Худой конец

Худой конец

Приемные экзамены уже начались, и абитуриенты толпились под пыльными тополями в садике за институтом. Они все были уже признанные таланты: их признала авторитетная комиссия, пропустившая их через творческий конкурс. Теперь дело оставалось за малым: доказать, что они коечто помнят из пройденного в школе курса наук для простых смертных. Причем в данном случае действует закон обратной пропорции: чем больше талант, тем меньше он должен помнить.

В садике была обычная экзаменационная толкотня. Ктото со страхом входил туда, где шли экзамены, ктото с облегчением или в отчаянии выскакивал. Спрашивали, какие кому достались билеты.

Самоуверенный молодой и прыщавый блондин читал двум ровесникам свои шуточные стихи фривольного содержания. Я приблизился и послушал: «Она, конечно, не девица. Но мне ведь с ней не под венец. А коли так, она сгодится… — Блондин выдержал многоточие, оглядел своих слушателей и победоносно завершил: — Сгодится на худой конец».

Сам блондин шутке своей засмеялся. Улыбнулись те двое. И я, никем не уполномоченный провинциал, тоже за компанию радостно подхихикнул. Чем обратил на себя внимание блондина. Тот повернулся и, оглядев меня с головы до ног, спросил:

— Ты кто такой?

— В каком смысле?

— В прямом. Поэт? Прозаик? Критик?

Назвать себя поэтом я не осмелился и сказал скромно:

— Пишу стихи.

— Ну, почитай! — приказал блондин.

Смущенный оказываемым вниманием, я засуетился, развернул тетрадку. Конечно, я помнил свои стихи и так, но боялся сбиться. Нашел то, которое нравилось Свете:

Остывает земля.

Тени темные стелются медленно.

И внизу корабли

опускают за борт якоря…

Я читал, уткнувши глаза в тетрадку, а когда от нее отлепился, никого перед собой не увидел. Впрочем, блондина тут же отыскал в нескольких шагах от себя. Тот, прижав к дереву нового слушателя и хихикая, читал ему про худой конец.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Часть 3. ХУДОЙ МИР «НА ТОЙ ЕДИНСТВЕННОЙ, ГРАЖДАНСКОЙ»

Из книги Над пропастью во лжи автора Новодворская Валерия

Часть 3. ХУДОЙ МИР «НА ТОЙ ЕДИНСТВЕННОЙ, ГРАЖДАНСКОЙ» Если во время едкого, как щелочь, ядовитого, как цианид, и липкого, как клей, «застоя» (как мы только что выяснили, «стоял» только тот, кто не сидел), я действительно сражалась с властью, и это была война до победного конца,


На худой конец

Из книги Замысел автора Войнович Владимир Николаевич

На худой конец Приемные экзамены уже начались, и абитуриенты толпились под пыльными тополями в садике за институтом. Они все были уже признанные таланты. Они были признаны авторитетной комиссией, пропустившей их через творческий конкурс. Теперь дело оставалось за малым:


Т. ЛИШИНА ВЕСЕЛЫЙ, ГОЛЫЙ, ХУДОЙ

Из книги Воспоминания об Илье Ильфе и Евгении Петрове автора Раскин А

Т. ЛИШИНА ВЕСЕЛЫЙ, ГОЛЫЙ, ХУДОЙ Не помню, где мы-дружная компания, состоявшая из трех девушек, только что окончивших школу и пишущих стихи, — познакомились летом 1920 года в Одессе с Ильфом. Скорее всего, это было в «Коллективе поэтов», где до поздней ночи бурно обсуждались


Худой конец

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Худой конец Приемные экзамены уже начались, и абитуриенты толпились под пыльными тополями в садике за институтом. Они все были уже признанные таланты: их признала авторитетная комиссия, пропустившая их через творческий конкурс. Теперь дело оставалось за малым: доказать,


ХУДОЙ МИР

Из книги Прощание славянки автора Новодворская Валерия

ХУДОЙ МИР


КОНЕЦ

Из книги Морозные узоры: Стихотворения и письма автора Садовской Борис Александрович

КОНЕЦ Над Всероссийскою державой По воле Бога много лет Шумя парил орел двуглавый, Носитель мощи и побед. Как жутко было с ним вперяться Времен в загадочную мглу! Как было радостно вверяться Ширококрылому орлу! Увы! Для русского Мессии Встает Иудина заря: То Царь ли


Конец

Из книги Последняя осень [Стихотворения, письма, воспоминания современников] автора Рубцов Николай Михайлович

Конец Смерть приближалась,                                   приближалась, Совсем приблизилась уже, — Старушка к старику прижалась, И просветлело на душе! Легко, легко, как дух весенний, Жизнь пролетела перед ней, Ручьи казались, воскресенье, И свет, и звон пасхальных дней! И


Глава V Отдельно об Одере и Берлине. Конец войны в Европе — конец Великой Отечественной. Парад Победы

Из книги Неповторимое. Книга 1 автора Варенников Валентин Иванович

Глава V Отдельно об Одере и Берлине. Конец войны в Европе — конец Великой Отечественной. Парад Победы Военно-политическая обстановка на фронтах. Некоторые подробности о втором фронте. Висла — Одер, небывалые темпы. Опять плацдарм, но у Кюстрина. И опять медсанбат. Впервые


Худой мир лучше доброй ссоры

Из книги Памятное. Книга вторая автора Громыко Андрей Андреевич

Худой мир лучше доброй ссоры Между тем по инициативе государственного секретаря США, проявленной еще до прибытия в Мадрид, состоялась договоренность о моей двусторонней встрече с ним. Предполагалось, что на ней состоится обстоятельный обмен мнениями по вопросам


Конец?

Из книги Против течения автора Морозова Нина Павловеа

Конец? Представьте себе, что мы находимся где-то в Италии. Время действия неопределённо, но Рим уже разрушен. Везувий по-прежнему курится белым дымом, а волны вечно шумящего моря, словно неутомимый любовник, целуют грудь земли. Во многих местах берега стоят омываемые водой,


ВЕСЕЛЫЙ, ГОЛЫЙ, ХУДОЙ

Из книги Сборник воспоминаний об И.Ильфе и Е.Петрове автора Ардов Виктор Ефимович

ВЕСЕЛЫЙ, ГОЛЫЙ, ХУДОЙ Не помню, где мы — дружная компания, состоявшая из трех девушек, только что окончивших школу и пишущих стихи, — познакомились летом 1920 года в Одессе с Ильфом. Скорее всего, это было в «Коллективе поэтов», где до поздней ночи бурно обсуждались стихи,


Эпизод пятый Конец так конец

Из книги Неизвестный Алексеев. Неизданные произведения культового автора середины XX века (сборник) автора Алексеев Геннадий Иванович

Эпизод пятый Конец так конец Д. сидел за кульманом. В руке его был карандаш. Своим остриём карандаш упирался в бумагу. Д. не шевелился. Казалось, что он задумался, что он в сомнении, что он не знает, какую провести ему линию – вертикальную или горизонтальную, толстую или


Глава двенадцатая Худой мир лучше доброй ссоры

Из книги Зинин автора Гумилевский Лев Иванович

Глава двенадцатая Худой мир лучше доброй ссоры Слова и формулы могут быть различны и при тождестве идей. Бутлеров За две недели до отъезда Зинин получил приглашение принять участие в организации Всемирного химического конгресса. Под письмом стояла подпись крупнейшего


Начало и конец чтения – начало и конец романа

Из книги Биография Белграда автора Павич Милорад

Начало и конец чтения – начало и конец романа Если я не ошибаюсь, дело было весенним утром 1979 года. Солнце заливало спальню, в которой стояла кровать, покрытая сиреневым бархатным покрывалом. На ней я разложил сорок семь листов бумаги. На каждом было написано одно из


Конец

Из книги Шахерезада. Тысяча и одно воспоминание автора Козловская Галина Лонгиновна

Конец Мы с тобой одной крови, ты и я. Редьярд Киплинг Вернувшись однажды с прогулки, Алексей Федорович мне вдруг сказал: «Давай напишем с тобой балет «Маугли»». «А как же «Новогодний сон Ганса Христиана Андерсена»?» – спросила я. Я так любила это свое произведение


«Измученный, счастливый и худой…»

Из книги Океан времени автора Оцуп Николай Авдеевич

«Измученный, счастливый и худой…» Измученный, счастливый и худой Подснежник расплавляется весной. Он весь — изнеможение и нега. И так его негрубы лепестки, Как умирающие хлопья снега, Как выражение твоей руки. Все, что себя любить повелевает За чудо слабости и