4. Мужской стриптиз: свинство в «Пумбе»

4. Мужской стриптиз: свинство в «Пумбе»

«НасНет», весна 2001 г.

Долгие годы я считал, что стал кинокритиком не случайно. Мои коллеги, относясь к так называемой богеме, вели себя временами так разнузданно, что вселяли в меня гордость — вот, мол, сколь девиантна моя референтная группа! За то же я любил и Рунет времен Калашного (то есть времен «Журнала. ру») — обстановка общего беспредела, когда кто-то пьет, кто-то курит, кто-то уже спит, а все вместе делают историю Интернета в России, всегда действовала на меня крайне возбуждающе. Может быть, предыдущие годы я не ездил на РИФ как раз потому, что полагал, будто с теми, кого один из ветеранов Рунета презрительно назвал «корпоративными свиньями», мне не будет весело или интересно. По счастью, я ошибался.

Центром культурной жизни пансионата «Лесные дали», где традиционно проводится РИФ, является бар «Пумба». Поскольку это был РИФ, а не кинофестиваль, мало кто знал, что Пумба — это имя кабанчика из мультфильма «Король-лев», но незнание вовсе не мешало всем собравшимся практиковать различные формы свинства. Чтобы не утомлять читателя многочисленными историями, расскажу только одну, случившуюся в первый же вечер.

Действующие лица:

Дамиан «Дема» Кудрявцев — один из основателей и владельцев компании «Ситилайн», ближайший сотрудник Бориса Березовского, живая легенда Рунета, близкий друг Антона Носика;

Аркадий Морейнис — директор компании Price.ru, сайта, к которому неизбежно обращается любой, покупающий что-либо связанное с компьютерами в крупнейших городах России;

Никита «Кит» Корзун — руководитель List.ru (1998–1999), впоследствии — вице-президент по развитию Port.ru (1999–2000). Считается одним из самых талантливых и вместе с тем беспринципных менеджеров Рунета.

Содержание действия: Дема разводит собравшихся в «Пумбе» игроков Интернет-рынка на деньги, обещая, что, если сумма будет достаточно крупной, Кит и Морейнис публично поцелуются взасос.

Шоу длится часа два. В это время все пьют, занимаются своими делами, беседуют. Изредка появляется Дема (который тоже пьет и занимается своими делами) и предлагает сдавать деньги. Поначалу он еще объясняет, на что сдают деньги, но постепенно все сводит к обещаниям: «Дело стоящее, вы не пожалеете». Делает это страстно и увлеченно, публично упрекая не сдавших деньги в том, что у представляемых ими структур финансовые трудности. Обсуждается предложение заплатить тысячу долларов с карточки, чтобы Корзун и Морейнис поцеловались голыми, но эта идея как-то не получает развития.

В конце концов, собрав около 500 долларов, Дема объявляет, что два крупнейших игрока на Интернет-рынке сейчас публично поцелуются. Морейнис и Корзун выходят на импровизированную сцену и долго целуются взасос под одобрительные крики «Пидоры!». После этого Дема делит пачку денег пополам, отдает половину Корзуну, а вторую оставляет себе. Корзун отдает треть Морейнису, и все продолжают пить.

В качестве необходимого, но очевидного комментария надо отметить, что никто из участников этой сцены не является геем, а фигурирующие суммы денег не слишком заметны в их бюджете.

Глядя на происходящее, я понимал, что собравшиеся демонстрируют именно те черты, которые я люблю в людях, — они одновременно социально успешны и чудовищно асоциальны. При этом складывалось подозрение, что они социально успешны именно потому, что чудовищно асоциальны, — и вместе с тем могут позволить себе асоциальность, потому что успешны. Едва ли можно придумать что-то более неприемлемое, чем целоваться за деньги (вру: еще можно за деньги трахаться). В особенности — если ты целуешься с мужчиной, и ты не гей. Просто поцелуй — с кем угодно — вещь в чем-то заурядная, кто с кем только на вечеринках не целуется! Но публичный поцелуй за деньги я видел впервые. Тем более — в ситуации, когда никто из присутствующих в деньгах не нуждался.

Внезапно я понял, что не случайно очутился в русском Интернете, — то, что я наблюдал, началось на Калашном, в квартире Емели Захарова на Качалова и в офисе «Ситилайна», — но за прошедшие годы оттяга стало еще больше. Так же, как денег и успеха. Я понял, что мне чудовищно приятно смотреть на этих людей и осознавать, что — при всей разности нашего «удельного веса» — я нахожусь с ними в одной лодке. Эта референтная группа тоже оказалась девиантной.

Все тот же Ф. (герой другой истории в том же выпуске «НасНет», психиатр, сказавший мне: «А то, что ваша референтная группа девиантна, — это тоже симптом» — СК) рассказывал, что успешный бизнесмен в России девяностых должен быть умен, энергичен, асоциален и подозрителен. Подозрительность немного сдерживает его асоциальность — в противном случае его просто убивают. Отсутствие серьезных «разборок» в Рунете привело к тому, что асоциальность «крупнейших игроков Интернет-рынка» ничем не сдерживается. Вероятно, в мире офф-лайнового российского бизнеса нельзя себе позволить то, что делали Корзун и Морейнис, без ущерба для своей репутации. Поэтому, кстати, предпринимаемые в середине девяностых попытки людей типа Носика зарабатывать деньги в «реальной жизни» обычно заканчивались неудачей.

Произошедшее позволило мне найти ответ еще на один давно занимавший меня частный вопрос, касающийся Кита Корзуна. Во время известной истории с «Листовкой» и «Джамп. ру», когда Корзун фактически украл домены у своих бывших работодателей, кинув при этом несколько тысяч пользователей, сообщество достаточно единодушно Корзуна осудило. Между тем никто не «отказал ему от дома», хотя и во время его работы в «Порту» я слышал десятки негативных отзывов (вплоть до того, что одна девушка рассказывала мне, как она поступает, когда ее начальник повышает на нее голос. Она просто говорит:

«Что ты себя ведешь, как Кит Корзун!» — и начальник сразу начинает извиняться). Теперь причина случившегося понятна: с Корзуном, вероятно, никто не рвется работать, но он остается «своим» — где же мы еще найдем такого урода, как мы сами?

Потому что Рунет до сих пор остается заповедником активных, асоциальных и успешных людей. Можно сказать, что в нем все еще продолжаются девяностые годы.

Статья имела несколько продолжений. В следующем выпуске «НасНет» я должен был внести коррективы:

Моя заметка про РИФ, как и следовало ожидать, вызвала настоящий всплеск активности. Участники шоу, а все больше зрители слали дополнения и изменения. В основном дело касалось дележа денег — после долгих споров сошлись на том, что Корзун и Морейнис получили поровну. Были также предложены две рекламные формулировки, которыми Дема завлекал будущих инвесторов. Одна гласила, что деньги собирают под «резкое изменение социального статуса двух известных представителей сетевой элиты», а другая — под то, что «два ведущих игрока на рынке поменяют ориентацию». Самое смешное, что вторую из них прислал человек, которого на момент описываемых событий не было на РИФе. На мой недоуменный вопрос, откуда он-то знает, что Дема говорил, собеседник ответил, что ему в тот же вечер позвонили несколько свидетелей и рассказали эту историю. Со своей стороны готов подтвердить, что Дема действительно говорил что-то похожее, но, поскольку он, по обыкновению, говорил два часа без умолку, я все уже не упомню: я был не на работе, статью писать не собирался и Дему слушал через слово.

Аркадий Морейнис, один из героев этой истории, был (и остается) не только основателем Price.ru, но и большим мастером «зажигать» или даже, как говорят некоторые мои друзья, «жестко отжигать». Из множества историй о нем можно рассказать одну — как они однажды пили с Антоном Носиком.

Дело в том, что Носик носит на голове кипу — маленькую шапочку, прикрывающую затылок. Эта кипа — или, как он ее иногда называет в присутствии возможных антисемитов, «ермолка»,[18] — является, очевидно, «предметом силы». Так вот, когда Носик и Морейнис однажды напились по-настоящему чудовищно, Антон подарил Аркадию свою кипу. Больше всего Морейнис сожалеет о двух вещах: о том, что не догадался попросить с Носика сертификат (для будущей продажи на аукционе), и о том, что наутро Носик щеголял в новой кипе, еще лучше прежней.

Вернемся, впрочем, к мужскому стриптизу. В июльском номере журнала «Playboy» вышла моя статья «Нефть и провода», рассказывающая о том же случае. Имена действующих лиц были заменены инициалами. По этому поводу Дема сказал:

— Вот в этом отличие дружеской услуги от проплаченного пиара: если бы я тебе заплатил, мое имя было бы приведено здесь полностью.

Я смутился, потому что оставил инициалы исключительно из соображений охраны чужого прайвеси. Если бы я знал, что Дема в рамках этой истории хочет называться полным именем, я бы его и бесплатно написал. Так мне в очередной раз не удалось заработать денег заказной статьей — вообще, надо отметить, за все годы моей работы в качестве интернет-журналиста мне это не удалось ни разу. Вероятно, люди, пишущие джинсу, живут в каком-то параллельном со мной мире.

Статья в «Playboy» завершалась следующим пассажем:

После двух часов разговоров, возвращения денег с криками «Мои вкладчики не должны пострадать!», собирания денег назад, попыток платить с карточки Visa Gold и прочих аттракционов М. и К. наконец слились в поцелуе под крики «Пидоры, пидоры!» — не то одобрительные, не то осуждающие.

Д. считал деньги, М. и К. продолжали целоваться, а я думал о том, что анархистский дух девяностых еще не умер. Люди, собравшиеся здесь, были уродами — почище клубных фриков. Где еще найти таких — успешных и асоциальных одновременно? Все они давно остепенились или отдыхают в гостеприимной земле России, Европы и Америки. Если бы я был женщиной, я бы любил исключительно таких мужчин — у которых хватает не только денег, но также и смелости делать то, чего делать нельзя, каждым своим поступком демонстрируя, что их успех настолько абсолютен, а репутация столь прочна, что правила им не писаны. К ним не прилипнет.

— Пидоры, пидоры! — кричали зрители. Сидящий рядом со мной сотрудник крупной рекрутерской компании, более ли менее случайно попавший на РИФ, прошептал:

— Если бы эти люди работали в нефтяном бизнесе, их репутация была бы навсегда похоронена.

Именно в этот момент я понял, почему никогда не хотел работать в нефтяном бизнесе.

Слова про успешных и асоциальных мужчин, с которыми я бы только и спал, будь я женщиной, вызваны не только спецификой «Playboy», но и вполне реальным переживанием. На том же РИФе на одной из секций выступали Дема и Носик. Выступления их были абсолютно блестящими и вкратце сводились к тому, что они ничего не боятся и чем бы их ни пугали — им все нипочем. В частности, Дема сказал афористичную фразу: «Я могу купить любого чиновника, кроме того, на которого мне не хватит денег», — невольно напомнившую мне притчу про Михалкова и броню.

Я сказал присутствовавшей там N.:

— А ты спала с Демой и Носиком?

— Нет, — ответила N., но я все равно ей не поверил и сказал:

— Ну и зря. Если бы я был женщиной, я бы только таким и давал.

— Ну вот сам с ними и спи, — ответила N. так злобно, что еще раз подтвердила мои подозрения.

К слову сказать, фраза Демы оказалась неплохим пророчеством: менее чем через полгода российскую визу в его израильском паспорте аннулировали в «Шереметьеве—2». Видать, ему наконец попался чиновник, на которого не хватило денег — по крайней мере, в тот момент, — потому что с тех пор Дема пару раз приезжал в Россию и на вопрос, как ему это удается, делал таинственное лицо и начинал либо рассказывать истории о том, как его файл случайно потеряли в компьютере, либо намекать на сложные закулисные переговоры.

Успешные и асоциальные люди — вообще большие мастера кидать понты.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 8. Мужской мир

Из книги Джон Р. Р. Толкиен. Биография автора Уайт Майкл

Глава 8. Мужской мир С Клайвом Стейплзом Льюисом Толкиен познакомился 11 мая 1926 года на собрании факультета английского языка и литературы в Мёртон-Колледже. Толкиен к тому времени провёл на посту профессора англосаксонского языка немногим дольше двух семестров, а Льюис


Единица мужской красоты

Из книги Изюм из булки автора Шендерович Виктор Анатольевич

Единица мужской красоты Оставалось полчаса до моего первого прямого телеэфира — в программе «Чае пик». Я волновался, а немолодая гримерша все что-то рисовала у меня на лице. Наконец я не выдержал: не пора ли, говорю, уже запудрить что есть, да и в кадр?— Погоди, — что-то


О мужской красоте

Из книги На плантацию кактусов по визе невесты автора Селезнева-Скарборо Ирина

О мужской красоте Недавно прочитала в Интернете на русском сайте комментарий к фотографии моего мужа. Дескать, посмотрите, сударыни, какой он некрасивый, а она еще о нем взахлеб рассказывает! Откровенно говоря, я жутко… не обиделась. Во-первых, сразу видно, что писало


Мужской разговор

Из книги Язык мой - друг мой автора Суходрев Виктор Михайлович

Мужской разговор О визите в Москву в 1975 году английского премьер-министра Гарольда Вильсона я уже упоминал. К тому моменту Брежнев основательно утвердился в роли первого лица нашего государства. В этом качестве он выступал, естественно, и на переговорах с Вильсоном.


Деревенский стриптиз

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

Деревенский стриптиз Днем тетя Аня, дядя Костя, Сева и Витя работали на уборке клещевины (растения, из плодов которого добывают касторовое масло), бабушка возилась по хозяйству, а я слонялся по дому и вокруг, не зная, чем заняться.Иногда в гости к нам приходила соседская


Деревенский стриптиз

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

Деревенский стриптиз Днем тетя Аня, дядя Костя, Сева и Витя работали на уборке клещевины (растения, из плодов которого добывают касторовое масло), бабушка возилась по хозяйству, а я слонялся по дому и вокруг, не зная, чем заняться.Иногда в гости к нам приходила соседская


Владимир Белоглазкин МУЖСКОЙ ПРАЗДНИК Рассказ

Из книги Каменный пояс, 1989 автора Карпов Владимир Александрович

Владимир Белоглазкин МУЖСКОЙ ПРАЗДНИК Рассказ Июль. Окно в спальне открыто. Утренний ветерок то царапнет по щекам прохладой с Волги, то погладит нежной пушистой лапкой, теплом с полей. День будет жарким.Валера проснулся рано. Бабушка выгнала овец в стадо и стучала за


Рабочий стриптиз

Из книги Писательский Клуб автора Ваншенкин Константин Яковлевич

Рабочий стриптиз Строился новый корпус Полиграфического института — рядом со старым, но под углом, чтобы не загораживать свет.Молодой крановщик ловко подавал наверх кирпич и бадьи с раствором. И вдруг в раскрытом окне старого корпуса он увидел совсем близко большую


Стриптиз

Из книги Одна жизнь — два мира автора Алексеева Нина Ивановна

Стриптиз Вошли… Молодые лица, звонкие голоса, неплохой оркестр.Стало больно и обидно за нашу сидящую в окопах молодежь. И вдруг на сцене начали появляться молоденькие девочки лет по 16–17, танцуя и кривляясь, начали потихоньку снимать с себя одежду и остались почти в чем


Стриптиз

Из книги Рассказы автора Листенгартен Владимир Абрамович

Стриптиз Эту историю мне рассказал когда-то мой сослуживец и товарищ, Адиль Шахсуваров. Еще в советские времена он поехал в туристическую поездку в Югославию. Когда они были в Белграде, гид предложила им посетить стриптиз. Для советских граждан это была «западная»


Мужской разговор

Из книги Как перед Богом автора Кобзон Иосиф

Мужской разговор Однажды приезжаю с гастролей и вижу такую картину: Неля на кухне — заплаканная, Андрей виноватый такой стоит, понурый, в пионерском галстуке — как сейчас его вижу — смятый, перекрученный: с улицы пришел.— В чем дело? — спрашиваю.— Вот, посмотри дневник


Поэт – имя существительное, род мужской, единственное число

Из книги Гумилев без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Поэт – имя существительное, род мужской, единственное число Гумилев – наша совесть. О. Мандельштам Гумилев никогда специально не занимался языкознанием. Иностранные языки давались ему с усилием. Он не погружался в стихию античного логоса, как Вячеслав Иванов.


Глава 6. О мужской и женской работе

Из книги Описание земли Камчатки автора Крашенинников Степан Петрович

Глава 6. О мужской и женской работе В камчатском житье, как в крестьянстве, в разные времена и работа бывает различная. Летнее время мужчины трудятся в ловле рыбы, в сушении ее, в перевозке от моря на свои жилища, в припасе собакам корма, костей и кислой рыбы; а женщины, между


31. Стриптиз

Из книги Мэрилин Монро автора Надеждин Николай Яковлевич

31. Стриптиз Завершил это головокружительное «любовное турне» актёр Марлон Брандо – звезда, в которую в те годы влюблялись все актрисы Голливуда, как начинающие, так и опытные… Но новая встреча привела не просто к любовной связи – к большой дружбе, к серьёзным переменам