Глава 35 Возвращение

Глава 35

Возвращение

За чередой событий месяц в профилактории пролетает как один день, и я возвращаюсь в третий отряд, от которого уже успел отвыкнуть. Здесь ничего не изменилось. Те же лица, тот же начальник отряда. Тот же безумный режим. У меня не укладывается в голове, почему нельзя разрешить людям просто поспать или полежать на кровати.

В реальность меня возвращает очередное бессмысленное мероприятие – инвентаризация. «Как будто специально меня ждали!» – мелькает у меня фантастическая мысль, которую я моментально отбрасываю. После подъема в барак вваливается толпа недовольных сотрудников. Многие оттрубили смену и собирались домой, но из штаба был дан приказ – провести инвентаризацию. Мероприятие абсолютно идиотское и бессмысленное, требующее времени и нервов – как со стороны сотрудников, так и со стороны зэков. Неприятная и болезненная процедура растягивается на весь день. Осужденные понуро собирают все свои вещи и выходят в локальный сектор. Из барака выносится все – сумки, матрасы, личные вещи. Помещение пустеет. Все, что остается в бараке, выкидывается и уничтожается. Вход обратно – через шмон. На улицу выносят столы из ПВРки, где сотрудники колонии просматривают и пересчитывают вещи осужденных. Пересчитываются трусы, носки и майки. Лишнее изымается. В заранее приготовленные мешки летят лишние полотенца и простыни. Туда же попадают пластиковые контейнеры, полученные в посылках и передачах. Подходит моя очередь. Я еле отрываю от земли сумку с консервами и ставлю ее на стол. Изобилие и многообразие продуктов потрясает воображение контролера – молодого сержанта, очевидно, не желающего ни учиться, ни работать.

«Зачем тебе так много?» – любопытствует он.

«Я их ем», – отвечаю я.

Он в задумчивости перебирает банки. Уголовно-исполнительный кодекс ему не знаком, иначе он повел бы меня взвешивать этот баул. Осужденному разрешается иметь при себе не более пятидесяти килограммов продуктов. Сержант переходит к личным вещам. Пластиковый контейнер с крышкой, в котором я заливаю кипятком геркулесовые хлопья, привлекает его внимание. Его рука уже тянется за добычей. Но мое знание того же кодекса остужает его охотничий азарт. Я хорошо знаю перечень запрещенных предметов, которые осужденный не имеет права иметь при себе. Контейнеры там не значатся, о чем я ему вежливо сообщаю. Сержант молод, ленив и не очень сообразителен. В нем не чувствуется агрессии, а просматривается желание побыстрее от меня избавиться. Но не все еще осмотрено. Мы переходим к личным вещам. Три махровых полотенца приковывают его взгляд.

«Переверзин, зачем тебе три полотенца?» – спрашивает он.

Мой ответ обескураживает его и полностью деморализует:

«Одно – для тела, второе – для лица, а третье – для ног».

На секунду задумавшись, сержант выдает:

«Переверзин, ну мне же надо у тебя что-нибудь изъять! Сам отдай мне чего-нибудь», – жалобно просит он меня.

В знак согласия я великодушно бросаю на алтарь тюремной системы грязное полотенце и собираю баулы. Мне очень повезло, и я легко отделался, пройдя через это испытание без потерь. Таких добрых людей, как этот сержант, здесь встретишь не часто.

Другие осужденные еще долго будут ругаться и сожалеть о понесенных утратах. Столкнувшиеся с более ретивыми и кровожадными сотрудниками, они лишаются дорогого сердцу имущества…

* * *

Мне часто хотелось спросить сотрудников колонии: «Зачем? Для чего вы это делаете? В чем смысл подобных мероприятий?»

Странно, что им самим не лень заниматься подобными глупостями, требующими сил и времени. Что изменится, если у осужденного будет в бауле на одно полотенце больше нормы или лишняя майка?

* * *

Лишь к концу безнадежно испорченного выходного дня жизнь в отряде возвращается в свое русло. Застилаются железные кровати, заполняются нехитрым скарбом тумбочки. Мы с Зуевым разбираем свои пожитки и идем праздновать мое возвращение в отряд. Скоро ужин, и нам надо успеть закончить свое пиршество до выхода на режимное мероприятие. Выход в столовую обязателен: если остаешься в бараке, то сразу получаешь взыскание. Контролеры-надзиратели обходят бараки и выявляют нарушителей режима. В отвоеванный пластмассовый контейнер я выкладываю банку зеленого горошка и банку скумбрии, купленной в тюремном магазине. Оливковое масло из посылки завершает этот кулинарный шедевр. Зуй старается меня не объедать и тактично отказывается от трапезы. Попивая чифирь, улыбаясь, он говорит мне: «Запомни, Вова, здесь пионерский лагерь». Зуев за двадцать девять отсиженных лет объехал всю Россию и знает, о чем говорит. Мордовия и Челябинск вызывают у него содрогание…

Довольные, мы строимся у локального сектора и идем в столовую. Сегодня на ужин макароны – весьма популярное здесь блюдо. Зуев с удовольствием съедает две порции, за себя и за меня. Рацион не отличается особым многообразием. По тюремным меркам в этой колонии кормят вполне приемлемо. Чем жестче режим, тем лучше питание. Сечка и перловка на комбижире – важные составляющие нашего рациона и надежный источник витаминов. Реже подается картошка и макароны. Выдают весьма приличный хлеб, испеченный зэками в тюремной пекарне. Положенные осужденным немного мяса или рыбы добавляются в первое, куда досыпается то перловка, то макароны, то капуста. Готовое блюдо, состряпанное зэками, не назовешь ни супом, ни борщом… Одно слово – баланда.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава III. Возвращение

Из книги Чаадаев автора Лебедев Александр Александрович

Глава III. Возвращение ...Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге, Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползут Вверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны; Громада двинулась и рассекает волны... Плывет. Куда ж нам плыть? А. С. Пушкин, «Осень», 1833 г. ...Здесь не торная дорога,


ГЛАВА 1 Возвращение

Из книги Мой брат Юрий автора Гагарин Валентин Алексеевич

ГЛАВА 1 Возвращение


Глава 14. Возвращение.

Из книги Эра Лобановского автора Аркадьев Дэви Аркадьевич

Глава 14. Возвращение. 18 июля 1995 года, закончив видеосъемку развернутого интервью для своей программы «Украина. Вчера, сегодня, завтра...», выходившей на первом в США русскоязычном телевидении ИТИ, я презентовал Председателю Верховного Совета Украины Александру Морозу


Глава 8 ВОЗВРАЩЕНИЕ

Из книги Прощание с иллюзиями автора Познер Владимир Владимирович

Глава 8 ВОЗВРАЩЕНИЕ 14 мая 1986 года, после тридцативосьмилетнего отсутствия, я вернулся в Америку, в страну моего детства и отрочества. Поездка была организована несколькими местными телевизионными станциями городов Нью-Йорка, Чикаго, Бостона, Вашингтона, Сан-Франциско и


Глава 4 ВОЗВРАЩЕНИЕ

Из книги Плаванье к Небесному Кремлю автора Андреева Алла Александровна

Глава 4 ВОЗВРАЩЕНИЕ Мы вернулись в Москву к зиме 1920/21 года, то есть в Москву эпохи военного коммунизма. Но прежде чем писать об этом, я расскажу, что знаю о своих корнях. Знаю я немного — новая власть учила скрывать, не помнить, молчать о предках. Мой папа — Александр Петрович


Глава 14. Возвращение

Из книги Меня спасла слеза. Реальная история о хрупкости жизни и о том, что любовь способна творить чудеса автора Либи Анжель

Глава 14. Возвращение Что с ней стало, с той драгоценной слезой? Мне бы хотелось сохранить ее навсегда, спрятать в коробочку, как драгоценность, и иногда любоваться ею.Счастье Кати распространяется на меня. Наконец-то!Наконец мои близкие уверены, что я здесь!Наконец врачи


Глава 16 ВОЗВРАЩЕНИЕ

Из книги Реквием линкору «Тирпиц» автора Пиллар Леон

Глава 16 ВОЗВРАЩЕНИЕ Большие подводные лодки крейсировали в районах, указанных им контр-адмиралом Берри, ожидая, что, может быть, один из линейных кораблей или крейсер противника в результате атаки лодок-малюток попытается выйти в море, где и попадет под их торпеды. И


Глава XVI ВОЗВРАЩЕНИЕ

Из книги Как я стал летчиком автора Головин Павел Георгиевич

Глава XVI ВОЗВРАЩЕНИЕ Вслед за самолетом Водопьянова улетели на полюс машины Молокова, Алексеева, Мазурука.На острове Рудольфа стали тихо. Людей осталось мало, в домиках зимовки — просторно. Мы, оставшиеся на острове, скучали и с нетерпением ждали, когда эскадра вернется с


Глава 9. Возвращение

Из книги Александр Первый: император, христианин, человек автора Глуховцев Всеволод Олегович

Глава 9. Возвращение


Глава 10 ВОЗВРАЩЕНИЕ

Из книги «Дней минувших анекдоты...» автора Алиханов Иван Иванович

Глава 10 ВОЗВРАЩЕНИЕ «Где нет попятим о чести, там, конечно, остается искать одних выгод». А. П. Ермолов Институт физкультуры, в котором мы вместе с женой начали работать, располагался в Ортачалах, на левом берегу Куры, и занимал четыре здания: бывшая макаронная фабрика


Глава 6 Возвращение

Из книги И обратил свой гнев в книжную пыль... автора Вайдхаас Петер

Глава 6 Возвращение Говорят, жизнь складывается из временных скачков, каждый из которых длится семь лет.Мое детство — первый временной отрезок от годика до семи (1938–1945) — я не могу обозначить иначе как «счастливое». Война воспринималась как романтическое приключение.


Глава 4. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Из книги Плаванье к Небесной России автора Андреева Алла Александровна

Глава 4. ВОЗВРАЩЕНИЕ Мы вернулись в Москву к зиме 1920/21 года, то есть в Москву эпохи военного коммунизма. Но прежде чем писать об этом, я расскажу, что знаю о своих корнях. Знаю я немного — новая власть учила скрывать, не помнить, молчать о предках. Мой папа — Александр


Глава 9 Возвращение

Из книги Коко Шанель автора Сердюк Мария

Глава 9 Возвращение Коко Шанель не будет, но обязательно останется стиль Шанель – удобная элегантность. Коко Шанель Дом Шанель был закрыт уже четырнадцать лет. Девушки и женщины устали от разрухи войны. Словно ей в противовес они полюбили образы хрупкой, роскошной,