Глава 5 Ответ президента

Глава 5

Ответ президента

Ответ Карпинского — документ исключительной важности, и без него не обходится ни одно исследование, охватывающее рассматриваемый период истории Академии наук; все же представляется, что трактовка его либо бывает неполна, либо выделяет не самые главные стороны, и, таким образом, выношенные и для Карпинского важные мысли оказываются в тени. Он перечисляет меры, принятые в прошлом академией по объединению научных сил и рассматривает формы, в которых она может сотрудничать с Советской властью, но это-то как раз и имеет лишь исторический интерес! Между тем исследователи останавливаются именно здесь.

Начнем, однако, сначала. Карпинский не поддался веяниям моды: обращение, с которым он адресовался к Луначарскому, вероятно, выглядело в глазах некоторых молодых сотрудников Наркомпроса непростительно старомодным.

«Милостивый государь Анатолий Васильевич!» — вывел он.

У академиков еще оставалось в ходу (и долго будет оставаться!) обращение «господин». Так начинается, например, записка КЕПСа (ответ на записку Шапиро), подписанная Ферсманом и Ольденбургом; копию ее Александр Петрович послал Луначарскому. «Господину президенту Академии наук...»

Карпинский говорит о «дифференциации науки» — на первый взгляд не совсем ясно. Понимать надо так: развитие науки идет через специализацию, членение, разделение; такова объективная тенденция. (Сам он, как знаем, чурался перегородок в науке — и в своем личном творчестве стремился к объединению отраслей наук, — но как  о р г а н и з а т о р  в науке он подчиняется объективному ходу развития.) Дифференциации этой у нас мешает «общий низкий уровень культуры». Это не требует объяснения: нужны школы, вузы, миллионы грамотных людей. «Направление русской жизни с громадным неисчислимым для себя вредом еще более помешало этой дифференциации внесением совершенно ложного понятия о специализации как антидемократической привилегированности...»

Это место недостаточно ясно изложено и допускает разные толкования. По нашему убеждению, слова президента полемически направлены против некоторых идеологических учений начала века (в частности, толстовства), в которых настоящим тружеником, достойным истинного уважения, провозглашается мужик или заводской рабочий, а  с п е ц и а л и с т  (инженер-химик, например, геолог, биолог) почти барин, почти помещик, почти аристократ. Его труд  л е г ч е.  Его положение привилегированней.

Карпинский еще раз возвращается к этому. «Глубоко ложное понимание труда квалифицированного как труда привилегированного, антидемократического... легло тяжелою гранью между массами и работниками мысли и науки». Ясно, что не массы, не «трудящиеся» и не работники мысли и науки эту грань между собой положили. Тут отрыжка феодальной психологии. Общество не может успешно развиваться, относясь так к работникам мысли и науки. Себя Карпинский — мы уже писали о том — считал ровней мужику и рабочему в общем народном труде; того же требовал для философа, музыканта, бухгалтера. «Настоятельным и неотложным является поэтому для всех, кто уже сознал пагубность этого отношения к научным работникам, бороться с ним и создать для русской науки более нормальные условия существования».

«Чистая наука дожлна войти в тесное общение с техникой и прикладным знанием вообще, ибо для всякого ученого в настоящее время ясно, что подобное тесное общение плодотворно для обеих сторон и является истинным залогом настоящего, глубокого использования сил природы и сил человека для создания новой улучшенной во всех отношениях жизни».

В этих словах целая программа действий для работников науки — и она в дальнейшем развивалась в полном согласии с высказанным здесь пожеланием Карпинского. Возможно, не всем ученым в то время были ясны смысл и польза тесного общения чистой науки и прикладного знания. Возможно. Не для всякого. Куда важнее, что это понимал президент!

И наконец, добирается он до  р а з р ы в а  в преемственности традиций, который его глубоко заботит и который он считает «несчастьем русской жизни». К сожалению, по его наблюдениям, такой разрыв уже произошел...

Что же касается конкретных форм сотрудничества академии с Советской властью, Карпинский сторонник решения определенных, четко оговоренных задач, иначе «легко было впасть в теоретичность и прийти к построениям недостаточно жизненным... Долголетний рабочий опыт убеждает Академию, — пишет Карпинский, — в необходимости начинать с определенных реальных работ, расширяя их затем по мере выяснения дела». Е.Н.Городецкий в своих трудах «К истории ленинского плана научно-технических работ» и «Рождение Советского государства» убедительно показал, что предложения Карпинского были правильны.

Таким образом, письмо президента захватывает широкий круг вопросов, а впервые высказанный призыв сохранить культурный пласт «без разрывов» отражает святое беспокойство, понятное и в наше время.

Сопоставление его письма с запиской КЕПСа, копию которой он отправил Луначарскому, приводит к мысли, что последняя составлялась не без его участия — во всяком случае, преамбула. Она содержит близкие ему мысли, текстуально несущие отпечаток его стиля. «Спасение государства и русской культуры лежит в широком подъеме народного труда, — разве это не Карпинский? — планомерно продуманном использовании природных богатств и в бережном сохранении и охране работников свободной научной мысли и рассадников научного творчества русского народа».

Все это он не раз говорил в своих выступлениях. В преамбуле содержится любопытнейшая мысль, с которой согласились бы современные экономисты и экологи. Мало изучать природные богатства страны, утверждают авторы. Мало выяснять технические стороны отдельных отраслей народного хозяйства. Необходимо исследовать взаимоотношения, «которые устанавливаются жизнью между природой и ее трудовым использованием».

В своем плане авторы и пытаются найти такую увязку.

«Прошу Вас принять уверение в совершенном почтении и преданности. А.Карпинский», — заканчивает Александр Петрович письмо Луначарскому.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ОТВЕТ СТРАНЫ И ОТВЕТ МАТЕРИ

Из книги История одного ордена автора Марвич Соломон Маркович

ОТВЕТ СТРАНЫ И ОТВЕТ МАТЕРИ Осень 1951 года.Поджигатели войны считают, что они основательно укрепили свои позиции, и потому предпринимают такие действия, которые можно считать прямым вызовом борцам за мир.В один день вышли из заключения несколько тысяч японских фашистов.


Глава V В администрации президента

Из книги В команде Горбачева: взгляд изнутри автора Медведев Вадим

Глава V В администрации президента Программа перехода крынку: чья лучше. — "Парламентский бунт" и реорганизация президентской власти. — Кризис начала 1991 и новоогаревский


Глава 19. ПРО ГЕНЕРАЛОВ, АДМИРАЛОВ И ПРЕЗИДЕНТА

Из книги Адмирал Нимиц автора Поттер Элмер

Глава 19. ПРО ГЕНЕРАЛОВ, АДМИРАЛОВ И ПРЕЗИДЕНТА Американское нападение на Марианские острова в июне 1944 года напоминало японское нападение на Мидуэй в июне 1942 года тем, что в обоих операциях нападающая сила пересекла большой участок Тихого океана, чтобы напасть на цель во


Глава VI ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА

Из книги Борис Ельцин: От рассвета до заката автора Коржаков Александр Васильевич

Глава VI ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА


Глава XV. ГОД ПРЕЗИДЕНТА

Из книги Ильхам Алиев автора Андриянов Виктор Иванович

Глава XV. ГОД ПРЕЗИДЕНТА «Эта политика отвечает национальным интересам» Чем ближе и теснее связаны мысль и действие, тем более они активны. Счастливейший человек тот, чье мышление и действия согласованы. Дж. Неру В Азербайджане президента выбирают на пять лет. Ильхама


Глава 7 Без надежды на ответ

Из книги Свет земной любви. История жизни Матери Марии – Елизаветы Кузьминой-Караваевой автора Обоймина Елена

Глава 7 Без надежды на ответ Нежданно осветил слепящий яркий свет Мой путь земной и одинокий; Я так ждала, что прозвучит ответ; Теперь же – ясно мне, – ответа нет, Но близятся и пламенеют сроки… Е. Кузьмина-Караваева Небольшое имение с виноградниками, принадлежащее


Глава 33 Джон Кеннеди. Блондинка для президента

Из книги Мэрилин Монро. Жизнь в мире мужчин автора Бенуа Софья

Глава 33 Джон Кеннеди. Блондинка для президента Еще в начале января 1961 года Мэрилин сообщила одному из своих друзей, что у нее недавно состоялось интимное свидание с будущим президентом Соединенных Штатов. Признание прозвучало за несколько недель до приведения


Глава 19 Заговор против президента

Из книги Лаки Лючано: последний Великий Дон автора Рудаков Артем Леонидович

Глава 19 Заговор против президента — Восемнадцать миллионов долларов, Чарли! — с отчаянием воскликнул Мейер Лански. — Восемнадцать! Когда я удирал оттуда во всю прыть, не думал об этом. А в самолете вспомнил.— Твой сын Джек остался в Гаване. Он присмотрит за этими


ГЛАВА 35 Конец президента

Из книги Охота на рыжего дьявола. Роман с микробиологами автора Шраер-Петров Давид

ГЛАВА 35 Конец президента Последние пять лет прошлого столетия начинались вполне успешно для РВГ. Доктор Ванебо и его лаборатория хирургической онкологии, в которую я входил в те годы, начинал приближаться к постановке исследований по комбинированной


Глава 4. Прокурор покрывает президента

Из книги Путин. Внедрение в Кремль автора Стригин Евгений Михайлович

Глава 4. Прокурор покрывает президента 4.1. Коржаков и другие В 1996 году, в самый разгар выборов президента РФ, вспыхнул грязный и громкий скандал. Точнее говоря, «перед вторым туром голосования в Кремле разразился дворцовый переворот, который так и войдет в историю


Глава 11 «Она в ответ: ребенка нет»

Из книги Мик Джаггер автора Норман Филип

Глава 11 «Она в ответ: ребенка нет» В «Симпатии к дьяволу» «Стоунз» сыграли главную роль и неизбежно вспомнили, что им еще предстоит снять собственный художественный фильм, а явные киноактерские таланты Мика пока не нашли применения. Он, очевидно, ясно это сознавал и бывал


Глава 15 Осень президента

Из книги Ельцин автора Колтон Тимоти

Глава 15 Осень президента Четвертый доказанный инфаркт, случившийся с президентом 26 июня 1996 года, был самым обширным, и последовал он непосредственно на фоне множества симптомов, указывающих на то, что дни Ельцина сочтены[1389]. Консилиум из десяти врачей, наблюдавших за ним


Глава 26 Смерть президента Эквадора

Из книги Новая исповедь экономического убийцы автора Перкинс Джон М

Глава 26 Смерть президента Эквадора Уйти из MAIN было не так-то просто. Пол Придди не поверил мне. «С первым апреля!» — дружелюбно подмигнул он.Я заверил его, что все было абсолютно серьезно. Вспомнив совет Паулы, что я не должен ни с кем портить отношения или давать повод


Глава 27 Панама: еще одна смерть президента

Из книги автора

Глава 27 Панама: еще одна смерть президента Я был ошеломлен смертью Рольдоса, но, возможно, мне-то как раз удивляться не надо было. Что бы то ни было, а наивным меня нельзя было назвать. Я знал об Арбенсе, Моссадыке, Альенде и о многих других, чьи имена не появились в газетах и