Глава 19 «МЫ СТАЛИ У МАДАГАСКАРА…»

Глава 19

«МЫ СТАЛИ У МАДАГАСКАРА…»

«Адмирал Шеер» уже прочесывал район на юго-западе от Мадагаскара, двигаясь на средней скорости и держась к востоку у 30-й широты в надежде натолкнуться на вражеский корабль. В мирное время через этот район пролегали морские пути из Австралии в Северную Америку и Европу, огибающие мыс.

Тем временем капитан Рогге, командир вспомогательного крейсера «Атлантис», предложил военно-морскому оперативному командованию назначить встречу «Шеера» с его кораблем. Командование выразило согласие и назначило встречу на 14 февраля в 65° восточной долготы и 10° южной широты на юго-востоке от банки Сая-де-Малья. Военно-морское оперативное командование всегда назначало встречу с большим запасом времени, чтобы у кораблей наверняка хватило времени добраться к месту. И только в том случае, если какой-либо из кораблей не мог прибыть вовремя из-за операции или по другим причинам, ему следовало радировать об этом.

Кранке с радостью принял известие о встрече, так как надеялся, что капитан корабля, который действовал в Индийском океане в течение многих месяцев, поделится с ним информацией относительно маршрутов британских судов. Кроме того, на основании этой информации можно было бы из практических соображений разделить зоны действия между обоими рейдерами. Поэтому «Шеер» поспешил к месту встречи, сначала на северо-восток в обход Маврикия, а затем на север. Когда крейсер шел через юго-восточные пассаты, дувшие с силой 5–6 баллов под голубым безоблачным небом, снова стало очень жарко.

В дневное время тропический зной усугублялся высокой влажностью, и атмосфера была как в парилке, из-за чего жара казалась еще более невыносимой. Пот заливал тела матросов, в жилых помещениях было нестерпимо жарко. Влажный воздух конденсировался на стенах, и влага ручейками стекала на пол, а проветрить каюты было невозможно, поэтому вскоре матросам начало казаться, что воздух настолько плотный, что его можно резать ломтями и выносить на палубу. Внутри пахло смесью пота, остывшего табачного дыма, краски и нефти. Люди чувствовали себя измотанными и выжатыми как лимон, будто после бесконечной турецкой бани. Обычно на кораблях любили старую моряцкую песню «Мы стали у Мадагаскара, на корабле была чума», но на «Шеере» никто не хотел ее петь.

Вдруг 12 февраля после полудня совершенно неожиданно с востока набежали большие волны и стали сильно раскачивать корабль. Пока ни барометр, ни небо не давали никаких оснований ждать перемены погоды. Однако, по мнению капитана, причиной такого внезапного и сильного волнения мог быть только один из ураганов, частенько случавшихся в это время года. Поэтому Кранке снизил скорость корабля и взял курс на северо-запад, желая избежать столкновения с ураганом.

По мнению метеоролога, несогласного с капитаном, это было пустой тратой времени. Случайно в тот же самый день он давал офицерам в кают-компании лекцию на тему «Важнейшие воздушные течения Индийского океана», а для команды лекцию передавали по громкой связи. Естественно, он, в частности, остановился на так называемых маврикийских ураганах, а также признаках, по которым узнается их приближение. Вдобавок он неосторожно прибавил, что в настоящий момент ни один из этих признаков не наблюдается, а именно нет характерного желтого тумана. Обычно на таких лекциях капитан лично представлял оратора и говорил несколько слов в заключение. На этот раз он заявил, что, при всем уважении к докладчику и его профессиональным познаниям в метеорологии, он готов во всеуслышание объявить о том, что придерживается противоположного мнения, а кто из них прав, безусловно, выяснится к вечеру.

Прав оказался капитан — в обоих случаях. Ранним вечером ветер переменился. Небо затянуло темно-бурыми тучами, затем с северо-запада налетел штормовой ветер, который все усиливался, пока не достиг 7–9 баллов. Больше никто не сомневался в том, что капитан поступил очень мудро, изменив курс, чтобы не попасть в центр урагана, двигавшегося прямо на юг. И хотя «Шеер» лишь краешком задел ненастье, этого хватило, чтобы все убедились в ужасающей мощи маврикийских ураганов.

В 8.00 14 февраля «Шеер» прибыл в заданную точку и никого там не обнаружил. Вспомогательный крейсер «Атлантис» не появился, во всяком случае пока. По меньшей мере в течение тридцати шести часов «Шеер» не имел возможности увидеть звезды, так что, быть может, в расчеты вкралась ошибка, и, когда после полудня сквозь облака на несколько минут проглянуло солнце, приборы показали, что корабль на самом деле находится чуть дальше на северо-западе, чем нужно. Затем он взял курс на юго-запад, чтобы все-таки выйти к месту встречи. Оказалось, что на «Атлантисе» тоже допустили небольшую ошибку в расчетах и зашли слишком далеко на юго-восток.

В 16.00 очертания кораблей неясно проступили сквозь туман. Один из них оказался «Атлантисом», и капитан Рогге доложил о «присутствии немецкой индийскоокеанской эскадры». Помимо «Атлантиса», в нее входил немецкий пароход «Танненфельс» Ганзейской пароходной компании, судно того же типа, что и «Атлантис». «Танненфельс» был приписан к Могадишо, что в итальянском Сомали, но был вынужден покинуть порт, так как там ему угрожала британская армия. «Танненфельс» вез офицеров и матросов призовой команды, которыми Рогге укомплектовал югославское судно «Дурмитор», захваченное у Зондского пролива, и отправил его в Итальянское Сомали с 264 пленными. Тем временем «Танненфельс» пополнил свои запасы с помощью «Атлантиса» и получил инструкции касательно обратного пути в контролируемый Германией европейский порт. Рогге задержал его до встречи с «Шеером», чтобы дать карманному линкору возможность передать своих пленных и отправить их в Германию через британскую морскую блокаду.

Позади «Атлантиса» расположились два его трофея — британское грузовое судно «Спейбэнк» и танкер «Кетти Бревиг», который вез груз высококачественного дизельного топлива и теперь использовался в качестве дозаправщика. Несмотря на волны, капитан Рогге отважился на рискованное путешествие в небольшой шлюпке и поднялся на борт «Шеера». Поскольку он со своим кораблем пробыл в Индийском океане почти целый год, он мог поделиться с Кранке весьма ценным опытом, но обмен информацией был далеко не односторонним, поскольку Рогге захватил с собой блокнот с вопросами, которые собирался задать капитану Кранке.

Кстати говоря, встреча с «Шеером» не просто порадовала и приободрила матросов «Атлантиса». Она означала, что в течение нескольких дней тяжелый крейсер со своими 28-сантиметровыми пушками может постоять на карауле, чтобы матросы вспомогательного крейсера для разнообразия спокойно выспались.

Чтобы подальше отойти от зоны океана, где бушевал ураган, «немецкая индийскоокеанская эскадра» направилась на север, надеясь, что обсуждение можно будет продолжить на следующий день в более спокойной обстановке, поскольку море в месте встречи было очень бурным. Экипажи получат возможность побывать в гостях у «большого брата» и дружески поболтать с матросами «Шеера», а «Шееру» в то же время будет гораздо проще пополнить запасы топлива из бункеров «Кетти Бревиг». Между тем «Танненфельс» отправился своей дорогой.

На следующий день танкер как в воду канул, и его сначала пришлось искать. Специалисты «Шеера» проверили топливо и нашли его весьма удовлетворительным; оно не только было превосходного качества, но и прекрасно подходило для дизелей «Шеера», что чрезвычайно обрадовало Кранке, который не смел надеяться на дозаправку в окрестностях Мадагаскара.

Из разговора с Рогге по поводу того, какими морскими путями пользуются британские суда в настоящий момент, Кранке узнал, что, по наблюдениям его коллеги, суда в последнее время держатся ближе к побережью и стараются не пересекать Индийский океан. Он предложил Кранке выбрать для рейдерства зону на севере от Мадагаскара, предпочтительно напротив Момбасы, так как вражеские корабли найдутся там почти наверняка. Сам Рогге предполагал действовать на юге от Сейшельских островов, где он надеялся застать те корабли, что постараются свернуть из прибрежной зоны на восток, услышав тревожные сигналы RRR, которыми наверняка наполнится эфир, как только «Шеер» начнет действовать, чтобы скрыться от рейдера. На всякий случай оба капитана назначили новую встречу на время после проведения операций, однако с той оговоркой, что «Шеер» может не появиться. Эту оговорку пришлось принять, потому что Кранке ожидал скорого приказа возвращаться на родину, поскольку в это время года ночи в Исландском море начинают укорачиваться.

Покончив с тактическими вопросами, капитаны решили обменяться знаками дружеского внимания. Рогге предложил поделиться с «Шеером» цейлонским чаем и отличным кандийским медом и с восторгом узнал, что Кранке может обеспечить его яйцами из богатых запасов «Дюкезы». Кроме того, аргентинскую солонину сменяли на высококачественный бирманский рис. Кранке подарил «Атлантису» несколько ящиков мозельвейна, а Рогге ответил трофейным виски.

Между членами экипажей тоже шел свой маленький бизнес под девизом «честный обмен — не грабеж», правда, в основном личного характера, потому что матросам «Атлантиса», как и матросам «Шеера», строго запретили наживаться за счет захваченных кораблей.

Моряки «Атлантиса» с радостью набросились на «новые» выпуски немецких газет — последние номера датировались 20 октября, — ведь они пробыли в море одиннадцать месяцев, не получая никакой почты, и все новости, которые им доводилось слышать, содержались в кратких радиопередачах на коротких волнах, и даже эти передачи не так легко было поймать.

Механики «Шеера» воспользовались встречей для ремонта машинных отделений I и IV, в то время как авиамеханики копались в двигателе «арадо», который будто подхватил простуду в южном климате и теперь кашлял и захлебывался, словно астматик.

Стоял полный штиль, жара угнетала. Температура воды поднялась до 32°, а в I машинном отделении матросы работали с одним из двух основных дизелей при температуре почти 65°. Они сняли семь из десяти медно-красных головок цилиндра вместе с их креплениями и как раз доставали поршень одного из цилиндров. В такой жаре люди работали чуть ли не голышом, истекая потом и перемазанные маслом с ног до головы. Зловеще горели белки глаз, и на фоне черных лиц их губы казались накрашенными губной помадой. На боевом корабле и без того тесно, но в машинных отделениях требуется поистине акробатическая ловкость и гуттаперчевые ноги, особенно когда надо произвести ремонт или машины нуждаются в переборке.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Тогда считать мы стали раны

Из книги Спецназ ГРУ: Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны... автора Козлов Сергей Владиславович

Тогда считать мы стали раны Прошел час с начала боя. Стрельба стала затихать. Я говорю: «Ну все, Дима, дергаем в конец колонны!». Пробежали под мостом, смотрю, сидят какие-то в «афганках», человек семь, рядом два трупа. Подбегаем. Один из сидящих поворачивается. О, боже! У него


Задержка эскадры в водах Мадагаскара

Из книги На «Орле» в Цусиме: Воспоминания участника русско-японской войны на море в 1904–1905 гг. автора Костенко Владимир Полиевктович

Задержка эскадры в водах Мадагаскара


Глава 13 Без границ: Как идеи стали влиять на финансовые результаты

Из книги Джек. Мои годы в GE автора Бирн Джон

Глава 13 Без границ: Как идеи стали влиять на финансовые результаты В декабре 1989 года во время запоздалого медового месяца со своей второй женой Джейн, я сидел под зонтом на пляже Барбадоса и думал о работе. Программа «тренировок» в GE стала несомненным успехом. С ее помощью


ГЛАВА 1 Так кто же такой Борис Березовский, почему он оказался в Лондоне, а люди, имевшие с ним контакты, стали жертвами убийц?

Из книги Березовский — не своя игра автора Чекулин Никита Сергеевич

ГЛАВА 1 Так кто же такой Борис Березовский, почему он оказался в Лондоне, а люди, имевшие с ним контакты, стали жертвами убийц? Борис Абрамович Березовский (он же Платон Ильич Еленин) родился 23 января 1946 года. Его жизненный пут описан во многих книгах. Я адресую читателя к


Фляжка из нержавеющей стали

Из книги С Антарктидой — только на "Вы": Записки летчика Полярной авиации автора Карпий Василий Михайлович

Фляжка из нержавеющей стали ... Вечером на следующий день пришла пора определяться, кто и где будет работать. И вдруг Журавлев заявляет нашему экипажу:— Нет, ребята, вы на магнитную и аэрофотосъемку не пойдете. Ею займутся экипажи Виктора Михайлова и Виктора Голованова.— А


Аэродромы стали малы…

Из книги Самолеты нашей судьбы автора Маркуша Анатолий Маркович

Аэродромы стали малы… Борьба за скорость полета, можно сказать безо всякого преувеличении, началась в тот самый день, когда человеку удалось оторваться от земли: ведь полет — это скорость, кончается скорость, прекращается полет и начинается падение.Во всяком случае, для


2. ВЕТЕР В СТАЛИ

Из книги Шелест гранаты автора Прищепенко Александр Борисович


МЕЧТЫ СТАЛИ ЯВЬЮ

Из книги На заре космонавтики автора Крамаров Григорий Моисеевич

МЕЧТЫ СТАЛИ ЯВЬЮ Шли кровопролитные сражения Великой Отечественной войны. Представители всех областей науки и техники вносили свой вклад в великое дело обороны нашей социалистической Родины от фашистских интервентов. Весовым был и вклад энтузиастов ракетной техники. В


ПОЧЕМУ МЫ СТАЛИ ЧУЖИМИ!

Из книги Игорь Тальков. Стихи и песни автора Талькова Татьяна

ПОЧЕМУ МЫ СТАЛИ ЧУЖИМИ! Тот же город. Тот же час. Тот же замерший сад. Тот же одинокой луны затаившийся взгляд. Тот же первый снег, и те же Золотые капельки звезд Весело мигают и резвятся, как живые... Тот же город. Тот же сад. И луны такой же взгляд. Только мы вот с тобой, Мы вот


«Забывать нас стали там, в России…»

Из книги О чём поют воды Салгира автора Кнорринг Ирина Николаевна

«Забывать нас стали там, в России…» Забывать нас стали там, в России, После стольких незабвенных лет. Даже письма вовсе не такие, Даже нежности в них больше нет. Скоро пятая весна настанет, Весны здесь так бледны и мертвы… Отчего ты мне не пишешь, Таня, Из своей оснеженной


IV. НА ПОРОГЕ ВЕКА СТАЛИ

Из книги Аносов автора Пешкин Илья Соломонович

IV. НА ПОРОГЕ ВЕКА СТАЛИ С конца 1824 года Павел Петрович Аносов стал управителем оружейной фабрики. Начальник горного округа Татаринов целиком отдал ее на попечение Аносова. Однако решился он на это не сразу.— Уж очень неспокойный человек этот Аносов и с иностранными


Глава 8 Как меня стали бояться собаки

Из книги Посмотри мне в глаза! [Моя жизнь с синдромом Аспергера. Жизнь с синдромом «ненормальности». Какая она изнутри?] автора Робисон Джон Элдер

Глава 8 Как меня стали бояться собаки Любой ребенок скажет вам, что даже добрейшая и кротчайшая из собак непременно цапнет, если упорно дергать ее за хвост и таскать за уши. У синдрома Аспергера есть мрачная сторона. Она объясняется тем, что в детстве нам, аспергерианцам,


31. Сильнее стали контрасты

Из книги Фридл автора Макарова Елена Григорьевна

31. Сильнее стали контрасты Моя дорогая девочка!Я обманщица, которая дает больше, чем обещает или имеет. Говорю это потому, что, перечитав письмо к тебе, не обнаружила в нем ничего, что имела в виду сказать, вообще ничего достойного упоминания. Можно писать лишь о пережитом, о


«Трамваи стали проходить…»

Из книги Океан времени автора Оцуп Николай Авдеевич

«Трамваи стали проходить…» Трамваи стали проходить, За шторой небо розовеет. Не надо спящего будить, Сегодня мир оцепенеет. На том конце одним толчком Земля раскрылась, как могила, И океаном и огнем Обломки зданий окатило. А здесь последней тишины Никто не слышит —


Мы стали коммунистами

Из книги Подснежник на бруствере автора Лапин Константин Кириллович

Мы стали коммунистами Не однажды на привале, во время передышек между боями замполит Булавин и наш комсорг Саша Шляхова, недавно ставшая членом партии, заводили со мною разговор о вступлении в партию. Разговоры эти и радовали и смущали. Ну что, что особенного я сделала,


Мы не стали в него стрелять

Из книги Смрт автора Лимонов Эдуард Вениаминович

Мы не стали в него стрелять Мы заняли Крившичи после небольшой перестрелки. Боем это было назвать трудно. Правда, перед этим наша далекая артиллерия швырнула десяток горячих болванок 122-го калибра по их бронетранспортерам и вывела их из строя. Так что хорватам нечем было