«ЗАБЫТЬ ЛИ ДРУЖБУ ПРЕЖНИХ ДНЕЙ?..» (Роберт Бёрнс Самуила Маршака)

«ЗАБЫТЬ ЛИ ДРУЖБУ ПРЕЖНИХ ДНЕЙ?..»

(Роберт Бёрнс Самуила Маршака)

Свою книгу «Роберт Бёрнс», изданную в серии «Жизнь замечательных людей», Рита Райт-Ковалева посвятила С. Я. Маршаку, который открыл русскому читателю шотландского поэта. Эти слова, может быть, не надо воспринимать буквально, но они очень близки к истине.

Первые переводы стихов Бёрнса на русском языке появились еще в 1800 году в развлекательном журнале «Утехи любословия» (обращение к «Тени Томсона»). В 1829 году вышла тоненькая книжечка под названием «Сельский субботний вечер в Шотландии. Вольное подражание Роберту Бёрнсу И. Козлова». Того самого Козлова, который подарил русским людям «Вечерний звон», созданный по мотивам стихотворения Томаса Мура. С его легкой руки стихи Бёрнса начали шествие по России. Двухтомник Бёрнса был в личной библиотеке А. С. Пушкина. В первом томе страницы были разрезаны, что свидетельствует о том, что Александр Сергеевич читал его в оригинале. В 1830 году влюбленный в Байрона юный Михаил Лермонтов обратил внимание на эпиграф: «К Абидосской невесте» — это были строки из Бёрнса. И Лермонтов перевел их:

Если б мы не дети были,

Если б слепо не любили,

Не встречались, не прощались,

Мы с страданием не знались.

В седьмом номере «Отечественных записок» за 1842 год была опубликована статья «Роберт Бёрнс и лорд Байрон».

В 1855 году Н. А. Некрасов писал Ивану Тургеневу: «У меня появилось какое-то болезненное желание хоть немного познакомиться с Бёрнсом… Вероятно, тебе не трудно будет перевести хоть одну или две пьесы прозой… Я, может быть, попробую переложить стихи». Неизвестно, выполнил ли Тургенев просьбу Н. А. Некрасова, но то, что он работал над очерком «Кольцов и Бёрнс», — сомнений не вызывает. Сам Н. А. Некрасов Бёрнса не переводил, он привлек к этому поэта-переводчика М. Л. Михайлова, и в 1856 году в «Современнике» появилось шесть стихотворений в его переводах. Это была первая достойная публикация Бёрнса в России. Вслед за Михайловым Бёрнса переводили В. С. Курочкин, П. И. Вайнберг, Д. Д. Минаев, Т. Л. Щепкина-Куперник, друг юности Маршака Н. И. Андрусон; «Джон — ячменное зерно» перевел Эдуард Багрицкий. Особо следует выделить переводы Т. Л. Щепкиной-Куперник. В 1932 году в библиотеке «Огонька» вышла книжечка стихов Бёрнса в ее переводе. Вот строфа из «Честной бедности»:

Король решит — и произвесть

Любого может он в вельможи.

Создать же истинную честь

И сам король не в силах все же.

А вот перевод той же строфы, сделанный Маршаком:

Король лакея своего

Назначит генералом,

Но он не может никого

Назначить честным малым.

Не будем даже задумываться над соответствием (в буквальном смысле) этих строк оригиналу. Важно, что они написаны в 1938 году, с тем самым «маршаковским» «взглядом за окно», к тому же перевод этот был сделан вскоре после встречи С. Я. Маршака и К. И. Чуковского с «генералом прокуратуры» Вышинским — они ходатайствовали перед этим сталинским лакеем об освобождении арестованных в Ленинграде писателей.

К переводам из Бёрнса Маршак приступил в середине 1920-х годов, но этой работе предшествовала большая «репетиция». Мы уже рассказывали, что в годы учебы в Лондонском университете Самуил Яковлевич пешком путешествовал по Англии и влюбился в эту страну, в ее народ, в его баллады и песни. Результатом этой любви стали переводы и шотландских баллад, народных песен. Это были подступы Маршака к Бёрнсу. Первая книга переводов Маршака из Бёрнса (небольшая, в ней было всего 95 страниц), прекрасно изданная, вышла в Гослитиздате в 1947 году. На экземпляре этой книги, подаренном Софье Михайловне 2 января 1948 года, в день ее рождения, Самуил Яковлевич сделал такую надпись:

Был Роберт очень небогат,

И часто жил он в долг.

Зато теперь Гослитиздат

Одел поэта в шелк.

Позже был издан двухтомник «Роберт Бёрнс в переводах Маршака». И права Рита Райт, да и другие литераторы, утверждая, что истинного Бёрнса русскому читателю подарил Маршак. Впрочем, точнее всех по этому поводу сказал А. Т. Твардовский«…Эти переводы обладают таким очарованием, свободной поэтической речью, будто бы Бёрнс сам писал по-русски да так и явился без всякого посредничества перед нашим читателем».

В 1959 году Маршак написал стихотворение, посвященное Роберту Бёрнсу:

Поэт и пахарь, с малых лет

Боролся ты с судьбою.

Твоя страна и целый свет

В долгу перед тобою.

Ты жил бы счастливо вполне

На малые проценты

Того, что стоили стране

Твои же монументы.

Ты стал чертовски знаменит,

И сам того не зная.

Твоими песнями звенит

Шотландия родная…

Стихи эти заканчиваются «в духе времени». И это вполне объяснимо. То были недолгие годы хрущевской «оттепели». Маршак, как и многие другие, искренне поверил в то, что сталинская эпоха навсегда канула в прошлое.

Мила и нам, твоим друзьям,

Твоя босая муза.

Она прошла по всем краям

Советского Союза.

Мы вспоминаем о тебе

Под шум веселый пира,

И рядом с нами ты в борьбе

За мир и счастье мира!

Но внимательный читатель поймет, что строки эти не только о Бёрнсе. В статье, написанной к двухсотлетию со дня рождения шотландского поэта, Маршак скажет: «О мире и братстве между народами говорил он и в торжественных стихах»:

Пусть золотой настанет век,

И рабство в бездну канет,

И человеку человек

Навеки братом станет.

Допускаю: перевод этот из Бёрнса чем-то напоминает «Стихи о гербе», написанные Маршаком в 1947 году: «Не будет недругом расколот/ Союз народов никогда./ Неразделимы серп и молот,/ Земля и колос, и Звезда…» Пусть «Стихи о гербе» написаны по велению времени, они, кажется мне, так же искренни, как процитированные стихи Бёрнса.

И далее в той же статье читаем: «Я счастлив, что на мою долю выпала честь дать моим современникам наиболее полное собрание переводов из Бёрнса. Более двадцати лет посвятил я этому труду…

Много чудесных часов и дней провел я за этой работой, но побывать на родине великого поэта в Шотландии довелось мне только недавно».

А вот рассказ друга Маршака, шотландца Эмриса Хьюза: «Вместе мы побывали в коттедже в Аллоуэй, где Бёрнс родился, и в домике в Дамфризе, где он умер. С каким благоговением и любовью рассматривал там Маршак хранящиеся под стеклом строчки — выцветшие слова на клочках бумаги, некоторые — почти неразличимые, но для него — полные жизни и значения, как письма друга, написанные всего несколько недель тому назад.

Для него они были вовсе не ветхими и пыльными рукописными текстами, а насыщенными красками и движением картинами, и он видел свою жизненную задачу в том, чтобы снова сделать их живыми».

И переводы Маршака из Бёрнса это подтверждают:

Богатство, слава и почет

Волнуют наши страсти.

Но даже тот, кто их найдет,

Найдет в них мало счастья.

Мне дай свободный вечерок

Да крепкие объятья —

И тяжкий груз мирских тревог

Готов к чертям послать я!

Александр Трифонович Твардовский утверждал, что «Маршак исподволь был подготовлен к встрече с поэзией Бёрнса. Он сперва обрел и развил в себе многое из того, что было необходимо для этой встречи и что обеспечило ее столь бесспорный успех, — сперва стал Маршаком, а потом уже переводчиком великого поэта Шотландии…

Он сделал Бёрнса русским, оставив его шотландцем. Во всей книге не найдешь ни одной строки, ни одного оборота, которые бы звучали как „перевод“…

Бёрнс Маршака — свидетельство высокого уровня культуры, мастерства советской поэзии и ее неотъемлемое достояние в одном ряду с ее лучшими оригинальными произведениями. Знатоки утверждают, что ни в одной стране мира великий народный поэт Шотландии не получил до сих пор такой яркой, талантливой интерпретации…»

Маршак был не только переводчиком, но и исследователем творчества Бёрнса. «В былое время о Бёрнсе не раз говорили и писали, как о стихотворце-самоучке. Правда, он, как и наш Горький, не окончил ни одной школы, но за короткую жизнь он добросовестно прошел свои житейские „университеты“, отлично разбирался в политике, имел представление о мировой истории, читал Вергилия и французских поэтов, а в области английской поэзии и родного фольклора был настоящим знатоком.

Природный ум, поэтическая интуиция и широкая начитанность вместе с богатым жизненным опытом — все это позволило ему стать на голову выше своей среды и так далеко заглянуть в будущее, чтобы спустя полтора с лишним столетия иметь право считаться нашим современником». В его статье «Бессмертной памяти» есть и такие строки: «И уже музыкой не вчерашнего, а самого сегодняшнего и даже завтрашнего дня звучат его пророческие слова, призывающие разумные существа на земле к братству и миру»:

Забудут рабство и нужду

Народы и края, брат,

И будут люди жить в ладу.

Как дружная семья, брат.

Этот перевод Маршака несколько далек от подстрочника. Но Маршаку искренне хотелось верить, что сбудется мечта великого шотландца:

Настанет день, и час пробьет.

Когда уму и чести

На всей земле придет черед

Стоять на первом месте!

О переводах поэзии существует много мнений и суждений. Средневековый философ Пьер Бауст сказал: «Перевод есть не более чем гравюра; колорит неподражаем». И еще: «Для того чтобы хорошо переводить с одного языка на другой, недостаточно знать его; нужно еще искусно владеть своим языком». А советский поэт Александр Петрович Межиров в своем стихотворении «На полях перевода» написал так:

И вновь из голубого дыма

Встает поэзия, —

Она

Вовеки непереводима —

Родному языку верна.

У Арсения Тарковского однажды вырвалось:

Для чего я лучшие годы

Продал за чужие слова?

Ах восточные переводы.

Как болит от вас голова!

Маршак же, в отличие от вышеупомянутых поэтов, считал, что «поэт, покинув старый дом, / Заговорит на языке другом,/ В другие дни, в другом краю планеты». В подтверждение этой мысли процитирую строки из стихотворения Тамары Григорьевны Габбе, написанного под влиянием переводов Маршака:

А ты — ты эхо чьих-то голосов,

Покорное магической привычке,

И нет твоих — незаменимых — слов

В бессмертном гуле вечной переклички.

К двухсотлетию со дня рождения Бёрнса Маршак написал:

Подумать только: двести лет!

Увы, над нами всеми,

Когда уж нас на свете нет,

Подтрунивает время.

Но не подвластен ты ему.

К двухсотой годовщине

Ты не ушел в ночную тьму,

А светишь и доныне.

Больше всего Маршака привлекали в Бёрнсе свободолюбие, свободомыслие, чистая совесть и горячее сердце. Закончить главу о Бёрнсе и Маршаке хочу стихами, в равной мере принадлежащими им обоим, стихами, созвучными нашему времени:

Да здравствует право читать.

Да здравствует право писать.

Правдивой страницы

Лишь тот и боится,

Кто вынужден правду скрывать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Роберт Бёрнс

Из книги 100 великих оригиналов и чудаков [litres] автора Баландин Рудольф Константинович

Роберт Бёрнс Роберт Бёрнс. Худ. А. Насмит, 1787 г.Роберт Бёрнс (1759–1796) – шотландский поэт, судьба которого была тяжела. Сын мелкого шотландского фермера, постаравшегося дать сыну неплохое образование, Роберт рано испытал тяготы подневольного труда в поле, на фабрике.


Два облика Самуила Маршака

Из книги Силуэты автора Полевой Борис

Два облика Самуила Маршака Редко, очень редко, но бывают люди, которые оставляют в памяти и в душе друзей такой след, что о них необыкновенно трудно, почти невозможно, писать в прошедшем времени. Живым представляешь такого человека без всякого труда. Видишь его. В ушах


Мы с мамой едем укреплять советско-китайскую дружбу

Из книги Дракон с гарниром, двоечник-отличник и другие истории про маменькиного сынка автора Черейский Михаил

Мы с мамой едем укреплять советско-китайскую дружбу Мамино руководство кружком и возникшие на этой почве приятельские отношения с влиятельными — через своих мужей — вышивальщицами создали ей репутацию приятной и понимающей толк в обращении общественницы. Да еще и


ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА С. Я. МАРШАКА

Из книги Маршак автора Гейзер Матвей Моисеевич

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА С. Я. МАРШАКА 1887, 3 ноября (22 октября) — В Воронеже в семье Якова Мироновича и Евгении Борисовны Маршаков родился сын Самуил.1889 — В семье Маршаков родилась дочь Сусанна.1893 — Семья Маршаков переезжает в Витебск. Рождение дочери Юдифи.1894 —


Бернс Роберт

Из книги 50 знаменитых любовников автора Васильева Елена Константиновна

Бернс Роберт (род. в 1759 г. — ум. в 1796 г.)Шотландский поэт, жизнь которого была чрезвычайно богата любовными похождениями.«Я часто думал, что нельзя быть подлинным ценителем любовных стансов, если ты сам однажды или много раз не был горячим приверженцем этого чувства…


РОБЕРТ БЁРНС (1759-1796)

Из книги 100 великих поэтов автора Еремин Виктор Николаевич

РОБЕРТ БЁРНС (1759-1796) Роберт Бёрнс – один из любимейших в России зарубежных поэтов. Объясняется это не только достоинствами его творчества – которых никто не оспаривает, – но прежде всего замечательными переводами произведений поэта на русский язык, уже давно ставшими


«Два берега» доктора Самуила Файна

Из книги БП. Между прошлым и будущим. Книга 2 автора Половец Александр Борисович

«Два берега» доктора Самуила Файна Я знал, что по возвращении из Москвы меня ждут обычные вопросы друзей: «Ну, как там?» Подразумевают они при этом: заметны ли перемены? И какие? Готовясь к ответам, я вспоминал прошедшие сорок дней, а они вместили в себя не только Москву, но и


НА СЕМИДЕСЯТИЛЕТИЕ С. МАРШАКА

Из книги Избранные произведения. Т. I. Стихи, повести, рассказы, воспоминания автора Берестов Валентин Дмитриевич

НА СЕМИДЕСЯТИЛЕТИЕ С. МАРШАКА Я взял размер четырнадцатистрочный И так хочу, чтоб каждая строка, Неся поэту мой привет заочный, Порадовала сердце Маршака. Поэзии посланник полномочный, Чья поступь так уверенно легка, Ваш мудрый стих, забавный, сильный, точный, Переживет


«Я сохраняю письма прежних лет…»

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

«Я сохраняю письма прежних лет…» Я сохраняю письма прежних лет… Уже давно конверты пожелтели, И бесконечно опоздал ответ, И даже память замели метели. Их редко я рискую перечесть, Совсем иное чувствую волненье. Ты – прошлое. Но ты на свете есть, Хотя ушел в другое


Вудворд Роберт Бёрнс (1917—1979) Американский химик-органик

Из книги Великие открытия и люди [100 лауреатов Нобелевской премии XX века] автора Мартьянова Людмила Михайловна

Вудворд Роберт Бёрнс (1917—1979) Американский химик-органик Вудворд родился в Бостоне, в семье Артура Честера Вудворда, сына аптекаря из Роксбери (Массачусетс) и Маргарет (урожденной Бёрнс), дочери выходца из Шотландии. В 1918 году, когда Роберту исполнился один год, его отец


Роберт Бёрнс (1759–1796)

Из книги Любовные письма великих людей. Мужчины автора Коллектив авторов

Роберт Бёрнс (1759–1796) …я открыл Вас заново, но что я увидел? Душу, сияющую добродетелью и добросердечием, разум, облагороженный одаренностью… Роберт Бёрнс уже был знаменитым шотландским поэтом, когда познакомился с миссис Агнессой Мак-Лиоз в Эдинбурге на чаепитии в 1787


Роберт Бёрнс – миссис Агнессе Мак-Лиоз (вечер вторника, 15 января 1788 года)

Из книги Що з тебе виросте, Фрітьофе? Людина, яку покликало море автора Центкевич Аліна

Роберт Бёрнс – миссис Агнессе Мак-Лиоз (вечер вторника, 15 января 1788 года) В том, что у Вас, моя Кларинда, есть недостатки, я никогда не сомневался; но я не знал, где Вы их храните. Сумерки субботнего вечера открыли мне больше, чем все предыдущие вечера. О, Кларинда! Зачем Вы


Квартира Маршака

Из книги автора

Квартира Маршака Квартира тиха, как бумага — Пустая, без всяких затей, — И слышно, как булькает влага По трубам внутри батарей… А стены проклятые тонки, И некуда больше бежать, А я как дурак на гребенке Обязан кому-то играть… Какой-нибудь изобразитель, Чесатель