Два «дела» в одном процессе

Два «дела» в одном процессе

Первое заседание Конституционного Суда состоялось 26 мая 1992 года. Наша «коммунистическая команда» собралась в полном составе. Но в зал заседания смогли попасть только народные депутаты, подписавшие ходатайство о проверке конституционности ельцинских антикоммунистических указов и представители. Остальные расположились в большом помещении с установленным монитором. Процесс начался без разминки.

Председатель Конституционного Суда В. Д. Зорькин сделал информацию о поступившем ходатайстве 43 народных депутатов о проверке конституционности Указов Президента и ходатайстве народного депутата С. Г. Румянцева, поддержанное группой народных депутатов, о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Вслед за этим он сообщил, что состоявшееся накануне совещание Судей Конституционного Суда приняло решение эти ходатайства соединить в одном производстве. Судьями-докладчиками были назначены В. О. Лучин и А. Л. Кононов. Они и провели предварительное изучение поступивших ходатайств. Председатель Конституционного Суда предложил перейти к их рассмотрению.

Однако наши представители, уже осведомленные об этом, выступили с обоснованными, аргументированными и убедительными возражениями против соединения двух ходатайств в одном производстве и их сиюминутного рассмотрения. Суть наших возражений сводилась к следующему:

1. Соединение двух ходатайств в одном производстве совершенно не логично и неправомерно ввиду того, что объектами рассмотрения являются взаимно исключающие дела. Одно ставит задачу проверить конституционность Указов Президента, касающихся деятельности КПСС и КП РСФСР, а другое – проверить конституционность КПСС и КП РСФСР.

2. Ни в Законе «О Конституционном Суде РФ», ни в имеющемся регламенте Конституционного Суда не прописан порядок рассмотрения дел о конституционности политических партий. Да и в Конституции РФ положение о праве Конституционного Суда рассматривать такие дела появилось всего полтора месяца назад. Нет и определения самих понятий «конституционность» или «неконституционность» партии.

3. Сорок три народных депутата РСФСР, подписавшие ходатайство о проверке конституционности Указов Президента РФ о приостановлении и прекращении деятельности КПСС и КП РСФСР и конфискации их имущества, дали нам – их представителям – полномочия участвовать в судебном процессе только по этому вопросу.

4. Полномочных представителей КПСС и КП РСФСР могут назначить только их высшие органы – Съезды партии или, в крайнем случае, Пленумы их Центральных Комитетов. В этой связи необходимо решение о приостановлении действия президентских указов для проведения Съездов КПСС и Компартии РСФСР или Пленумов их Центральных Комитетов, которые полномочны назначить представителей партий на процессе в Конституционном Суде по делу о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР.

5. Для обстоятельного изучения ходатайства о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР необходимо не менее полутора – двух месяцев.

Председатель Конституционного Суда обратился ко всем нашим представителям с вопросом: «Кто готов выступить по делу о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР?»

Все наши представители решительно заявили, что, не имея полномочий от КПСС и КП РСФСР, они не могут участвовать в рассмотрении дела об их конституционности.

Согласился только Ю. М. Слободкин: «Я один буду отстаивать конституционность КПСС и Компартии РСФСР». Он появился в зале Конституционного Суда только перед началом заседания. Нам не удалось поставить его в известность о нашей позиции по вопросу рассмотрения ходатайства о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Это дало повод «демократическим» СМИ злословить о том, что «один Слободкин готов защищать КПСС». В перерыве мы посвятили его в суть нашей позиции и больше такого рода недоразумений не возникало. После обмена мнениями с участием противной стороны (так для удобства называли в процессе мы «президентскую сторону», а они – нас) был объявлен перерыв.

Во время перерыва состоялось совещание Судей, на котором была рассмотрена наша позиция и сложившаяся ситуация. Отмахнуться от наших обоснованных, аргументированных доводов и поставленных вопросов Суд не мог. После перерыва был объявлен вердикт.

Судьи приняли решение: назначить представителями КПСС и КП РСФСР по должности: В. А. Ивашко как заместителя Генерального секретаря ЦК КПСС, а В. А. Купцова как секретаря ЦК КПСС и Первого секретаря ЦК Компартии РСФСР. Этим решением Конституционный Суд фактически легализовал их и дал им возможность действовать во время процесса в соответствии с их партийными должностями.

Представителям КПСС и Компартии РСФСР В. А. Ивашко и В. А. Купцову было разрешено сформировать группу представителей для участия в рассмотрении дела о проверке конституционности КПСС и Компартии РСФСР, а также экспертов и свидетелей.

Суд также решил объявить перерыв в процессе до 7 июля 1992 года, чтобы предоставить возможность нашей стороне изучить ходатайство группы народных депутатов РФ о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР и подготовиться к его рассмотрению. Судьи оставили без внимания два наших вопроса: об отсутствии в Законе «О Конституционном Суде РФ» и в регламенте Суда «механизма» (порядка) рассмотрения дел о конституционности политических партий и о нелогичности и неправомерности соединения двух взаимоисключающих «дел» в одном судебном производстве. Однако Суд впоследствии принял решение: вопрос о конституционности Указов Президента РФ считать основным, а дело о конституционности КПСС и КП РСФСР – сопутствующим.

Хотя и далеко не в полной мере, но компромисс, на который пошел Конституционный Суд, мы сочли приемлемым в сложившейся ситуации («противная сторона» также выразила свое согласие с решением Конституционного Суда РФ). Впрочем, такой «компромисс» менее всего отвечал интересам нашей стороны, и много раз в ходе процесса мы оценивали «дело» о конституционности КПСС и КП РСФСР как политический заказ международного антикоммунизма и российской «демократической» контрреволюции, всецело служившей ему. Это была очевидная попытка политического, исторического реванша, неукротимая жажда представить послеоктябрьский период развития России, всю советскую эпоху в искаженном, извращенном виде и показать роль КПСС, созданные ею советский строй и проводимое социалистическое переустройство общества, как тиранию, как величайшее зло.

Вечером того же дня все наши участники в первом судебном заседании собрались в одном из московских педучилищ, чтобы обсудить новую для нас ситуацию, сложные проблемы, рожденные ею, определить пути их решения. Руководил совещанием Секретарь ЦК КПСС и Первый секретарь ЦК КП РСФСР В. А. Купцов.

Прежде всего, надо было сформировать группу представителей КПСС и Компартии РСФСР по этому вопросу.

Было решено, что ученые-правоведы и народные депутаты РСФСР, являющиеся представителями стороны, ходатайствующей о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации, будут активно взаимодействовать с группой представителей по делу по проверке конституционности КПСС и КП РСФСР.

В состав группы представителей, отстаивающей интересы КПСС и КП РСФСР вошли В. А. Ивашко, заместитель Генерального секретаря ЦК КПСС; Г. А. Зюганов, Секретарь ЦК Компартии РСФСР; В. В. Калашников – Секретарь ЦК КПСС; И. И. Мельников – Секретарь ЦК КПСС; О. О. Миронов (г. Саратов); Ф. М. Рудинский (г. Волгоград), В. Д. Филимонов (г. Томск) – доктора юридических наук, профессора; Ю. П. Иванов, А. В. Клигман, члены Московской областной комиссии адвокатов. В группу представителей также входили Ю. В. Голик, кандидат юридических наук, народный депутат СССР, отличавшийся на Съездах своей активностью, боевитостью, решительностью, и адвокат Р. Г. Тихомиров. Возглавлял группу В. А. Купцов, Секретарь ЦК КПСС, Первый секретарь ЦК Компартии РСФСР. Его усилиями подбирались и свидетели по делу о конституционности КПСС и Компартии РСФСР. Мною была сформирована группа экспертов.

Задача перед всеми нашими представителями, экспертами, свидетелями по обоим «делам» стояла чрезвычайно сложная. Надо было, ознакомившись с содержанием ходатайств «демократических» депутатов, обстоятельно подготовиться по всем выдвинутым в нем «обвинениям» КПСС и КП РСФСР, изучить множество документов, в том числе и находившихся в закрытом архиве КПСС, чтобы достойно, со знанием дела отстаивать правду и справедливость, объективно, убедительно и аргументированно анализировать и оценивать те ошибки и недостатки, негативные явления, имевшиеся в деятельности КПСС и КП РСФСР на различных этапах ее истории, объяснять их причины.

Как и в период, предшествовавший первому заседанию Конституционного Суда 26 мая 1992 года, так и теперь, в период объявленного перерыва шла каждодневная напряженная работа по подготовке к процессу. Представители по обоим «делам», эксперты и свидетели старались подойти к очередному судебному заседанию в полной боеготовности.

Следует отметить работу в партийном архиве многоопытных исследователей, докторов исторических наук, профессоров В. М. Иванова, М. Н. Прудникова и кандидата исторических наук И. П. Донкова.

И сейчас еще раздаются нелепые утверждения о том, что образование КП РСФСР явилось чуть ли не главной причиной крушения КПСС. К горькому сожалению, такие голоса порой слышны и из уст людей, и ныне именующих себя коммунистами.

Самое время задать вопрос авторам таких заявлений и утверждений.

– Знают ли они другие, аналогичные примеры, когда после прекращения деятельности КПСС, Секретариат ЦК Компартии РСФСР в полном составе, руководители многих республиканских, краевых и областных, городских и районных комитетов КП РСФСР остались верны своему долгу?

Все секретари ЦК КП РСФСР В. А. Купцов, А. Н. Ильин (безвременно ушедший из жизни), Г. А. Зюганов, А. С. Соколов, А. Г. Мельников, В. И. Кашин, Н. П. Силкова, И. И. Антонович ничем не посрамили свое имя и честь. Эту оценку следует отнести к и И. К. Полозкову, возглавлявшему ЦК КП РСФСР с 23 июня 1990-го по 9 августа 1991 г.: ко многим членам ЦК КП РСФСР; тысячам коммунистов России, активно боровшихся за честь своей партии и за ее возрождение.

«Ориентиры» для ходатайства «демократических» депутатов РФ о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР были даны Ельциным в его Указе «О деятельности КПСС и КП РСФСР» от 6 ноября 1991 года:

«…КПСС, – утверждал Ельцин, – никогда не была партией. Это был особый механизм формирования и реализации политической власти путем сращивания с государственными структурами или их прямым подчинением КПСС. Руководящие структуры КПСС осуществляли свою собственную диктатуру… Именно на руководящих структурах КПСС… лежит ответственность за исторический тупик, куда загнаны народы Советского Союза, и тот развал, к которому мы пришли…»

Откровенно абсурдные «обвинения» были выдвинуты Ельциным в этом указе против Компартии РСФСР. В нем утверждалось, что «КП РСФСР в установленном порядке не зарегистрирована».

Но ведь Ельцин хорошо знал, что КП РСФСР не была самостоятельной политической партией, а являлась составной частью КПСС, действовала в соответствии с ее Уставом и Программой; члены КП РСФСР имели единые с КПСС партбилеты. Закон не предусматривал необходимость регистрации республиканских Компартий.

На основании этих декларативных, митинговых утверждений Российский Президент постановил: «Прекратить на территории РСФСР деятельность КПСС и КП РСФСР, а их организационные структуры распустить… Имущество КПСС и КП РСФСР передать в собственность государства».

Этим «постановлением» Ельцин совершил откровенно антиконституционный акт, ибо прекращение деятельности политических партий и общественных объединений – функция судебной власти.

Что касается утверждения Ельцина, что КПСС загнала советский народ в исторический тупик и что на ней лежит ответственность за «тот развал, к которому мы пришли…» Это положение указа, как ни парадоксально, наилучшим образом характеризует итоги годичного ельцинского президентства.

Начало процесса по рассмотрению нашего ходатайства о проверке конституционности ельцинских указов о приостановлении и прекращении деятельности КПСС и КП РСФСР и конфискации их имущества по времени совпадало с первой годовщиной ельцинского президентства. И в преддверии Суда, которому предстояло решить судьбу КПСС и Компартии РСФСР, все мысли людей были о том, что сотворил Ельцин своею самовластью с великой советской державой и ее народом. Вот лишь простой перечень горестных событий и фактов, в которые невозможно поверить:

– августовские события 91 года – величайшая провокация ХХ века. Фактическая ликвидация Советской власти и победа «демократической» контрреволюции.

– Обвинение КПСС вне закона и ее разрушение.

– 8 декабря 1991 года – преступный сговор в Вискулях. Смертный приговор Союзу Советских Социалистических Республик.

– Денационализация несметных богатств, созданных за годы Советской власти, конфискация народных сбережений во имя и на алтарь криминального капитала.

Чего стоят березовские, гусинские, ходорковские и прочие выкормыши Ельцина?!

– Разрушение крупных сельскохозяйственных производств взамен на «мифическое фермерство» и «ножки Буша».

– Гигантские удары по национальной безопасности и обороноспособности страны. Разрушение военно-промышленного потенциала. Приближение США и НАТО к границам России.

– Разрушение социальной сферы. Лишение народа гарантированных прав на бесплатное образование и здравоохранение, другие социальные блага.

– Обнищание большинства ограбленного и обездоленного народа, отброшенного за черту бедности.

– Демографическая катастрофа. Вымирание нации – минус миллион в год. Обвал научного и культурного потенциала.

– Нескончаемая кровавая бойня на Северном Кавказе.

Все это и многое другое – итоги первого года ельцинской диктатуры. Его сподручными по этим преступным делам: Бурбулис, Гайдар, Чубайс, Шахрай, Козырев – главные реформаторы 1991–1992 гг. Во главе с Ельциным и бесчисленными американскими советниками и советчиками по методам капитализации России и разрушения СССР. Они и загнали народы СССР в исторический тупик, а великую и могучую державу привели к гибели.

…В ходатайстве «демократических» депутатов о проверке конституционности КПСС и Компартии РСФСР, в выступлениях представителей президентской стороны на процессе тиражировались декларативные обвинения Ельцина, содержавшиеся в его Указе от 6 ноября 1991 года; иллюстрировались документами, изъятыми из «особых» и «совершенно секретных» папок и закрытых архивных хранилищ ЦК КПСС.

В этой связи хочу еще раз вернуться к VI тому «Материалов дела о проверке конституционности Указов Президента РФ, касающихся деятельности КПСС и КП РССР, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР». Документы тома по проблематике сведены в несколько разделов.

Их названия фактически отвечают тем основным направлениям, которым следовала президентская сторона на процессе:

– КПСС и деятельность Советов. Решение вопросов административного территориального деления.

– КПСС и деятельность общественных и религиозных организаций. Регламентация их деятельности.

– Номенклатура КПСС. Порядок назначения на должность, присвоение званий и т. п.

– Массовые репрессии 1937–1941 гг. «Катынское дело».

– Ограничение прав и свобод граждан.

– Внешнеполитические акции (Венгрия 1956 г., Чехословакия – 1968 г., война в Афганистане).

– Собственность и финансы КПСС.

– Финансирование зарубежных коммунистических и рабочих партий и движений.

– Секретность делопроизводства КПСС.

– Авария на Чернобыльской АЭС.

– События в Прибалтике 1990–1991 гг.

– События августа 1991 года.

Обвинения и разоблачения КПСС в течение всего процесса велись, в основном, по этим вопросам. Но были и другие, относящиеся к разным периодам советской истории и даже к дооктябрьской истории большевизма.

Соответственно «обвинениям» КПСС, содержащимся в ходатайстве Румянцева и других «демократических» депутатов, нами осуществлялся подбор свидетелей, способных компетентно и убедительно объяснить истинную суть фактов и событий, о которых шла речь, условия, в которых они совершались. На это были сориентированы наши представители по обоим делам, эксперты, вся «коммунистическая команда».

В. А. Купцов предложил Суду пригласить в качестве свидетелей по делу о конституционности КПСС и Компартии РСФСР ряд известных государственных и партийных деятелей последнего периода советской истории: Н. И. Рыжкова – бывшего Председателя Совета Министров СССР, члена Политбюро ЦК КПСС; Е. К. Лигачева – бывшего Секретаря ЦК КПСС, члена Политбюро ЦК КПСС; А. С. Дзасохова – бывшего Секретаря ЦК КПСС, члена Политбюро ЦК КПСС; И. К. Полозкова – бывшего Первого секретаря ЦК КП РСФСР, члена Политбюро ЦК КПСС; В. И. Длогих – бывшего Секретаря ЦК КПСС, кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС; В. М. Фвлина – бывшего Секретаря ЦК КПСС; А. Г. Мельникова – бывшего Секретаря ЦК КП РСФСР; А. Н. Мальцева – члена Секретариата ЦК КПСС; Н. С. Копанца – бывшего заместителя управляющего делами ЦК КПСС; В. А. Гайворонского – рабочего, бывшего члена Секретариата ЦК КПСС; А. И. Вольского – бывшего члена ЦК КПСС.

Все они дали согласие принять участие в процессе в Конституционном Суде РФ и выступить в качестве свидетелей.

Очень важным было участие в процессе в качестве свидетелей бывших руководителей областных, городских, районных комитетов КП РСФСР. По обоим рассматриваемым делам выступили: Ю. П. Белов – бывший секретарь Ленинградского обкома КПСС; Л. С. Вартазарова – бывший секретарь Московского горкома КПСС; С. А. Перфильева – бывший секретарь Нижнеилимского райкома КПСС Иркутской области; Г. И. Скляр – бывший первый секретарь Обнинского горкома КПСС Калужской области; С. Н. Петров – бывший второй секретарь Василеостровского РК КПСС г. Ленинграда, кандидат исторических наук и другие.

Весьма значимым было участие в процессе представителей партий коммунистической и социалистической ориентаций, зарегистрированных к тому времени в органах юстиции. Так, в частности, свидетелями «коммунистической стороны» выступали: А. В. Крючков – руководитель Российской партии коммунистов; сопредседатели Социалистической партии трудящихся – Р. А. Медведев, писатель-публицист, бывший народный депутат СССР; А. А. Денисов, бывший член ЦК КПСС, народный депутат СССР, профессор Санкт-Петербургского политехнического института.

Постоянное внимание освещению процесса уделяла «Правда». Ее журналисты находились рядом с нами и знали обо всем происходившем не понаслышке; старались оперативно и обстоятельно информировать читателей о ходе процесса. Материалы о процессе публиковали также: «Независимая газета», «Советская Россия», «Гласность», «Сельская жизнь», «Развитие», «Гудок», «Народная правда», «Патриот», «Ветеран».

Радио и телевидение было фактически недоступно для нас. Те сообщения, которые звучали по радио и телевидению, большей частью были огорчительными для нас. Но были исключения. Как-то летом 1992 года, в ходе процесса ко мне подошел А. Перов – секретарь Объединения «В защиту прав коммунистов» и сказал, что диктор НТВ Татьяна Миткова хочет рассказать о работе группы наших представителей. Я ответил: «Пусть приходит на очередную нашу рабочую встречу после заседания».

Т. Миткова пришла к нам в назначенное время; попросила рассказать о нашей подготовке к процессу и участии в нем. Вечером того же дня НТВ дало короткую, но объективную информацию о нашей деятельности, основанную на наших интервью.

Другой пример. Однажды мне позвонил Владислав Листьев: «Мы решили одну из ближайших телепередач «Тема» посвятить процессу в Конституционном Суде. Условное название: «Суд над КПСС». Я сразу же решительно возразил против такого названия. Предложил свое – «КПСС: за и против».

В. Листьев ответил: «Мне надо согласовать со своим руководством». Спустя считанные минуты он сообщил, что мое предложение принято.

Сразу же пошла речь о порядке проведения. По его замыслу в передаче будет две стороны: «президентская» и «коммунистическая». Передача будет носить характер диспута, который будут вести представители сторон, по одному человеку от каждой стороны.

Я поинтересовался: «Определила ли «президентская» сторона участника?» В. Листьев ответил: «Да, это будет адвокат Андрей Макаров».

– Ну, что ж, – нашу сторону тоже будет представлять адвокат Юрий Павлович Иванов. – Я не сомневался, что он согласится участвовать в этой дискуссионной «дуэли». Затем я поинтересовался у В. Листьева: «Кто еще будет в студии?»

– Группа поддержки. Вы можете пригласить для участия в передаче человек 30–40. Дальше между нами состоялся такой диалог:

– А от «противной стороны» сколько?

– Семьдесят пять…

– Сколько мест в студии?

– Сто двадцать.

– Вот и пригласите от каждой из сторон по 60 человек, – решительно ответил я. – Группы поддержки должны быть численно равны.

После короткого спора Владислав Листьев принял и это мое условие.

…Как я и предполагал, Юрий Павлович Иванов с радостью согласился на участие в телевизионной дуэли с А. Макаровым. Он зажегся весь и прямо-таки рвался в бой.

Телепередача состоялась. Она вызвала большой резонанс среди телезрителей. По общему мнению, ее итог: «…Боевая ничья. В нашу пользу…»

Такие «жесты» НТВ в то время для нас были чрезвычайно важны. Мы дорожили каждой возможностью войти в теле– или радио-эфир…

Завершая рассказ о подготовке к продолжению судебного процесса, хочу сообщить, что в нем в различных ролях участвовали все члены Общественного Объединения «В защиту прав коммунистов». Всем нашлась работа в таком сложном и многотрудном деле, которое для всех нас было главнейшим в нашей жизни. Так мы считали тогда. Так считаем и сейчас, двадцать лет спустя…

Наступило 7 июля 1992 года – день второго судебного заседания в Конституционном Суде РФ. Я уже рассказал о составе нашей команды на процессе.

В составе команды противной стороны также было две группы представителей. Одна – по президентским указам о приостановлении и прекращении деятельности КПСС и КП РСФСР и конфискации их имущества. В нее входили: Государственный секретарь при Президенте РФ Бурбулис Г. Ф., народный депутат Российской Федерации Шахрай С. М. и директор Российского агентства интеллектуальной собственности Федотов М. А.

Другая группа выражала интересы народных депутатов, подписавших ходатайство о проверке конституционности КПСС и Компартии РСФСР. Ее составляли народные депутаты России: Безруков И. А., Котенков А. А., Румянцев О. Г. и член Московской городской коллегии адвокатов Макаров А. М. Обе эти группы также были единой командой и действовали во имя одной цели: отстоять правомерность и конституционность президентских актов, добиться признания Судом неконституционности КПСС и КП РСФСР.

Открыв второе заседание, Председатель Суда В. Д. Зорькин объявил порядок работы, по которому будет идти процесс. Поскольку два «дела» были объединены в одно судебное производство, представители всех четырех сторон были его полноправными участниками при рассмотрении обоих «дел». Для логичности и последовательности Суд счел правомерным установить нумерацию сторон, согласно которой и будет проходить их участие при рассмотрении всех вопросов в ходе процесса.

Первой стороной стала группа, ходатайствующая о проверке конституционности Указов Президента; второй – представители Президента, как стороны, издавшей Указ; третьей – представители депутатов «демократической» ориентации, внесших ходатайство о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР; четвертой – сторона, отстаивающая интересы КПСС и КП РСФСР.

На завершающем этапе процесса перед заключительными речами, наши противники пытались добиться изменения порядка выступления представителей сторон, стремясь к тому, чтобы завершался процесс речью представителя третьей стороны. Мы решительно выступили против этого предложения. Мы не могли согласиться, чтобы процесс завершился фарсом, чтобы голос наших процессуальных противников звучал последним, как «приговор» КПСС и КП РСФСР, как триумф «демократической» власти. Суд согласился с нашими возражениями, счел их обоснованными.

В составе «противной стороны», особенно в среде свидетелей, были разноликие люди. И это надо было учитывать. Одни в советское время преследовались как «диссиденты» или «инакомыслящие». Другие работали в ЦК КПСС или на ответственных должностях в государственных органах власти и «всё знали изнутри». Теперь эти «другие», привыкшие «сидеть во власти», на «тепленьких местах» не хотели с ними расставаться, поспешили переметнуться на сторону победившей «демократической» контрреволюции, чтобы сохранить «насиженные места» при новой власти, не расстаться с прежними привилегиями, а приумножить их. Нам надо было первых терпеливо выслушивать, а вторым – давать аргументированные ответы на их злобную «осведомленность», «разоблачительные обвинения» КПСС и Советской власти.

Главными «действующими лицами» на процессе в составе противной стороны, самыми преданными слугами Президента были вчерашние коммунисты – С. М. Шахрай и А. М. Макаров. В то время, как бывшие беспартийные – Д. Е. Степанов и Ю. П. Иванов – беззаветно, бескорыстно и мужественно боролись за Правду о КПСС и Советской власти, разоблачали антинародный ельцинский режим и утверждавшийся в России криминальный капитал.

И так процесс начался. Первым получил слово В. И. Зоркальцев, руководитель группы представителей, ходатайствующих о проверке конституционности Указов Президента РФ о КПСС и КП РСФСР. В начале своего выступления он сказал: «Мы, как и прежде, считаем нелогичным и неправомерным объединение двух разнопредметных ходатайств в одно дело; рассмотрение их при отсутствии правового механизма решения вопросов о конституционности партии; необоснованную затяжку давно подготовленного дела о проверке конституционности Указов Президента. Тем не менее, сегодня мы вновь пришли сюда с глубокой верой в компетентность Конституционного Суда, в его способность объективно и беспристрастно принимать решения».

После В. И. Зоркальцева выступили представители первой стороны: доктора юридических наук, профессора В. Г. Вишняков, С. А. Боголюбов, Б. П. Курашвили, Б. Б. Хангельдыев, В. С. Мартемьянов, народные депутаты РСФСР Д. Е. Степанов, Ю. М. Слободкин, В. А. Боков, В. И. Севастянов, Б. М. Тарасов. Они обстоятельно и аргументированно показали неконституционный характер президентских указов, необоснованность и нелогичность обвинений, содержащихся в них в отношении КПСС и КП РСФСР; неправомерное присвоение президентом законодательной и судебной власти, их фактическую подмену; убедительно раскрыли процесс обновления, демократизации и развития общественных начал в деятельности КПСС; формирование Компартии РСФСР как партии парламентского типа, оппозиционной утверждавшейся в РФ власти. Ей были несвойственны прежние методы взаимоотношений с государственными органами. Столь же обоснованно был показан неконституционный характер изъятия имущества КПСС и КП РСФСР и передача его государству.

Затем с объяснением выступил представитель стороны, издавшей Указы о КПСС и КП РСФСР С. М. Шахрай. Вся его речь состояла в том, чтобы отстоять конституционный характер президентских указов, показать их правомерность и необходимость.

Многочасовое выступление представителя стороны, ходатайствующей о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР Макарова А. М., содержало в себе тенденциозно подобранные факты из всей истории КПСС и ее деятельности; субъективную, безапелляционную попытку на их основании доказать, выражаясь его терминологией, что организация, именующая себя КПСС, никогда не была политической партией и является неконституционной. Эти утверждения вызвали множество вопросов у Судей и у представителей.

Выступившие после этого В. А. Купцов и другие представители возглавляемой им четвертой стороны всесторонне и аргументировано, с глубоким знанием дела дали убедительный ответ по поводу всех обвинений КПСС, содержавшихся в пространном многословном, обвинительном выступлении А. М. Макарова.

В своей речи В. А. Купцов сказал: «Передо мной и моими товарищами, представляющими нашу партию, стоит достаточно сложная задача – выступить ответчиком по ходатайству о проверке конституционности КПСС и Компартии России в условиях предельной правовой неопределенности даже в самой постановке вопроса. На сегодня отсутствует фактическая юридическая база для рассмотрения в Конституционном Суде вопроса о конституционности политической партии.

Во-первых, в Законе «О Конституционном Суде РФСР» не предусмотрено само понятие «конституционность политических партий» и, следовательно, не указаны основы признания партии неконституционной, не указаны лица и организации, которые могут возбудить такого рода вопрос. Наконец, не названы документы, другие материалы, необходимые для предъявления в Суд ходатайствующей стороной… Ни меня, ни В. А. Ивашко не ознакомили ни с одним из документов.

Во-вторых, не определены процедура и правовые последствия рассмотрения подобных дел в Конституционном Суде.

В-третьих, решение высокого Суда объединить этот вопрос в одно производство с ходатайством о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации, также подвергалось нами сомнению. Из этого непреложно следует, что эти два вопроса должны быть четко состыкованы в пространстве и времени.

Можно, конечно, отвлечься от того, что по смыслу статьи 165-прим Конституции Российской Федерации речь должна идти о конституционности партий, действовавших на момент принятия поправок в Конституцию, то есть, на 16 апреля 1992 года, но деятельность как КПСС, так и Компартии России уже была к этому времени прекращена. Тогда, как минимум, следует рассматривать конституционность партий на момент издания Указов Президента. Поэтому мы настойчиво предлагаем нашим оппонентам, просим Конституционный Суд четко определить соответствующие обстоятельства дела, хронологические рамки вопроса.

…Не могу не обратить внимание Суда на откровенную бестактность наших оппонентов… обилие политических ярлыков и прямых оскорблений… в наш адрес, а значит, в адрес всех коммунистов… Вот только отдельные примеры: «КПСС – символ террора и насилия, жестокого национализма и милитаризма, интриг и провокаций; программное заявление – ничтожный документ, демократическая ширма; наши протесты против запрета партии – не более чем причитания; сторона приписывает КПСС провозглашение нищеты высшим достижением человечества и так далее…

Где же это, кстати, вычитано? Может быть, в программе восхваленной либерализации цен, которая успешно выполняется? Мы в ее составлении не участвовали… В связи с набором обвинений, выдвигаемых противной стороной, я еще и еще раз… задаю себе вопрос: чего хотят наши оппоненты добиться в этом процессе? – установления истины или… превращения его в суд над партией, как это постоянно пытается изобразить услужливая пресса?..»

Я сознательно пошел на столь обширное обращение к выступлению В. А. Купцова, чтобы дать возможность непредвзятому читателю представить атмосферу, царившую в зале Суда в течение всего процесса. (Примечаниеавтора: Полный текст этого выступления В. А. Купцова и его заключительная речь на процессе опубликована в книге «Годы труда и борьбы». М. Изд-во «Парад», 2007, стр.7-54).

Бывший секретарь ЦК КПСС В. В. Калашников в самом начале своего выступления сказал, что «хотя вопрос о конституционности КПСС Судьями назван сопутствующим, на самом деле является главным, ибо он появился, чтобы спасти, нет, не Указы, потому что их спасти, с моей точки зрения, невозможно, а спасти политическое решение, которое заложено в этих Указах, а именно: не допустить возобновления деятельности крупнейшей политической партии страны, сохранить запрет КПСС. Таковы цели наших оппонентов…»

В. В. Калашников весьма логично и убедительно показал несостоятельность попыток российского президента и его слуг на процессе добиться признания КПСС и КП РСФСР неконституционными. «Мне искренне обидно за нашу российскую социал-демократическую партию, – сказал в заключении В. В. Калашников, – за то, что она… согласилась стать орудием осуществления чужих планов…»

В. И. Севастьянов – наш представитель, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза, народный депутат РСФСР, сопредседатель фракции «Коммунисты России» в своем выступлении на примере развития советской космонавтики и ее фантастических достижений в завоевании космоса показал полную несостоятельность и абсурдность утверждения Ельцина в его Указе о прекращении деятельности КПСС и КП РСФСР о том, что КПСС загнала СССР и его народы «в исторический тупик».

Показав на фактах, как Советский Союз создавал ракетно-ядерный щит, надежную оборону страны, каких успехов достиг в освоении космоса, В. И. Севастьянов, обращаясь к президентской стороне, спросил: «Это тупик?»

Вот так фактами, компетентностью, логикой, аргументами, интеллектом наши представители показывали нелепость, абсурдность утверждений, содержащихся в президентских указах о КПСС и КП РСФСР, развитых вширь и вглубь «демократическими» депутатами в их обращении в Конституционный Суд.

Отлично понимая, что вопрос о конституционности КПСС и КП РСФСР только назван «сопутствующим», а на самом деле был главным, наши представители максимально сосредоточили свои усилия, чтобы не дать восторжествовать этой кощунственной цели. Доктора юридических наук, профессора О. О. Миронов, Ф. М. Рудинский, В. Д. Филимонов, В. Г. Вишняков, С. А. Боголюбов, кандидаты юридических наук Ю. В. Голик и Ю. М. Слободкин, адвокат Ю. П. Иванов и секретарь ЦК КПСС И. И. Мельников, В. А. Ивашко, А. С. Соколов, И. М. Братищев, Б. Б. Хангельдыев, В. А. Боков и другие дали обоснованные, аргументированные, исчерпывающие ответы на все обвинения «противной стороны».

…Председатель Конституционного Суда В. Д. Зорькин постоянно требовал от участников процесса, особенно от «президентской стороны», не углубляться в далекую историю, не доходить до «кумранских рукописей». Несколько слов об их сути.

В начале 50-х годов ХХ века окрестности Мертвого моря подарили исследователям бесценные глиняные сосуды. Что привлекло к ним внимание историков всего мира? Они написаны еще до «Нового Завета»; большая часть его положений вошла в «Библию», стала составной частью моральных, нравственных, идеологических основ формирования ряда цивилизаций на протяжении многих веков. Примечательно, что в них задолго до появления христианства заложены коллективистские начала в ведении хозяйственной жизни и отрицание частной собственности – главного источника возникновения социального неравенства и угнетения человека человеком.

Однако замечания и требования Председателя Конституционного Суда игнорировались нашими противниками по процессу.

Представители президентской стороны в каждом своем выступлении, в вопросах к нашим представителям, свидетелям, экспертам постоянно обращались ко всей истории КПСС, включая даже дооктябрьский период большевизма. Это я испытал на себе, выступая на процессе в качестве эксперта коммунистической стороны. Вопреки неоднократным предупреждениям Председателя Конституционного Суда, А. М. Макаров (в особенности), С. М. Шахрай и другие «экзаменовали» меня, по выражениям Судей, вопросами по партийной истории, в то время, как речь должна была идти о деятельности КПСС и КП РСФСР в последние годы, предшествовавшие изданию президентских указов о приостановлении и прекращении деятельности КПСС и КП РСФСР.

…Последним из представителей нашей стороны выступил Г. А. Зюганов, бывший секретарь ЦК Компартии РСФСР по идеологии до ее запрещения:

«Уважаемый Суд, мое выступление будет непродолжительным. Я остановлюсь всего на двух вопросах, и они будут сформулированы по ходу текста.

Выступая в столь высоком и представительном органе, я хорошо понимаю, что в стране с прозрачными границами и разрушенным государственным управлением вряд ли могут нормально функционировать и правовые отношения. Поэтому искренне желаю высокому Суду успеха в восстановлении конституционной законности и порядка в измученной стране.

Еще в свое время Салтыков-Щедрин писал: жестокость российских законов всегда смягчается необязательностью их исполнения. Но сегодня необязательность их исполнения стала такой, что породила всеобщее ожесточение и бесправие. Это, к сожалению, накладывает свой отпечаток и на наш процесс. В самом факте, что бывшие члены КПСС, ее руководители по сути запретили и судят свою родную партию, есть что-то противоестественное, нечеловеческое. Ведь попирается извечная норма народной морали: дети своим родителям не судьи.

Любопытно и то, что беспартийный адвокат Иванов Ю. П. защищает КПСС, а член КПСС Макаров А. Н. выступает в роли главного обвинителя.

С другой стороны, вдумаемся в логику обвинения. Партия, чье правящее положение было официально закреплено в Конституции, оказывается на самом деле неконституционной. И не партией вообще, а государством или государственной структурой… И 40 миллионов человек, прошедшие через КПСС, по сути дела не являются народом. И нужно это для того, чтобы оправдать разрушение советского государства, его конституционных основ, оправдать тот беспредел, который царит в стране, нарушение всех международных пактов о правах человека, закамуфлировать невиданное предательство всех своих союзников, друзей, сородичей, стариков и детей для того, чтобы обосновать присвоение собственности, нажитой трудом трех поколений советских людей. И происходит это не где-то, а в Конституционном Суде – последней надежде на правовой исход затянувшейся тяжбы.

Уважаемые судьи, на мой взгляд, это такое извращение права, логики, совести, которое трудно комментировать с позиции здравого смысла. Я понимаю, что в обществе доминирует иррациональное сознание, ибо усиленно внедряется тип отношений, при котором один грабит девятерых, обещая поделиться, если у него что-либо получится, хотя заведомо известно, что такой тип отношений держится только на большой лжи и большом насилии при полном подавлении прав личности, игнорирования закона и то недолго.

И все-таки хотел бы остановиться на двух вопросах о так называемом «государстве КПСС» и о роли судебного процесса в возможном углублении раскола общества. Выбор этих вопросов продиктован не моим желанием, а характером обвинения, чисто формального, отрешенного от сегодняшней боли и судеб народных, когда все пережитое беззастенчиво представляется как результат козней незаконной КПСС. По этой логике, оказывается, в «незаконной организации» состояли все командующие фронтами – от Жукова до Ватутина, более половины писателей и профессоров и, здесь уже говорилось, извините, большинством присутствующих в этом зале. Вдумайтесь: при коэффициенте семейности 4,5 это примерно 160 миллионов человек, которые напрямую были связаны с незаконной, а некоторые посчитают – преступной организацией, чем все это может кончиться?

Уважаемый Суд, мне представляется, что сделать точный вывод по рассматриваемому Судом вопросу можно, лишь поняв диалектику государственности, политического и правового развития нашего многострадального Отечества. Россия – уникальное, сложнейшее государственное образование. Ею невозможно управлять ни пустой говорильней, ни радикальным экстремизмом. 130 народов и народностей, 44 религиозные конфессии. Как правило, такими государствами управляет одна-две партии. Если внимательно посмотреть программы двух партий в США, то у них практически нет принципиальных отличий и есть негласная договоренность, что все основные должности в государстве занимают представители этих двух партий. В своей истории Россия пережила три страшных раскола. Раскол по сословному признаку в 1917 году был доведен до крайности. На левый борт государственного корабля прыгнули даже конституционные демократы, эти хранители закона, и корабль перевернулся. С российских просторов «гражданка» унесла 15 миллионов человек.

Сейчас июль 1992 года. Я недавно перечитал все материалы лета и осени 1917 года. По типу и характеру обстановка полностью напоминает август и сентябрь 1917 года. На обломках империи возник Союз. Но это, по сути дела, было государство вождя. И даже, несмотря на репрессии, народ принял это государство. Оно во многом соответствовало укладу российской жизни, тем более, уже обещали рай на земле, а не после смерти. И как бы ни относились к этому однопартийному государству, оно выдержало жуткий удар фашистской машины, быстрее всех восстановилось и в середине 60-х годов стало супердержавой – по оценке западных специалистов, а не наших идеологов и пропагандистов, без которой не решался ни один серьезный вопрос в мире. И как бы ни относились к социализму, это реальная практика одной трети населения планеты, и никому, тем более Макарову А. М., не дано выбросить этот исторический опыт на свалку.

Здесь приводилось много горьких примеров; чтобы как-то уравновесить общую картину и не вводить вновь население страны в заблуждение, добавлю всего несколько фактов. Страна производила треть мировой научной продукции, входила в тройку самых образованных стран мира, добывала 30 процентов мирового производственного сырья. Джанни Родари, побывав у нас, сказал: лучшее, что я видел в жизни, это дошкольная система воспитания в СССР. Генри Киссинджер считал нашу страну самой крепкой державой в области человеческого духа. Мы входили в пятерку самых безопасных, стабильных стран мира, имея полный политический суверенитет и экономическую независимость.

Известно, что любая государственная и правовая система имеет свой ресурс. Потребности в реформе были очевидны. Прежде всего – создание полнокровной республики Советов, что полностью соответствовало нашей Конституции и чаяниям народа, освобождение партии от несвойственной ей функции, которую она особенно вынуждена была принять на себя после войны и так болезненно от нее избавлялась. И об этом на великолепном юридическом языке говорили наши уважаемые профессора. Но «процесс», о котором сейчас много говорят, в стране не пошел, а его повели по антиконституционному, антигосударственному и антинародному пути. Хочу напомнить, что в середине 60-х годов была разработана программа, о которой даже для гласности говорят очень мало. Она не называлась ни перестройкой, ни, тем более, радикальной реформой. Это была программа подрыва конституционного строя и разрушения СССР как единой, великой державы. Ключевой пункт гласил: не разрушив КПСС, взорвать СССР изнутри невозможно, разрушить КПСС можно только проникнув в центры управления партии.

Уважаемый Суд, вслушайтесь в пять коротких пунктов этой программы.

Первое. Представить, обращаю внимание на глагол «представить», СССР как последнюю и самую хищную империю на земле и попытаться разрушить ее всеми способами.

Второе. Доказать, что СССР не был архитектором победы, а является таким же злодеем, как и фашисты, его не за что уважать.

Третье. С помощью взвинчивания гонки вооружений деформировать окончательно подорванную войной экономику и не позволить реализовать их конституционные преимущества прежде всего в области социальной программы.

Четвертое. Разжечь национализм и в опоре на национально-религиозный экстремизм взорвать страну изнутри.

Пятое. С помощью агентов влияния захватить средства массовой информации, разрушить коллективистский образ жизни, отрезать прошлое от настоящего, тем самым лишив страну будущего.

Вольно или невольно, но эта программа была запущена.

Председатель Суда ЗОРЬКИН ВД.: Уважаемый представитель, кто автор этой программы?

ЗЮГАНОВ ГА.: Это программа Совета национальной безопасности, принятая после Карибского кризиса, когда Джон Кеннеди, собрав группу узкопрофессиональных специалистов, пришел к заключению, что США воевать с СССР не могут, так как это противник, который имеет очень высокие темпы развития и мощь, поэтому должна быть принципиально иная программа, отработанная и запущенная в производство.

Председатель Суда ЗОРЬКИН ВД.: А источник?

ЗЮГАНОВ ГА.: Этот документ есть в архивах.

…Эта программа была запущена на полную мощность. Я лично писал документы и тогда, когда назревали первые события в Литве, которые угрожали конституционному строю, единству страны, и тогда, когда стала разрушаться армия, побывал в войсках стратегического назначения, где даже у боевых пультов было уже только 75 процентов укомплектования состава, и тогда, когда готовился взрыв на Кавказе (я Кавказом занимался четыре года), и тогда, когда стало ясно, что таким образом реконструированные Советы не справятся с их сложными задачами перестройки, и целый ряд других – все они были положены под сукно. Под разговоры о гражданском обществе, правовом государстве, плюрализме, суверенитете, независимости были уничтожены конституционные опоры государства, Съезд, Верховный Совет СССР, народный контроль, разрушены основные структуры, прекращена деятельность КПСС.

Я хочу обратить внимание, это явление у нас новое, плохо изученное, но основным инструментарием было информационно-психологическое программирование, которое доказало, что оно мощнее фашистских орд. Если Вы внимательно всмотритесь в экран телевизора и вслушаетесь в радио, то одним из примеров классической и психологической войны является освещение заседаний нашего Суда.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

На одном крыле

Из книги С Антарктидой — только на "Вы": Записки летчика Полярной авиации автора Карпий Василий Михайлович

На одном крыле ... Нам оставалось сделать всего несколько последних полетов на «Восток», чтобы вывезти тех, кто оставался там для завершения своих научных программ. В конце февраля, после вынужденного простоя из-за пурги, мы ушли на «Восток» сразу двумя бортами — Мельников


На одном крыле

Из книги В воздухе - ’яки’ автора Пинчук Николай Григорьевич

На одном крыле В июле 1944 года 18-й авиаполк получил новейшие по тому времени истребители Як-3. Этот самолет, созданный известным авиаконструктором А. С. Яковлевым, пришелся всем нам по душе. По боевым характеристикам он значительно отличался от своего предшественника Як- 9.


Об одном графе

Из книги Литературные портреты: По памяти, по записям автора Бахрах Александр Васильевич

Об одном графе Первым писателем с именем, с которым, очутившись в Париже, мне довелось познакомиться, был Алексей Толстой. Знакомство это произошло не то в конце 1920 года, не то в самом начале 1921. Были у меня тогда две приятельницы, очень «буржуазные» девицы и, как полагается,


Глава XXXVII ФИДЕЛЬ НА СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ НАД ПРЕДАТЕЛЕМ УБЕРТОМ МАТОСОМ

Из книги В походе с Фиделем. 1959 автора Хименес Антонио Нуньес

Глава XXXVII ФИДЕЛЬ НА СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ НАД ПРЕДАТЕЛЕМ УБЕРТОМ МАТОСОМ 14 декабря процесс над Убертом Матосом, на котором присутствует Главнокомандующий Фидель Кастро Рус, достигает кульминации.В это утро я, как обычно, очень рано приехал на 11-ю улицу, чтобы повидаться с


Глава XXXVII ФИДЕЛЬ НА СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ НАД ПРЕДАТЕЛЕМ УБЕРТОМ МАТОСОМ

Из книги Адмирал Нельсон автора Шигин Владимир Виленович

Глава XXXVII ФИДЕЛЬ НА СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ НАД ПРЕДАТЕЛЕМ УБЕРТОМ МАТОСОМ 14 декабря процесс над Убертом Матосом, на котором присутствует Главнокомандующий Фидель Кастро Рус, достигает кульминации.В это утро я, как обычно, очень рано приехал на 11-ю улицу, чтобы повидаться с


Глава шестнадцатая ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ, ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

Из книги Иван Бунин автора Рощин Михаил Михайлович

Глава шестнадцатая ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ, ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ Пассажирский пакетбот "Кинг Джордж" доставил Нельсона и чету Гамильтонов в ярмутский порт. Произошло это событие 6 ноября 1800 года. После трехлетнего отсутствия Нельсон вернулся на родную землю. Его по-прежнему осеняла


ВСЁ ОБ ОДНОМ

Из книги Генерал Алексеев автора Цветков Василий Жанович

ВСЁ ОБ ОДНОМ Его голова словно была вечно включена в электророзетку и работала без передышки, будто телевизор на вокзале или радио в парикмахерской, — или как электросамовар, что кипит, не выкипая, без отдыха, без остановки. Путешествует, болеет, пирует, болтает, страдает,


3. Дела военные и дела политические. Революция и контрреволюция

Из книги Юрий Любимов. Режиссерский метод автора Мальцева Ольга Николаевна

3. Дела военные и дела политические. Революция и контрреволюция Рукопись книги Михаила Бореля так сообщает читателю о возвращении генерала к т.н. «мирной» жизни в ставшем для него родным Смоленске:«После предвиденной (из-за расхождения во мнениях с Родзянко, Керенским,


Приращение смысла в процессе действия

Из книги Шеллинг автора Лазарев Валентин Васильевич

Приращение смысла в процессе действия Значит, важнее для него многозначность, что естественно, поскольку это неотъемлемое свойство художественного образа. Одним из источников этой многозначности служат сами переходы актер-персонаж-актер… И уже только благодаря такому


Глава III. Учение о природном процессе

Из книги Марина Влади и Высоцкий. Француженка и бард автора Раззаков Федор

Глава III. Учение о природном процессе Эмансипированная от уз, накладываемых на нее фихтевским субъектом, природа проявляет у Шеллинга свою ничем уже не сдерживаемую самопроизвольность, безграничную творческую мощь. Было бы недостаточно даже сказать, что она деятельна,


«Я из дела ушел, из такого хорошего дела…»

Из книги Адмирал Нельсон. Герой и любовник автора Шигин Владимир Виленович

«Я из дела ушел, из такого хорошего дела…» 12 февраля 1979 года в Театре на Таганке была показана премьера спектакля «Преступление и наказание» по Ф. Достоевскому, где Высоцкому досталась роль Аркадия Ивановича Свидригайлова. Мы уже упоминали об этой роли в свете характера


Глава шестнадцатая ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ, ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

Из книги Годы боевые: 1942 год [Записки начальника штаба дивизии] автора Рогов Константин Иванович

Глава шестнадцатая ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ, ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ Пассажирский пакетбот «Кинг Джордж» доставил Нельсона и чету Гамильтонов в ярмутский порт. Произошло это событие 6 ноября 1800 года. После трехлетнего отсутствия Нельсон вернулся на родную землю. Его по-прежнему осеняла


9.5 Дела кадровые. Дела дивизионные. Командир дивизии полковник Н. И. Дементьев

Из книги К музыке автора Андроников Ираклий Луарсабович

9.5 Дела кадровые. Дела дивизионные. Командир дивизии полковник Н. И. Дементьев В конце октября в 337-ю стрелковую дивизию прибыло несколько человек командного состава, на пополнение убыли. Я обратился к комдиву с тем, чтобы получить от него указания на распределение


В одном ряду

Из книги Пикассо сегодня [Коллективная монография] автора Искусство Коллектив авторов --

В одном ряду Все, что открыл Ингороква и о чем я решился вам рассказать, дает достаточно ясное представление о высоком уровне музыкально-теоретических представлений и музыкального мышления в древней Грузии. Возникновение грузинского музыкального письма Павле


А. А. Бабин О процессе работы пикассо над картинами 1900-х годов из российских собраний и парижского музея художника[6]

Из книги автора

А. А. Бабин О процессе работы пикассо над картинами 1900-х годов из российских собраний и парижского музея художника[6] Пабло Пикассо не признавал академическую законченность картины. Порой кажется, что его произведения находятся в процессе динамического становления