ЛЕТИТЕ, ГОЛУБИ

ЛЕТИТЕ, ГОЛУБИ

После одного из посещений «Чёрной Горы» мы отправились на хату к Лёхе Сухарёву. В этот момент его брат — лидер местной шпаны — мастерил на кухне очередной пугач. Сооружение однозарядного ЧУДО-ОРУЖИЯ происходило при помощи паяльника, тисков, напильника и молотка. Стволом была хромированная трубка, а затвором —шпингалет от оконной рамы. Конец шпингалета был заострён, с другой стороны стояла пружина. Крюк поднимал ручку шпингалета, пружина его толкала, и он ударял по капсюлю патрона. Мы высыпали патроны на пол, брат Сухарева выдал обрезки трубы и поручил нам подобрать подходящий калибр. Из всей кучи подошло не менее 20 патронов.

Вскоре обрез был готов, необходимо было произвести испытание, с этой целью мы отправились на балкон. И тут случилось чудо, я увидел целую клетку голубей. Я тут же забыл про всё на свете — и про патроны, и про пугач, и даже про мультик «КОРАБЛЬ-ПРИЗРАК», который в моём хит-параде занимал первое место. Голуби о чём-то ворковали и с интересом зырили по сторонам. Сухарь солидно опёрся на перила балкона и произнёс:

— Вчера на Профсоюзной будку подрезали — моя доля!

— Продать за филки! Бантастые по 1 руб. 20 коп., монаха за 80 коп., а почтарей обоих за пятерик!

Я дико очумел! Ещё секунду назад я думал, что Сухарь ни за что на свете не расстанется с голубями, а теперь они могут быть моими! Я одел кеды и, не дождавшись испытаний пугача, пулей выскочил на лестницу и бросился к своему подъезду. Мой мозг ежесекундно только и повторял:

— Голуби! Бантастые! 1 руб. 20 коп.! Бантастые! 1 руб. 20

Я как угорелый взбежал на пятый этаж и стал бешено долбить в дверь, вскоре её открыла мамаша:

— ГОЛУБИ! 1 руб. 20 коп.! Бантастые! 1 руб. 20 коп.! Монах — 80 коп.! Почтовики — пятёрка! — я повторил это как робот сто или двести раз. Но моей мечте не суждено было сразу исполниться, зарплата мамаши была только через неделю. Я рыдал весь вечер и постоянно звонил Сухарю-младшему:

— Скажи ему! Пусть только никому не продаёт!!! Нико­му!!!

Даже ночью я вскакивал и бредил сквозь сон:

— Бантастые! 1 руб. 20 коп.! Монах — 80 коп.! Почтови­ки — пятёрка!

Мамаша не выдержала такого помешательства и одолжила у соседки 3 руб.: 2 руб. 40 коп. на бантастых и 60 коп. на корм.

— Ну хорошо, давай купим бантастых! Только куда ты посадишь птичек, у тебя же нет голубятни?

Меня словно ошпарили скипидаром, а мозг дико закипел. Я выскочил из квартиры и тут же побежал в дальний подъезд, к дяде Витьку, который ебашил цыган. У него на балконе тоже раньше была голубятня:

— Дядя Витя! Можно я посмотрю, как у вас сделана голубятня?! ГОЛУБИ! Бантастые! 1 руб. 20 коп.! Монах — 80 коп.!

— Дядя Витя! У Сухарева! Бантастые! 1 руб. 20 коп.! Монах — 80 коп.! Почтовики — пятёрка!

— Хе-хе! Нашёл у кого покупать! Они будку на Профсоюзной грабанули, а сегодня его мужики вычислили и пизды дали! Он в них из пугача ебанул, а они ему руки и ноги поломали и череп пробили. Его сейчас в больничку отправили...

Но эти телеги я уже не слышал, а ломился по лестнице к продуктовому магазу. Там я спиздил три деревянных ящика и быстро притащил домой. Мамаша сказала, что придёт папаша и сколотит голубятню, но я ни на секунду не хотел откладывать такой важный и многообещающий проект.

Первая голубятня была сооружена из авоськи и двух ящиков при помощи молотка, клещей и гвоздей формата «сотка». Получилось сюрреалистическое авангардное сооружение, годное лишь для экспозиции у ГЕЛЬМАНА на ВИНЗАВОДЕ. При первом же порыве ветра её дико сдуло, она полетела вниз и упала на мерзкую бабку, проломило ей череп. Бабка полетела в открытый люк подвала и грохнулась на тепловую трубу рядом с Бобиком и померла в ПОЗЕ УДИВЛЕНИЯ. Крысы сожрали все её внутренности, а шкуру не тронули. Вскоре она высохла и превратился в мумию. Часто с пацанами мы спускались в гости к Бобику и Бабке, смотрели на них, трогали палкой и рассуждали на тему: если кот зацепится за когти бабки, он превратится в мумию или отгрызёт себе хвост, как крысы?! Мама сжалилась надо мной и попросила соседа дядю Колю помочь смастерить будку. Я нарисовал чертёж и придирчиво следил за ходом работ. Чтобы голубям было весело, я приклеил внутрь нагула свой рисунок под названием «Бобик и Бабуся». Вначале «Б&Б» просто сидели на тепловой трубе в кромешной тьме, но потом я решил улучшить картину. Белой гуашью я подрисовал целую ораву СОРОКОНОЖЕК и ЖУКОВ, получилось ломовейше! Голубятня была готова, осталось насыпать корЯ взял 2 р. 40 коп. и торжественно проследовал в подъезд к Сухарю. Сначала я хотел сразу вломиться, отдать деньги и схватить голубей. Но потом решил немного посмаковать момент, постоял у двери, а потом постучал. Дверь через цепоч­ку открыл мелкий Сухарь:

— Брательник в больнице, его оглушили! Голубей НЕТ!!!

— Голубей НЕТ!!! Голубей НЕТ!!! Голубей НЕТ!!! — эхом отозвалось у меня. Я думал, что сейчас умру! — Бантастые! 1 руб. 20 коп.! Монах — 80 коп.! Почтовики — 5руб.

Я словно в бреду попёрся вниз и через каждую ступень— Бантастые! 1 руб. 20 коп.! Монах — 80 коп.! Почтови­ки — пятёрка!!

На улице меня даже чуть не сбила машина, но мне было уже всё равно! Крах мечты и всех идеалов! Я не мог удержать слёз: боль, обида, разочарование — всё смешалось в одну кучу, и ничего светлого больше не было. Мне хотелось бежать на Чёрную гору и оттуда броситься в Негодяевку, утонуть в мутной пучине вместе с красным мотылём и бычками. Больше никогда не видеть весь этот белый свет, «Бобика и Бабусю», «Корабль-призрак», моих оловянных солдатиков, засушенную гуппи, которую я перекусил клещами, дедушкины японские шахматы и самурая, которому человек-жаба вырвал его храброе сердце! Но БОГ сжалился надо мной и ПОДАЛ СВОЙ ГЛАС через уста дяди Вити:

— Хе-хе! Ну чего ты хнычешь! Я же тебе говорил, Сухарь будку на Профсоюзной грабанул, а его мужики вычислили и пизды дали! Собери пацанов и дуйте на Птичий рынок, там этих голубей целые тучи! На трёшку тебе целый мешок чиграшей навалят!!!!

Я дико офигел!

—  На трёшку??? ЦЕЛЫЙ МЕШОК?

— Считай, целая стая! Как на будке у седьмого дома!

Я пулей помчался к корешу Даниле, он жил в соседнем доме. Его родители наотрез запретили разводить на балконе голубей. Я вбежал к нему в хату и вывалил шквал ада:

— На трёшку — целый мешок! Целая стая чиграшей! Целые тучи голубей! Всё небо в голубях! Белые, монахи, бантастые, почтовики! ЦЕЛЫЙ МЕШОК! ЦЕЛЫЙ МЕШОК!

В СССР в школу ходили и по субботам, каждый урок тянулся вечностью и я отмерял каждую минуту. Наконец — последней звонок, сбрасываю учебники под парту, пулей вылетаю на улицу, нас 5 рыл: три из первого класса и два из третьего.

Вряд ли бы кто-нибудь из современных родителей в 2010 году осмелится отпустить ребёнка из первого класса дальше границы двора: педофилы, маньяки, извращенцы, мафия по пересадке органов — ужас 21 века...

Ломимся на автобус, на Пролетарке пересаживаемся на трамвай и вот мы уже в раю! Я очутился словно в сказке: целые тучи голубей! Всё небо в голубях! Белые, монахи, банта-стые, почтовики! ЦЕЛЫЙ МЕШОК! ЦЕЛЫЙ МЕШОК!

Нас обступили барыги, на перебой предлагая и втюхивая свой товар. Не успел я опомниться, как трёшка перекочевала в неизвестные руки, а портфель и рукава школьного пиджака были забиты тучей разномастных голубей. ВОТ И ВСЁ! Я даже не понял, как это произошло. По дороге домой мы с Данилой доставали голубей, рассматривали их и сразу пытались придумать прозвища, нам казалось, что весь трамвай смотрит на нас и завидует.

— Смотрите! Это очень крутые ребята! У них целая туча голубей!

Дома уже все было приготовлено: в кормушку насыпана еда, поилка наполнена водой. Мы выпустили их в нагул и стали ждать, что они будут делать. Голуби ошалело зырили по сторонам и вскоре обнаружили КОРМ, они тут же набросились на него и в миг всё смяли. Довольные и сытые, они стали урчать и осваиваться. Первым освоился жирный монах, он подошёл к рисунку «Б&Б», сначала клюнул в глаз Бабусю, а потом пытался отковырять сороконожку и жука. Усталый и счастливый, я вырубился в сон...

Прошло два года, я учился в третьем классе и стал маститым голубеводом. Целыми днями мы лазили по крышам, бегали по оврагам и везде запускали наших голубей, потом мы построили будку у нас на чердаке, где оборудовали целую штаб-квартиру. Вскоре вернулся Сухарь. Он стал матёрой шпаной и творил сущий беспредел на ровном месте. В один из дней он даже обчистил нашу голубятню и продал птицу на Птичке, три голубя вернулись, а потом ещё два...

Через некоторое время Сухарь(8 класс), что-то отчебучил, его повинтила ментовка, а суд приговорил к колонии. Но перед отправкой на ЗОНУ его должен был судить ТОВАРИЩЕСКИЙ СУД!!! Вернее не товарищеский, а просто в стиле 1937 года от прокурора Вышинского! В один из дней всю школу собрали в актовом зале, и начался процесс века. На сцене была установлена трибуна, реальная клетка и длинный стол, за которым восседала комиссия из детской комнаты милиции во главе со СТАЛИНСКИМ ДИРЕКТОРОМ! В клетке сидел наголо забритый Сухарь, а рядом два мента. Бэкграунд был в виде страшных самодельных агитплакатов: «СУХАРЕВ —ПОЗОР МОСКВЫ!», «ТАКИМ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО!», «СУХАРЕВ — ПРЕДАТЕЛЬ и ПОДЛЕЦ!» и так далее.

Всё было очень серьёзно и зловеще, это было суперсудилище! Открыла заседание завуч, она огласила приговор. Потом с осуждением выступили комсомольцы и пионеры. Потом женщина из «ДКМ» потребовала, чтоб Сухарь рассказал в деталях обо всех своих преступлениях, это было унизительно и ужасно. Подсудимый что-то мямлил и бурчал, и это окончательно вывело из себя Сталинского директора. Тот буквально вмиг взорвался, вмиг себя раскачал и просто БЕШЕНОЙ ЛАВОЙ обрушился на Сухаря!

Наверно, что-то помутилось в его сознании, ему показалось, что он находится не в школе, а в лагере ГУЛАГа или на фронте в составе «тройки» перед приготовленными к расстрелу дезертирами. Директор выскочил к трибуне и громовым голосом стал бешено орать. Казалось, что от его голоса содрогнётся всё школа и рухнет в АД:

— Ну, что ты мямлишь, СОБАКА! Рассказывай чётко и громко о своих злодеяниях! Да что с тобой говорить?! Подонок, шпана, мерзость, собака, тварь! Да ты опозорил не только всю школу и своих товарищей! ВСЮ МОСКВУ! Подонок, шпана, мерзость, собака, гадина, тварь! Встань на колени! НА КОЛЕНИ ВСТАНЬ, ТВАРЬ! Я тебе говорю! Тебе приказываю, тварь шакалья! — Сухарь в ужасе рухнул на пол, от адского страха он реально обдаблился, струя мочи потекла по деревянному настилу сцены.

Одна из пожилых училок схватилось за сердце, ей стало дурно, её повели в коридор, многие школьники побледнели. Даже менты испуганно стали озираться по сторонам, даже им стало не по себе!

— Именем! ИМЕНЕМ!.. — директор сделал театральную паузу, и в зале воцарилась гробовая тишина. Краем глаза я успел схватить, что на наш чердак приземлился чужой монах, это на миг смогло отвлечь меня от состояния адского шока. — ИМЕНЕМ СССР! СУХАРЕВ ПРИГОВАРИВАЕТСЯ К РАСТРЕЛУ!

Директор дико треснул кулаком по трибуне, а весь зал свалился в обморок, как на гипнотическом сеансе Кашпировского! Раздались дикие вопли, удары сотен черепов об стулья, падали в обморок училки и даже громадные бугаи-шпана из 10 класса! Меня спас «Бантастый», он подлетел к чужому монаху и стал заманивать в наш нагул. Я пропустил слово «к расстрелу», но на всякий случай тоже притворился, что упал в обморок...

Когда «СУД» закончился, мы уныло побрели домой, а когда подошли к дому, то увидели как из 1 подъезда вытащили маленький гроб и погрузили в грузовик, рядом стоял ВИТЮХА:

— ФРИЦ всё таки ЗАДУШИЛ— САМОВАРА! Ночью пришёл и ЗАДУШИЛ! — в этот момент, что то грохнуло и со всех крыш и балконов взметнулись стаи белых голубей! Их было ЦЕЛОЕ НЕБО! Почтовики, Немцы, Монахи, Красные и Бонтастые....

В 1977 году мы переехали в новый район с современными многоэтажками. В дом, где жили работники ЦК и Западной группы войск....

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

ЛЕТИТЕ, ГОЛУБИ

Из книги автора

ЛЕТИТЕ, ГОЛУБИ После одного из посещений «Чёрной Горы» мы отправились на хату к Лёхе Сухарёву. В этот момент его брат — лидер местной шпаны — мастерил на кухне очередной пугач. Сооружение однозарядного ЧУДО-ОРУЖИЯ происходило при помощи паяльника, тисков, напильника и


Голуби[113]

Из книги автора

Голуби[113] У дома ходят голуби, Не птицы — пешеходы. Бесстрашные от голода, От сумрачной погоды. Калики перехожие В лиловом оперенье, Летать уже не гожие, Забывшие паренье. Но все же в миг опасности Они взлетают в небо, Где много больше ясности И много меньше хлеба. Их


ПРОЩАЙТЕ, ГОЛУБИ!

Из книги автора

ПРОЩАЙТЕ, ГОЛУБИ! Взахлеб свистели паровозы. Визгливо — длиннотрубые «овечки», бросая ввысь белый пар. Громоздкие «декаподы» резали басами мартовскую синь. Звонко, с веселинкой перекликались поджарые пассажирские «катюши» и товарные «щуки»…Городок небольшой —


Летите, голуби, летите…

Из книги автора

Летите, голуби, летите… В этом году впервые за свою двенадцатилетнюю жизнь Санька почувствовал, что двадцать третье февраля по-настоящему мужской военный праздник. Во-первых, отдыхали, как в воскресенье, и команда «Подъём!» прозвучала на час позже – в восемь часов.


Голуби

Из книги автора

Голуби Я не видела этого города, Не увижу его никогда. По асфальту там ходят голуби. (Так похожи все города!) Им бросают хлебное крошево, Или просо, или пшено. А над ними – облако-кружево Прикрывает небо-окно. А над ними – другими птицами Дотемна кишит синева. Только к ним


«Любовь и голуби»

Из книги автора

«Любовь и голуби» Режиссер Валерий Фокин, о котором я уже писала, всегда доставлял мне очень большую радость своим бережным отношением к актеру, уважением к нему. Огромным успехом у зрителей пользовался поистине народный спектакль – «Любовь и голуби», который он


ПРОЩАЙТЕ, ГОЛУБИ

Из книги автора

ПРОЩАЙТЕ, ГОЛУБИ В 1986 году Галя была в Крыму, снимала фильм, познакомилась там с профессором Довженко и договорилась, что если я приеду, он примет меня без очереди. (Довженко излечивал алкоголизм и наркоманию, и попасть к нему было практически невозможно.)Я решил поехать.


XXI. Голуби

Из книги автора

XXI. Голуби Одна в тюрьме была радость — голуби. Весной их было много. С мягким шумом перелетали они через тюремные корпуса, спускались на грязный талый снег, где каждый из нас на прогулке старался оставить им крошки хлеба или кашу. Воркуя, ходили они по карнизам и стучали


Голуби

Из книги автора

Голуби В Марьиной Роще не было, наверное, ни одного мальчишки, который не мечтал иметь бы своих голубей. Хотя бы пару – всего лишь пару пернатых… А голубятен в семнадцати проездах Марьиной Рощи было много. И какие голуби в них жили – мечта!Самые редкие и, надо полагать,


О ЧЁМ ВОРКОВАЛИ ГОЛУБИ

Из книги автора

О ЧЁМ ВОРКОВАЛИ ГОЛУБИ Казалось бы всё ясно – Америка определилась и взяла жёсткий курс, который выработали американские ястребы. Ничего подобного. Не так просто вершились дела за стенами Белого дома.Через день, 19 января госсекретарь Шульц направил президенту


1. Стихи и голуби

Из книги автора

1. Стихи и голуби Фатьяновы поселились в недорогой комнате в подмосковном дачном поселке Лосино-Островская. Это была комната в первом этаже дома Марковых по улице Тургеневской, 32. Теперь это — улица Вешних Вод. Теперь перила на веранде поломаны, участок зарос бурьяном.


Летите, голуби, летите!

Из книги автора

Летите, голуби, летите! Николай целыми днями бродил с друзьями в лесу. Собирал грибы. В том году их уродилось на редкость много. Белые, рыжики, маслята, подберезовики — они так и манили к себе.Собирая грибы, Николай все больше углублялся в лес. Когда лукошко наполнялось


Голуби и финки

Из книги автора

Голуби и финки Солнце, до появления которого Леха Гуляев отложил свой побег, упорно пряталось за низкими тучами. Все время моросил дождь.Многие бутырцы поговаривали о зимовке в коммуне как о неизбежном и само собой разумеющемся деле. Гуляев злобился, слушая эти разговоры.


Голуби

Из книги автора

Голуби На площади стая синих голубей. Из дверей пивной выходит молодая женщина. На ней вишневое распахнутое пальто, ярко-зеленая косынка, ноги в дорогих капронах и грубых шерстяных носках, вылезающих из грязных туфель. Лицо женщины размалевано: черные накрашенные брови,