Большой писатель и крупный государственный деятель

Большой писатель

и крупный государственный деятель

Сначала я посещал начальников из любопытства. Я еще был небитый, кожа толстая, нервы крепкие, любопытство большое, а беспечности — через край. Моей любимой тогда была и сейчас осталась поговорка «Бог не выдаст, свинья не съест». Мне было интересно смотреть на посещаемых мною начальников и видеть, что один просто дурак, другой дураком притворяется, третий хамелеонит, четвертый нервничает и норовит как-нибудь видом своим показать, что он на самом деле не такой, но должность обязывает, пятый, наоборот, изображает из себя непримиримого борца за торжество коммунистических идеалов.

Одним из посещенных тогда должностных лиц был уже упоминавшийся мной Николай Трофимович Сизов, тот самый, который принимал меня на работу на радио, потом не хотел отпускать, а после, став начальником московской милиции (такие вот извивы в карьере!), выхлопатывал мне квартиру. Теперь Сизов был (еще один извив) заместителем председателя Моссовета, как ни странно, по милиции и культуре (вскоре станет генеральным директором «Мосфильма») и в этой должности следил, кроме всего, за театрами. А еще он писал книги о партийных работниках и незадолго до того был принят в Союз писателей. Причем один из секретарей СП Лазарь Карелин, рекомендовавший Сизова членам бюро объединения прозы, кем и я короткое время был, сказал с большим пафосом:

— Товарищи, к нам пришел большой писатель и крупный государственный деятель…

Теперь крупный государственный деятель пригласил меня в свой моссоветовский кабинет. Дело было вечером. Сизов отпустил секретаршу и отключил телефоны. Угощал меня сигаретами «Кент», бывшими тогда еще в очень большую диковинку. Сказал, что слушал радио, крутил ручку и случайно наткнулся на «Голос Америки». Хотел уже дальше перекрутить, но услышал знакомую фамилию и просто ахнул. Ушам своим не поверил. Володька Войнович, автор таких замечательных песен… Эти радиостанции полощут советскую власть и с чьей же помощью? С помощью Володьки Войновича!

— Ну там, конечно, упоминались и другие имена, но они меня не интересуют. Меня интересует только Володька Войнович. Как же ты попал в такую компанию? Кто тебя туда затащил? Неужели на тебя Твардовский оказывает такое влияние?

Это предположение было очень странное, потому что я с Твардовским частным образом давно уже не общался, а даже когда общался, он производил на меня впечатление сильное, но по отрицательному отношению к власти я был с самого начала далеко впереди. Он еще провозглашал тосты за советскую власть и переживал мучительную борьбу с самим собой, уходя в тяжелейшие запои, а на мое пристрастие к алкоголю советская власть повлиять уже не могла. Она давно была мне чуждой, враждебной, поэтому болезненного разочарования в ней я не испытывал.

На всякий случай я сказал, что Твардовский на мои взгляды никак не влиял, и, подкупленный доверительностью заданного тона, стал говорить Сизову довольно откровенно о своем отношении к советской системе, особенно в ее сталинском варианте, к которому теперь наметилось откровенное возвращение. Я говорил, что выступаю против несправедливых судов из гуманистических соображений, но и если смотреть на них только с точки зрения пользы или вреда государству, то надо признать, что пренебрежение властью собственных и общечеловеческих законов обязательно приведет к сопротивлению одних, подавленности других, наихудшим образом отразится на экономике, на внешней политике, на престиже страны и т. д. По сути, я говорил вещи, с которыми бы согласился каждый здравомыслящий человек.

Мы просидели часа четыре, выкурив за это время не меньше двух пачек «Кента». Мне показалось, что мои слова на Сизова как-то подействовали, он вздыхал, кивал головой, а потом проводил меня до лестницы и просил передать Твардовскому, что он, Сизов, его очень большой поклонник.

Я ушел с ощущением, что мы хорошо поговорили и что Сизов где-то там, на доступных ему верхах, как-нибудь попытается меня отстоять. И был очень удивлен, когда до меня дошло: этим самым верхам Сизов доложил, что я самый злостный и законченный антисоветчик из всех, каких он когдалибо видел, и рассчитывать на мое исправление практически бесполезно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава IV. Франклин – крупный общественный деятель английских колоний в Америке

Из книги Бенджамин Франклин. Его жизнь, общественная и научная деятельность автора Абрамов Яков Васильевич

Глава IV. Франклин – крупный общественный деятель английских колоний в Америке Организация защиты колоний от испанцев. – Устройство академии и госпиталя. – Переговоры с индейцами. – Генеральная конвенция в Олбани. – План федерации колоний. – Содействие войскам во


Большой писатель и крупный государственный деятель

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Большой писатель и крупный государственный деятель Сначала я посещал начальников из любопытства. Я еще был небитый, кожа толстая, нервы крепкие, любопытство большое, а беспечности — через край. Моей любимой тогда была и сейчас осталась поговорка «Бог не выдаст, свинья не


ГЛАВА ВОСЬМАЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ

Из книги Фрунзе автора Лебедев Вячеслав Алексеевич

ГЛАВА ВОСЬМАЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ 1. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ Неторопливыми оттепелями начиналась весна 1921 года, долгожданная, желанная, после мучительно трудной, холодной и голодной зимы. Позади было три года напряженнейшей, изнурительной гражданской войны, завершившейся


Государственный деятель

Из книги Воспоминания. От крепостного права до большевиков автора Врангель Николай Егорович

Государственный деятель Летом я поехал в Висбаден на свадьбу сестры. По дороге я собирался заехать в Варшаву на свадьбу брата Георгия и княжны Голицыной 71*. Но оказалось, что у деда невесты со стороны матери, знаменитого миллионера и оригинала Фундуклея 72*, по поводу


Революционер, патриот-интернационалист, государственный деятель (вместо послесловия)

Из книги Мгновенье - целая жизнь автора Воронецкий Михаил Гаврилович

Революционер, патриот-интернационалист, государственный деятель (вместо послесловия) Феликс Яковлевич Кон прожил свой век необыкновенно напряженно. Жизнь его невозможно было вместить в рамки небольшой художественно-документальной повести, последнюю страницу которой


Большой писатель и крупный государственный деятель

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Большой писатель и крупный государственный деятель Сначала я посещал начальников из любопытства. Я еще был небитый, кожа толстая, нервы крепкие, любопытство большое, а беспечности – через край. Моей любимой тогда была и сейчас осталась поговорка «Бог не выдаст, свинья не


Даян Моше 1915–1981 израильский военный и государственный деятель

Из книги Великие евреи [100 прославленных имен] автора Мудрова Ирина Анатольевна

Даян Моше 1915–1981 израильский военный и государственный деятель Родители Даяна были в числе первых переселенцев из Восточной Европы. Отец – Шмуэль Даян (Китайгородский) приехал в Палестину в 1908 году. В 1911-м он стал наемным рабочим на общественной ферме (кибуце) Дгания,


Сокольников Григорий Яковлевич 1888–1939 советский государственный деятель

Из книги Великие открытия и люди [100 лауреатов Нобелевской премии XX века] автора Мартьянова Людмила Михайловна

Сокольников Григорий Яковлевич 1888–1939 советский государственный деятель Сокольников (Гирш Янкелевич Бриллиант) родился 15 августа 1888 года в городе Ромны Полтавской губернии в еврейской семье врача, владельца аптеки Янкеля Бриллианта. Мать – Фаня Розенталь, дочь купца


Зиновьев Григорий Евсеевич 1883–1936 советский политический и государственный деятель

Из книги автора

Зиновьев Григорий Евсеевич 1883–1936 советский политический и государственный деятель Григорий Евсеевич Зиновьев (настоящее имя Овсей-Герш Аронович Радомысльский, по матери Апфельбаум) родился в Елисаветграде 23 сентября 1883 года в еврейской семье владельца молочной фермы


Каменев Лев Борисович 1883–1936 советский партийный и государственный деятель

Из книги автора

Каменев Лев Борисович 1883–1936 советский партийный и государственный деятель Лев Борисович Каменев (настоящая фамилия Розенфельд) родился 18 июля 1883 года в Москве в образованной русско-еврейской семье. Его отец был машинистом на Московско-Курской железной дороге,


Литвинов Максим Максимович 1876–1951 советский дипломат и государственный деятель

Из книги автора

Литвинов Максим Максимович 1876–1951 советский дипломат и государственный деятель Максим Максимович Литвинов (настоящее имя Макс (Меер-Генох) Моисеевич Валлах Филькинштейн) родился 17 июля 1876 года, в городе Белосток Гродненской губернии (тогда Российская империя, ныне


Черчилль Уинстон Леонард Спенсер (1874—1965) Английский государственный деятель, оратор и писатель

Из книги автора

Черчилль Уинстон Леонард Спенсер (1874—1965) Английский государственный деятель, оратор и писатель Уинстон Черчилль родился 30 ноября 1874 года в Бленхеймском дворце, родовом поместье аристократической семьи Мальборо, расположенном неподалеку от Вудстока (графство


Киссинджер Генри Альфред (род 27 мая 1923 г.) Американский государственный деятель

Из книги автора

Киссинджер Генри Альфред (род 27 мая 1923 г.) Американский государственный деятель Генри Киссинджер родился в Баварском городе Фюрт (Германия) в религиозной еврейской семье в 1923 году, в период существования Веймарской республики.При рождении он получил имя Хайнц Альфред


Садат Анвар (1918—1981) Египетский государственный и политический деятель

Из книги автора

Садат Анвар (1918—1981) Египетский государственный и политический деятель Мохаммед Анвар аль-Садат родился в деревне Мит-Абу-эль-Ком в дельте Нила, он был одним из тринадцати детей Мохаммеда аль-Садата, служившего в военном госпитале, и Ситт эль-Баррейн. Все его родственники