«ЦЕЛИ НЕТ ПЕРЕДО МНОЮ…»

«ЦЕЛИ НЕТ ПЕРЕДО МНОЮ…»

Впрочем, Александру тогда было и впрямь не до Державина. Чтобы понять — почему, вернемся чуть-чуть назад, в самое начало царствования.

Чем успешнее шла реформа придворной жизни, тем острее, тем насущнее вставал давний, куда более сложный — пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что — вопрос. Для чего, во имя чего, ради чего все это?

Если бы трон был занят Александром «по очереди» или хотя бы бескровно, со сверхзадачей царства можно было бы и повременить или удовольствоваться туманно-далекой «президентской перспективой». Но все произошло так, как произошло. Куда было пойти, что принести, чтобы немедленно предъявленная стране и достигнутая в итоге цель задним числом оправдала бы жутковатое средство? Не только естественный человеческий ужас перед содеянным, но и жажда цели иссушала молодого царя; перед ее мукой меркло все — даже сладкая мечта о блаженстве торжествующего ухода. С мечтою, кажется, он не разлучался; быть может, именно ради нее из проекта коронационной грамоты русскому народу была вычеркнута статья о принципе престолонаследия, из-за чего русский трон опять как бы завис в юридической невесомости. Но задуманный уход возможен был только на вершине успеха; всенародное восхищение еще предстояло вызвать. Чем?

ГОД 1801. Месяц тот же. 31.

Отмена запрета от 18 апреля 1800 года на ввоз в Россию книг и нот; дозволение частных типографий.

Апрель. 2.

Указы «О восстановлении Жалованной грамоты дворянству»; «Об уничтожении Тайной экспедиции».

Апрель. 8.

Указ «Об уничтожении публичных виселиц».

Апрель. 9.

Отменено обязательное ношение пуклей; обязательное ношение косы, однако же, сохранено.

Апрель. 26.

Мальтийский крест снят с русского государственного герба. Месяцем раньше царь сложил с себя звание великого магистра Мальтийского ордена; месяцем позже велит президенту Академии наук не включать более Мальту в число городов Российской империи.

Май. 22.

Священники и диаконы освобождены от телесных наказаний за совершенные ими уголовные преступления.

Май. 28.

Запрет на публикацию объявлений о продаже крестьян без земли.

Июнь. 5.

Утверждена Конвенция о взаимной дружбе с Англией.

Указом Сенату высочайше поручено самому определить, чем он должен стать в новых обстоятельствах русской истории.

Того же дня.

Указом предусмотрено создать Комиссию о составлении законов.

Любви, надежды, тихой славы

Недолго нежил нас обман.

Исчезли юные забавы,

Как сон, как утренний туман…

(Александр Пушкин. «К Чаадаеву». 1818.)

Сентябрь. 26.

Подписан мирный договор с Францией. Сентябрь. 27.

Запрещены пытки.

Милости, сыпавшиеся на страну как из рога изобилия, возбуждали толки, восхищали молодежь, освежали атмосферу и доставляли радость самому царю, искренне желавшему блага своей стране и своему народу. Но все-таки освобождение заключенных из Петропавловки, открытие границ, уничтожение Тайной экспедиции и публичных виселиц — суть отмены, а не деяния, расчистка прошлого, а не строительство будущего. Жизнь без оправдывающей цели грозила превратиться в чавкающую трясину уныния. Царь имел несчастье познать всю ее богомерзкую силу, когда во время сентябрьских коронационных торжеств в Москве на него обрушивались приступы жестокой ипохондрии и охватывало полное оцепенение, так что разум оказывался на грани помешательства.

Причиной, ввергнувшей Александра в моральный паралич, в психологический ступор, вполне могли стать слова из речи выдающегося иерарха, митрополита Платона (Левшина), произнесенной 8 сентября, за неделю до коронации. В самое сердце могло ударить восклицание знаменитого проповедника, на удар вовсе не рассчитанное:

«…взяты уже врата и внешнего и внутреннего храма. Путь свободен. Вниди к жертвеннику Божию, к Богу, веселящему юность Твою… Вниди и вкупе с Собою введи Августейших Особ, а с ними введи и всю священную Твою кровь».[92]

Фон мартовской трагедии был способен проявить в риторических узорах непредусмотренные смыслы, родить в уме крайне мнительного Александра непредугаданные ассоциации. Путь действительно был свободен. Но цена свободы оказалась ценою священной крови, и покрыть ее не могла ни пышность торжеств, ни даже возможность сопроводить эти торжества благородными высокомонаршими жестами.

ГОД 1801. Сентябрь. 15.

Коронация в Успенском соборе Московского Кремля.

Крестьян роздано не было.

«…счастие вверенного Нам народа должно быть единым предметом всех мыслей Наших и желаний, Мы в основание его… положили утвердить все состояния в правах их и в непреложности их преимуществ».

(Из Коронационного Манифеста.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Кавказ подо мною…»

Из книги У самого Черного моря. Книга II автора Авдеев Михаил Васильевич

«Кавказ подо мною…» На стене разрушенного фугаской дома — кричащие буквы плаката:«Враг рвется к Грозному и Баку.Над Кавказом нависла смертельная опасность.Нефть — это кровь войны.Боец! Краснофлотец! Ни шагу назад!Стоять насмерть! — таков приказ Родины…»И люди стояли


Глава 11 "А что, если он взорвется прямо передо мной?"

Из книги Последние сто дней рейха автора Толанд Джон Виллард

Глава 11 "А что, если он взорвется прямо передо мной?" Рейн, который еще никто не форсировал со времен Наполеона, давно рассматривался союзниками как последняя преграда на пути к сердцу Германии, и никто серьезно не рассчитывал, что удастся захватить целым хотя бы один мост


«ОТ СОДЕЯННОГО МНОЮ — НЕ ОТРЕКУСЬ»

Из книги По ту сторону отчаяния автора Новодворская Валерия

«ОТ СОДЕЯННОГО МНОЮ — НЕ ОТРЕКУСЬ» Идя на неизбежный арест и возвращение (более чем вероятное) в «Дом Страдания», я просила у товарищей по диссидентству одного: достать мне ампулу с ядом, чтобы не попадаться живой Им в руки, чем, похоже, страшно пугала диссидентов, которые


Кавказ подо мною…

Из книги В военном воздухе суровом автора Емельяненко Василий Борисович

Кавказ подо мною… Из Новоселицкого перелетели на полевой аэродром Курская и оказались восточнее Минеральных Вод. Действовали по-прежнему двумя самолетами: "восьмерка" и "девятка" оказались на редкость живучими. После бомбежки Прочноокопской переправы мы с Мишей


«От содеянного мною — не отрекусь»

Из книги Прощание славянки автора Новодворская Валерия

«От содеянного мною — не отрекусь» Идя на неизбежный арест и возвращение (более чем вероятное) в «Дом страдания», я просила у товарищей по диссидентству одного: достать мне ампулу с ядом, чтобы не попадаться живой Им в руки, чем, похоже, страшно пугала диссидентов, которые


Глава 38 АД РАЗВЕРЗСЯ ПЕРЕДО МНОЙ

Из книги Побег из армии Роммеля. Немецкий унтер-офицер в Африканском корпусе. 1941—1942 [litres] автора Банеман Гюнтер

Глава 38 АД РАЗВЕРЗСЯ ПЕРЕДО МНОЙ Вот оно – теперь или никогда, убивай или будешь убит сам!Тьму в маленькой комнате разорвали вспышки от выстрелов моего автомата, пули вонзались в офицеpa и солдата, когда они пытались встать и найти свое оружие. Они хрипло кричали и звали на


Земля со мною

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Земля со мною Я на спину ложусь, И вместе с целым светом Я посолонь кружусь Веселым этим летом. Кругом меня — леса, Земля же — за спиною. Кривые небеса Нагнулись надо мною. Уже моя рука, Дрожа нетерпеливо, Вцепилась в облака, В щетину конской гривы. Я будто волочу Весь


«Задача новая стоит передо мной…»

Из книги «Возможна ли женщине мертвой хвала?..»: Воспоминания и стихи автора Ваксель Ольга Александровна

«Задача новая стоит передо мной…» Задача новая стоит передо мной: Внимательною стать и вместе осторожной И взвешивать, чего нельзя, что можно… Мне сделаться и зоркой и земной. Меня манят красивых мыслей дали, Мои фантазии крылаты и ясны, Я вижу наяву сверкающие сны, Мои


«Вот передо мною поле без границы…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

«Вот передо мною поле без границы…» Вот передо мною поле без границы, И куда ни кину восхищенный взор Вижу только рожь, над нею вьются птицы. Ах, какая воля!.. Ах, какой простор!.. Только рожь одну здесь ветер колыхает, Только птицы криком вспугивают тишь; Среди ржи порою


К. К. Барсову («Передо мной встает картина…») Надпись на книге

Из книги Айвазовский автора Вагнер Лев Арнольдович

К. К. Барсову («Передо мной встает картина…») Надпись на книге Предо мной встает картина: Ночь в Рублеве… Снег и мгла… Константин сын Константина С этой книгой у стола. И пускай бушует вьюга, Пусть глухая ночь темна, Книга – лучшая подруга, Если по-сердцу она! 1927 г. 14


Надпись на открытке («Передо мной сия открытка…»)

Из книги Воспоминания (1915–1917). Том 3 автора Джунковский Владимир Фёдорович

Надпись на открытке («Передо мной сия открытка…») С. А. Минаевой Передо мной сия открытка, И хлопнув Музу по плечу Я как всегда легко и прытко На ней стихами настрочу. Смотри: вдали темнеют горы, Над ними виснут облачка, А эти люди разговоры Ведут про «белого бычка». И в


«Передо мной явилась ты…»

Из книги автора

«Передо мной явилась ты…» В том же 1846 году Айвазовский привез свои новые картины на выставку в Петербург. Опять, как прежде, около них толпились восхищенные зрители. Все в один голос признавали, что у Черного моря талант художника возмужал и окреп. Газеты утверждали, что


Посещение мною лазаретов

Из книги автора

Посещение мною лазаретов В этот же день, посетив один из лазаретов, я обратил внимание на некоторые случаи, о которых я и изложил в приказе от 20-го марта.«…Больной выдерживает тяжкую болезнь воспаление легких, плеврит и т. п. выздоравливает, но нуждается по выписке


Посещение мною 1-го лазарета

Из книги автора

Посещение мною 1-го лазарета 11-го августа я посетил 1-й лазарет, чтобы навестить раненых и контуженных артиллеристов и одновременно ознакомиться с постановкой занятий в фельдшерской школе. Последствием этого посещения последовал мой следующий приказ: «§ 1. Вчера