Четвертая страница

Четвертая страница

Первый брак И. И. Сикорского был недолгим. После свадьбы угар скоротечной влюбленности юной жены быстро прошел. Ольга Федоровна Синкевич безоглядно увлеклась идеями коммунизма. Для семьи Сикорских, которая всегда исповедовала монархизм, это выглядело дико и, главное, неприемлемо. Молодые расстались. После рождения в апреле 1918 г. дочь Татьяна была передана на попечение сестры Игоря Ивановича Ольги, а бывшая жена, теперь уже совершенно свободная, с головой окунулась в кипящий водоворот 1918 г. Вскоре она встретила идейно близкого ей человека и стала Ковалевской.

Второй брак Игоря Ивановича оказался счастливым. Елизавета Алексеевна полностью отдала себя семье. Один за другим появились на свет четыре сына: Сергей в 1925-м, Николай в 1926-м, Игорь в 1929-м и Георгий в 1931 г.

Жена с сыновьями

Дочь от первого брака Татьяна с момента приезда в США жила со своей тетей Ольгой Ивановной, которая заменила ей мать. Татьяна Игоревна вышла замуж за сотрудника отца белоэмигранта Георгия фон Йорка, закончила Йельский университет, а в 1951 г. защитила докторскую диссертацию по социологии. У Татьяны Игоревны четверо детей: Борис, Елизавета-Анна, Георгий и Петр. В последнее время была профессором университета, имеет ряд научных работ, в частности по истории русской эмиграции.

Из сыновей Игоря Ивановича продолжателем авиационной династии стал старший — Сергей. Он получил имя в честь двух наиболее близких отцу людей — старшего брата и великого композитора С. В. Рахманинова. С детства Сергея привлекали две вещи — живопись и авиация. Еще подростком он научился пилотировать самолет. Когда началась Вторая мировая война, Сергей стал трудиться рабочим на заводе фирмы «Воут-Сикорский», а по достижении призывного возраста добровольцем ушел в военную авиацию. Сначала служил бортмехаником на противолодочных «Каталинах», а потом в первом вертолетном спасательном подразделении. После демобилизации Сергей, воспользовавшись стипендией для демобилизованных солдат, поступил во Флорентийский университет, который закончил в 1951 г. со степенью бакалавра искусств. Одновременно с учебой совершенствовался в изучении иностранных языков: кроме английского, он свободно владеет итальянским, немецким, французским, испанским, японским и русским.

Сергей Игоревич в течение длительного времени работал в представительствах «Юнайтед Эркрафт» во многих странах мира. Закончил специальные курсы менеджмента и экспортного бизнеса. Добился больших успехов в данной области. Удостоен ученой степени доктора менеджмента. Одним из выдающихся коммерческих достижений С. И. Сикорского было привлечение правительства ФРГ к сотрудничеству по созданию и внедрению в серийное производство тяжелых вертолетов Сикорского S-64 и S-65. Некоторое время трудился в отделе перспективного проектирования фирмы «Сикорский». В середине 80-х годов Серегей Игоревич был назначен вице-президентом «Сикорский Эркрафт», ответственным за сотрудничество и кооперацию с другими фирмами. Организация грандиозной международной программы строительства вертолета S-92 тоже дело его рук. Теперь Сикорский часто бывает в России, много делает для налаживания технического и культурного сотрудничества между нашей страной и США, помогает восстанавливать на родине память отца.

У Николая Сикорского в раннем возрасте проявились музыкальные способности. Он подавал большие надежды, играл на скрипке и виолончели, но в 1944 г. пришла повестка явиться на призывной пункт. После службы в армии он снова ушел в мир музыки, занимался у ведущих музыкантов Нью-Йорка по классу виолончели. Закончил Хартфордский университет, учился в университете в Мехико, но стал профессиональным музыкантом, преподавал музыку.

Сикорский с сыном Сергеем

Игорь после окончания колледжа служил в армии. Командование учло его знание русского и направило в разведшколу, откуда он через полгода вышел лейтенантом «текникел интеллидженс». Направили в американскую зону оккупации, в Вену, где Игорь читал советскую прессу и выуживал нужные сведения из-за «железного занавеса». Через два года демобилизовался. Поступил на юридический факультет Йельского университета, стал адвокатом. Игорь стал крупным деятелем демократической партии, которая, как известно, была менее последовательна в антикоммунизме, чем республиканская. Отец ворчал: «Начитался советских газет». Сам он считал себя консерватором, т. е. республиканцем.

Георгий закончил университет во Флориде, специализировался в математике, а именно в создании программного обеспечения компьютеров. Род Сикорских продолжается.

По воспоминаниям сыновей, Игорь Иванович был удивительным человеком, исключительным в своем благородстве. Всегда спокойный, скромный, деликатный, никогда в жизни он не повысил голос ни на детей, ни на жену. Если дети не спрашивали совета, он не вмешивался в их жизнь. Отец учил своим примером. Воспитанием детей занималась Елизавета Алексеевна. И вообще всю работу по дому она брала на себя.

Домашним языком в семье был русский. Там часто читали вслух классиков. Особенно любили Пушкина, Лермонтова, Жуковского, Некрасова. Родители всемерно старались привить детям любовь к русской культуре. Сами они оба самозабвенно любили музыку. Игорь Иванович хорошо играл на рояле. Окружающие удивлялись таким способностям, ведь у него совершенно не было времени для упражнений. Любимыми композиторами были Рахманинов и Чайковский. Их музыка помогала творить прекрасное и в технике. Игорь Иванович говорил, что если человек богат внутренне и духовен, то он и творит лучше, старается создавать прекрасное во всем. Сикорский всегда тянулся к природе, очень любил море. Великолепно управлял яхтой. Другой слабостью были горы, но туда он выбирался очень редко.

Близкие отмечали, что с Игорем Ивановичем можно было говорить обо всем. По-настоящему глубоко его интересовало многое. Он, например, хорошо знал историю, особенно древнюю, увлекался астрономией, имел даже свою маленькую обсерваторию, серьезно занимался философией и неплохо разбирался в музыке. Про технику и говорить не приходится. Мог глубоко уходить в себя, концентрироваться в мыслях. Был не только умен, но и благоразумен. Никогда очертя голову не бросался в омут реализации пусть даже самой невероятно привлекательной идеи. В сумасшедшей спешке современного мира не терялся, оставался всегда спокойным, скромным и доброжелательным. Сикорский был очень цельным человеком, всегда предельно честным к другим и к самому себе. Его слово никогда не расходилось с делом и было надежнее всякого юридического гаранта. Если он не мог говорить правду, молчал. Часто разряжал напряженную обстановку очень точной фразой. Все отмечали его необыкновенный юмор. В жизни был не только необычайно трудолюбив, но умел оптимально организовать свой труд. Обладал удивительной самодисциплиной. При внешней неброскости это был очень мужественный человек. Всю жизнь он рисковал по-крупному во имя великих целей, преодолевал огромные препятствия, решал множество проблем. Сикорский всегда отваживался на мечту на грани возможного и превращал ее в действительность. Мысли его все время находились в будущем. Окончательно «оттаивал» он только дома.

Церковь Св. Николая в Стратфорде

Глава семьи приходил домой поздно и всегда, несмотря на усталость, садясь за стол, ласково обращался к жене: «Лилечка, милая! Давай мои любимые…» А самым любимым блюдом была жареная картошка. Вообще они были идеальной парой. Жена снимала с Игоря Ивановича все бытовые проблемы, зная, что у него по горло своих. Когда он обедал, читал или писал, слушал классическую музыку, Елизавета Алексеевна всегда отсылала детей, чтобы они не мешали отцу. Игорь Иванович ценил это понимание. Он вообще считал, что мужчина и женщина — совершенно разные люди, и в этой разнице они просто должны дополнять друг друга, создавая единое целое. Елизавета Алексеевна тоже прожила долгую жизнь и умерла в начале 1996 г., когда ей было за 90.

Игорь Иванович всегда уважительно относился к людям независимо от их положения. Обходя цеха, главный конструктор, как бы ни был занят, по старой петербургской привычке находил время при встрече с рабочими поинтересоваться у каждого их жизнью. Чем мог, помогал. Рабочие любили Игоря Ивановича.

Сикорский всегда старался отвечать на письма сам. В пенсионные же годы времени на это приходилось тратить больше. Почтовая корреспонденция значительно возросла. Письма приходили со всех уголков мира, даже из Советского Союза. Люди просили ответить на какие-нибудь вопросы, прислать фотографию с собственноручной надписью, автобиографические книги, приглашали прочитать лекции. Иногда письма адресовались весьма экзотически — «Графу Сикорскому», «Досточтимому Игорю Сикорскому», «С. Корскому», «Си Корскому», «Господину Игорю Сикорскому, величайшему американскому авиаконструктору» и т. д. Все они доходили до адресата. Многие приезжали к Сикорскому домой, особенно молодежь, чтобы просто пожать великому человеку руку. И всех званых и незваных гостей любого возраста и общественного положения Игорь Иванович встречал с неизменной улыбкой, был всегда доброжелателен и любезен.

Главный конструктор был невероятно занятым человеком. Редко, но все же выдавались свободные часы. И тогда он в своем загородном доме брался за физический труд, который называл «спасающим душу». Многие поражались его глазомеру. Сикорский был первоклассным стрелком. Дома держал пару пистолетов и удивлял своих близких, сбивая несколько раз подряд пламя свечи с расстояния десяти метров.

Сикорский с космонавтом Н. Армстронгом

Когда появлялось свободное время, уезжал посмотреть мир. Любил горный туризм. Вообще он был очень основательным человеком. Перед дальней поездкой изучал маршрут, расписывая его и рассчитывая. Если покупал машину, старался получить о ней максимальную информацию. Когда появился в продаже «Фольксваген», Сикорский, пораженный его простотой и надежностью, был очарован машиной и, конечно, купил. Основательность к нему пришла не с опытом, она была внутри конструктора. Сикорский много чувствовал интуитивно. Некоторые гениальные конструкторские решения приходили ему во сне. В семье говорили, что это Бог его направляет.

В октябре 1938 г. Сикорский предпринял большое турне по Европе. Эмигрантские круги везде встречали его как национального героя. Из Сербии Игорь Иванович отправился на Афон, в «Руссик» — русский Пантелеймонов монастырь. Здесь его также встречали на самом высоком уровне. Ему дали возможность осмотреть все, даже поработать в библиотеке, где хранились рукописи первых веков христианства.

Игорь Иванович был глубоко религиозным человеком. Он свято верил в Бога, всю свою жизнь не переставал удивляться порядку, гармонии и целесообразности в Природе. Его очень интересовали истоки и смысл жизни, эволюция человека. Как результат раздумий, появились публикации о смысле жизни человека, его месте во вселенной.

Если человек рожден с Божией искрой, он всегда многогранен. Мы знаем, что Игорь Иванович Сикорский как авиаконструктор прожил три жизни, пролистал три яркие страницы истории и в каждой был по-своему велик. Он открыл дорогу мировому тяжелому самолетостроению, создал первые трансокеанские пассажирские лайнеры, основал мировое серийное вертолетостроение. Но есть еще одна область приложения его ума, которая до времени была сокрыта, это философия — его четвертая страница. Несомненно, что к размышлениям направляла сама жизнь, тяжелейшие испытания, которые выпали на его долю. Вынужденная эмиграция, разрыв с Родиной, с привычным укладом моральных и этических ценностей, новые условия существования. Игорь Иванович, как только позволяли обстоятельства, пытался уединиться и размышлял. Со временем у него появилась хорошая библиотека, в которой находились редкие для обычного человека книги по богословию, по общей истории и по истории религии. Он искал ответы на традиционные вопросы каждого человека к самому себе — зачем я живу, зачем мы все живем на Земле, в чем смысл жизни человека в мире и во вселенной, соотношение земного и космического. На волнах бурного житейского моря глубокая вера в Бога была спасательным кругом Игоря Ивановича. Конечно, учитывая происхождение, она была привита ему с детства, но, как умный человек, Сикорский и сам всю жизнь анализировал, взвешивал, делал выводы. А выводы всегда были в пользу Высшего Разума, Создателя, Творца Вселенной.

Свои размышления Сикорский впервые опубликовал в 1942 г. в небольшой книге «Послание молитвы Господней». Он проанализировал известную христианскую молитву «Отче наш» и сделал оригинальные выводы. Один из американских биографов авиаконструктора заявил, что прошло почти 20 веков ежедневного повторения миллионами христиан молитвы, посланной людям самим Богом, и за это время не нашлось никого, кто бы смог проанализировать фразу за фразой и выявить полный смысл. Книга переиздавалась в 1944-м и 1963 г.

Когда в 30-е годы Игорь Иванович впервые посетил в туристической поездке Святую Землю (а он это делал потом неоднократно), у него зародилась идея написать книгу о путях развития человечества и конечной его цели. Идея пришла Сикорскому в пустыне, где, по преданию, дьявол искушал Христа. Здесь он особенно остро почувствовал грандиозность всех невидимых и неслышимых битв, которые непрестанно ведутся в духовном мире. Сикорский писал книгу более десяти лет, и в 1947 г. она увидела свет под названием «Невидимая встреча». Книга подчеркивает особую, острую необходимость для современной цивилизации немедленно сменить акцент, отдать предпочтение духовному развитию перед материальным. Иначе гибельный финал.

Философские и богословские воззрения Сикорского получили дальнейшее развитие в книге «Эволюция души». В ее основе лежали лекции, которые авиаконструктор читал в 1949 г. в одном из американских научных обществ. В книге автор дал ответ на вопрос о смысле жизни. Слово «душа» он понимал как обозначение наивысшей бессмертной в потенции составной части человеческой личности. Именно эта составная реагирует на такие вещи, как уважение к истине, сострадание, добрая воля, прощение, терпимость, любовь и т. п. Понятие «душа», по убеждению Сикорского, не может отождествляться с понятием «разум». Но, тем не менее, выражение «эволюция души», взятое в самом широком, предельном своем значении, может пониматься как постепенный процесс совершенствования человеческого разума — от подобия зверя к подобию Божию.

Сикорский с моделью «Русского Витязя»

В книге «В поисках Высших Реальностей», которую Сикорский написал в 1969 г., он снова возвратился к смыслу жизни человека и снова сделал вывод, что внутри границ земного существования ответ найти на этот вопрос нельзя. Когда осенью 1968 г. книга уже была близка к завершению, один репортер попросил автора изложить кратко суть. Книга, сказал Сикорский, является конечным результатом размышлений всей его жизни. Объектом их была история человечества и события последнего времени. Он понял и сделал окончательное заключение о внутреннем смысле послания Христа. Земные события показывают, что человек, используя данную ему Творцом свободную волю, уклоняется с предназначенного пути. Но, тем не менее, каждый человек может получить Божественную помощь в выборе между добром и злом, между правдой и ложью. Душа человека после смерти физического тела «подвергнется процессу рождения вновь» в жизнь несравненно большего значения, великолепия и счастья. И человек, который не готовит себя к этому, уйдет в вечную спячку окончательной дезинтеграции, как будто он и не существовал.

Как создатель новой техники, как инженер, Игорь Иванович оставался глубоко убежден, что чем больше развивается человеческое общество, тем больше оно должно расти и морально. Без морали, притом высокой, считал он, при развитии техники может наступить гибель человечества. Человек уже достиг такого развития, что может покончить с жизнью на земле за несколько секунд, и человечество должно хорошо осознать это.

Познав смысл жизни, возвысив этим свою душу, пройдя, в целом, правильный Путь, он оставался все же смертным человеком. Все ли он сделал правильно в своем неистовом творчестве, дошел ли он до предела совершенствования души, готов ли нести сладость и бремя Вечной Жизни? Думы, думы, думы…

Игорь Иванович умер 26 октября 1972 г. Перед сном, как обычно, пожелал жене спокойной ночи, а утром она нашла его лежащим с красиво сложенными на груди руками. Отпевание было совершено в храме Святителя Николая в Стратфорде, том самом, что возник попечением замечательного человека. А на похоронах, когда опускали гроб в могилу, все увидели символичный знак. На большой высоте два самолета на перпендикулярных курсах образовали своими инверсионными следами большой белый крест. И этот крест был как благословение Неба, которое принимало к себе душу Великого Труженика и Человека.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Черная страница

Из книги Круги жизни автора Виткович Виктор

Черная страница Мне хочется… Нет, не то слово… У меня острая потребность рассказать тебе о памятном старым бакинцам событии, которое потрясло мою жизнь. Никогда им с тобой не делился, вероятно, потому, что это не та страница жизни, какую рассказываешь ради интереса.


Страница четвертая Мой сын, Щаранский Анатолий

Из книги Врата исхода нашего (девять страниц истории) автора Кандель Феликс Соломонович

Страница четвертая Мой сын, Щаранский Анатолий Евреи!Поглядим правде в глаза, евреи!Один только раз поглядим…А где она — наша правда? Где она, где?!Как ее отыскать в ворохе чужих полуправд?А правда наша — старики наши.Вот и поглядим в глаза старикам нашим. Битым и ломаным.


Страница первая. Кубань

Из книги Русские на снегу: судьба человека на фоне исторической метели автора Панов Дмитрий Пантелеевич

Страница первая. Кубань С давних времен Кубань — жемчужина России. Если посмотреть на эту жемчужину сверху, скажем из космоса, то в районе восточного побережья Азовского моря она предстанет выжженной степью, переходящей то в солончаки, то в плавни, заросшие камышами, то в


Страница четвертая. В небе Китая

Из книги Избранные произведения в двух томах (том второй) автора Андроников Ираклий Луарсабович

Страница четвертая. В небе Китая Что же происходило в Китае, и что нам там было нужно в конце тридцатых годов? Тем более на стороне буржуазного правительства, возглавляемого Чан-Кай-Ши? В Китае происходило следующее: японцы, мучимые осознанием своей большой уязвимости на


Страница девятая Битва на юге

Из книги Голоса Серебряного века. Поэт о поэтах автора Мочалова Ольга Алексеевна

Страница девятая Битва на юге Весна катилась с юга. Ее стойкий пьянящий аромат, настоянный на оживающих степных травах, все заметнее пробивался сквозь ослабевшие морозы. На огромном пространстве, протяженностью в шестьсот километров, от Сталинграда до Ростова, снежный


ОДНА СТРАНИЦА

Из книги Гаршин автора Порудоминский Владимир Ильич

ОДНА СТРАНИЦА


СТРАНИЦА

Из книги Я хочу рассказать вам... автора Андроников Ираклий Луарсабович

СТРАНИЦА Июньский день прохладен, свеж. И так же, как снегов растаянье, Он увлекает за рубеж, Он видит все на расстоянии. Вот продается на углу Последних ландышей дыханье. Стекают капли по стеклу. Зонты навстречу в колыхании. В домах сегодня разговор Ровнее, без бросков


ПЕРВАЯ СТРАНИЦА

Из книги Сочинения автора Луцкий Семен Абрамович

ПЕРВАЯ СТРАНИЦА Он родился на рассвете, в тот ранний час, когда тает мгла зимней ночи, когда черные туманные очертания хат и сараев медленно выплывают из темноты, когда гаснет и растворяется в мутной голубизне искристый блеск снега. Вяло переговариваясь, шли за водой еще


ОДНА СТРАНИЦА

Из книги С киноаппаратом в бою автора Микоша Владислав Владиславович

ОДНА СТРАНИЦА Гоголем нельзя начитаться. Даже трудно представить себе человека, который прочел его один раз и более к нему бы не возвращался. По правде сказать, нам было бы жаль такого человека. Повторное чтение высокохудожественных книг вообще доставляет огромное


«Ты сожжена, последняя страница…»[105]

Из книги Чехов автора Громов Михаил Петрович

«Ты сожжена, последняя страница…»[105] Ты сожжена, последняя страница Страшнейшего наследия души… Бездушная не дрогнула столица, Не закричит никто — «пожар! туши!» Развеял ветер горестную сажу, Служанка утром пепел подмела… Так над собой чудовищную кражу Душа свершила


19. Последняя страница

Из книги Далекое и близкое, старое и новое автора Балабин Евгений Иванович

19. Последняя страница Много лет прошло с тех пор.Я стою на Сапун-горе у братской могилы освободителей города. Я снимаю празднование двадцатилетия освобождения Севастополя. В визире моей камеры хорошо знакомые лица Азарова, Павличенко, Октябрьского, Сариной, Жидилова.Я


«ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЦА ЖИЗНИ»

Из книги Нива жизни Терентия Мальцева автора Гладышева Луиза Викторовна

«ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЦА ЖИЗНИ» «Здравствуйте, последняя страница моей жизни, великая артистка земли русской», — написал Чехов в июне. 1899 года 29-летней О. Л. Книппер.В 1897 году тяжелые легочные кровотечения, заставившие лечь в клинику, по-видимому, навсегда подорвали его силы.


СКОРБНАЯ СТРАНИЦА

Из книги Письма на волю автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

СКОРБНАЯ СТРАНИЦА В день десятилетнего юбилея дети и персонал гимназии смиренно и молитвенно преклоняют свои головы над могилами тех, кто, честно стоя на своем посту, работал на процветание гимназии, кто был ее украшением и кто по воле Божьей преждевременно ушел из


СТРАНИЦА ЦЕЛИННОЙ ЭПОПЕИ

Из книги Записки террориста (в хорошем смысле слова) [иллюстрации, карты] автора Африка Виталий

СТРАНИЦА ЦЕЛИННОЙ ЭПОПЕИ 10 ноября 1983 года Терентию Семеновичу исполнилось восемьдесят восемь лет. Прекрасна его старость: в полном здравии, в народном признании, в постоянной занятости главным своим хлеборобским делом и общественной деятельностью. Дом полон гостей.


ПОСЛЕДНЯЯ БОЕВАЯ СТРАНИЦА

Из книги автора

ПОСЛЕДНЯЯ БОЕВАЯ СТРАНИЦА Октябрьский праздник. Третья годовщина. Торжественные собрания, митинги, масса народу. А над городом, словно беспокойные птицы, носятся вести. Одна нагоняет другую:— Заняли Давид-Городок. Захватили Туров. Уже в Лельчицах…«Они» не наступали. Это


Заключительная страница

Из книги автора

Заключительная страница Дизайн переплёта, карты: К. О. КругловКорректура: Т. И. А.Технический редактор: Т. Р. ВенковГлавный редактор: Д. Н. БастраковВерстка: higimoИздательство выражает благодарность донецкому фотографу и журналисту Олегу Никитину за помощь в оформлении