Итоги первого президентского года

Итоги первого президентского года

Официальный срок президентства Владимира Путина начал отсчитываться только со дня его инаугурации 7 мая 2000 года. Однако уже 31 декабря 2000 года исполнился год с того момента, когда Борис Ельцин передал президентские полномочия председателю Правительства Российской Федерации В. Путину, который спустя три месяца, 26 марта 2000 года, одержал убедительную победу на досрочных президентских выборах.

Неудивительно, что российская печать еще с конца декабря 2000 года, а некоторые газеты и намного раньше начали подводить промежуточные итоги деятельности нового российского лидера. Эти оценки были чаще всего необъективны.

«В уходящем году, — утверждал в “Независимой газете” Вадим Логинов, — российские власти так и не смогли реализовать предоставленный им шанс для укрепления положительных тенденций в экономике. Это было время упущенных возможностей и несбывшихся надежд. Если вспомнить известную басню Крылова о стрекозе и муравье, то российских руководителей можно сравнить с попрыгуньей-стрекозой, а не с трудягой муравьем»[173]. «2000 год был потрачен на обучение Путина ремеслу главы государства и на “раскачку”, — заявлял в газете “Московский комсомолец” Михаил Ростовский. — 2000 год был наполнен эффектными поступками, рождающими иллюзию крутого поворота. Но именно иллюзию, ибо реалии, существующие ныне в Кремле и вокруг него, мало чем отличаются от тех, что были при Ельцине»[174]. Политический обозреватель газеты «Трибуна» Павел Вощанов пытался даже доказать, что Путин в истекшем году больше занимался катанием на горных лыжах и расширением своих президентских резиденций, чем нуждами рядовых граждан, у которых «нередко создавалось тягостное ощущение бесправных обитателей зоны, где шаг вправо или шаг влево расцениваются как…»[175].

Были, конечно, и более объективные оценки, даже удивление по поводу успеха В. Путина. Как писал Сергей Шелин в журнале «Новое время», «перечень исполненного Путиным так велик, что не перечислишь даже главного. Владимир Путин оказался уникальным человеком в нашей политике. Став президентом, он действительно начал править в духе собственных предвыборных обещаний. Сбылись ли надежды народа? Можно сказать, что сбылись так, как давно уже не сбывались. Речь идет, конечно, не об отдельно взятом гражданине с его многообразием настроений, а о среднем социологическом россиянине, отвечающем на вопрос: «Одобряете ли вы деятельность?..». Кажется, никогда еще он с такой силой не одобрял. Ошиблись те, кто говорил, что авторитет Владимира Путина построен на чеченской кампании. Кампания перестала быть популярной, отодвинувшись в умах большинства куда-то на задворки, а авторитет президента даже вырос. Наверняка сказался бесспорный рост доходов, и особенно пенсий, но не только он. Путин оказался именно тем, кого ждали»[176].

Положительно оценивали результаты 2000 года в России и многие западные газеты, отмечая при этом значительный рост авторитета Владимира Путина.

Сам Владимир Путин, подводя итоги 2000 года, сказал, и не без оснований, что это был год накопления положительных тенденций, год роста экономики и социально-политической стабильности в России. Эту оценку подтверждали и реалии экономической и социально-политической жизни страны в 2000 году.

После финансового краха в августе 1998 года все либеральные экономисты предсказывали неизбежное падение производства и обострение всех других проблем в стране. Особенно мрачно звучали прогнозы Института проблем экономики переходного периода. Директор этого института Егор Гайдар и его заместитель Алексей Улюкаев предсказывали уже на весну 1999 года ухудшение экономической и финансовой ситуации в России, рост забастовок и анархии. Они обещали падение курса рубля до 60 рублей за доллар и предупреждали Запад, что Россия не сможет выполнять свои обязательства по долгам и процентам.

Эти предсказания не сбылись, и весна 1999 года прошла спокойно, наметился даже медленный, но устойчивый рост производства.

По данным Министерства экономического развития и торговли РФ, валовой внутренний продукт вырос в России в 2000 году на 7,6 процента, а промышленное производство — на 9,2 процента! Инвестиции в экономику увеличились на 17,2 процента, а реальные доходы населения — на 9,2 процента. Таких темпов развития за год наша страна не знала с 1973 года. Годовой бюджет был выполнен с превышением доходов над расходами, и профицит составил более 130 миллиардов рублей. Задолженность государства по зарплатам бюджетникам и по пенсиям была практически ликвидирована. Золотовалютные резервы России возросли за год в 2,23 раза и превысили 28 миллиардов долларов. Экспорт возрос на 34,4 процента, а положительное сальдо внешней торговли России было самым большим в ее истории, достигнув почти 60 миллиардов долларов. Безработица в стране уменьшилась на 20 процентов, а число забастовок — в 9 раз. Значительное увеличение производства наблюдалось во всех наиболее важных для страны отраслях. В легкой промышленности прирост составил 26 процентов, в медицинской — 22 процента, в полиграфии — 19 процентов, в черной металлургии — 16 процентов, в машиностроении и металлообработке — 15 процентов, в химической и нефтехимической промышленности — 14 процентов, в лесной и деревообрабатывающей — 12 процентов, в цветной металлургии –11,5 процента, в пищевой промышленности — 9 процентов. В топливной отрасли производство возросло на 5 процентов, а в электроэнергетике — на 2 процента.

Объясняя удивительный для них экономический рост в России, многие экономисты говорили обычно о неожиданно высоких ценах на нефть на мировых рынках. При этом рост цен на нефть рассматривался как «счастливая случайность» для России.

Российская нефть, однако, — это не просто дар природы. За этими потоками черного золота стоят более сорока лет тяжелейшего труда сотен тысяч людей по освоению промыслов в отдаленных и холодных районах Западной Сибири, по прокладке десятков тысяч километров нефтепроводов, строительству насосных станций, дорог, аэродромов, городов, всей инфраструктуры. Надо было построить крупнейшие нефтехимические заводы, подготовить десятки тысяч специалистов, НИИ, лаборатории, вузы — и почти все это делалось без какой-либо помощи извне. Современные нефтяные магнаты пока не слишком заметно приумножили это богатство.

Немалую роль в успехе российской экономики в 2000 году играла стабильная работа газовой отрасли. Цена на газ на мировых рынках возросла, но не слишком значительно. Россия экспортировала более 200 миллиардов кубометров газа (на 6–7 процентов больше, чем в 1999 году), и наша экспортная выручка превысила 11 миллиардов долларов. Возросла в России и доля атомной энергетики, которой в последние десять лет явно пренебрегали.

Особенно важным не только с экономической, но и с социальной точки зрения стал рост угольной отрасли. В России, к счастью, сохранилось шахтерское сословие, которое почти исчезло в прежних угольных регионах Западной Европы. Добыча угля в России увеличилась в 2000 году на 3,4 процента и достигла 258 миллионов тонн. Однако на экспорт пошло лишь около 30 миллионов тонн. Спрос на уголь увеличивался не только в энергетике, но и в металлургии. Перелом в угольной отрасли позволил улучшить положение шахтеров. Кузбасс и Воркута перестали быть зоной острых социальных конфликтов.

Значительно расширила в 2000 году масштабы производства как черная, так и цветная металлургия.

Важным фактором промышленного роста в России в 2000 году стало расширение дорожного строительства всех видов, а также модернизация железных дорог, которые у нас, в отличие от США или стран Западной Европы, остаются основным видом транспорта. В стране ускорилось обновление парка локомотивов и вагонов. В 2000 году не было ни одной железнодорожной аварии, которая повлекла бы за собой человеческие жертвы. Возобновилась работа и на знаменитом БАМе. Здесь уже вложены такие большие средства и ресурсы и разведаны такие крупные месторождения металлов, угля, мрамора, причем в непосредственной близости от линии железной дороги, что пренебречь этим богатством было бы совсем глупо. Хорошо работали в 2000 году и основные отрасли лесного хозяйства.

Рост производства в легкой промышленности был связан не только с увеличением платежеспособного спроса, но и с улучшением качества отечественной продукции. Такая же картина наблюдалась и в пищевой промышленности. В сельском хозяйстве в 1999 году достигнут лишь двухпроцентный прирост, но это был неурожайный год. В 2000 году в России собрали хороший урожай зерновых и масличных культур. На ситуацию в сельском хозяйстве и в пищевой промышленности очень сильное стимулирующее влияние оказывал фактор «импортозамещения», а конкуренция с западными фирмами заставила и в России побеспокоиться об улучшении качества товара и его упаковки. Времена, когда наши магазины были завалены только «ножками Буша», прошли, и отечественный покупатель все более охотно приобретал российские продукты. Еще в январе 2000 года по решению правительства государственный заказ на продукцию ВПК был увеличен до 62 миллиардов рублей и обеспечен «живыми» деньгами. Государство частично рассчиталось и по долгам за прежние годы. В армию продолжали поступать межконтинентальные ракеты нового поколения, шло, пусть пока медленно, обновление других систем вооружения. Возобновилась работа по созданию нескольких новых подводных лодок разного типа, крупного ледокола, десантных судов на воздушной подушке, эсминцев и других кораблей, хотя многие из них предполагалось отправить в Индию, Китай, Грецию и Иран. Поощрялась конверсия военного производства. Россия участвовала в создании большой международной космической станции и производила запуски спутников даже для США и Израиля. Экспорт российского вооружения возрос в 2000 году на 30 процентов — до 4,2 миллиарда долларов. Велись разработки танков, самолетов, систем ПВО пятого поколения.

Существовала прямая связь между успехами в экономике России и укреплением политической стабильности в стране и обществе. К удивлению многих наблюдателей в России, произошла невиданная в предыдущие десять лет консолидация общества. Новый президент смог получить полную или частичную поддержку от самых разных общественных и политических групп, которые до тех пор враждовали друг с другом. Политической стабильности не нарушили и такие крупные административные реформы, как создание семи федеральных округов и института спецпредставителей президента в этих округах, а также изменение статуса Совета Федерации.

Выборы новых губернаторов, которые прошли летом, осенью и зимой 2000 года во многих областях, не нарушили, а укрепили стабильность и консолидацию в обществе, так как все рассчитывавшие на успех кандидаты заявляли о необходимости сотрудничества с правительством и президентом. Крайне важным элементом стабильности стали и хорошие рабочие отношения президента Путина с Государственной думой, с которой Борис Ельцин непрерывно конфликтовал, угрожая по два-три раза в год разогнать ее.

Выборы 19 декабря 1999 года существенно изменили прежнюю расстановку сил в Думе, причем все наблюдатели связывали эти изменения с политической деятельностью В. Путина, хотя он формально не входил ни в один из избирательных блоков и не занимался думскими выборами.

По официальным данным, на конец 2000 года в Думе работали 445 депутатов. Из них фракция КПРФ и союзная с ней агропромышленная депутатская группа имели в своем составе 129 депутатов. Правая часть Думы в составе фракций СПС, «Яблоко» и ЛДПР имела в своем составе 67 депутатов. Политический же центр был представлен в Думе фракциями «Единство», «Отечество — Вся Россия», депутатской группой «Народный депутат» и группой «Регионы России»; все вместе они имели 235 мандатов. Еще четырнадцать депутатов не зарегистрировались ни в каких объединениях. При таком составе у президента Путина, политические позиции которого можно определить как центристские, не было серьезной оппозиции в Думе. Почти в 40 процентах случаев решения в Думе принимались преобладающим большинством в 300 и более голосов.

Деятельность Путина привела к консолидации не только органов власти, но и всего российского общества. О своем доверии к президенту на протяжении всего первого года после выборов говорили от 65 до 75 процентов граждан России. Еще около 20 процентов выбирали при опросах более «мягкий» вариант ответа: «скорее не доверяю, чем доверяю». Таких результатов не было у хозяина Кремля с тех пор, как в 1990 году в России начались подобного рода социологические опросы.

Частью российской политической стабильности в 2000 году являлась стабильность кадрового состава в высших эшелонах власти, чего не наблюдалось во времена Ельцина. За 1992–1999 годы в России было смещено со своих постов около сорока вице-премьеров и более двухсот министров, а также пять премьер-министров, четыре генеральных прокурора и бессчетное число ответственных деятелей президентской администрации и Совета безопасности. И почти для всех это бывало полной неожиданностью.

Самые близкие Ельцину деятели узнавали о своем смещении не только на докладе у президента или во время заседания в Кремле, но и во время отпуска, на даче, по дороге на работу, в служебной командировке, утром во время завтрака или вечером за ужином, по телефону от помощника президента или из сообщений информационных агентств и теленовостей. Иногда так же неожиданно люди узнавали и о своем новом высоком назначении. Ничего этого не случалось в 2000 году. Для многих наблюдателей казался странным тот факт, что на заседания правительства в первые дни января 2001 года приходили все те же министры, которые собирались здесь и в январе 2000-го.

Только одно исключение: в начале февраля был отправлен в отставку министр энергетики Александр Гаврин — «за хроническую неспособность справиться с проблемами отрасли». Не наблюдалось крупных перестановок в Администрации президента и в силовых структурах. Новым генеральным прокурором на фактически вакантную должность назначили прежнего первого заместителя.

Конечно, изменения в кадрах высших эшелонов власти были необходимы, и многие наблюдатели ждали этих изменений уже к лету 2001 года. Однако почти все сходились в том, что перемены и перемещения в высших эшелонах власти вряд ли поразят публику своим радикализмом.

Даже после своей победы на президентских выборах Владимир Путин оставался для большинства политических наблюдателей непонятной фигурой. «Откуда он взялся, Путин, новый президент России, «человек-загадка», чьи мотивы, ценностные ориентации и характер остаются неизвестными не только для огромного большинства российских граждан, но и для многих представителей истеблишмента?» — восклицал в газете «Завтра» Александр Борисов[177]. Но этот же вопрос звучал и в газетах и журналах либерального направления. «Для большинства предпринимателей Путин все еще остается загадочной фигурой, — писали в журнале “Эксперт” Татьяна Гурова и Валерий Фадеев. — Он взошел на престол молча со своей фирменной таинственной улыбкой на устах»[178].

Надо признать, что для подобных суждений имелись основания. Во время избирательной кампании Путин, конечно, не молчал. Он говорил много и отвечал на разные вопросы. Но на прямой вопрос журналистов из газеты «КоммерсантЪ» — какими будут его первые шаги после победы на выборах? — Путин ответил так же прямо: «Не скажу». Однако и после инаугурации Владимир Путин раскрывал свои предпочтения, взгляды, свои планы и намерения очень экономно.

Упорное молчание Путина по многим проблемам российской жизни и его нежелание вмешиваться в некоторые споры и конфликты, например между министром обороны и начальником Генерального штаба, между своим советником по экономике и премьером, объясняются тем, что Путин продвинулся на высшие государственные посты в огромной стране не только стремительно, но и неожиданно для самого себя. Поэтому ему нужны были время и усилия, чтобы понять немалое число проблем, которые теперь «выстраивались в очередь» перед его кабинетом. В этом, пожалуй, состояла для Путина главная трудность, ибо по Конституции России именно президент является самой высшей инстанцией в решении почти всех главных проблем страны. В этих условиях лучше промолчать, чем принять неверное решение.

Владимир Путин не готовился и не предполагал занимать когда-либо должность премьера, а тем более Президента России. «Я не хотел быть никаким президентом», «Я этого и в страшном сне не видел», — говорил он вполне искренне в некоторых интервью. Путин не возглавлял в прошлом никаких политических партий и движений и не формировал поэтому никаких «теневых кабинетов», наличием которых так гордились Зюганов и Явлинский, готовые, по их словам, хоть завтра назначить своих давних сторонников на все ключевые посты в правительстве и других органах власти — от генерального прокурора до председателя Центрального банка. У Путина такой команды не было, а имелась небольшая группа хорошо известных ему людей — из питерской мэрии, из разведки, из студенческой среды, из ФСБ. Эти люди уже заняли места в администрации Кремля и Белого дома, пресс-службе, Управлении делами, Совете безопасности, ФСБ, Центре стратегических разработок. Имена их известны: Герман Греф, Дмитрий Козак, Сергей Иванов, Игорь Сечин, Дмитрий Медведев, Николай Патрушев, Виктор Черкесов, Алексей Кудрин, Леонид Рейман, Виктор Иванов.

Эти люди не составляли вместе какой-то цельной политической команды. В печати можно было поэтому встретить сравнения Путина с королем, у которого еще нет свиты, или со сказочным Черномором, который вышел из океанских глубин, но без своих тридцати трех богатырей.

2000 год был годом чрезвычайно напряженной и в целом весьма результативной работы для всех ветвей власти. Нам не трудно убедиться в том, что даже те десять-двенадцать чиновников, которые пришли вместе с Путиным в высшие структуры власти, не стали единым целым, так как взгляды и предложения этих людей нередко расходились, и весьма существенно. Проще оказалось работать юристам и «силовикам», так как они должны были решать знакомые им задачи, хотя и на другом уровне власти. Наиболее продвинулся, пожалуй, Сергей Иванов — и по своему положению в структурах власти, и по социологическим рейтингам. Уровень доверия к секретарю Совета безопасности поднялся выше 30 процентов, а временами достигал и 40 процентов. Сергей Иванов превратился в политическую фигуру, а его сотрудничество, совместимость с Путиным и доверие их друг к другу не вызывали сомнений; российские СМИ также проявляли к С. Иванову большое внимание.

Гораздо труднее оказалось положение либеральных экономистов и особенно Германа Грефа. Его концепции, как казалось многим, не слишком отличались от либерально-экономических концепций начала и середины 90-х годов, которые выдвигались такими, уже потерявшими доверие общества экономистами, как Егор Гайдар, Алексей Улюкаев, Евгений Ясин, Борис Немцов, Анатолий Чубайс и др. Рейтинги доверия Г. Грефа и А. Кудрина не поднимались в 2000 году выше 10 процентов и были ниже, чем у премьера М. Касьянова, который не принадлежал к числу давних знакомых В. Путина.

В 2000 году возросло политическое влияние группы генералов, отличившихся в Чечне. Да и в целом армия стала одной из важнейших политических опор президента Путина. Генерал Владимир Шаманов был избран губернатором Ульяновской области. Генералы Виктор Казанцев и Константин Пуликовский стали полпредами президента в Южном и Дальневосточном федеральных округах. Генерал Геннадий Трошев был повышен в звании и должности, став командующим Северо-Кавказским военным округом. Полпредом президента в Северо-Западном федеральном округе стал генерал из спецслужб Виктор Черкесов.

Из тех, кто входил в ближайшее окружение Бориса Ельцина в Кремле, остался на том же высоком посту главы Администрации президента Александр Волошин. Владимир Путин неоднократно заявлял, что он вполне удовлетворен работой руководителя своей администрации. Остались работать в Правительстве Российской Федерации Николай Аксененко, Евгений Адамов, Владимир Рушайло и Михаил Лесин, которых молва также относила к членам пресловутой «семьи». Это вполне понятно, так как В. Путин был выдвиженцем Бориса Ельцина и для него во всех отношениях важно было сохранить преемственность власти. Однако на вопрос одной из западных журналисток — не чувствует ли он себя политическим и духовным сыном Ельцина — Путин ответил быстро и ясно: «Нет, у Бориса Николаевича другие дети».

Ожиданий, связанных с приходом к власти в России нового президента, было много, и некоторые из них противоречили одно другому. Но кое-что из ожидавшегося начало проводиться в жизнь уже в 2000 году. Владимир Путин ясно дал понять, что его главная задача — возвращение России того места в мире и того уровня жизни ее народу, на которые она вправе рассчитывать и для достижения которых у нее и в прошлом имелось все, кроме достаточно эффективного и разумного руководства.

И в экономике, и в политике России к концу 2000-го и началу 2001 года было сделано не так уж много новых шагов. Но главный успех Путина заключался в том, что это были шаги в правильном направлении.

Зима и весна прошли в России в 2001 году много спокойнее, чем год или два назад. Появились ясные признаки стабильности в жизни общества и в деятельности государства. Экономика сделала заметный шаг вперед, реальные доходы основной части населения страны увеличились — впервые за двенадцать лет. Соответственно улучшилось и настроение граждан.

Впервые за последние годы более 26 процентов жителей России оценили итоги года для себя лично и для своей семьи как хорошие в целом или даже очень удачные. При этом более 50 процентов жителей страны высказали положительные ожидания для себя и своей семьи на весь 2001 год. Также впервые за последние десять лет подавляющее большинство граждан России заявили, что они не верят ни в возможность распада страны, ни в дальнейшую деградацию ее экономики, ни в установление диктаторского режима правления, ни в то, что Россия попадет в полную экономическую и политическую зависимость от Запада.

Положительно оценивал итоги своей работы и работы правительства и сам президент Владимир Путин, хотя он и отметил, что было сделано не все, что хотелось бы.

За очень короткий срок новый российский президент сумел решить или сдвинуть с места решение многих задач государственного, экономического и идеологического характера. Спокойно и уверенно, перенося центр тяжести с одной проблемы на другую, Владимир Путин сумел продвинуться, по крайней мере, по десяти важным направлениям. Была в основном решена труднейшая проблема Чечни, а значит, и проблема единства России. Отряды международных террористов разгромлены, отступил и сепаратизм во всех его формах и видах. Как известно, в менее острой форме сепаратизм стал проблемой не только в Чечне и не только на Северном Кавказе.

Необходимость положить конец сепаратизму и укрепить структуру и управление Российской Федерацией являлась одной из причин реформы Совета Федерации и учреждения семи федеральных округов. Было унифицировано федеральное и региональное законодательство и восстановлена вертикаль власти. Еще раньше, без ожидавшихся потрясений и огромных расходов, успешно и для Путина, и для всей России прошли досрочные выборы президента. Впервые в истории нашей страны власть перешла от одного лидера к друтому спокойным и демократическим образом, в соответствии с волей народа. Быстро и безболезненно был ликвидирован уродливый порядок разделения власти в стране между государственными институтами и олигархическими кланами. На место олигархического и компрадорского капитализма пришло сочетание государственного контроля и государственного капитализма с разумным либерализмом.

Политика социальной защиты совмещалась с защитой национального капитала и национально-государственных интересов страны. Укреплены Вооруженные силы Российской Федерации, а также спецслужбы и правоохранительные органы. Начала возрождаться оборонная промышленность России, существенно расширился объем российского экспорта, возросли промышленное производство, строительство и сельское хозяйство. Укрепилась финансовая система государства, его долги возвращались в полном объеме и в положенные сроки. Россия смогла отказаться от новых внешних заимствований и от сохранения контроля МВФ за своей экономикой.

Восстановлена активная и независимая внешняя политика России на всех направлениях. Существенно увеличены пенсии пожилым и больным людям, заметно сократилась безработица. Российская Федерация обрела новые государственные символы. При этом социальная обстановка в стране оставалась спокойной; в России происходила несомненная консолидация всех ветвей власти. Этот перечень достижений Кремля и Белого дома можно продолжить.

Конечно, решались далеко не все стоящие перед страной проблемы. Например, почти ничего не было сделано для преодоления тяжелого кризиса в здравоохранении, образовании и культуре. Крайне скромны успехи российской науки. Продолжала ухудшаться инфраструктура жилищно-коммунального хозяйства страны, не преодолен демографический кризис. Однако вряд ли кто-нибудь другой смог бы сделать больше при том исходном состоянии власти, в котором она перешла в руки нового лидера.

Не имея возможности отрицать очевидные успехи президента Путина, некоторые из его недоброжелателей настойчиво пытались придумать этим успехам самые нелепые объяснения. Так, Л. Радзиховский писал в газете «Сегодня»: «…За 16 месяцев, в течение которых Путин возглавляет российское государство, стало очевидно, что Путин феноменально, фантастически, ненормально везучий человек. Поэтому Путин боится не за рейтинг, он боится резким движением спугнуть удачу, сидящую у него на плече»[179].

Журнал «Итоги» сетовал на то, что в России «жить стало скучнее». По мнению авторов этого журнала Л. Гудкова и Б. Дубина, в российской политической жизни утвердилось «скучное однообразие». «На сегодняшней авансцене отсутствуют какие бы то ни было независимые социальные силы, сообщества и группы, представляющие и отстаивающие свои интересы. Исчезли сколько-нибудь самостоятельные политики, да и вообще авторитетные в своей сфере и в стране, по-человечески крупные личности, которые могли бы выступать равными партнерами власти, быть ее открытыми оппонентами, выдвигать серьезные идеи, отстаивать принципы, давать авторитетную и квалифицированную экспертизу происходящего. На протяжении последнего года рядом с фигурой Путина, либо напротив него практически никого нет»[180].

Но куда же могли подеваться в России крупные и авторитетные личности, если они раньше здесь были? А может быть, они только казались крупными и авторитетными личностями — просто по сравнению с такими лидерами, как Черномырдин, Гайдар, Чубайс, Немцов, да и сам Борис Ельцин? Газеты и журналы, которые в первые месяцы прошлого года упрекали Путина в «серости» и «невзрачности» и говорили о «бесцветности» его избирательной кампании, стали теперь упрекать того же Путина в «откровенном популизме» и «безудержной демагогии». А между тем по «общему рисунку» поведения и по всем другим параметрам Путин продолжал вести себя так же, как и в первые месяцы 2000 года. Да, конечно, у него прибавилось уверенности в себе, но не самоуверенности, и он по-прежнему сохранял присущие ему и год назад скромность, естественность и достоинство и даже самоиронию.

Такое поведение В. Путина и видимые всем результаты его деятельности в какой-то степени обезоруживали оппозицию, не давая ей поводов для убедительной критики. Еще осенью 2000 года в Институте философии РАН собралась группа известных интеллектуалов и политиков для обсуждения вопроса, кто такой Путин и куда он может завести Россию. Один из докладчиков и давних оппонентов Путина Владимир Рыжков после долгих рассуждений был вынужден признать: «Мне Путин абсолютно непонятен». Другие участники этого «круглого стола» говорили также о «непостижимости» Путина, о «гибельности стабильности для России», в которой стабильным может быть только «путь к катастрофе». Один из интеллектуалов даже высказал надежду на то, что «в России скоро грянет буря, и все участники дискуссии станут не только ее свидетелями, но и действующими лицами». Однако почти все высказанные здесь утверждения — о «постепенном погружении России в небытие» (В. Межуев), о том, что «Путин твердой рукой ведет Россию в никуда» (В. Рыжков), и о том, что «нынешняя российская власть есть только имитация власти» (А. Зиновьев), — свидетельствовали лишь о растерянности оппозиционных Путину политиков и интеллектуалов.

Соревнования и конкурсы на звание «человека года» или «политика года» стали еще в начале 1990-х годов проводиться и в России. Популярный деловой журнал «Профиль» еще по итогам 1999 года называл Владимира Путина «политиком года», хотя он вышел на первое место не по всем номинациям. По итогам 2000 года Путин занял первое место и получил высший балл уже по всем заявленным номинациям. Он «получил общенародное признание», «оказал наибольшее влияние на ситуацию в России», «вызвал наибольший общественный интерес», «имел возможность оказывать наибольшее влияние на СМИ», «пользовался наибольшей поддержкой отечественных предпринимателей», «пользовался наибольшим авторитетом за рубежом»[181]. С иными требованиями к номинантам подходили эксперты «Независимой газеты», но и здесь лидерство Путина было абсолютным. Он не только существенно опережал следующего по весу политика, но и имел наивысший в стране положительный средний балл с учетом влияния.

На протяжении 2000 года Владимир Путин почти не проводил изменений в составе правительства. Но в начале 2001 года он принял решение укрепить свою команду. 28 марта 2001 года на специально созванном в Кремле совещании В. Путин объявил о ряде важных назначений и перемещений в силовом блоке правительства и в Совете безопасности РФ. Указы президента на этот счет были подготовлены утром того же дня в администрации президента при участии Дмитрия Медведева, Игоря Сечина и Дмитрия Козака, но без участия Александра Волошина и Владислава Суркова. Никаких «утечек» не было, и, хотя возможные перемещения в составе власти обсуждались давно, назначения и перемещения, произведенные 28 марта 2001 года, оказались для всех наблюдателей неожиданными. Некоторые газеты назвали их даже «кадровой революцией В. Путина».

Самыми важными были два назначения. Недавний секретарь Совета безопасности Сергей Борисович Иванов назначен министром обороны РФ, а недавний руководитель фракции «Единство» в Государственной думе Борис Вячеславович Грызлов — министром внутренних дел. Бывший министр обороны маршал И. Сергеев стал теперь помощником президента, а бывший министр внутренних дел В. Рушайло — секретарем Совета безопасности РФ. Одновременно было объявлено, что министра атомной энергетики Евгения Адамова, уходящего в отставку, заменит Александр Юрьевич Румянцев, недавний директор Российского научного центра «Курчатовский институт», а директора Федеральной службы налоговой полиции В. Солтаганова — Михаил Ефимович Фрадков, работавший до этого дня в Совете безопасности. Было объявлено также о замене нескольких заместителей министров в силовых ведомствах.

В. Путин сказал о новых назначениях как о политических. С. Иванов имел до ноября 2000 года воинское звание генерал-лейтенанта, но он восемнадцать лет работал в системе внешней разведки, а не в армии. Б. Грызлов, инженер-электротехник, работал на разных должностях на оборонных предприятиях Ленинграда. Он не имел отношения к милиции или прокуратуре, но, вероятнее всего, имел хорошие связи не только в администрации А. Собчака, но и в органах КГБ и ФСБ. Как публичный политик Грызлов ничем себя не проявил ни в Государственной думе, ни как один из лидеров партии «Единство». Вполне возможно, что на посту министра внутренних дел он сможет принести больше пользы команде Путина. Никто не хотел никаких осложнений и беспорядков, столь обычных в истории России при смене власти. Но все же к весне 2001 года пришло время ослабить зависимость нового президента от многих высших чиновников из ближайшего окружения Ельцина. Вполне понятно, что Путин начал это обновление кадров с силового блока.

Заслуживает внимания форма, в которую В. Путин облек свое расставание с несколькими самыми крупными чиновниками, которых не без основания считали креатурой «семьи». Владимир Путин пригласил на совещание по этому поводу всех — и вновь назначенных, и отставленных от своих постов. Президент выразил свою особую благодарность И. Сергееву и В. Рушайло и объявил об их назначениях на менее важные по реальному влиянию и власти, но почетные посты.

Итогам первого периода своего президентства и ближайшим задачам Владимир Путин посвятил свое второе послание Федеральному собранию, которое он прочел 3 апреля в Мраморном зале Кремля. Его выступление продолжалось немногим больше часа и было выслушано с большим вниманием. Путин говорил спокойно, по-деловому, без риторических приемов. В сообщениях западных информационных агентств говорилось, что Президент России, «облаченный в черный костюм, выступал в стиле корпоративного директора, сообщающего акционерам о финансовых итогах и перспективах компании. В его речи не было ни прорывных планов, ни значимых заявлений. Хотя речь Путина транслировалась всеми основными телеканалами на всю страну, она не была рассчитана на получение общественной поддержки со стороны народа. Сухой и технократический путинский язык подчеркивал, что президент, выступая перед собравшейся в Кремле политической элитой, ориентировался в основном на правительственных чиновников».

Основной темой первого послания Путина Федеральному собранию и главной стратегической задачей президента в 2000 году было укрепление государства в лице всех институтов и всех уровней власти. Путин напомнил об этом и теперь, но говорил в первую очередь об экономических проблемах. Он ничего не сказал ни о военной реформе, ни о реформе военно-промышленного комплекса, ни о политических партиях, ни о проблемах идеологии. Путин почти ничего не говорил о внешней политике и не сказал ни слова об отношениях между Россией и США. Опасность экономического отставания России, которая живет по преимуществу в рентной, а не в производительной экономике, проблемы бюджета и налогов, права собственности и итоги приватизации, отношения между государством и бизнесом, реформирование естественных монополий, земельный вопрос и трудовое законодательство — вот главные темы послания Путина в 2001 году.

Он говорил о распределении полномочий и ресурсов между Центром и регионами, административной реформе и сокращении числа чиновников, о «статусной ренте», то есть о поборах и взятках, судебной реформе и свободе передвижения капиталов в стране и за границу. «Прочная и экономически обоснованная государственная стабильность, — отмечал президент, — является благом для России и ее людей. Пора осознать, что предстоит длительная и трудная работа, поскольку главные проблемы страны слишком глубоки и требуют не политики наскока, а квалифицированного каждодневного труда. Однако стабильность — это не аппаратный застой. Стране потребуются смелые и глубоко продуманные решения. Меры переходного характера исчерпаны, но чтобы нынешняя политическая стабильность обернулась экономическим процветанием, следует приложить еще очень много сил и потратить не один год»[182]. «У нас не будет больше ни революций, ни контрреволюций», — пообещал президент.

В целом послание Путина можно было бы оценить как либеральный документ, и это вызвало раздражение у одних и воодушевление у других комментаторов. «Владимир Путин предъявил нации динамичный документ, который местами читается, как детектив, — писал Вячеслав Костиков. — В президентском послании есть своя интрига и подводные течения, весьма опасные для некоторых действующих политиков». «Это пространный документ, в котором берет верх линия Грефа, которая совершенно порочна и губительна для страны, — заявил Г. Зюганов. — Я боюсь, что в России готовится вторая гайдаровская революция»[183].

Нет смысла полемизировать со столь необъективными политическими наблюдателями. Либерализм Владимира Путина совсем непохож на примитивные либеральные схемы Гайдара. Путинский либерализм не заимствован также ни у Грефа, ни у Илларионова. В. Путин ясно сказал в своем послании: «…Нужно энергично наводить порядок и в других сферах, где есть избыточное государственное вмешательство. Хочу подчеркнуть — избыточное, речь только о нем идет».

Олигархический капитализм, который возобладал в России в 1996–1999 годах, являлся отнюдь не либеральным режимом. Это было паразитическое образование. Олигархи зарабатывали свои прибыли — и об этом лишний раз напомнил В. Путин в своем послании — на активах государства, будь то госсобственность или бюджетные средства. Эти прибыли создавались не в производстве, а при перераспределении богатств, что наносило громадный ущерб и государственной, и частной реальной экономике. Да, конечно, Путин и теперь продолжал выступать за укрепление регулирующей и контролирующей роли государства — через ясные и понятные законы. Но подчинение всего и вся государству в современном мире может стать лишь сильным тормозом в развитии экономики и общества. Поэтому В. Путин, в отличие от Г. Зюганова или Н. Жуковой, выступал не за возвращение к мобилизационной экономике советского времени, а за использование всех возможных стимулов и движущих сил для развития экономики России, включая и такие мощные, как частные интересы и рыночная конкуренция. Это «новый либерализм», который не фетишизирует понятия ни частной, ни государственной собственности и выступает за соединение свободы с государством и законом.

Еще в самом конце 2000 года писатель и публицист Александр Рубцов писал: «Путину Россия досталась в уникальном состоянии: такого прорыва свободы здесь еще не было. Останется ли это в нашей истории эпизодом, или свобода наконец соединится с государством и правом и даст новое качество для развития страны? В новой цивилизации свобода — главный ресурс: интеллектуальный, творческий, информационный. Ее наличие не все решает, но дает шанс; ее отсутствие шансов не оставляет. Без нее можно создать “державу”, которая будет надувать щеки, но не будет иметь реально ни достояния, ни достоинства. Эта свобода возникла на противоходе после десятилетий небывалой, страшнейшей несвободы. За нее предыдущие поколения заплатили миллионами жизней, сломанных судеб и тотальным унижением. И в эту дорого оплаченную свободу мы въехали достаточно бескровно, счастливо миновав ряд опасных развилок. Путин укрепляет государство форсированными темпами. Вопрос: будет ли эта конструкция использована для обустройства свалившейся на нас свободы либо она станет инструментом личной и корпоративной власти подавления нормальной политической конкуренции?»[184].

Послание президента, а также ряд принятых после 3 апреля 2001 года решений показывали, что В. Путин хотел бы выбрать именно первый вариант развития для России, хотя именно второй вариант для многих был более приемлем и легок. Российское «экономическое чудо» возможно, однако создать для него необходимые условия и предпосылки очень трудно, усилия к этому должен приложить не один лишь Владимир Путин.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 7. Конец первого года

Из книги Дневник немецкого солдата. Военные будни на Восточном фронте. 1941-1943 автора Пабст Гельмут

Глава 7. Конец первого года В начале лета 1942 года главные силы немцев были сосредоточены, на фронте южной армейской группировки, где продвижение в новом направлении на Майкоп и Кавказ диктовалось потребностью Гитлера в нефти. Вслед за неудачным контрнаступлением русских


Итоги 1939 года для Третьего рейха

Из книги История танкового корпуса «Гроссдойчланд» – «Великая Германия» автора Акунов Вольфганг Викторович

Итоги 1939 года для Третьего рейха Лес в ливне стрел Железный рдел. Виса Вальтьофа Турлусона. В 1939 году фюрер (вождь) Третьего рейха Адольф Гитлер решился на войну с «панской» Польшей, поскольку, заручившись поддержкой СССР – партнера Третьего рейха по «пакту


Итоги 1940 года для Третьего рейха

Из книги «Мы пол-Европы по-пластунски пропахали...» автора Першанин Владимир Николаевич

Итоги 1940 года для Третьего рейха И стали рдяныОт стали льдянойДоспехи в пьянойПотехе бранной.Выкуп головы.С чисто военной точки зрения 1940 год явился для Третьего рейха годом целой серии триумфальных побед. Оккупировав Данию (почти без потерь) и Норвегию (после ряда


Итоги 1942 года для Третьего рейха

Из книги Лубянка — Экибастуз. Лагерные записки автора Панин Дмитрий Михайлович

Итоги 1942 года для Третьего рейха За брата отмститЗлобу кующий.Язык поэзии.…Время «блицкрига» («молниеносной войны») для Третьего рейха и его вооруженных сил безвозвратно прошло. К концу года инициатива находилась в руках противника, и Третий рейх был вынужден перейти к


Итоги 1943 года для Третьего рейха

Из книги Ощупывая слона [Заметки по истории русского Интернета] автора Кузнецов Сергей Юрьевич

Итоги 1943 года для Третьего рейха Вином валькирииВождя встречают.Речи Эйрика.В начале 1943 года для Третьего рейха прозвучали последние аккорды сталинградской трагедии. 6-я армия генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса была уничтожена. Летнее наступление германских войск


Танкист сорок первого года

Из книги Сугубо доверительно [Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.)] автора Добрынин Анатолий Фёдорович

Танкист сорок первого года Я сделал первый выстрел по немцам на седьмой день войны… Пикуленко Д. Т. Дмитрий Тимофеевич Пикуленко, заряжающий легкого танка БТ-7, начал свой боевой путь в июне 1941 года. Если из всех бойцов, начавших воевать от границы, даже по официальной


Глава 4. Вятлаг первого года войны

Из книги Ильхам Алиев автора Андриянов Виктор Иванович

Глава 4. Вятлаг первого года войны Как князь Сапега выполнял норму День прибытия нашего «московского» этапа на первый комендантский лагпункт Вятлага — 28 августа 1941 года — ознаменовался приездом крупного начальства из управления лагеря. Это было вызвано тем, что в


Итоги года не очень оптимистичны

Из книги Лунин атакует "Тирпиц" автора Сергеев Константин Михайлович

Итоги года не очень оптимистичны В конце года на первый план стали выходить американо-китайские отношения. Сыграло здесь свою роль и продолжающееся соперничество между Вэнсом и Бжезинским. Каждый из них как бы сосредоточился на определенных областях: Вэнс — на


Уроки первого года

Из книги Косыгин автора Андриянов Виктор Иванович

Уроки первого года В делах и заботах пролетел год после ухода из жизни Гейдара Алиевича Алиева. Каким он был, этот трудный год, «первый курс» для Президента и сына?— Этот год для нашей страны был очень важным, — отвечал Ильхам Гейдарович в телеинтервью Михаилу Гусману,


ИЗ БЛОКНОТА СОРОК ПЕРВОГО ГОДА

Из книги Яков Брюс автора Филимон Александр Николаевич

ИЗ БЛОКНОТА СОРОК ПЕРВОГО ГОДА 1 …Видим — опять надвигается ночь, и этому не помочь: ничем нельзя отвратить темноту, прикрыть небесную высоту… 2 Я не дома, не города житель, не живой и не мертвый — ничей: я живу между двух перекрытий, в груде сложенных кирпичей… 3 О, это


ИТОГИ ПЕРВОГО ПОХОДА

Из книги Леонид Черновецкий автора Кокотюха Андрей Анатольевич

ИТОГИ ПЕРВОГО ПОХОДА Первый поход «К-21» командование бригады оценило как успешный, и нужно согласиться с такой высокой оценкой. Нельзя забывать о том, что был ноябрь 1941 года и опыта боевых действий ни у командира, ни у команды не было.На долю лодки достались и минная


КОВЫЛЬ СОРОК ПЕРВОГО ГОДА

Из книги Время Путина автора Медведев Рой Александрович

КОВЫЛЬ СОРОК ПЕРВОГО ГОДА 24 мая 1980 года станица Вешенская чествовала Михаила Александровича Шолохова. Великому русскому писателю исполнилось 75 лет. На его праздник съехалось, слетелось столько начальства, столичного, ростовского, что в районном Дворце культуры не


Заботы первого года руководства артиллерией

Из книги автора

Заботы первого года руководства артиллерией Следует отметить, что в эти первые годы Северной войны генерал-фельдцейхмейстер еще не имел штаба, не было и канцелярии, и во многих случаях Я. В. Брюс вынужден был лично вести всю переписку и документацию по Артиллерийскому


ИТОГИ ПЕРВОГО ГОДА

Из книги автора

ИТОГИ ПЕРВОГО ГОДА К весне 2007 года Леонид Черновецкий уже чувствует себя в кресле мэра Киева более уверенно и комфортно, чем год назад, когда впервые переступил порог своего нового рабочего кабинета, изгнав оттуда злых духов. Поначалу новый мэр даже не спешил сдавать


Итоги первого президентского года

Из книги автора

Итоги первого президентского года Официальный срок президентства Владимира Путина начал отсчитываться только со дня его инаугурации 7 мая 2000 года. Однако уже 31 декабря 2000 года исполнился год с того момента, когда Борис Ельцин передал президентские полномочия