За свой счет

За свой счет

Незадолго до того «Аэрофлот» получил от конструкторов новый отечественный пассажирский лайнер «Ту114». На нем Хрущев летал без промежуточной посадки в Америку, чем, по уверениям советских газет, потряс западных специалистов, не веривших, что СССР может произвести такую машину. Теперь на «Ту114» совершались беспосадочные пассажирские перелеты Москва—Хабаровск и обратно.

Поездка началась с дискриминации. Оказалось, что мне воздушное путешествие не по чину. Поповский, младший лейтенант запаса, имел право на самолет, а мне, рядовому, полагалось только общее (даже не плацкартное) место в поезде, идущем в Хабаровск не меньше недели. Но я уравнял себя с Поповским за деньги — добавил к тридцати казенным рублям семьдесят своих и купил авиабилет.

В «Ту114» кроме кресел, расположенных в обычном порядке, было еще и отдельное купе со столиком, за которым мы с Поповским и оказались. Купе очень неудобное: вытянешь ноги, упрешься в пассажира напротив. А напротив меня сидел генерал юговосточноазиатского типа, с двумя сопровождающими — капитаном и штатским. Восемь с половиной часов мы таращились друг на друга молча и только перед самой посадкой разговорились. Генерал глянул в окно, повернулся к штатскому и спросил его о чемто. Штатский тоже посмотрел в окно, потом повернулся ко мне:

— Какая это лека?

Я удивился, что он не знает, какая река, и поинтересовался:

— А вы кто? Вьетнамцы?

Он сказал:

— Китай.

Я удивился еще больше — не тому, что они вообще китайцы, а тому, что, будучи китайцами, не знают реки Амур. О чем я ему и сказал. Штатский перевел мои слова генералу и предложил мне китайскую сигарету. А потом на мой вопрос, чем они занимаются, охотно объяснил, что генерал — это военный атташе в Москве, капитан — его адъютант.

— А я, — штатский ткнул себя в грудь, — «Жэньминь жибао».

Тут наш самолет коснулся бетонки, и никаких дальнейших китайских секретов мне выведать не удалось. Между прочим, это было время острейшей вражды между СССР и Китаем. При выходе на трап меня ослепило яркое полуденное солнце и оглушила музыка духового оркестра, грянувшего встречный марш или чтото вроде этого. Я оглянулся и увидал генерала, который осторожно спускался за мной, помахивая ручкой оркестру. Это был китайский военный оркестр, все музыканты — в офицерских мундирах. Генерал спустился, музыка прекратилась. Генерал выслушал торжественный рапорт советского военного коменданта, обошел музыкантов, каждому подал руку, произнес им несколько, судя по тону, зажигательных слов, сел вместе с комендантом, адъютантом и корреспондентом «Жэньминь жибао» в поданную им машину, а оркестранты перегруппировались и колонной по четыре пошли в сторону аэровокзала.

Пока я смотрел, как они маршируют, ко мне подошел советский подполковник в сдвинутой на ухо мятой фуражке и, сунув потную руку, представился:

— Подполковник Шапа.

Шапа сказал, что он член местного Союза писателей, заведует литературным отделом окружной газеты с неординарным названием «Суворовский натиск».

Уже на аэродроме оказалось, что с нами прилетел еще один московский писатель — некий Николай Родичев.

Мы сели в присланную за нами «Победу», поехали.

По дороге Шапа рассказал, что в городе назревает большое событие: футбольная встреча между командами Дальневосточного военного округа и китайских Шеньянских войск. Встрече придается большое политическое значение. Обе стороны считали, что проигрыш на футбольном поле будет воспринят как военное поражение. Если китайцы выиграют, они будут говорить: «Мы победили русских». Поэтому и прилетел сюда китайский атташе.

— Говорят, — сказал Шапа, — Мао Цзэдун пообещал, что в случае проигрыша он этого атташе лично кастрирует. Китайцы под видом Шеньянских войск выставляют национальную сборную.

— А наши? — спросил я.

— За наших тоже не беспокойся. Малиновский звонил командующему округом и обещал поддержку. Сейчас вместе с вами в этом же самолете прилетели пять игроков ЦСКА.

От Шапы же мы узнали, что, прибыв формально в распоряжение Политуправления округа, работать будем в газете — учиться на военных журналистов.

Шапа оказался местным патриотом. По дороге он рассказал нам, что Хабаровск — это вовсе не такая уж дыра, как мы, наверное, предполагаем, а крупный промышленный и культурный центр. Здесь есть шесть вузов и три театра.

— А вы небось думали, что здесь по улицам ходят медведи.

Он сказал это очень вовремя. Мы стояли у светофора, и прямо перед радиатором нашей машины два мужика переводили через дорогу сдерживаемого цепями медведя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Счет идей

Из книги Повесть о великом инженере автора Арнаутов Леонид Ипполитович

Счет идей Мы не знаем, подводил ли Шухов итог двум годам, прожитым ж Баку. Попробуем сделать это.В памяти оживает образ одного из литературных сверстников Шухова. Именно в середине семидесятых годов выходит из стен Петербургского технологического института Карташев -


«А ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ НЕ В СЧЁТ»

Из книги Технический ВТУЗ автора Лукин Евгений Юрьевич

«А ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ НЕ В СЧЁТ» Сначала мы собирались написать историю о счастливом человеке, который с упорством фанатика выкраивает время на любимое занятие (в данном случае — резьба по дереву). Назвать такую ситуацию фантастической язык не повернётся: и наши друзья, и мы


За свой счет

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

За свой счет Незадолго до того «Аэрофлот» получил от конструкторов новый отечественный пассажирский лайнер «Ту114». На нем Хрущев летал без промежуточной посадки в Америку, чем, по уверениям советских газет, потряс западных специалистов, не веривших, что СССР может


Счет открыт

Из книги Разведчик Николай Кузнецов автора Кузнецов Виктор

Счет открыт После того, как партизаны сожгли в Цуманских лесах охотничий замок Коха, перепуганный гауляйтер поспешно убрался в Кенигсберг. У резиденции палача бешеными темпами началось строительство двух бомбоубежищ с бетонированными перекрытиями толщиной в


НЕЗАКРЫТЫЙ СЧЕТ

Из книги Запад изнутри автора Воронель Александр Владимирович

НЕЗАКРЫТЫЙ СЧЕТ    Германия. Что мы знаем о ней?.. Прежде всего сказки братьев Гримм. Гензель и Гретель... Когда меня познакомили с профессором Гензелем, я не удержался и спросил, где же его Гретель - он рассмеялся - тут Физика и Университет внезапно отступили, и обнаружилась


Счет Сталину

Из книги Одна жизнь — два мира автора Алексеева Нина Ивановна

Счет Сталину Я Сталина ненавидела. Я ненавидела его, мне кажется, еще с того времени, когда, помню, еще в школе кто-то сказал: «Сталин выслал Троцкого из страны как врага Советской власти».Я очень возмутилась и долго спорила с ребятами своего возраста. Троцкий был кумиром


Русский счёт

Из книги Всё тот же сон автора Кабанов Вячеслав Трофимович

Русский счёт Верно разумевая их, можем считать на них просто и верно. Николай Лесков Заговорили о прелести еды.— Из всех искусств, — сказал один обедающий, — важнейшим является еда!И для чего-то пояснил, что это он перефразирует. Над пояснением чуть-чуть хихикнули.


ЛИЧНЫЙ СЧЕТ

Из книги Старики и Бледный Блупер [Другая редакция перевода] автора Хэсфорд Густав

ЛИЧНЫЙ СЧЕТ Я видел лучшие умы моего поколенья – безумьем убиты, истощены истеричны и голы… Аллен Гинсберг, "Вой" Псих – это человек, который только что осознал, что творится вокруг. Уильям С. Берроус Тэт : год Обезьяны.Последний день перед встречей нового, 1968 года по


БЛОНДИНУ ДАЙ СЧЕТ!

Из книги Кот ушел, а улыбка осталась автора Данелия Георгий Николаевич

БЛОНДИНУ ДАЙ СЧЕТ! Два месяца во время съемок в Нижнем Новгороде каждое утро в шесть часов на причал, где был пришвартован наш корабль «Борис Чирков», приезжал грузовик и привозил нам питьевую воду — от Вадима Сухановского (в то лето в Нижнем стояла невыносимая жара).С


Корейский счёт

Из книги Чётки автора Саидов Голиб

Корейский счёт Желая польстить своему товарищу (корейцу по национальности), решил похвастаться, выучившись предварительно у одной знакомой корейскому счету:– Славик, хочешь я тебе, без запинки сосчитаю от одного до десяти?И, не давая ему опомниться, скороговоркой


7. СЧЕТ ШЕЛ НА МИГИ

Из книги Крутой маршрут автора Гинзбург Евгения

7. СЧЕТ ШЕЛ НА МИГИ С этого момента события понеслись с головокружительной быстротой. Последние два с половиной месяца до момента ареста я провела в мучительной борьбе между доводами рассудка и тем неясным ощущением, которое Лермонтов назвал "пророческой тоской".Умом я


Гамбургский счет

Из книги Быть Иосифом Бродским. Апофеоз одиночества автора Соловьев Владимир Исаакович

Гамбургский счет Нынче до Бродского не дотянуться, не протолкаться, не докопаться – именно! Нужен уже не острый критик, нужен археолог, чтобы добраться – сквозь мемориальные мусорные пласты – до «культурного слоя», где жил и писал стишки еще не осиянный, не раскумиренный


Гамбургский счет

Из книги Подводники атакуют автора Дмитриев Александр Васильевич

Гамбургский счет Нынче до Бродского не дотянуться, не протолкаться, не докопаться – именно! Нужен уже не острый критик, нужен археолог, чтобы добраться – сквозь мемориальные мусорные пласты – до «культурного слоя», где жил и писал стишки еще не осиянный, не раскумиренный


С-15 открывает счет

Из книги Подснежник на бруствере автора Лапин Константин Кириллович

С-15 открывает счет Г.К. Васильев. Капитан-лейтенант Георгий Константинович Васильев (ныне вице-адмирал в отставке) в годы Великой Отечественной войны (с 1944 г.) командовал подводной лодкой С-15 Северного флота. Под командованием Г.К. Васильева С-15 первый раз вышла в море


Счет открыт

Из книги автора

Счет открыт Снова мы с Зоей встречаем утро в окопе, только сегодня он неузнаваем. Траншеи подметены, стреляные гильзы собраны в ящик. Командир роты Сурков не уставал внушать солдатам:— Належитесь еще в грязи, когда в наступление пойдем. В обороне окоп — ваш дом.А


А счет все растет!

Из книги автора

А счет все растет! С моим возвращением одна из нас оказалась «третьей лишней». У меня-то была постоянная напарница, Клава Маринкина, но не стало пары у Полины. Решили не придерживаться постоянных пар, чтобы никому не было обидно, перешли на скользящий график. Пятая,