Глава 4 КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ

Глава 4

КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ

Три дня мы курсировали по маршруту Кейптаун-Фритаун. Наконец в четверг 2 мая 1940 года наш впередсмотрящий с топа мачты заметил по левому борту дым. Я немедленно взял курс на 40° влево, чтобы сблизиться с незнакомцем; «японцы» заняли свои места на палубе, а остальные скрылись из вида. Из радиорубки доложили, что неподалеку активно посылает сообщения бельгийское судно под названием «Тисвилл». Как только впередсмотрящий прокричал «Вижу дым из пароходной трубы противника!», «Тисвилл» прервал передачи посередине предложения.

Спустя несколько минут на горизонте показался незнакомый корабль. Его серый корпус и черная труба, похоже, свидетельствовали о том, что это действительно «Тисвилл» и принадлежит он страховой компании Ллойда, но плавает под бельгийским флагом. Когда судно шло мимо нас на расстоянии 15 километров, мы определили, что это большой пассажирский лайнер. Мы постепенно изменили курс, потому что атаковать пассажирские суда было неблагодарной задачей, но в любом случае появление этого корабля утвердило нас в мысли, что мы вышли на верную судоходную трассу. Однако когда судно миновало нас, мы поняли, что это никак не может быть «Тисвилл». У него на корме на орудийной платформе было установлено орудие калибра 4,5 дюйма, а на надпалубных надстройках стояли легкие зенитные пулеметы. Может быть, это вспомогательный крейсер? Судно находилось от нас на расстоянии 11 километров, и, судя по числу шлюпок – по три с каждого борта и одна на корме – и по общему виду шлюпочной палубы, пассажиров на борту было немало. И в случае приближения экипаж судна был готов послать сигнал SOS. Я принял решение не атаковать корабль. Он шел на высокой скорости курсом северо-северо-запад, не поднимая флага, и экипаж не занимал мест у орудий. Своими стройными очертаниями и крейсерской кормой судно напоминало один из лайнеров компании Эллермана типа «Эксетера» или «Венеции» водоизмещением около 8000 тонн, берущий на борт от 170 до 200 пассажиров.

На следующий день появился другой корабль. Мой рулевой первоначально заметил на горизонте слабый дым, напоминающий слой тумана. Дул свежий ветер, на море было сильное волнение, видимость менялась от ясной до туманной, иногда море просматривалось до самого горизонта. Как только поймал в окуляры бинокля струю дыма, я объявил боевую тревогу и приказал дать полный ход. Экипаж с грохотом и топотом занял места согласно боевому расписанию. Воцарилась тишина, прерываемая только голосом офицера-артиллериста, корректировавшего показания дальномера.

Трубу противника мы заметили в 14.07, и я резко повернул влево; вражеский корабль следовал курсом, который неминуемо должен был пересечься с нашим на уровне бушприта по направлению с правого борта к левому. Дистанция составляла около 17 тысяч метров; по-прежнему было слишком рано, чтобы точно распознать противника. Но когда в поле зрения появился корпус корабля, мы смогли рассмотреть, что на трубе у него красная полоса, флаг не поднят, но на корме стоит орудие. Радиорубка находилась позади трубы. За полчаса дистанция сократилась до 10 тысяч метров, но до поры до времени ни один из нас не подал виду, что заметил другого. Наша мишень безусловно не осознавала, что за 11 минут мы трижды меняли скорость, чтобы сохранить наше сближение постоянным и равномерным. Это следовало из того, что судно противника ни разу не меняло курс.

Лейтенант Кэш регулярно передавал данные с дальномера, который был замаскирован под бак для воды. Десять минут тянулись очень медленно, но в конце концов они истекли, и мы подняли на нок-рее сигнал «лечь в дрейф», а на гафеле подняли германский флаг. И в первый раз я отдал приказ, которого все мы долго ждали: «Орудия к бою!»

37-миллиметровое орудие нельзя было сразу пустить в ход, поэтому мы намеренно дали предупредительный выстрел мимо цели из 75-миллиметровой пушки. Противник спокойно застопорил машину и поднял флаг в полуприспущенном состоянии, что нам ни о чем не говорило. Я приказал открыть огонь с правого борта из 150-миллиметровых орудий, но по-прежнему мимо цели, и их снаряды вспенили белые буруны прямо перед носом корабля. Противник в ответ просто поднял вымпел, продолжил идти своим курсом, но увеличил скорость настолько, что расстояние между нами стало быстро расти. Нам пришлось лечь на другой галс с целью продолжить боевые действия. Противник спустил пар, пытаясь убедить нас, что останавливается, но круто повернул на правый борт и вновь увеличил скорость.

На все эти маневры ушло около 30 секунд. В 15.03 мы быстро вернулись на старый курс и старались держаться так, чтобы солнце было у нас за спиной. Я отдал приказ с правого борта открыть огонь из 150-миллиметровых орудий прямо по цели. Первый залп накрыл корму противника, но корабль не застопорил ход, второй залп угодил в левый борт позади капитанского мостика. Над «Атлантисом» заклубилось ядовитое желтое облако кордита, а в корпусе судна противника взвились серые облачка от прямых попаданий. Я приказал прекратить огонь и оценить результат нашей стрельбы; я не хотел, чтобы погибло больше людей, чем необходимо. Ни к чему было и понапрасну тратить боеприпасы. Но как только мы прекратили огонь, радист доложил, что противник вышел на связь. Наши орудия вновь открыли огонь. Очередные четыре залпа в цель не попали из-за выхода из строя дальномера – прибор, который безупречно работал в течение двух месяцев, именно в этот момент отказал. И скорее благодаря удаче, нежели меткой стрельбе, один из наших залпов оторвал антенну у британского корабля после того, как он восемь раз передал сигнал бедствия ККК. В бинокли мы могли видеть провода, болтающиеся над радиорубкой. Наш четвертый залп накрыл цель, и один из снарядов угодил в середину корпуса судна противника.

Я приказал открыть по левому борту откидные борта у 150-миллиметровых орудий; в случае затянувшейся схватки нам, возможно, пришлось бы открыть огонь с левого борта. Но когда мы сделали «право руля», противник переложил штурвал влево и застопорил ход; корма судна была объята пламенем, а экипаж спешно грузился в шлюпки. Мы прекратили огонь. Прошло несколько минут, и наш моторный катер был спущен на воду и направился к противнику. Катер шел на высокой скорости, и вскоре абордажная команда поднялась по сходням, чтобы встретиться с капитаном и первым помощником вражеского судна; они оставались единственными людьми на борту, поскольку остальные сидели в шлюпках, направляясь к «Атлантису».

Английский шкипер любезно приветствовал моего офицера Мора и ответил на его вопросы вежливо и корректно. Его корабль назывался «Сайентист», имел водоизмещение 6200 тонн и принадлежал компании «Гаррисон и К°», из Ливерпуля. Шло судно из Дурбана в Ливерпуль с грузом меди, хромистой руды, асбеста, маиса, кожи и пищевых концентратов. Пока его допрашивали, призовая партия[5] рассеялась по отсекам корабля и произвела быстрый обыск. Крышка люка трюма номер 5 была сорвана, а сам трюм горел, но был ли пожар следствием нашего артиллерийского огня или результатом намеренного поджога, трудно было сказать наверняка. Потушить пожар было совершенно невозможно – все содержимое трюма представляло собой сплошную горящую массу.

Уцелело кормовое орудие – 125-миллиметровая пушка образца 1918 года со скользящим затвором и подсветкой прицела для стрельбы ночью. Рядом с ней разорвался снаряд, и наши моряки с гордостью рассматривали дыру с рваными краями, оставленную 150-миллиметровым снарядом. Позади мостика, где находилась радиорубка, обнаружили только груду обломков и беспорядочную груду мешков с песком, полностью заваливших рубку. Мор тщетно искал секретные документы; ящики в каюте шкипера были пусты, и он с готовностью признал, что выбросил их содержимое за борт. Тем не менее кое-что ценное осталось: книги, карты, различные бумаги, содержимое мусорных корзин в штурманской рубке, – все это отправлялось в раскрытую пасть боцманского мешка, чтобы позже подвергнуться оценке на борту «Атлантиса». Офицер, возглавлявший команду подрывников, доложил, что заряды для затопления судна заложены. Призовая партия покинула борт и отбуксировала спасательные шлюпки прежде, чем подожгли запальные шнуры. Однако «Сайентист» затонул не сразу. Пришлось дать по нему несколько залпов 150-миллиметровыми снарядами и выпустить одну торпеду.

В лодках находилось 19 моряков, 1 белый пассажир и 57 ласкаров[6]. Двое были ранены. Радист был ранен в голову и руки деревянными осколками, которые пришлось удалять под наркозом; один ласкар, раненный в живот, умер прежде, чем мы смогли сделать ему операцию.

В сгущающихся сумерках мы шли на юг со скоростью 12 узлов, возвращаясь по курсу, которым следовал наш противник. При этом мы двигались небольшими зигзагами. В этот вечер в кубриках было неспокойно; всех сильно взволновали дневные события, и одиннадцать членов абордажной команды вновь и вновь описывали в деталях все, что видели на борту вражеского корабля. Со всех сторон на них посыпались вопросы. Хорошо ли было оснащено судно? Много ли оказалось разрушений от нашего артиллерийского обстрела? Можно ли было потушить пожар? Имелась ли на борту какая-нибудь добыча? Не испытывали ли они чувство страха, когда лазили по трюмам незнакомого судна, хотя могли предполагать, что уже, возможно, горят запальные шнуры? Заметил ли кто-нибудь, как разместили экипаж потопленного судна? Обосновались ли белые и цветные в одних и тех же помещениях?

В операционной доктор Шпрунг и ассистирующий ему доктор Рель извлекали деревянные занозы и щепки из головы и рук радиста. Раны имели ужасный вид – деревянные осколки увечили тело сильнее, чем стальные. Вместе с Мором, Каменцем и офицером связи я изучил документы, найденные на борту. Допрос пленных конечно же представлял достаточный интерес, но в тех бумагах содержалось множество ценных сведений. Первым важным для нас открытием было то, что все британские торговые суда имеют черный или серый корпус, а надстройки выкрашены в коричнево-желтый цвет. Пользуясь этими сведениями, мы могли теперь превратить рейдер в британский корабль – огромное преимущество на таком маршруте, как этот, где преобладали британские суда.

Не менее интересным для нас стал тот факт, что британские корабли шли ночью при полном затемнении, даже без навигационных огней. Ко всему прочему стало ясно, что англичане и не подозревали о присутствии германских военных кораблей в этих водах, поэтому на маршруте между Дурбаном и Сьерра-Леоне не было никакой эффективной охраны со стороны Королевского военно-морского флота. Система конвоев действовала только на трассе от Фритауна до Соединенного Королевства; «Сайентист» должен был выйти оттуда в составе конвоя вскоре после своего прибытия 10 мая. В своем последнем рейсе они не встретили ни одного судна до столкновения с нами.

Среди документов, найденных в радиорубке, были записи свободного радиопоиска других кораблей и шифровальная таблица; мы узнали, что в море британские корабли соблюдали полное радиомолчание и не пользовались иностранными позывными, а только теми секретными позывными, которые были указаны в «Наставлении по связи для вооруженных торговых кораблей во время войны», датированном ноябрем 1938 года. Это руководство представляло для нас огромную ценность. Мор также обнаружил руководство по ведению огня и инструкции относительно того, как действовать в случае, если тебя атакуют в условиях самостоятельного плавания или в составе конвоя.

Белых и цветных пленников расселили по разным помещениям. Задача оказалась нелегкой, поскольку при ограниченном пространстве на борту корабля было важно сохранить принцип разделения белых и цветных. Цветным достались достаточно просторные помещения, тогда как белым было тесновато до тех пор, пока не освободился минный отсек. Я распорядился, чтобы белые пленники питались так же, как и мой экипаж, а повар-индиец получил приказ готовить рис, сардины в масле и прочие азиатские деликатесы для ласкаров. Я сам очень люблю хорошее кэрри, и вскоре добился того, что этот индиец научил нашего повара правильно готовить рис. Мне нравится, когда вареный рис сухой и рассыпчатый, но, несмотря на протесты, до сих пор мне всегда подавали влажную размазню. Вскоре все изменилось! Едва в первый раз мой экипаж попробовал рис, приготовленный в индийской манере, как все облизнулись, даже много лет спустя по-прежнему заказывали рис а-ля «Атлантис» в качестве главного блюда на своих ежегодных встречах.

В письменной аналитической записке о бое я отметил, что наша методика завязывания боевых действий сработала безукоризненно, камуфляжные устройства и приспособления функционировали без сучка и задоринки. Британский вахтенный офицер сказал, что у него не зародилось никаких подозрений; однако шкипер корабля заявил, что если бы его заблаговременно предупредили, он на расстоянии 8 – 9 километров понял бы, что «Атлантис» не имеет никакого отношения к Японии. Он не стал раскрывать своих секретов, но, вероятно, принял «Атлантис» за корабль немецкой постройки, плавающий на южноамериканских линиях. Я также записал в своем судовом журнале, что в результате недоразумения абордажная команда взяла с собой только 18 килограммов взрывчатки, и это стало причиной того, что понадобилось много времени, чтобы потопить «Сайентист»; я пометил, что в дальнейшем им следует брать с собой 90 килограммов. Я добавил, что мы сохранили одну из шлюпок «Сайентиста», а остальные затопили огнем из орудий, предварительно сняв с них все, что нужно.

Итак, мы прошли крещение огнем. Что дальше? Наши мины до сих пор были на борту. «Сайентист» до 10 мая во Фритауне не ждали, значит, у противника день-другой не должно было зародиться никаких подозрений. Так что теперь настало как раз самое подходящее время для установки мин.

Стараясь держаться подальше от всех прибрежных маршрутов и ни с кем не сближаться, мы обогнули мыс Доброй Надежды и отклонились далеко на юго-восток, прежде чем подойти к мысу Игольный. Никто никогда не подумает о корабле, плывущем на запад из Малайи или Австралии, что это минный заградитель.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 5 ИГРА С ОГНЕМ

Из книги Диана: одинокая принцесса автора Медведев Дмитрий Львович

Глава 5 ИГРА С ОГНЕМ


Глава 18 ПОД ОГНЕМ

Из книги Путешествие в революцию. Россия в огне Гражданской войны. 1917-1918 автора Вильямс Альберт Рис

Глава 18 ПОД ОГНЕМ В ретроспективе я подозреваю, что Джон Рид и я, несмотря на все, что мы узнали, все еще оставались наивными, когда уезжали из российских столиц, он из Петрограда, а я через три месяца из Москвы. Мы все еще ожидали, что наша страна будет разительно отличаться


КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ

Из книги Походы и кони автора Мамонтов Сергей Иванович

КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ Мне не терпелось навестить брата, увидеть окопы, нашу пехоту, проволоку и, конечно, противника. Я отпросился у Коленковского.— Будьте осторожны. Идите по шоссе, это небольшой крюк, но по шоссе редко стреляют. Было бы глупо быть раненым сейчас же по приезде.Я,


Глава 4 КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ

Из книги Рейдер «Атлантис». Самый результативный корабль германского ВМФ. 1939-1941 автора Рогге Бернгард

Глава 4 КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ Три дня мы курсировали по маршруту Кейптаун-Фритаун. Наконец в четверг 2 мая 1940 года наш впередсмотрящий с топа мачты заметил по левому борту дым. Я немедленно взял курс на 40° влево, чтобы сблизиться с незнакомцем; «японцы» заняли свои места на палубе,


Крещение огнем

Из книги Двойной агент. Записки русского контрразведчика автора Орлов Владимир Григорьевич

Крещение огнем    Труп Марии Вишневской лежал на полу в гостиной ее маленькой виллы в городке Новоминске, который находился в нескольких километрах от Варшавы. Прямо над ним в золоченой раме висел портрет ее прелестной племянницы, имевшей еще совсем недавно большой


Глава XIV Испытание огнем

Из книги Свердлов автора Городецкий Ефим Наумович

Глава XIV Испытание огнем Обнаженный мечПосле 25 октября 1917 года Советская власть проявила величайшую гуманность по отношению к поверженным врагам. II Всероссийский съезд Советов особым декретом отменил смертную казнь.Ленин в начале ноября 1917 года выразил надежду, что


Крещение огнем

Из книги Дело всей жизни автора Василевский Александр Михайлович

Крещение огнем 9-я армия.— 103-я пехотная дивизия и 409-й Новохоперский полк.— Первые фронтовые впечатления.— Сердце русского солдата.— Участие в Брусиловском наступлении.— За плечами Северная Буковина.— Новые надежды. Штаб Юго-Западного фронта направил меня в 9-ю


Глава 20 Под огнем

Из книги Быть Леонардо Ди Каприо автора Уайт Дуглас

Глава 20 Под огнем Поначалу новости из Тель-Авива не вызывали беспокойства. «Армия обороны Израиля постепенно перестает быть народной. Теперь это армия половины народа, – заявил в августе 2007 года израильский министр обороны Эхуд Барак. – Когда солдат идет в бой, он не


КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ

Из книги Летчики и космонавты автора Каманин Николай Петрович

КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ Первый боевой вылет. — Победы и потери. — «Ильюшины» громят танки врага. — Первые орденоносцы. — Под Великими Луками помогали Сталинграду. — Мастерство и мужество Бориса Лопатина. — Против шаблона, за творчество в тактике. — Герои боев: Георгий


Глава 2. Крещение огнем На линии фронта. — О чем поведал Антонио. — Схватка с «ромео». — Металл уставал быстрее нас. — Николай Иванов, наш наставник. — «Фиаты» не выдержали натиска. — Ночные поиски. — Наш пароль — братство. — Извлекаем урок из хитрости разведчика

Из книги Гневное небо Испании автора Гусев Александр Иванович

Глава 2. Крещение огнем На линии фронта. — О чем поведал Антонио. — Схватка с «ромео». — Металл уставал быстрее нас. — Николай Иванов, наш наставник. — «Фиаты» не выдержали натиска. — Ночные поиски. — Наш пароль — братство. — Извлекаем урок из хитрости разведчика С


Крещение огнем

Из книги Возвращение в небо автора Лавриненков Владимир Дмитриевич

Крещение огнем Нашу группу в составе нескольких десятков самолетов вел к аэродрому близ Ельца лидер-бомбардировщик Пе-2. Линию фронта мы не видели, но по многим признакам она была рядом. А перед самым приземлением «Мессершмитты» неожиданно атаковали лидера и передовое


Глава 5 Игра с огнем

Из книги Диана. Обреченная принцесса автора Медведев Дмитрий Львович

Глава 5 Игра с огнем


Крещение огнем

Из книги Дело всей жизни. Неопубликованное автора Василевский Александр Михайлович

Крещение огнем 9-я армия. – 103-я пехотная дивизия и 409-й Новохоперский полк. – Первые фронтовые впечатления. – Сердце русского солдата. – Участие в Брусиловском наступлении. – За плечами Северная Буковина. – Новые надеждыШтаб Юго-Западного фронта направил меня в 9-ю


Глава вторая КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ

Из книги Дрейк. Пират и рыцарь Ее Величества автора Шигин Владимир Виленович

Глава вторая КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ В ноябре корабли Хокинса подошли к африканским берегам. Но на этом удача оставила предприимчивого англичанина. Негров захватить не удалось, кроме этого вылазки на берег заканчивались серьезными потерями. Самого Хокинса ранили отравленной


Глава вторая. Крещение огнем

Из книги Под нами - Чёрное море автора Денисов Константин Дмитриевич

Глава вторая. Крещение огнем В первом вылете встреч с самолетами-нарушителями ни у кого из нас не было. Не пришлось вступить в бой и при повторном патрулировании. Позже мы узнаем, что вражеские бомбардировщики благодаря своевременному обнаружению их постами воздушного


ИСПЫТАНИЕ ОГНЕМ И НЕ ТОЛЬКО ОГНЕМ

Из книги Не стреляйте в партизан… автора Нордман Эдуард Богуславович

ИСПЫТАНИЕ ОГНЕМ И НЕ ТОЛЬКО ОГНЕМ 28 июня 1941 года в Пинске нас подняли по тревоге. На двух автомашинах отряд выдвинулся к Рябому мосту через речку Ясельда на тракте Пинск—Логишин. Укрылись в засаде.Установка была такая: подпускать противника близко, бить только наверняка,