель курсов усовершенствования. Дисциплинирован, выдержанный и волевой командир. Общее и военное образование вполне удовлетворительное. Политически развит. Курс тактики и техники усвоил хорошо. Курс теории огневого дела и курс полит. парт. работы — усвоил отлично. Подлежит продвижению на должность командира роты танков „С“».

1934 год — «Инструктор вождения танка Т-28. Дисциплинирован. Имеет достаточную силу воли. Относительно энергичен. Мало инициативен. Штабных навыков не имеет. В работе вяловат. Обидчив. У подчиненных авторитет имеет, но недостаточно требователен к себе. Стреляет хорошо. Технически грамотен. Мало уделяет внимания вопросам проверки и контроля исполнения. В общественной работе принимает участие. Политически развит удовлетворительно. Должности инструктора соответствует. Может быть использован в должности командира роты».

1935 год — «Инструктор вождения танкового полка Т-28. Имеет хорошие организаторские способности. Требователен к самому себе по службе. Дисциплинирован. Политически грамотен, морально устойчив. Принимает активное участие в партийной жизни. Тактически подготовлен хорошо, физически здоров. Должности соответствует вполне. Подлежит назначению на должность командира роты танков Т-28 во внеочередном порядке».

1936 год — «Командир роты танковой бригады. Силой воли обладает достаточно. К подчиненным требователен. Дисциплинирован, но имеет стремление решать вопросы не по команде. Тактически развит удовлетворительно, но над собой работает мало. Технику и мат. часть оружия знает хорошо. Штабную работу не знает. Общеобразовательная подготовка слабая и не стремится ее повысить. Навыки в организации занятий недостаточны, готовиться к занятиям не любит. Политически развит. В парт. полит. работе принимает активное участие. Рота подготовлена удовлетворительно. Должности командира соответствует».

1937 год — «Слушатель ЛБТКУКС. Общее развитие хорошее. Сознателен, но отчасти рассеян и невнимателен. Не выработана командная четкость и точность. Инициативу проявляет, настойчив в своих решениях. Дисциплинирован. Документы составляет удовлетворительно. Средняя оценка усвоения курса „3,7“ Соответствует должности командира роты».

Из партийной характеристики на члена ВКП(б) Шутова Степана Федоровича:

«Тов. ШУТОВ С. Ф. рождения 1902 года, соцпроисхождения из рабочих, соц. положение рабочий, член ВКП(б) с 1924 года п/б № 1037839.

За время пребывания на курсах младших В/техников при в/ч 5800 с декабре 1938 года по май месяц 1939 года тов. ШУТОВ проявил себя идеологически выдержанным коммунистом.

4 декабря 1938 года тов. ШУТОВ избран в члены партийного бюро. В работе партбюро и парторганизации работал активно, партзадания выполнял аккуратно. Политически грамотен, над трудами МАРКСА — ЛЕНИНА, СТАЛИНА работает. Воспитывал коммунистов и кандидатов партии в духе Марксизма-Ленинизма.

Чутко относился к запросам курсантов. Был избран от парторганизации курсов на 5-ю Райпарт. конференцию Молотовского района г. Киева.

За время пребывания в парторганизации отклонений от генеральной линии партии не было.

Партии ЛЕНИНА — СТАЛИНА предан.

Авторитетом среди коммунистов и всего личного состава курсов пользуется.

Партийная характеристика утверждена на партсобрании от 28 апреля 1939 года, протокол № 12.

ОТСЕКР ПАРТБЮРО ПАРТОРГАНИЗАЦИИ

КУРСОВ (подпись) /ГУБЛЬ/

ЧЛЕНЫ ПАРТБЮРО (подпись) /РЫВКИН/».

В июле 1940 года капитана С. Шутова назначают командиром танкового батальона тяжелых танков в 17-й танковый полк 9-й танковой дивизии.

Из аттестации на капитана Шутова Степана Федоровича той поры:

«…Политически и морально устойчив. Предан партии ЛЕНИНА — СТАЛИНА и Социалистической Родине. Бдителен, военную тайну хранить умеет. Общее и политическое развитие достаточное. Связан хорошо с массами. Умеет правильно нацеливать актив на выполнение поставленных задач. Требовательный и заботливый о подчиненных командир. Имеет деловой и политический авторитет. Волей и энергией обладает. Инициативен, решителен. Дисциплинирован сам и умеет насаждать дисциплину у подчиненных. Может организованно обеспечить свое решение и твердо провести его в жизнь. В тактической обстановке решения принимает правильные, выводы обосновывает. В своей подготовке подготовлен лично хорошо, батальон стреляет хорошо. Над повышением своих знаний работает и умеет передать их методически правильно. Физически подготовлен, здоровье хорошее. В походах вынослив. Хороший строевик сам и батальон в строевой подготовке подготовлен хорошо, в полку занимает ведущее место. Батальон сколочен и может выполнять боевые задания.

ВЫВОД — Должности командира танкового батальона вполне соответствует. Достоин присвоения очередного воинского звания „майор“ досрочно.

Командир 17 танк. полка

м а й о р (подпись)/АГАФОНОВ/

20.10.40 г.»

В этой должности в составе своего полка он встретит агрессию фашистов против Советской страны и с первых дней Великой Отечественной войны примет в ней самое активное участие, командуя танковыми частями и соединениями на различных участках советско-германского фронта. Он воевал на Западном, Волховском, Ленинградском, Воронежском, 1-м и 2-м Украинских фронтах, защищал Москву, Ленинград, освобождал Киев, сражался на Украине и в Румынии.

В начале августа 1941 года капитана Шутова переназначают на ту же должность в 208-й танковый полк 104-й отдельной танковой дивизии. Здесь он командовал танковым батальоном легких танков, а в ноябре того же года новое назначение — на должность комбата легких танков в 9-й танковый полк 9-й танковой бригады.

В боевой характеристике на капитана Шутова Степана Федоровича того периода говорилось следующее:

«1902 г. рождения. Образование: 7 классов, по соц. положению рабочий, в Красной Армии с 1917 года г. с перерывом по болезни 3 года (1921–1924) Член ВКП(б) с 1924 г. п/б № 1037839. В занимаемой должности — командир батальона с ноября 1938 г.

Тов. ШУТОВ, находясь с 9 т. п. в 2.11.41 г. до настоящего времени на должности командира батальона малых танков, показал себя дисциплинированным командиром. Требователен к себе и подчиненным. Политически грамотен, морально устойчив. Непосредственно в бою на танке не участвовал.

Много работал в подготовке личного состава и материальной части к атакам, в результате чего экипажи тов. ШУТОВА, действующие в бою в районе Ильино-Колонтаево Малоярославского направления показали хорошие результаты.

При действии в разведке в направлении Аксиньино, Михайлово 1.12.41 г. личный состав тов. ШУТОВА проявил героизм и отвагу. Преследуя противника захватил и доставил в полк: 1-ПТОР (противотанковое орудие. — Автор) и пленного унтер-офицера.

Тов. ШУТОВ умеет нацеливать личный состав на выполнение боевой задачи.

Занимаемой должности соответствует, достоин продвижения на должность командира батальона средних танков.

КОМАНДИР 9 т. п. ВОЕНКОМ 9 т. п.

КАПИТАН (подпись) /ЛУКАШЕВ/

СТ. ПОЛИТРУК (подпись) /ДЕСЯТКОВ/…»

В декабре 1941 года офицера-танкиста назначают заместителем командира 36-й танковой бригады. Одновременно с назначением на эту должность ему присваивается очередное воинское звание — «майор». В должности заместителя командира бригады он воевал в 167-й и 95-й танковых бригадах до августа 1942 года.

Затем, в период с августа по октябрь 1942 года, майор С. Шутов исполнял обязанности по должности командира 187-й танковой бригады. 29 октября того же года одновременно с назначением на должность командира 50-го отдельного гвардейского танкового полка ему было присвоено очередное воинское звание — «подполковник».

С мая по август 1943 года гвардии полковник Шутов — слушатель Академических курсов усовершенствования офицерского состава при Военной академии бронетанковых и механизированных войск имени И. В. Сталина. Вот с какой аттестацией он окончил эти курсы:

«…Дисциплинирован. Инициативный. Требовательный. По характеру уравновешенный. На командных должностях в механизированных войсках с 1932 г. Имеет большой практический стаж в командовании танковыми подразделениями, частями и боевой опыт.

Тактический кругозор вполне удовлетворителен. Основы и принципы организации и ведения современного общевойскового боя понимает. Основы и принципы боевого использования танковых и механизированных частей и соединений усвоил твердо. В обстановке разбирается. Обстановку оценивает недостаточно полно. Решения принимает обоснованные. Организовать бой танковой части может. Вопросы организации и взаимодействия понимает и организовать взаимодействие может. Функции и работу штабов знает, но руководить штабом затрудняется.

В Ы В О Д: Полковник Шутов по своей тактической подготовке, практическому опыту и командирским качествам должности командира отдельн. танкового полка вполне соответствует. Может быть использован на должности командира танковой бригады.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ТАКТИКИ

ПОЛКОВНИК (подпись) /ВЫЖИГИН/

21 августа 1943 г.»

После окончания вышеназванных курсов гвардии подполковник С. Шутов с августа 1943 года по февраль 1944 года исполнял обязанности командира 20-й гвардейской танковой бригады 5-го гвардейского танкового корпуса и только 18 февраля 1944 года был назначен ее командиром. А чуть позднее, 21 февраля 1944 года ему было присвоено воинское звание «полковник».

Но вернемся немного назад, в события 1943 года. Посмотрим, уважаемые читатели, как проходила служба героя этого очерка в этот период Великой Отечественной войны…

Из очерка А. Берковского «По дорогам войны», опубликованного в книге «Красные стрелы» (Москва, 1963):

«Нашим войскам начала вражеского наступления долго ждать не пришлось. Гитлеровцы всю весну 1943 года выбирали момент, чтобы предпринять реванш за поражение на Волге. На рассвете 5 июля 1943 года они предприняли наступление на курском выступе, избрав направлением удара небольшой, но важный в оперативном отношении город Обоянь. Броневым тараном противник хотел смять оборону советских войск и достичь намеченной цели: окружить советские войска, находившиеся в выступе западнее Курска.

Уже на второй день ожесточенных оборонительных боев советских войск в действие был введен 5-й гвардейский танковый корпус…»

5 августа столица Родины Москва салютовала нашим войскам, овладевшим городами Орел и Белгород. Танкисты 5-го гвардейского корпуса теперь в общем потоке советских войск устремились на запад, к Днепру, а там и к столице Украины Киеву. Головной в корпусе двигалась 20-я бригада подполковника Шутова. Это ему, танкистам его бригады генерал Кравченко (генерал А. Г. Кравченко — командир 5-го гвардейского танкового корпуса. — Автор) поручал выполнять самые сложные и трудные боевые задания.

Враг отступал, но свирепо огрызался, и гвардейцам-танкистам приходилось не только стремительно атаковать и преследовать противника, но и действовать из засад, уничтожать его группами, расстреливать контратакующие танки противника в упор. В конце сентября 5-й гвардейский танковый корпус уже находился северо-восточнее Киева в районе станции Бровары. Здесь он был временно остановлен для пополнения людьми и боевой техникой.

Из вышеназванного очерка А. Берковского:

«…Советские войска уже подходили к Днепру и главными силами форсировали его. В 20-й бригаде всех волновал вопрос: скоро ли будем наступать на Киев? Полковника Шутова не покидало желание одним из первых ворваться на знакомые улицы близкого сердцу Киева. Не раз на эту тему он исподволь пытался затеять разговор с Андреем Григорьевичем Кравченко.

Генерал мечтательно улыбался и говорил:

— Не торопись, Степан Федорович, вот накопим сил и рванем вперед. Наше еще все впереди. Командование фронтом в решающий момент о нас не забудет, не беспокойся, готовь людей лучше.

И вскоре командир корпуса сам приехал в бригаду, по-хозяйски осмотрел все танки, побеседовал с экипажами, а потом уселся с командиром бригады на лавочку под столетним дубом и повел разговор о том, что еще надо доделать. Потом совершенно неожиданно сообщил о том, что вот-вот последует приказ фронта о совершении марша.

— А где примерно будем действовать, товарищ генерал, если не секрет? — спросил полковник у Кравченко. Генерал одобрительно ответил:

— Вопрос законный. Мы, танкисты, должны заранее знать направления наших действий. Вероятнее всего, товарищ Шутов, мы в ближайшие дни будем вызволять столицу Украины, родной Киев.

— Это было бы очень здорово, товарищ генерал! — вырвалось у Шутова.

Его спокойное, волевое лицо озарилось радостью. Генерал это увидел и с присущим ему тактом заметил:

— Вы же, насколько я знаю, служили до войны в Киеве. Хорошо знаете город?

— Да, служил, товарищ генерал. С Киевом меня не только это связывает, семья у меня там осталась — жена, два сына…

Генерал дружески пожал ему руку и пожелал доброго боевого пути и личного счастья.

Проводив генерала, полковник Шутов глубоко задумался. Сколько воспоминаний будил Киев в сердце Степана Федоровича! Здесь он начинал свою службу танкиста. В этом городе он мужал, становился настоящим, зрелым командиром. Страшно верить: по Киеву ходят и ездят фашисты. Народ стонет и истекает кровью под их игом. Семья, друзья, знакомые киевляне — что с ними? И оттого, что он был теперь почти рядом с Киевом, сердце еще сильнее сжималось от беспокойства за близких. Хотелось скорее в бой, скорее узнать правду, пусть даже горькую…»

В ночь со 2 на 3 октября 5-й гвардейский корпус получил задачу вечером 4 октября переправиться через Десну и сосредоточиться в районе деревни Новоселки, а затем переправиться через Днепр и во взаимодействии с частями 38-й армии наступать в обход Киева, на запад и юго-запад.

На коротком совещании командиров бригад, состоявшемся на рассвете 3 октября, генерал Кравченко подчеркнул, что от танкистов потребуется большая выдержка и выносливость, а от командиров — высокие организаторские способности. Впереди две большие реки, а переправочных средств никаких нет и в ближайшее время не предвидится. Расчет был на смекалку, самоотверженность и находчивость танкистов. И очень скоро он оправдался.

У танкистов родилась очень рискованная идея — преодолеть Десну танками вброд.

Но как это сделать? Вскоре нашлись смельчаки — механики-водители, командиры танков. Все сошлись на одном: промерить глубину реки и отыскать наиболее мелкие места. Комсомольцы Иван Горбунов и Семен Кривенко спустились в ледяную воду и поплыли к западному берегу, то и дело опускаясь на дно, чтобы прощупать ногами твердую опору. На помощь танкистам пришли местные жители-рыбаки. Не прошло и часа, как брод был проверен. Его маршрут извивался змеей, длина достигала 300 метров, а глубина в отдельных местах — двух метров. Это значительно превышало возможности танков по преодолению водных преград вброд. Командирам и механикам-водителям танков предстояло проявить большую смелость, находчивость, выдержку, взаимную выручку. Особенно трудна была задача командиров бригад. На них лежала ответственность за своевременность выполнения приказа, а также за сохранность жизни экипажей. Полковник Шутов в эти сутки находился на самом ответственном участке. Он руководил разведкой и работами на маршруте. Появлялся он и там, где танкисты готовили боевые машины к необычному переходу через большую водную преграду.

В самый разгар переправы в бригаду полковника Шутова приехал командующий 38-й армией генерал Н. Е. Чибисов. Увидев, как старательно работают танкисты, пренебрегая опасностью простудиться в ледяной воде, генерал не мог удержаться от похвал, благодарности за большой и смелый труд. Командующий армией подозвал к себе генерала Кравченко, находившегося тут же неподалеку.

— Андрей Григорьевич, и что за народ ваши танкисты! — восхищался он. — За свою многолетнюю службу я видел немало солдатской храбрости, но такое вижу в первый раз. Люди часами не выходят из воды. А как рискуют жизнью механики-водители, перегоняя танки на противоположный берег!

В течение суток более 70 советских танков прошли через широкую и довольно глубокую реку без всякого моста и паромов. Это было подлинное новаторство. В ту же ночь, после завершения переправы через Десну, танкисты 5-го гвардейского корпуса устремились к Днепру. К тому времени на западном его берегу был уже небольшой плацдарм, захваченный в конце сентября войсками 38-й армии. На плацдарме шли ожесточенные бои. Советским пехотинцам приходилось очень трудно. Враг контратаковал их танками. А у наших подразделений танков не было, да и артиллерии было совсем мало. Танки на правом берегу Днепра были очень нужны для удержания и расширения плацдарма.

Продолжаю цитировать вышеназванный очерк А. Берковского:

«…И снова встал вопрос: как их туда переправлять? Никаких инженерных средств для этого не было. Решили перевозить танки на подручных переправочных средствах. На помощь снова пришли местные жители. Они подсказали выход из создавшегося положения: предложили извлечь со дна реки брошенные гитлеровцами баржи. Под непрерывной бомбежкой и артиллерийским обстрелом саперы, танкисты и рыбаки-колхозники подняли со дна реки несколько барж, затопленных фашистами при отходе за Днепр, и быстро приспособили их под паромы для переправы.

Танкисты бригады полковника Шутова переправлялись первыми. Полковник Шутов был в хорошо знакомых ему местах. Здесь он в былые годы проводил не один лагерный сезон, не раз учил своих танкистов умению вести бой в пересеченной лесистой местности. Теперь враг был рядом. Гитлеровцы давали о себе знать каждую секунду то разрывом артиллерийского снаряда, то сотрясающим землю грохотом авиационной бомбы, то близкой пулеметной очередью. По ночам боевое охранение противника беспрерывно освещало свои позиции огнем сотен ракет. Враг опасался проникновения наших разведчиков через передний край или внезапной ночной атаки.

Вскоре весь корпус генерала Кравченко сосредоточился на Лютежском плацдарме. Генерал оценивал обстановку. За это короткое, но нелегкое время он хорошо узнал полковника Шутова, убедился, что не ошибся в своем выборе. В новом командире сочетались отличное знание танкового дела, храбрость, организаторский талант. В ожесточенных боях за удержание и дальнейшее расширение Лютежского плацдарма командир корпуса посылал бригаду на самые ответственные направления. Большой опыт ведения боев танками и пехотой в лесистой местности, накопленный полковником Шутовым на Западном фронте, а затем под Ленинградом, в районе Синявинских высот, очень пригодился ему в боях под Киевом.

В середине октября 20-я танковая бригада получила задачу в составе корпуса наступать северо-западнее Киева. Танкисты должны были ударом в обход Киева перерезать шоссе, идущее из Киева на Житомир. Направляющей шла бригада полковника Шутова. Он вел своих танкистов по лесным тропам, там, где гитлеровцы и не ждали появления советских танков. Противник был застигнут врасплох и бежал, бросая технику, орудия, боеприпасы. С ходу были захвачены мосты через реку Ирпень и перерезана железная дорога Киев — Коростень. А через сутки полковник Шутов уже докладывал командиру корпуса о том, что его танкисты держат под огнем своих пушек шоссе Киев — Житомир.

Однако вскоре противник большими силами обрушился на Лютежский плацдарм с северо-запада. Стрелковые дивизии 38-й армии не могли с ним справиться, потребовалась немедленная помощь танкистов. Последовал приказ: вернуть танковые бригады 5-го гвардейского корпуса в исходное положение на плацдарм. С болью в сердце отдавал это распоряжение о возвращении бригад генерал Кравченко. Шутов неоднократно запрашивал генерала по радио: „Не ошибка ли это, ведь наступление развивается очень успешно“. Но нет, это не было ошибкой!»

Отвод танков назад был действительно крайне невыгоден. Противник, заметив движение советских танков на северо-восток, сосредоточил по переправам на реке Ирпень мощные бомбовые удары своей авиации. И снова танкистам пришлось идти на хитрость. Создав несколько ложных пунктов переправ на реке Ирпень, они ускользнули от авиации противника. Возвращение танков на плацдарм и их контратаки по вражеским войскам стабилизировали положение. Началась усиленная подготовка войск к наступлению на Киев непосредственно с севера, через густые лесные массивы.

Этот путь был короче, но и труднее: местность изобиловала балками с лесами и кустарником. В этих условиях танки могли успешно действовать только в самой непосредственной близости со своей пехотой. Иначе их могли уничтожить танки противника, хорошо замаскированные в лесу.

Сроки подготовки наступления на Киев были очень короткими. Танкисты 5-го гвардейского корпуса вместе с пехотой частей 38-й армии заняли исходное положение для наступления в первом эшелоне.

Наступление советских войск на Киев началось рано утром 3 ноября. После мощной артиллерийской подготовки танки вместе с пехотой и артиллерией стремительно рванулись вперед. Противник оказывал упорное сопротивление. Полковник Шутов шел в боевых порядках своей бригады. Он появлялся то в одном, то в другом батальоне, выводя их на нужные направления по лесным тропам. Бои в лесной чаще не приостанавливались ни на одну минуту. К утру 4 ноября танкисты Шутова уже прошли лес в районе дачного пригорода Киева — Пуща Водица. Правее начали движение части танковой армии генерала Рыбалко. Это окрыляло и танкистов Шутова. Они теперь видели, что сил у них много и враг сопротивляться долго не сможет.

Из вышеназванного очерка:

«…На решающее направление генерал Кравченко снова поставил бригаду Шутова.

— Вам, Степан Федорович, и книги в руки. Вы тут, можно сказать, местный житель, — полушутя, по-дружески говорил командир корпуса. — На вас возлагаю большие надежды.

Полковник Шутов ответил коротко:

— Товарищ генерал, доверие оправдаем!

Полковник Шутов в глубине души жил только одним желанием: скорее в Киев. Что с семьей? Живы ли ребята, если их нет в городе, то где искать их?

Степан Федорович торопил танкистов.

Ночь с 4 на 5 ноября была решающей в боях за Киев. Танкисты получили команду идти в атаку на оборону противника с зажженными фарами. Гитлеровцы были ошеломлены неожиданным появлением перед их окопами большой массы ярких вздрагивающих огней. По мере приближения к окопам танки усиливали стрельбу из пушек и пулеметов. Автоматчики, двигавшиеся вплотную за танками, группировали пленных. Полковник Шутов направлял их на командный пункт генерала Кравченко. Наши солдаты в полутьме говорили:

— Не тот стал фашист, обмяк, укатали мы его.

В ночь с 5 на 6 ноября танкисты полковника Шутова вели бои уже на улицах Киева. Дом за домом, квартал за кварталом переходили в их руки. К часу ночи 6 ноября они сражались уже на подступах к центру города. Вот он, Крещатик. Кругом развалины, гарь, паутина порванных проводов.

К утру город был очищен от врага. Это был хороший подарок советских воинов Родине в канун праздника Великого Октября. Степан Шутов был в родном для него городе. Воспользовавшись небольшой передышкой в боях, полковник Шутов попытался найти семью по старому адресу. Но там никого не оказалось. Соседи сообщили, что жена, скрываясь от фашистов, ушла с детьми куда-то в деревню… Оставив соседям номер своей полевой почты, он вернулся в бригаду. Танкисты продолжали преследовать противника. Мысли о семье не оставляли Степана Федоровича. И когда генерал Кравченко распорядился вывести 20-ю бригаду на сутки в резерв, чтобы заправить и осмотреть танки, полковник попросил у него разрешения снова наведаться в Киев. На этот раз ему удалось встретить жену и маленького сына. Радость их была омрачена тем, что, возвращаясь назад из деревни, жена потеряла Володю, старшего сына.

И радостным, и огорченным вернулся в бригаду полковник Шутов. Бригада снова пошла в бой. Навстречу танкистам, устремившимся на юг от Киева, двигался поток освобожденных из фашистского плена женщин, стариков, детей. Степан Федорович внимательно всматривался в толпы людей, надеясь на счастливый случай…

Только что закончился горячий бой за очередной населенный пункт. Танкисты стремительной атакой подавили вражескую артиллерию и минометы на огневых позициях, захватили в плен не успевших удрать гитлеровцев. Несколько наших танков остановились в центре села. Из погребов и подвалов выбегали жители, обнимали и целовали советских воинов.

Вперед, вплотную к танкам пробились мальчишки; Степан Федорович беседовал в сторонке со стариками и временами поглядывал на кучку ребят. Вдруг совсем рядом он услышал:

— Папа! Папочка!

К нему, радостно сияя глазами, перепачканный, бежал сын.

— Володя! Сынку! — Степан Федорович не сдержал слез. Толпа, изумленная, расступилась. Многие тоже плакали.

Но и эта встреча была короткой. С трудом удалось уговорить сына вернуться домой…»

Вот так герой нашего очерка по воле судьбы смог повидаться с семьей. Безусловно, для каждого в это трудное время светлой искоркой в сердце зажигалась весточка из дома… А тут — живая встреча!

Каждый, будь он простой солдат, офицер или генерал, нес ее в себе, эту искорку, хранил в сердце, и именно эта вера в возвращение к близким безусловно придавала сил любому…

Но вернемся в события 1944 года. Как уже отмечалось ранее, именно командуя 20-й гвардейской танковой бригадой, Степан Федорович и проявил себя как незаурядный командир-танкист, мужественный и дерзкий воин. В эту бригаду, как уже понял уважаемый читатель, он прибыл и возглавил ее после Курской битвы, когда танкисты в составе Воронежского фронта стремительно двигались к Днепру.

В ходе ожесточенных боев за Днепр, особенно на Лютежском плацдарме севернее Киева, при освобождении столицы Украины танковая бригада гвардии подполковника Шутова действовала на самых решающих участках и всегда выходила победителем в схватке с гитлеровцами.

Успехи 20-й гвардейской танковой бригады были обусловлены не только мастерством и отвагой ее личного состава, но и тем, что бригадой командовал опытный танкист, отличившийся храбростью и организаторским талантом. В боях под Киевом гвардии подполковник Шутов действовал исключительно уверенно и смело, так как он прекрасно знал район боевых действий, изученный им еще в довоенные годы. Много раз проводил он здесь учения и занятия.

Освобождение столицы Украины было большой победой советских воинов, в том числе и танкистов 5-го гвардейского танкового корпуса, которому было присвоено почетное наименование «Киевский».

Не обошло вниманием командование и боевые заслуги комбрига гвардии подполковника С. Ф. Шутова.

В Наградном листе командир 5-го гвардейского танкового корпуса гвардии генерал-лейтенант танковых войск Кравченко, представляя командира 20-й гвардейской танковой бригады гвардии подполковника Шутова Степана Федоровича к званию Героя Советского Союза, отмечал:

«…Гв. подполковник ШУТОВ инициативный, решительный офицер. Обладает большими организаторскими способностями. В операции на правом берегу р. ДНЕПР, в боях за г. КИЕВ бригада под командой ШУТОВА дралась геройски, приняв на себя основной удар сил противника. 20 ГТБр одна из первых ворвалась в г. КИЕВ.

Гв. подполковник ШУТОВ во время боев всегда находился в боевых порядках бригады, воодушевляя своим примером личный состав бригады на разгром врага.

За умелое руководство бригадой и нанесенный большой урон противнику в живой силе и технике в боях за г. КИЕВ тов. ШУТОВ представляется к Правительственной награде — присвоению звания „ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА“… Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года „За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство“ гвардии подполковнику Шутову Степану Федоровичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ему ордена Ленина и медали „Золотая Звезда“».

О вручении нашему герою первой «Золотой Звезды» хорошо рассказал А. Берковский в своем очерке:

«…Жаркие бои кипели на Правобережной Украине зимой 1944 года. Фашистские генералы, провозглашавшие на весь мир, что они создали неприступный оборонительный вал на Днепре, хотели вернуть Киев обратно.

Вражеские войска предпринимали многочисленные контратаки то из района Белой Церкви, то из-под Житомира. В этих боях танковый корпус генерала Кравченко перебрасывали с одного участка 1-го Украинского фронта на другой. Танкисты бригады полковника Шутова по-прежнему умело и мужественно продолжали бить врага. В один из февральских дней, когда после завершения разгрома окруженной группировки фашистских войск под Корсунь-Шевченковским бригада стояла на отдыхе, Степана Федоровича срочно вызвали в штаб 6-й танковой армии. Здесь он узнал, что его приглашает к себе генерал Кравченко для вручения награды.

Степан Федорович вошел в дом, где размещался командарм. Генерал поднялся из-за стола, вышел навстречу полковнику, по-братски обнял его и сказал:

— С первой „Золотой Звездой“ (медаль „Золотая Звезда“ имела номер 2158. — Автор) поздравляю тебя, Степан Федорович! Родина отблагодарила тебя за Днепр и Киев.

Полковник несколько растерялся:

— Спасибо, товарищ генерал…

Потом, собравшись с мыслями, в шутку спросил:

— Только как это понимать, товарищ генерал, с первой? Вы что, собираетесь меня поздравить и со второй?

— Это от вас зависит, — отшутился генерал…»

В каком-то смысле его слова стали пророческими. Ведь не пройдет и года, как Степан Федорович вновь будет удостоен этой высокой награды Родины…

…Впереди был еще большой боевой путь. Предстояло завершить освобождение Украины. Прихода Красной Армии ждали порабощенные народы Восточной Европы. Созданная накануне Корсунь-Шевченковской операции 6-я танковая армия отлично выполнила не одну боевую задачу. Теперь она готовилась к новому наступлению на юг от Киева.

Новая операция была рассчитана на большую глубину. Предстояло форсировать три реки — Южный Буг, Днестр и Прут.

Весеннее наступление 1944 года на Правобережной Украине протекало в тяжелых условиях распутицы, по бездорожью. И на этот раз танкисты полковника Шутова показали хорошую выучку, выносливость и сноровку. Преследуя отходящие части противника в направлении Умань — Могилев-Подольский — Бельцы — Яссы, они одними из первых вышли на реку Прут. С выходом советских войск на подступы к Яссам развернулись упорные затяжные бои на румынской земле. 5-й гвардейский корпус в этих боях непосредственного участия не принимал. Он пополнялся танками и личным составом, готовился к новому наступлению.

Приходило новое пополнение и в 20-ю гвардейскую бригаду, С. Ф. Шутов много сил отдавал обучению молодых танкистов, подготовке подразделений к действиям в горно-лесистой местности. Настойчиво учился и сам командир бригады. Особенно запомнилось учение, проводившееся генералом Кравченко в начале июня 1944 года по вероятному плану предстоявшей Ясско-Кишиневской операции.

Во всех этих боях бригада гвардии полковника С. Ф. Шутова успешно решала возложенные на нее боевые задачи и в конце марта 1944 года вышла на государственную границу с Румынией. Комбриг всегда был в гуще боевых порядков своих батальонов. Бесстрашие, которое было присуще Степану Федоровичу Шутову, иногда приводило его к весьма рискованным поступкам. Он нередко появлялся в непосредственной близости от поля боя в открытом автомобиле и лично управлял передовыми подразделениями бригады.

Уверенно и смело гвардии полковник С. Ф. Шутов руководил действиями бригады и в Ясско-Кишиневской операции, на этом остановлюсь чуть подробнее.

Ясско-Кишиневская операция началась ранним утром 20 августа 1944 года. Атаке войск первого эшелона предшествовала мощная артиллерийская и авиационная подготовка. Бригада гвардии полковника С. Ф. Шутова, как и другие бригады двух корпусов 6-й танковой армии, стояла в это время в исходном положении, готовая войти в прорыв в составе подвижной группы. Экипажи сидели в боевых машинах, ожидая сигнала.

В полдень 20 августа раздался сигнал для танкистов 6-й танковой армии. Танки вытянулись в мощные колонны и двинулись вперед. К 4–5 часам вечера лавина советских танков по нескольким маршрутам неудержимо катилась на юг, обтекая город Яссы с запада.

Уже первый день операции принес танкистам крупный успех.

Гвардии полковник С. Ф. Шутов, шедший со своей бригадой на правом фланге танковой армии, непрерывно подбадривал танкистов. Он хотел, чтобы они засветло переправились через реку Бахлуй, а ночью с ходу взобрались на хребет Марс, лежащий за ее долиной.

Утром 21 августа танкисты 20-й бригады преодолели занятый противником хребет Марс и ворвались в район Попешты — Скобилицы.

За два дня было пройдено более 100 километров. Это способствовало охвату ясско-кишиневской группировки войск противника с юго-запада.

К концу дня 27 августа танкисты, преследуя отходящего противника, с ходу прорвали его оборону в районе «Фокшанских ворот». 30 августа танкисты бригады гвардии полковника С. Ф. Шутова совместно с танкистами других бригад 5-го гвардейского танкового корпуса после упорных боев заняли Плоешти, лишив гитлеровскую Германию не только важного оперативно-стратегического пункта, но и одного из основных источников топлива для танков и авиации.

Трижды в 1944 году боевая деятельность его бригады была отмечена в Приказе Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И. В. Сталина и в сообщениях Совинформбюро:

«23.8.44

№ 156. Войска 2-го Украинского фронта в результате стремительного удара танковых соединений и пехоты сегодня, 23 августа, овладели городом Васлуи — важным узлом коммуникаций и сильным опорным пунктом обороны противника между реками Серет и Прут.

В боях за овладение городом Васлуи отличились танкисты полковника ШУТОВА.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Б. Раевский ГРАЖДАНИН СТРАНЫ СОВЕТОВ [1] Глава из романа

Из книги автора

Б. Раевский ГРАЖДАНИН СТРАНЫ СОВЕТОВ[1] Глава из романа Уже за неделю до международных состязаний пловцов, в которых участвовала и советская команда, над кассой бассейна «Этуаль» висели огромные аншлаги: «Все билеты проданы» Это была ложь.В кассе билетов действительно не


«Война в настоящем ее выражении»

Из книги автора

«Война в настоящем ее выражении» Путь его лежал на Дунай, в Молдавию и Валахию, где разгоралось пламя большой войны. Русская армия под командованием князя М. Д. Горчакова, дальнего родственника Толстых, вторглась в пределы Османской империи и весной 1854 года начала осаду


15 Человек-Столб. Повесть о настоящем самурае

Из книги автора

15 Человек-Столб. Повесть о настоящем самурае Литература вытекла в песни и фильмы. Оглянемся: сегодня сотни миллионов нас обсуждают песни, десятки миллионов – фильмы, и лишь какие-то жалкие несколько миллионов еще обсуждают книги.Вымрет ли книга? Помню, в России еще


Часть первая ДВЕ «ЗАКОННОСТИ» СТРАНЫ СОВЕТОВ

Из книги автора

Часть первая ДВЕ «ЗАКОННОСТИ» СТРАНЫ СОВЕТОВ Джет ошибался, как и все его соплеменники, привычно принимая как данность то, что данностью не было. Элеонора Раткевич «Джет из Джетевена» «…Массовые аресты и ссылки тысяч и тысяч людей, казни без суда и нормального следствия


Противовоздушная оборона страны (ПВО страны)

Из книги автора

Противовоздушная оборона страны (ПВО страны) Накануне войны Главное управление ПВО страны (ГУПВО страны) управляло и руководило всеми противовоздушными силами Красной Армии, а также службами раннего предупреждения. Начальником его был генерал-полковник Г. Н. Штерн,


ТАЛАНТЛИВЕЙШИЙ И НАИВНЕЙШИЙ ЧУДАК СТРАНЫ СОВЕТОВ Послесловие Г. Боровика

Из книги автора

ТАЛАНТЛИВЕЙШИЙ И НАИВНЕЙШИЙ ЧУДАК СТРАНЫ СОВЕТОВ Послесловие Г. Боровика Не знаю, как вам, читатель, но мне вряд ли приходилось читать книгу более трагическую, листать документы более страшные, быть свидетелем человеческой жестокости более бессмысленной.И дело не


Наталья Гундарева: всегда в настоящем времени

Из книги автора

Наталья Гундарева: всегда в настоящем времени Ее уже пять лет нет с нами…Лучшие всегда уходят так некстати, так не вовремя. И мы так и не научились говорить о ней в прошедшем времени.Сказать, что я люблю Наталью Гундареву, — это не сказать ничего. Ее, как актрису, любят


Глава IX АВИАЦИЯ В ВОИНЕ И ПЕРВЫЕ БОЕВЫЕ ПОЛЕТЫ НЕСТЕРОВА

Из книги автора

Глава IX АВИАЦИЯ В ВОИНЕ И ПЕРВЫЕ БОЕВЫЕ ПОЛЕТЫ НЕСТЕРОВА Первая мировая империалистическая война разразилась 19 июля (1 августа нового стиля) 1914 года. Ее породило то, что в связи с изменением соотношения экономических и военных сил у империалистических государств


Размышления о прошлом, настоящем и будущем. Вместо послесловия

Из книги автора

Размышления о прошлом, настоящем и будущем. Вместо послесловия Архитектура – это склад ума, а не профессия. Ле Корбюзье Ни один большой дом и ни один большой труд не были готовы к намеченному сроку. Эдуард Гиббон Мемуарная «проба пера» от старта до финиша заняла около


С. Смирнов РАССКАЗ О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ

Из книги автора

С. Смирнов РАССКАЗ О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ Сначала эту историю, удивительную, как легенда, принесло мне письмо телезрителя и ветерана войны из далекого уральского городка. То был рассказ о девушке-танкисте Марусе Лагуновой, потерявшей в бою обе ноги, но сумевшей снова стать


Глава III О настоящем и прошлом

Из книги автора

Глава III О настоящем и прошлом Пути-дороги. "Боже, сколько кризисов!". "Миргород нарочито невеликий…". "О, не верьте этому Невскому проспекту". "Выпытать дух минувшего века…". "Глава литературы, глава поэтов".Пути-дорогиПосле выхода "Вечеров", летом 1832 года, Гоголь отправляется