ЧЕСТНЫМ БЫЛ С ДЕТСТВА Вспоминают земляки

ЧЕСТНЫМ БЫЛ С ДЕТСТВА

Вспоминают земляки

Плешкова Матрена Васильевна, село Верх-Обское

С родителями Миши жили по соседству, крыльцо к крыльцу. Дружили семьями. Семья у Евдокимовых была большая, семеро детей. Жили трудно, бедно, но дружно. Ссор никогда в семье не было, дети были маленькие и поэтому Анна не могла работать в совхозе. Но когда просили подменить телятницу, доярку или почтальона, никогда не отказывалась. Держали корову, поросенка, кур. Садили большой огород. Все от мала до велика от темна до и темна работали. Детей воспитали трудолюбивыми, честными, заботливыми. Старшие нянчили младших. Когда Анна отлучалась из дома на работу или в район, просила меня приглядеть – по-соседски за детьми. Жили мирной сельской жизнью. Миша с детства был каким-то особенным, уважительным, совестливым. Всех жалел, любил животных. С малых лет пел, пародировал, приплясывал. Научился играть на балалайке, гитаре.

Муж мой – дед Василий Лазаревич Плешков всю жизнь был юморным. Постоянно мог что-то отмочить, да и сейчас он не изменился, хотя ему 85 лет. С ним постоянно какие-то конфузы случались. Как-то приболел, простыл немного, а лекарство перепутал, выпил слабительное. Боже, что тут началось. Без смеха и вспоминать невозможно. Это надо же таким чудиком быть. Ходячий анекдот и не иначе. Просит у меня выпить, а я не даю. К нам зашел Миша, а дед ему жалуется, дескать, надо лечиться водкой с солью, а бабка не дает. Сходи-ка ты, Миша, купи водочку. Полечи умирающего. А то, видишь, уже и в сапогах булькает. Вижу, привирает, так как сам сидит в тапочках. И ведь все-таки разжалобил, умаслил Мишу.

Гляжу как-то телевизор, а Миша деда моего изображает. Говорит ну точь-в-точь, как мой дед. А дед смотрит и гордится.

Мишенька сразу после армии женился. И с Галей жизнь прожили в любви и согласии. Свою единственную дочь воспитали хорошо. Часто в гости к нам они всей семьей заходили. На все Мишины концерты-праздники ходили. Все выступления по телевизору глядели. Гордились нашим Мишей.

Иванов Иван Петровичу село Верх-Обское

Почти вся жизнь прошла в этом селе. А село наше хорошее. В аккурат у речки Катуни расположилось. Красиво. Здесь слияние Вии и Катуни. Лучшего места, думаю, и не найти. Часто хожу на берег, бывает и удочкой рыбу ловлю. Немного, но на ушицу хватает. Бабка моя так ушицу наварит, пальчики оближешь. Бывало, и Мишу ушицей угощали. Хвалил он.

Добрый он человек был. Все о жизни со мной толковал, вроде как советовался. Подмечал он в жизни многое. Все, бывало, меня просмеивал. Придет к нам, за встречу посидим, поговорим про жизнь. Глядь, вскорости наш разговор по телевизору на люди выставляет. По-сурьезному я с ним о жизни рассуждал, а он давай народ потешать! Все мне говорил, чтобы я не обижался, и называл меня каким-то типом.

Василиса Васильевна, жена: «Да не типом, а прототипом, вдохновителем его монологов. Гордись, на всю страну о тебе показывают и голосом твоим он говорит».

Я сначала шибко обижался, а потом решил: ну что мне на Мишу серчать-то? Хотя я – заметьте – ему ничего смешного не говорил, все по-серьезному. Мальцом его помню, жили с его родителями крыльцо в крыльцо. Миша с детства научился рожи строить, когда рассказывает.

Василиса Васильевна: «Не рожи строить, а пародировать, не только лицом изображать, а и голос-то твой точь-в-точь. А походка? Глянешь – ну дед мой идет. Хотя Миша во! какой, а ты против него кто?»

Ты, бабка, не ругайся, а тащи свои припасы-фантазии, огурцы в помидорном соке, грибочки опять же. Миша-то любил простую, здоровую, деревенскую еду. Ест, бывало, нахваливает. Всегда спешил в родное село, оно его магнитом тянуло. Тут и родители его похоронены, а теперь и сам рядышком с ними улегся. Рано, ох рано ему туда-то… Какой человек был. Миша душу в родном селе отогревал, сил набирался. А уж в баньке сызмальства попариться любил. Теперь-то вот и душа его свой покой здесь обрела. Лежит, ничего ему теперь и не надо.

Устал я жить. Все какие-то болезни наваливаются. А Миша и не болел вовсе. А может, не хотел плакаться? Да, знал я Мишу еще с малых лет. Жизнь он прожил без оглядки. Бывало, коленки в кровь разбитые. Да что коленки? Носы были разбиты иногда. Умел за себя постоять. Городские ребята через Катунь переправятся, напьются, драку учинят. Так Миша мог их призвать к порядку. Главное, говорил Миша, надо дружно жить. Поддерживать друг друга, в обиду не давать. Да и во взрослой жизни он таким остался. Всегда всем помочь старался. Мог отдать последнее. Некоторые этим иногда пользовались. Да Бог им судья.

А уж честным был с детства. Помню, как-то Анна в район уехала, а супруге моей наказала по-суседски приглядеть за домом, за детьми, за хозяйством. В аккурат в тот день Анна посадила курицу на яйца. А курица все никак сидеть не хотела, убегала. А тут, как на грех, все ворона кружила над дворами. Побежала Василиса проверить – не случилось ли чего? Глядит, а в гнезде яиц меньше стало. Василиса и раскричалась: «Ох, ох, ворона яйца утащила!» А Миша и говорит: «Нет, тетя Василиса, это не ворона, это я яйца взял и обменял их в сельпо на рыболовные крючки. Хочу, как большие ребята, рыбу ловить, а мама пусть уху для всех наварит». А ведь смолчать мог бы. Не помню, сколько лет Мише в ту пору было, но в школу еще не ходил. А вот уже в то время мечтал ВСЕХ накормить. Всех всегда уважал, жалел. Вот смотри-ка, даже на ворону не хотел зазря поклеп наводить. Ах, Миша… светлая и чистая у него душа была. К людям только с добрым сердцем шел, и они отвечали ему тем же. Спросите любого в деревне, пожалуй, нет человека, который не любил бы нашего Мишу. И люди сейчас к нему идут и едут. Не забывают Мишу. И Мишина душа, наверное, радуется, что народ его не забывает. Придут и стоят, плачут и молятся в часовне. Некоторые ведут с ним беседу, как с живым. А сколько благодарного люда идет! Всем чем-то помог. Кому денег дал на операцию, кому на дорогое лечение. А недавно вот Петровна благодарила его за уголь и дрова (деньги ей давал свои личные).

Что веселым был – это точно. Всегда с балалайкой, гитарой. Всегда пацанов вокруг себя хороводил, пел, плясал. А на сцене-то что вытворял. На его выступления в клуб всегда народу много набивалось. Миша всегда был организатором, гвоздем программы. Никогда не важничал, нос не задирал. Хоть стал и знаменитым, народным артистом. Когда здоровкался, руку подавал, обнимал. Приедет, никогда не забудет к нам зайти. Умел любую беседу поддержать.

Тут вот как-то мужика встретил. Беседу вел со мной. Поговорили, сказал, что писатель, что будет о нашем Мише писать. Пусть пишет, я не против. Пусть люди не только в нашей деревне о Мише знают. Только уж некоторые много чепухи о Мише пишут. А что о Мише плохого писать? В его жизни плохого ничего и не было. Ну да Бог им судья.

А что Миша насчет портянок говорил, будто для крепости на портянках настаиваю… Это Миша, как бабка говорит, для образности приврал малость. Ну да я и не обижаюсь. Сам смотрел его по телевизору и хохотал.

Да, зажился я… Мне уже 85 лет. И зачем Миша обогнал меня? И не я бы к нему ходил на холмик, а он ко мне. Мне б приятно было от него услышать хорошие слова. Умел он и сказать хорошо. Да…

Кураева Мария Даниловна, село Верх-Обское

Гостиницы в селе нет. И артисты, и спортсмены, которых привозил Миша, размещались у жителей. Мы с радостью их принимали.

Хорошо помню родителей Миши – Анну и Сергея. Очень они были трудолюбивыми и всех детей так воспитали. Мишу помню еще мальчонкой. Учился с первого класса с моим сыном Володей, дружили они всю жизнь. Отношения у них были прекрасные.

Миша любил все простое, народное. Брат мой – Кураев Иван Данилович был человеком очень веселым. Миша часто его пародировал. Давно это было. Как-то слышим в сенках «Кхе-кхе». Мама говорит: «Это Ванька, сейчас будет просить на красненькую». Смотрим, а это Миша входит в дом.

Герои Мишиных монологов – это простые сельские люди. Умел он подмечать смешное. Все концерты Миши мы смотрели, радовались за него.

Помню, поехала я в Москву. В то время мой сын там учился. Прилетела на самолете, нашла квартиру (Миша с Галей в то время снимали квартиру). Привезла с собой продукты, сходила в магазин, купила хлеб и кое-что к столу. Вскоре пришли Галя с Мишей. «Ой, Галя, ты меня поддержи, галлюцинации, наверно, у меня».

– «Нет, – отвечаю, – не галлюцинации, а это я собственною персоной перед вами».

Вскоре мы уже сидели за столом. Миша с Галей очень гостеприимные. Между собой жили они очень дружно. Раз пять я ездила в Москву, и они все приглашали к ним заходить. Любил наш Михаил Сергеевич Алтай, свое родное село.

Гранкин Сергей Борисович, близкий друг Михаила Сергеевича, село Верх-Обское:

С детских лет мы с Мишей росли вместе в одном селе. Я его немного старше. Занимались спортом. Играли в волейбол, футбол. Купались в реке, Миша хорошо плавал. Ходили в походы. Никогда никого не бросил в беде.

Сердцем чувствовал, кому плохо, помогал. Мог отдать последнее. Сколько помню, всегда в его руках была гитара. Всегда пел песни. Играл на барабане в ВИА. Был в хоре запевалой, а у мальчишек заводилой, кумиром. Умел словом приструнить, убедить. С раннего детства стал пародировать. Часто с большим желанием мы помогали родителям, работали в совхозе. Семья у Евдокимовых была большая, дружная.

Служил в Нижнем Тагиле. Там встретил очень красивую девушку Галю. Галя была его единственной любовью. Дочь свою единственную, Аню воспитали хорошим человеком.

Выросли. И наша детская дружба переросла в мужскую крепкую дружбу.

Помню, на первый турнир Миша выставил бочку с квасом. Участвовали в соревнованиях все его друзья, все желающие. После каждого турнира должны были сбегать стометровку.

После второго тура мы взялись за ремонт, реконструкцию стадиона. Миша вместе с нами на стадионе построил небольшую часовню. Для зрителей построили трибуны. Для выступления артистов построили эстраду. Провели электричество.

Смакотин Николай Ильич, преподаватель истории, с 1952 г. – директор Верх-Обской средней школы:

В 1964 году Миша пришел в первый класс. Первая его учительница – Татьяна Дмитриевна Прыткова (сейчас ее уже нет в живых).

Это был красивый, златокудрый мальчик. Любознательный, трудолюбивый, старательный. Играл в футбол, волейбол, хорошо рисовал. Сначала стадиона в деревне не было, играли около школы. Миша всегда был заводилой у ребят. В школьном хоре был запевалой. У него в то время был звонкий, чудесный голос. Впервые заметила у него певческие данные учительница пения, приехавшая к нам в село после окончания педагогического института, Боровая Любовь Васильевна. Она увидела в Мише самородка. Миша ее очень уважал, любил. Да ее и невозможно не любить – это очень добрый, тактичный человек. Вспоминаю такой случай. Как-то я уехал в Смоленск на семинар. Приезжаю, а в школе нет занятий. В чем дело?

Завуч говорит: «Так это вы же позвонили лично мне и занятия отменили. Я не мог ошибиться, голос был ваш».

Потом выяснили, что это Миша моим голосом говорил. Миша любил ходить в походы. Никого, никогда в беде не бросал, не предал.

Миша закончил 9 классов, пошел работать. Помогать отцу. Тогда было всеобщее среднее образование. Я, как директор школы, несколько раз ходил к родителям Миши, убеждал продолжить учебу, но Миша настоял на своем – буду работать, помогать родителям. Десятый класс закончил в вечерней школе. Потом закончил институт. Сразу после армии Миша женился на красивой девушке Гале. Миша всегда называл ее «солнышком ясным». Свою единственную дочь Аню воспитали добрым, достойным человеком.

Это талантливый, ищущий человек. И с годами Миша к своим учителям уважения не потерял. Всегда кланялся в пояс. И в последнее утро его видел. Миша, как всегда, меня поприветствовал.

Ведь раньше не знали, не предполагали, что Миша будет таким знаменитым. Ни разу не пропустил он сбор выпускников. Приезжал на 20-летие, 30-летие выпуска, и в феврале 2005 года приезжал. Сфотографировались на память.

Когда стал губернатором, не пропустили ни одной передачи о нашем Мише. Переживали за него. Признаюсь, что я был против, чтобы он был губернатором. Отговаривал Мишу. Как будто чувствовал.

Лущеко Нинель Николаевна, учитель с педагогическим стажем 41 год, преподаватель истории:

В Верх-Обском живу с 1963 года, считаю себя старожилом села, родителей Миши Евдокимова Сергея Васильевича и Анну Петровну хорошо помню. Семья была многодетная, семеро детей. И всех я учила. Все трудолюбивые, способные. Семья материально жила трудно. Но дети всегда были ухожены, чистенькие. Я бы сказала, что Миша от природы был артист. Пародировал, пел. Его выступления на школьных вечерах украшали любой концерт. Помню, как он изображал Маврикевну с Никитичной. Народу всегда собиралось много. Миша сам организовывал выступления на летних дойках. С детства был одержим идеей всем помочь. Селян после тяжелого труда развлечь.

Родители своих детей воспитали в уважении к старшим, к учителям. Ценю его простоту в обращении к простым людям. При встрече всегда поклонится нам низко в пояс, обнимал. Когда Миша стал знаменитым, я назвала его Михаил Сергеевич и на «вы». Миша ответил: «Да какой я вам «вы», я ваш ученик и вам за все благодарен».

Помню, последний вечер встречи в феврале 2005 года, было 30 лет их выпуску. Был Миша уже губернатором, ничем от остальных одноклассников не выделялся, сидел скромно. На вечере присутствовали его классные руководители Боровая Любовь Васильевна и Попова Галина Гавриловна. Попросили Михаила Сергеевича спеть. Как он душевно пел…

На последнем своем празднике для земляков на стадионе запомнился Миша веселым, жизнерадостным. Он пел и плясал.

Гибель Михаила Сергеевича – это что-то ужасное… Живу недалеко от кладбища. Вижу, люди едут, идут. Едут на автобусах, на машинах. Кланяются Михаилу Сергеевичу, молятся в часовне, ставят свечи. Могила всегда ухоженная, много живых цветов.

Глебов Вадим Викторовичу пос. Раздольное, Смоленский район Алтайского края

Михаила Сергеевича Евдокимова я знал как артиста-пародиста с 1984 года. Полюбились и его душевные песни об Алтае, о жизни. Человек прекрасной души, нашей, простой, деревенской, без всяких хитростей и изворотов. Прямой по жизни и по сцене. Очень жаль, что рано оборвалась жизнь такого прекрасного человека. Жаль!!!

Наш поселок Раздольное проголосовал с результатом 87 % голосов в пользу М.С. Евдокимова. Это самый лучший результат выборов в Алтайском крае.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

ВЕТЕРАНЫ МИЛИЦИИ ВСПОМИНАЮТ

Из книги автора

ВЕТЕРАНЫ МИЛИЦИИ ВСПОМИНАЮТ За милицейской службой и милиционерами я наблюдаю давно и убедился, что они действительно являются друзьями народа; они вложили всю душу в святое дело защиты


Хочу быть честным

Из книги автора

Хочу быть честным Кроме Саца и Аси Берзер нашлись у меня еще два сторонника среди членов редколлегии. Первый — Евгений Николаевич Герасимов, которого, несмотря на преклонные годы, все звали Женей. В качестве поклонника он обнаружился так. Подавленный полным неприятием


Хочу быть честным

Из книги автора

Хочу быть честным Кроме Саца нашлись у меня еще два сторонника среди членов редколлегии. Первый — Евгений Николаевич Герасимов, которого, несмотря на преклонные годы все звали Женей. В качестве поклонника он обнаружился так. Подавленный полным неприятием моей повести в


Хочу быть честным

Из книги автора

Хочу быть честным Кроме Саца нашлись у меня еще два сторонника среди членов редколлегии. Первый – Евгений Николаевич Герасимов, которого, несмотря на преклонные годы все звали Женей. В качестве поклонника он обнаружился так. Подавленный полным неприятием моей повести в


ЗЕМЛЯКИ

Из книги автора

ЗЕМЛЯКИ Мы часто якорились напротив небольшого отеля в поселке Medregal. Когда однажды сошли на берег, с радостным удивлением увидели там русских — пятерых мужчин и одну милую девушку. Я почти обнимал их: так давно не видел земляков, и вдруг в этой «дыре» (в этот отель редко


3. «Был я смелым, честным и гордым…»

Из книги автора

3. «Был я смелым, честным и гордым…» Был я смелым, честным и гордым. В страшные дни и деянья рос. Не один мы разрушили город, Поезда сбрасывали под откос. Надрывались голосом хриплым. Нависали телом к штыкам. И всё-таки не прилипла Горячая кровь к рукам. В этой жизни падшей


Земляки

Из книги автора

Земляки Я уже даже не помню, в каких книжках, но во многих читал, и это даже стало своеобразным штампом: во время войны и особенно на иностранной территории встречаются русские советские солдаты и начинают восторженно: «Земляк, откуда?» И несутся из разных углов ответы: «Из


Хочу быть честным

Из книги автора

Хочу быть честным Кроме Саца и Аси Берзер нашлись у меня еще два сторонника среди членов редколлегии. Первый – Евгений Николаевич Герасимов, которого, несмотря на преклонные годы, все звали Женей. В качестве поклонника он обнаружился так. Подавленный полным неприятием


ЧЕСТНЫМ БЫЛ С ДЕТСТВА Вспоминают земляки

Из книги автора

ЧЕСТНЫМ БЫЛ С ДЕТСТВА Вспоминают земляки Плешкова Матрена Васильевна, село Верх-ОбскоеС родителями Миши жили по соседству, крыльцо к крыльцу. Дружили семьями. Семья у Евдокимовых была большая, семеро детей. Жили трудно, бедно, но дружно. Ссор никогда в семье не было, дети


ВСПОМИНАЮТ СОСЛУЖИВЦЫ САХАРОВСКОГО

Из книги автора

ВСПОМИНАЮТ СОСЛУЖИВЦЫ САХАРОВСКОГО Рассказывать о жизни начальника разведки — это значит рассказывать об истории внешней разведки того периода, в течение которого он ее возглавлял.В то же время здесь уместно процитировать генерала Кирпиченко, который сам некоторое


Как быть честным в лагере

Из книги автора

Как быть честным в лагере В эту зиму закон блатного мира «умри ты сегодня…» действовал не только среди воров и сук, но захватил также вольнонаемных, придурков и часть осужденных по пятьдесят восьмой, стремившихся выжить, занимаясь доносами и клеветой… В их среде каждый


Честным быть лучше!

Из книги автора

Честным быть лучше! Сколько себя помню, никогда не врал. Мог допустить неточность, потому что не знал другого правильного ответа, мог что-либо приукрасить во время рассказа друзьям, но никогда не врал. Это сразу заметили мои родители и бабушка, так что когда я отвечал на их


В. ИВАНОВА «Бойцы вспоминают минувшие дни…»{49}

Из книги автора

В. ИВАНОВА «Бойцы вспоминают минувшие дни…»{49} Они медленно шли по аллее и, казалось, бережно прикасались к каким-то хрупким, невидимым для нас предметам. Мы сколько могли оберегали их трогательную встречу с дорогими тенями прошлого. Но оставить артистов наедине с их


О нем вспоминают коллеги

Из книги автора

О нем вспоминают коллеги Слово об индурском Егор ЯКОВЛЕВУже выздоравливал, поднимался, ходил, уже улыбался той мальчишеской улыбкой, которая начисто снимала представление о его возрасте. Наверное, уже выражал, как бывало обычно, недовольство тем, что спрашивают о