Предисловие

Предисловие

Уважаемый читатель!

В 1996 году Российскому флоту 300 лет. В октябре 1696 Боярская дума под руководством еще молодого царя Петра I постановила: «Флоту быть». Коротко и ясно. Конечно, история русского мореплавания исчисляется не с этого момента, но регулярный Российский Военно-морской флот ведет начало с петровских времен.

В войнах на море Российский флот буквально с колыбели показал врагам свою растущую силу. В сражениях при Гангуте и Гренгаме, Чесме и острове Федониси, под Наварином и Синопом рождалась и гремела русская морская слава.

На трехсотлетнем пути Российского флота были и взлеты, и падения, и трагические события. В нашей литературе различные этапы развития флота освещены довольно неравномерно. Мы много знаем о временах парусного флота, его выдающихся флотоводцах — адмиралах Ф.М.Апраксине, Г.А. Спиридове, Д.Н. Сенявине, Ф.Ф. Ушакове, М.П.Лазареве, П.С. Нахимове и многих других. Но широкому кругу читателей менее известна история становления флота с паровыми энергетическими установками, создания после Крымской войны крупного броненосного флота. Наибольшим признанием в тот период пользовались основоположник тактического искусства парового флота адмирал Г.И. Бутаков и вице-адмирал С.О. Макаров, который развил тактику парового флота в своем труде «Рассуждения по вопросам морской тактики», ставшем достоянием мировой военной науки.

Мы уже говорили, что флот переживал и взлеты, и падения. И конечно, самый крупный урон его престижу нанесло поражение у острова Цусима в русско-японскую войну, несмотря на исключительный героизм русских офицеров и матросов. После этого поражения был сделан глубокий анализ того, что произошло, почему такое стало возможным. В советское время, может быть, благодаря Новикову-Прибою и его «Цусиме» больше писалось о том, что, мол, во всем были виноваты бездарные флотоводцы и главным образом вице-адмирал Рожественский, командующий эскадрой. Но было совсем забыто, что главная причина поражения коренилась в господствовавшей в то время системе бюрократического управления армией и особенно флотом. Наверное, мы, русские, несмотря на все революции, «перестройки», «путчи», мало делаем правильных выводов и практических действий из нашей непростой истории.

Например, в конце XIX начале XX века Россия выполняла принятую кораблестроительную программу. К сожалению, она не отвечала задачам флота и потребностям будущих театров военных действий. Много разнотипных кораблей различного предназначения строилось на российских верфях и закупалось за границей И надо признать заслугой вице-адмирала Рожественского, что он эту разношерстную армаду (со скоростями хода от 9 до 18 узлов, разнокалиберной и разнотипной артиллерией и боезапасом, несовершенными, даже по понятиям тех лет, средствами связи и т.п.) без потерь довел до Японского моря.

Примерно такую же картину мы наблюдаем и в последующие годы, особенно после Великой Отечественной войны, в которой Военно-морской флот в тяжелой борьбе с врагом зарекомендовал себя мощной ударной силой, способной резко изменить обстановку на прибрежных фронтах, значительно облегчить им условия для выполнения оперативных и стратегических задач. В послевоенные годы наша страна высокими темпами восстанавливала и наращивала экономическое могущество. Отечественная наука сделала грандиозные открытия. Стало реальным поставить на службу защиты Отечества последние достижения в области ядерного оружия, атомной энергетики, радиоэлектроники и ракетостроения.

Реализация новейших открытий, воплощение их в средства вооруженной борьбы позволили флоту в кратчайший срок выйти на океанские просторы. Был взят курс на строительство современного океанского ракетно-ядерного флота, способного решать в войне стратегические задачи как оборонительного, так и наступательного характера.

Да, курс был взят правильный, но сколько на этом пути дров наломали. Например, Н.С. Хрущев после появления еще совсем несовершенных ракет так в них уверовал, что буквально «зарезал» артиллерийские крейсера, эсминцы, а заодно авиацию армии и флота. Корабли резали в строю, на стадиях окончания строительства, многие типы самолетов отправили под пресс.

При реализации курса на создание океанского флота только из-за волюнтаристской, бюрократической системы принятия решений, управления процессами развития страна создала мощного океанского монстра. Так как в комплексе задачи, силы для их решения, системы управления, оперативного, специального и тылового обеспечения не рассматривались, то было построено много типов кораблей (дизельных подводных лодок — семь серий, не считая опытных, атомных — семнадцать, не считая опытных), которые некуда было ставить, так как система базирования не упреждала создание корабельного состава флота. Корабли простаивали в базе, поскольку их техническая боеготовность не гарантировалась качеством строительства, отсутствовала флотская судоремонтная база, которая создавалась тоже с огромным отставанием. К тому же судоремонтные базы работали неэффективно из-за отсутствия четкой системы заказов запасных частей, их учета, складирования и т.д. На все это накладывалась проблема разнотипности кораблей, их оружия, систем управления.

Почему так получилось, что коэффициент оперативного использования, например наших подводных ракетоносцев, не превышал никогда 0,25, а американских не опускался ниже 0,7? Ответ прост. Американцы создавали ВМС как систему, предназначенную решать конкретные задачи, а Советский Союз, вернее его командно-бюрократическая система, системно ни один вопрос не рассматривала и не решала не только в области оборонного строительства, но и в целом в экономике. Этой болезнью была поражена не только экономика и военно-промышленный комплекс, но и академическая и особенно отраслевая наука. Тому немало примеров, но я, уважаемый читатель, пишу предисловие, поэтому — ближе к делу.

История создания океанского ракетно-ядерного флота, доступная рядовому читателю, еще не написана в силу строгой секретности всего, что касалось строительства вооруженных сил страны и это в какой-то мере в условиях «холодной войны» было оправдано. И наверное не скоро будет полностью освещена. И представляемая читателю книга профессиональных военных моряков (Л.Г. Осипенко, Л.М. Жильцова, Н.Г. Мормуля), посвященная началу строительства атомного подводного флота, его офицерам, старшинам, матросам, а также нелегким проблемам аварийности подводных лодок и экологии, безусловно вызовет интерес военных моряков.

В книге на примере экипажа первого атомохода показаны условия, в которых рождалось новое в науке, революционное направление военного судостроения. Описаны и пороки бюрократической системы, окружавшей великое дело. Читатель сам по достоинству оценит труд авторов, в чем я уверен, как и в том, что ему будет интересно узнать скрытую еще недавно покровом секретности частичку истории своего Отечества.

Могу только сожалеть, что и в нынешнее «демократическое» время авторам долго не удавалось опубликовать свой труд на Родине. В 1992 г. книга была издана во Франции, в 1993 г. — в Испании и только после «апробации» на западном рынке нашла дорогу к отечественному читателю.

адмирал,

кандидат военных наук,

профессор В. ПОНИКАРОВСКИЙ

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Сталин и заговор Тухачевского автора Лесков Валентин Александрович

ПРЕДИСЛОВИЕ Необходимо сказать несколько слов относительно обстоятельств появления настоящей работы.Интерес к личности Тухачевского и его друзей появился у автора после ознакомления с блестящей книгой, посвященной тайной кремлевской истории (Сейерс, Кан. Тайная война


Предисловие

Из книги Софья Ковалевская. Женщина – математик автора Литвинова Елизавета Федоровна

Предисловие В настоящем очерке мы предполагаем ознакомить читателей с жизнью и научной деятельностью Ковалевской. Во избежание недоразумения считаем нелишним сказать, что очерк этот предназначается для людей хотя и не обладающих никакими познаниями по высшей


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Дневники автора Кузнецов Эдуард

ПРЕДИСЛОВИЕ ПРЕДИСЛОВИЕПрав Эдуард Кузнецов: «Прогнило что-то в королевстве датском». Прав, хотя бы потому, что книга его здесь. В «Тамиздате». Самый сущностный и перспективный симптом дряхления режима (по Амальрику) – все большая халтурность в «работе» карательного


Предисловие

Из книги Армия обреченных автора Алдан Андрей Георгиевич

Предисловие Воспоминания Генерального Штаба полковника Андрея Георгиевича Алдана (Нерянина) «Армия обреченных» были им написаны в американском плену в 1945–46 гг. и чудом сохранились в его бумагах.В рукопись внесены лишь незначительные поправки фактического и


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Разговоры с Гете в последние годы его жизни автора Эккерман Иоганн Петер

ПРЕДИСЛОВИЕ Сие собрание бесед и разговоров с Гёте возникло уже в силу моей врожденной потребности запечатлевать на бумаге наиболее важное и ценное из того, что мне довелось пережить, и, таким образом, закреплять это в памяти.К тому же я всегда жаждал поучения, как в


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Господин Пруст автора Альбаре Селеста

ПРЕДИСЛОВИЕ Наконец-то лежит передо мною законченная третья часть моих «Разговоров с Гёте», которую я давно обещал читателю, и сознание, что неимоверные трудности остались позади, делает меня счастливым.Очень нелегкой была моя задача. Я уподобился кормчему, чей корабль


Предисловие

Из книги Амундсен автора Буманн-Ларсен Тур

Предисловие Сразу после смерти Марселя Пруста, бывшего уже тогда, в 1922 году, знаменитостью, возник настоящий ажиотаж вокруг свидетельств и воспоминаний той, кого он называл не иначе как «дорогая моя Селеста». Многие знали, что только она, единственная прожившая рядом с


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Ибн-Сина (Авиценна) автора Сагадеев Артур Владимирович

ПРЕДИСЛОВИЕ Герой этой книги не просто выдающийся полярник — он единственный побывал на обоих полюсах Земли и совершил кругосветное плавание в водах Ледовитого океана. Амундсен повторил достижение Норденшельда и Вилькицкого, пройдя Северным морским путем вдоль


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Арина Родионовна автора Филин Михаил Дмитриевич

ПРЕДИСЛОВИЕ На Востоке его называли «аш-Шейх»— Мудрец, Духовный Наставник, или же всего он был известен под именем, объединяющим оба эпитета, — «аш-Шейх ар-Раис». Почему? Может быть, потому, что воспитал целую плеяду одаренных философов и был визирем, но, возможно, и


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Роден автора Шампиньоль Бернар

ПРЕДИСЛОВИЕ Этим няням и дядькам должно быть отведено почётное место в истории русской словесности. И. С. Аксаков В начале октября 1828 года загостившийся в Москве поэт А. А. Дельвиг наконец-то собрался в обратную дорогу и отправился на невские берега. Накануне отъезда


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Анна Леопольдовна автора Курукин Игорь Владимирович

ПРЕДИСЛОВИЕ Почему репродукция, которую я случайно увидел, листая старые журналы, поразила меня? В ту пору мне было лет четырнадцать или пятнадцать. Искусство вовсе не интересовало тогда мое окружение. Уроки рисования в школе, когда мы с грохотом расставляли мольберты,


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Граф Сен-Жермен - хранитель всех тайн автора Шакорнак Поль

ПРЕДИСЛОВИЕ Она любила делать добро, неумея делать его кстати. Христофор Герман Манштейн Анна Леопольдовна в исторических трудах и учебных пособиях обычно упоминается лишь как мать императора-младенца Иоанна Антоновича, занимавшего трон в промежутке между


ПРЕДИСЛОВИЕ

Из книги Дневник одного гения автора Дали Сальвадор

ПРЕДИСЛОВИЕ Много было написано и нафантазировано о графе Сен-Жермене, этом таинственном человеке, удивлявшем всю Европу, наряду с Железной Маской и Людовиком XVII, на протяжении второй половины XVIII века.Некоторые склонны думать, что нет необходимости в новой работе по


Предисловие

Из книги Зекамерон XX века автора Кресс Вернон

Предисловие Многие годы Сальвадор Дали упоминал в разговорах, что регулярно ведет дневник. Намереваясь поначалу назвать его «Моя потаенная жизнь», дабы представить его как продолжение уже написанной им раньше книги «Тайная жизнь Сальвадора Дали», он отдал потом


Предисловие

Из книги Разведка «под крышей». Из истории спецслужбы автора Болтунов Михаил Ефимович

Предисловие Имеют свои судьбы не только книги, но и предисловия! Взявшись в 1969 году за перо, чтобы запечатлеть увиденное в колымских лагерях, и описав его, естественно, так, как поворачивался язык, я скоро должен был об этом горько пожалеть: рукопись пришлось на много лет