Миф № 48. Берия лично виновен в том, что накануне войны Сталину постоянно направляли дезинформацию, исходившую от пресловутого агента Лицеист, которым лично руководили высшие иерархи нацистского рейха Гитлер — Геббельс — Риббентроп

Миф № 48. Берия лично виновен в том, что накануне войны Сталину постоянно направляли дезинформацию, исходившую от пресловутого агента Лицеист, которым лично руководили высшие иерархи нацистского рейха Гитлер — Геббельс — Риббентроп

Речь идет о якобы подставленном советской разведке агенте гестапо Петере, который на Лубянке числился под псевдонимом Лицеист, и поступавшей от него информации. Кстати говоря, тоже весьма популярный миф для тех, кто не склонен думать, а просто переписывать глупые цитатки. О «двойном дне» Лицеиста в Москве знали — и внешнеполитическая разведка НКВД-НКГБ, и военная разведка СССР располагали настолько сильными агентурными позициями в МИДе Германии, что быстрое определение истинного лица Лицеиста не составило никакого труда.

Достаточно сказать, что в непосредственном окружении Риббентропа действовала агент Юна (она же Марта, она же Августа), с которой работала одна из самых выдающихся разведчиц того периода Елена Зарубина. К тому же в окружении Риббентропа был не один агент советской разведки. Не говоря уже об окрещенном в отечественной литературе «нашим человеком в гестапо», знаменитом ныне агенте советской внешней разведки Брайтенбахе (Вилли Леман) и иных ее возможностях.

Основная интрига в истории с Лицеистом в следующем. Как правило, ее используют в качестве якобы убойного аргумента при доказательстве полностью беспочвенного мифа о том, что едва ли не по наивности Сталин испытывал трепетное доверие к исходившей от этого агента информации, в составлении которой принимал участие сам Гитлер. А Берия, мол, старательно подсовывал Сталину сообщения Лицеиста. Кто первым пустил в пропагандистский оборот этот миф, установить невозможно. Известно только, что шастает этот миф примерно лет двадцать.

Но сколько ядовитых стрел было выпущено по этому поводу и все ведь впустую, ибо тем, кто этим занимался (да и занимается по сию пору), судя по всему, совершенно невдомек одно простое обстоятельство. Оно и понятно — ведь круто замешенной на зоологическом антисталинизме заумью трудно сообразить, что ни Сталин, ни Берия законченными идиотами не были, тем более в политике и разведке. Напротив, вся история с Лицеистом свидетельствует о том, что в элегантно издевательской по отношению к гестаповской контрразведке, а также к самому Гитлеру манере Сталин и Берия профессионально изящно решили извечную задачу любой разведки — задачу массированного отвлечения внимания и усилий спецслужб противника (в данном случае Германии) на ложные объекты. В этой роли и выступали советский посол в Берлине В.Г. Деканозов и особенно резидент советской разведки в Берлине Амаяк Захарович Кобулов — младший брат «правой руки» Берия Богдана Кобулова.

Здесь надо четко понимать, что если Сталин и Берия решились на то, чтобы на высокие посты в Берлине — посла и резидента — направить двух вдрызг «засвеченных» перед германскими спецслужбами сотрудников советских органов госбезопасности, то как минимум неспроста. Ведь Деканозов в 1939 г. некоторое время возглавлял разведку НКВД СССР, а Кобулов — и вовсе был кадровым чекистом. На работу в Берлин они попали совершенно не случайно. Однако едва ли они в полной мере знали об истинном предназначении своих «миссий» в Берлине. Скорее всего лишь частично догадывались.

В предвоенный период особенно важно было восстановить по различным причинам ранее утраченную связь с агентурой, особенно ценной, и наладить регулярное поступление достоверной разведывательной информации о планах и намерениях гитлеровского руководства Германии. А для этого-то и необходимо было отвлечь внимание германской контрразведки на ложные объекты. Это извечная задача любой разведки. Поэтому-то Деканозову и Кобулову и были отведены такие роли. Ведь ни тот ни другой не являлись высокими профессионалами на своем посту, но своей известной немцам близостью к Сталину и Берия, не говоря уже об известности немцам факта их службы в органах госбезопасности на высоких постах, создавали ложное впечатление о какой-то многозначительности своего пребывания в Берлине. Естественно, нацистская контрразведка немедленно обратила внимание на это и занялась ими вплотную. Что и надо было нашим. Потому как Сталин и Берия явно ожидали серьезной подставы со стороны гестапо. Вот так и появился у Кобулова агент Лицеист, который был завербован Кобуловым совместно с руководителем бюро ТАСС в Берлине И.Ф. Филипповым 15 августа 1940 г.

Находившийся в советском плену майор абвера Зигфрид Мюллер на допросе в мае 1947 г. показал, что «в августе 1940 г. Кобулову был подставлен агент германской разведки латыш Берлингс (то есть Петер/Лицеист. — A.M.), который по нашему заданию длительное время снабжал его дезинформационными материалами». Насчет подставы Мюллер солгал, так как в момент вербовки советской разведкой в августе 1940 г. О. Берлингс не был гитлеровской «подставой» — просто сразу же после вербовки он помчался в гестапо и, сообщив там о факте вербовки, предложил свои услуги. Сей факт четко зафиксирован в архиве Риббентропа — РА АА Вопп: Dienststelle Ribbentrop. UdSSR — RC. 7/l.(R 27 168). Bl. 25 899-25902. Так что 3. Мюллер на допросе пытался выставить абвер как некую сверхухмную контору, но, увы, германские же архивы этого не подтверждают. К тому же 3. Мюллер все лавры приписал абверу, отодвинув гестапо в тень.

Кстати, из-за того, что агент рванул в гестапо с доносом на самого себя, немцы не слишком-то доверяли берлинскому корреспонденту латвийской газеты «Брива Земе» Оресту Берлингсу, числившемуся у них как Петер, расценивая это обстоятельство как преднамеренный шаг, обусловленный указаниями советской разведки[156]. На вопрос же следователя о том, действительно ли им удалось обмануть Кобулова, Мюллер, не моргнув глазом, заявил, что-де он «твердо уверен, что Кобулов не подозревал об обмане»! И тут же, сам того не подозревая, четко проиллюстрировал, что в действительности Кобулов, следуя указаниям Берия (а затем и Меркулова) и Сталина, непринужденно обманывал гитлеровцев! Так, в подтверждение своей беспочвенной уверенности в том, что Кобулов якобы не подозревал об обмане, 3. Мюллер заявил: «Об этом свидетельствует тот факт, что в беседах с Берлингсом он выбалтывал ему некоторые данные о политике Советского правительства в германском вопросе… Сведения из бесед с Кобуловым… докладывались Гитлеру и Риббентропу». И тут же добавил, что-де на встречах с Берлингсом (Лицеистом) Кобулов сообщал своему «агенту», что направляет его информацию лично Сталину и Молотову. То есть обрисовал ситуацию якобы целенаправленного продвижения советской разведкой, с одной стороны, получаемой от него информации Сталину и Берия, а с другой — о политике СССР в германском вопросе руководству Германии. Ведь Сталину было крайне необходимо по возможности эффективнее влиять на Гитлера в плане максимально достижимого сдерживания его агрессивных стремлений и принимаемых мер для нападения на СССР. Ради этого-то Кобулов и «выбалтывал некоторые данные о политике Советского правительства в германском вопросе», сдабривая их привлекательной приманкой насчет того, что-де информация Берлингса-Лицеиста докладывается лично Сталину. Тевтонам казалось, что они обдурили Лубянку, Берия и даже самого Сталина, и даже после войны до них не дошло, как, впрочем, и до абсолютного большинства наших историков, спекулирующих на этой истории, что истинными жертвами обмана были непосредственно сами же тевтоны! Два могучих аса политической борьбы и разведки — Сталин и Берия — играли с болванистыми тевтонами как кошка с мышкой. И дело тут вот в чем.

Едва только Берия возглавил Лубянку в конце 1938 г., как сразу же были резко изменены и сильно расширены задачи внешнеполитической разведки. От крайне характерного в 20-е — 30-е гг. контрразведывательного направления в своей деятельности внешняя разведка обязывалась перейти к решению таких особо важных главных задач, как получение информации о намерениях правительств ведущих капиталистических государств, выявление политических планов последних и осуществление наступательных активных мероприятий. То есть акций влияния — как для эвентуального, так и параллельно-арьергардного сопровождения мероприятий внешней политики СССР. Уже одно это обстоятельство свидетельствует, что появление Деканозова и Кобулова в Берлине было не случайным. В то же время ныне уже возможно на реальных примерах показать, что же на самом деле сделали Сталин и Берия, направив в Берлин такие засвеченные перед германскими спецслужбами фигуры, как Деканозов и Кобулов. Вот, к примеру, содержание хранящейся в ЦА ФСБ справки по информации Лицеиста.

Справка 5 отдела ГУГБ НКВД СССР С изложением агентурного сообщения «Лицеиста»

[до 14 декабря 1940 г.]

По сообщению «Лицеиста», внешняя политика Германии строится на следующих основных принципах. Во-первых, Германия сделает все от нее зависящее, чтобы избежать войны на два фронта, и только особые обстоятельства могут принудить ее к этому. Во-вторых, при полном политическом согласии и договоренности Германия должна попытаться занять в Европе позиции, позволяющие ей не только осуществлять общеевропейское политическое руководство, но и исключить возможность заключения европейскими государствами союзов между собой или с другими континентами, ослабляющими Центральную Европу.

Единственный враг нашей страны — Англия, заявил Гитлер. Следует признать, что война с Англией непопулярна среди немцев, так как достичь успеха не удалось. Причина этого в том, что Германия сухопутная, а не морская держава. Воздушная и морская блокады не поставили англичан на колени. Направить десант для захвата Британских островов было бы довольно рискованным мероприятием. Какова преследуемая немцами цель в отношении Англии? Окружающие ее страны обречены на голод. В них растет дух сопротивления, организуются саботажи, поддерживаемые англичанами, чтобы затруднить установление «нового порядка», что вызвало бы удовлетворение в Европе. Свои задачи политики Германии видят в том, чтобы:

Избежать войны на два фронта. При этом важно обеспечить хорошие отношения немцев с Россией. Если говорить откровенно, то занятая позиция ТАСС не свидетельствует об ответном желании советской стороны, истолковывающей события в своих интересах.

Урегулировать возникшую на Балканах проблему (в Румынии). Ситуация вызвала осложнения отношений с Россией. Но важно не допустить возникновения конфликта с ней из-за этого. Создание Восточного Вала преследует цель оказать влияние на СССР и побудить его к мерам по укреплению дружеских отношений с Германией.

Нельзя отрицать того, что Германия готовится к войне с Англией и на территории Египта. Для этого есть свои причины. Черную часть земли необходимо присоединить к оси Берлин — Рим. Обезопасить проводимую Германией политику в отношении черной Африки «должны» приемы в Берлине Чаки, Антонеску, Туке, да и Молотова также.

Примечание: данные о готовящемся десанте немцев в Англию «Лицеист» получил от старшего лейтенанта. Это косвенно подтверждается по изменившемуся характеру налетов немецкой авиации на Лондон. Удары же англичан по Германии стали более ощутительными.

«Лицеист» сообщил и о переброске немецких войск в Румынию и Болгарию[157].

А теперь посмотрите, как Центр отреагировал на информацию Лицеиста:

Сообщение «Захару»[158] из 5 Отдела ГУГБ НКВД СССР

№ 93

14 декабря 1940 года

Выдайте «Лицеисту» за сведения от офицера Шредера взаимообразно 500 марок. Потом уладим.

Выясните достоверность слухов о внешней политике Германии. Принимать от него открытые дипломатические материалы подождите. Это, однако, не значит, что не следует брать документы по другим странам, но не по Германии[159].

То есть в Центре сразу поняли, что это слухи дезинформационного характера. Действительно, это была тонкая «дезинформация» тевтонов с небольшим вкраплением доли правды — Германия действительно была крайне озабочена проблемой исключения войны на два фронта. Сравним с тем, что ровно за месяц до этого сообщения говорил Сталин. Оценивая 18 ноября 1940 г. на Политбюро итоги визита Молотова в Германию, Сталин, четко обрисовав исходящую от гитлеровской Германии угрозу, поставил перед военными задачи по усилению обороны западных рубежей, тем более что непрерывным потоком шла информация о перебросках войск вермахта на Восток. Естественно, что, получив спустя месяц данные Лицеиста, Берия, вслед за ним и Сталин оценили его данные как «дезинформацию». Но при этом некоторые ее элементы явно были взяты, что называется, «взял на карандаш», дабы чуть позже ответить на них соответствующим образом. Вскоре повод предстазился. В начале 1941 г. разведка доложила, что германский Генштаб проводит «учения по оперативно-стратегическому и материально-техническому снабжению на случай затяжной войны». А до этого — еще в конце декабря 1940 г. — берлинская резидентура НКВД успела сообщить о секретной речи Гитлера 18 декабря 1940 г. перед выпускниками военных училищ, в которой он фактически призвал их к нападению на СССР. Обо всем этом Сталину в тот момент докладывал еще Лаврентий Павлович.

Естественно, что вскоре Сталин сделал ответный ход. Посмотрите, что он сделал. Спустя некоторое время он отдал приказ ознакомить германского военного атташе (ВАТ) в Москве с индустриально-военной мощью Сибири. Естественно, под негласным надзором советской контрразведки, которой весной 1941 г. руководил уже ближайший соратник Л.П. Берия — нарком госбезопасности В.Н. Меркулов. В начале апреля 1941 г. атташе разрешили поездку по новым военным заводам, выпускавшим танки и самолеты новейших конструкций. Одной из непосредственных причин, в силу которой Сталин дал такое разрешение, послужило содержание следующего документа советской внешней разведки:

СПРАВКА 1 УПРАВЛЕНИЯ НКГБ СССР ПО СООБЩЕНИЮ «ЗАХАРА»

№ 106

2 апреля 1941 г.

«Старшина» встретился с «Корсиканцем». «Старшина» сообщил о полной подготовке и разработке плана нападения на Советский Союз его учреждением.

План состоит минимально из следующего: налеты авиации сконцентрируются на важных объектах хозяйственного и военного значения. Поскольку ввиду разбросанности советской промышленности на огромной территории бомбардировкой в небольшой срок вывести страну из нормальной военно-хозяйственной жизни нельзя, то авиация немцев по оперативному плану концентрирует свой удар на железнодорожные узловые пункты центральной части СССР, места пересечения железных дорог в направлениях юг — север и восток — запад.

Планом предусмотрено в первую очередь воздушными бомбардировками парализовать следующие железнодорожные магистрали:

Тула — Орел — Курск — Харьков;

Киев — Гомель; южная линия, идущая через Елец; южная линия, идущая через Ряжск.

Эти линии, пересекающиеся с путями восточного и западного направлений, явятся объектом бомбардировок первой очереди. Этим планом немцы хотят парализовать экономические артерии северо-южного направления и воспрепятствовать подвозу резервов с востока на запад. Объектами бомбардировки немецкой авиации, по заявлению «Старшины», в первую очередь явятся электростанции, особенно Донецкого бассейна, моторостроительные, шарикоподшипниковые заводы и предприятия авиационной промышленности в Москве. «Старшина» подтверждает, что авиационные базы под Краковом являются одним из основных исходных пунктов воздушных налетов на СССР.

Геринг в своей последней встрече с Антонеску потребовал от него 20 дивизий для участия в антисоветской акции. «Старшина» заверяет в достоверности этих данных, которые он получил из документов, проходивших через его руки в его учреждении. Документально «Старшине» известно о полной готовности к нападению, но решен ли вопрос окончательно о проведении акции Гитлером, ему неизвестно. Информированные лица из государственных учреждений и офицерских кругов говорят, что нападение на Советский Союз должно состояться.

Сам «Старшина» не уверен полностью, что акция совершится. Из разговоров со своим другом майором Г., который работает в отделе Министерства авиации по разработке оперативных инструкций для личного состава, «Старшина» получил сведения, что акция против Советского Союза совершенно определена и нападение последует в скором времени. Г, по работе сталкивается с офицерами из Генштаба армии. По его словам, оперативный план армии состоит в молниеносном внезапном ударе на Украину и продвижении дальше на восток. Из Восточной Пруссии одновременно наносится удар на север. Немецкие войска, продвигающиеся в северном направлении, должны соединиться с армией, идущей с юга, этим они отрезают советские войска, находящиеся между этими линиями, замыкая их фланги. Центры остаются без внимания по примеру польской и французской кампаний. Созданы две армейские группы, которые намечены для выступления против Советского Союза.

В Румынии немецкие войска сконцентрированы на советской границе. Всем армейским частям приданы сильные соединения разведывательной и штурмовой авиации, так как большое значение придается совместным действиям авиации и армейских частей. Финляндия должна также вступить в войну, но ввиду ее слабости первый удар последует не со стороны Финляндии, как одно время предполагалось, а из Восточной Пруссии. Выступление весной немцы считают наиболее благоприятным временем, так как состояние советских аэродромов в это время затруднит действия русской авиации. Цехлин, который упоминался раньше, рассказал «Корсиканцу», что он в воскресенье беседовал с референтом Розенберга по СССР Лейббрандтом, который заявил, что вопрос о нападении на Советский Союз является решенным. С 10 апреля будет опубликовано распоряжение о прекращении частных поставок по немецким железным дорогам.

Кампания в прессе должна начаться с 15-го числа. «X» заявил «Корсиканцу», что импорт каучука в Германию с востока решено направлять морским путем, а не через СССР, не считаясь с риском нападения английского военно-морского флота. «Корсиканец» считает, что прекращение транзитных перевозок через СССР является признаком подготовки к акции. Закс, сотрудник МИД Германии, и Тициенс, референт Министерства хозяйства по Венгрии, ссылаясь на своего знакомого из верховного командования армии, в беседах с «Корсиканцем» сообщили, что вопрос о нападении Германии на СССР решен. По сообщению «Старшины», в германских руководящих и военных кругах события в Югославии восприняты чрезвычайно серьезно. Воздушный штаб проводит активную подготовку действий против Югославии, которые скоро должны последовать. Для этого воздушный штаб с русского вопроса временно переключился на Югославию. В воздушном штабе считают, что военные операции против Югославии займут 3–4 недели, этими действиями отодвигается нападение на Советский Союз и этим сахмым вызывается опасение, что момент акции против СССР будет упущен.

В результате событий и переворота в Югославии немцы отсрочили полностью подготовленную операцию против Греции. В Грецию прибыло до 90 тысяч человек английских войск с авиацией и танками, что вызвало озабоченность в воздушном штабе Германии. «Старшина» заявил, что ему неизвестно, повлекут ли события в Югославии отсрочку в выступлении против СССР.

«Лицеист» сообщил, что, по мнению Шмидта и Раше, в результате событий в Югославии, ее ожидает участь Чехословакии. События продолжатся 5–6 дней, после чего они разрешатся вводом немецких войск в Югославию. Для этого потребуется несколько дней на проведение необходимых военных подготовительных мероприятий. Шлоттманн, работник бюро Риббентропа «Эсховец», сообщил «Лицеисту», что Германия проводит мероприятия, вытекающие из «Пакта трех», по использованию Болгарии и Венгрии как военных союзников против Югославии.

«Лицеист» доносит, что в связи с возможной военной акцией Германии против СССР усиливаются со дня на день слухи относительно концентрации войск на востоке для нападения на Украину. Полковник Блау в клубе иностранных журналистов сказал «Лицеисту»: «Мы во время мировой войны умели путем колоссальных перебросок войск замаскировать действительные намерения немецкого командования». В чем именно заключается эта маскировка, «Лицеист» не конкретизировал. На очередной явке Захар уточнит…»[160]

После поездки по военным заводам Сибири, и.о. германского ВАТ в Москве Г. Кребс доложил 9 апреля 1941 г. в Берлин: «Нашим представителям дали посмотреть все. Очевидно, Россия хочет таким образом устрашить возможных агрессоров»[161]. А днем ранее, то есть 8 апреля 1941 г., посол Шуленбург отбил в Берлин депешу, в которой в точности воспроизвел слова главного конструктора 1-го авиационного завода Артема Микояна, произнесенные, как отмечал посол, «по поручению сверху»: «Вы видели грозную технику Советской страны. Мы мужественно отразим любой удар, откуда бы он ни последовал»[162]. Доклад германской делегации, посетившей эти заводы, как стало известно чуть позже, произвел на Гитлера очень сильное впечатление. Чтобы еще более усилить впечатление, берлинская резидентура по указанию Сталина распространила слухи в министерствах авиации и экономики Германии, что война с Советским Союзом обернется трагедией для гитлеровского руководства, особенно если война окажется длительной и будет вестись на два фронта. Сталин четко отделял зерна истины от геста повско-гитлеровско-риббентроповских плевел и изумительно точно, целенаправленно реагировал, проводя в ответ блестящие операции влияния, в том числе и угрожающего характера. Проще говоря, информация Лицеиста никоим образом не дезинформировала и не вводила Сталина в какое-либо заблуждение. Соответственно и Берия этим не занимался.

Одновременно следует иметь в виду, что с согласия Сталина Берия специально направил в Берлин хотя и молодых, но достаточно опытных сотрудников разведки, на плечи которых и легла основная тяжесть работы с агентурой, особенно ценной. Причем одному из них — будущему руководителю советской нелегальной разведки Александру Михайловичу Короткову, на связь которому была передана особо ценная агентура, — Берия еще перед его отъездом в Берлин предоставил право прямого обращения лично к себе, минуя всех начальников по восходящей. Как минимум один раз Коротков воспользовался этим правом, причем в весьма специфической ситуации. Когда Берия, после разделения НКВД СССР на НКВД и НКГБ оставшись главой первого, одновременно был назначен на пост заместителя председателя Совнаркома, 20 марта 1941 г. Коротков отправил на имя Лаврентия Павловича, как заместителя председателя советского правительства, подробное письмо с детальным анализом разведывательной информации о подготовке Германии к нападению на СССР. Обратите также внимание на дату — она свидетельствует, что в данном случае Коротков «перепрыгнул» через головы не только резидента и начальника разведки, но и самого наркома госбезопасности Меркулова, так как более чем за полтора месяца до этого уже произошло разделение на НКВД СССР и НКГБ СССР. Резидентуры об этом были оповещены, в том числе и о том, что с 3 февраля 1941 г. они подчиняются Первому управлению наркомата госбезопасности и лично Меркулову и начальнику разведки Фитину. В письме речь шла о сроках нападения Германии на СССР. И уж если начистоту, то расчет Короткова строился на том, что о содержании этого письма будет доложено Сталину. Учитывая же, что Коротков никак не был наказан за формально грубое нарушение субординации, а, напротив, успешно продолжил разведывательную деятельность в Берлине вплоть до 22 июня 1941 г., можно уверенно считать, что к этому письму в руководстве СССР отнеслись с большим вниманием, инициатором которого был именно Берия[163].

Следует также отметить, что Берия и Меркулов весьма бдительно следили за тем, чтобы не догадывавшийся об истинном значении своего пребывания в Берлине А. Кобулов не лез в оперативную работу с ценной агентурой. Всеволод Николаевич Меркулов, к примеру, не раз устраивал Кобулову суровые выволочки за это, запретив в конце концов даже приближаться к этой агентуре. Следили они и за тем, чтобы он не мешал другим сотрудникам резидентуры. Когда, например, заносчивый Амаяк Захарович однажды позволил себе весьма грубо ответить сотруднику резидентуры Борису Николаевичу Журавлеву, то, судя по всему, об этом немедленно стало известно в Москве, откуда не замедлила себя ждать хорошая взбучка. Дело в том, что в дальнейшем Амаяк Захарович уже держал себя в руках. Более того, в мае 1941 г. он вообще был отозван из Берлина.

Если подвести краткий итог всему сказанному, то, проще говоря, Сталин и Берия умышленно создали два основных канала поступления информации из Берлина: настоящий разведывательный и дезинформационный, что позволяло им с тем или иным успехом, но в основном успешно отделять зерна истины от гестаповско-гитлеровско-риббснтроповских плевел. Более того. Это позволяло им более или менее точно видеть, по каким вопросам немцы особенно активны в продвижении своей дезинформации. Это был уникальный процесс, и искренне жаль, что ничего, кроме лжи, о нем неизвестно, ну разве что самая малая толика. Но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы заблаговременно определить и время нападения, и точную дату, и заблаговременно предупредить войска.

Так что ни о каком особом доверии Сталина к исходившей от Лицеиста (Петера) информации говорить не приходится. Не для того такие комбинации осуществляются, чтобы попасться на мякине. Соответственно нет никакой настойчиво инкриминируемой вины Лаврентия Павловича в том, что информация Лицеиста докладывалась Сталину. И уж тем более нет вины Берия в том, что он-де продвигал ее на самый верх как дезинформацию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

О себе лично

Из книги Лжесвидетельства. Фальсификации. Компромат автора Зенькович Николай Александрович

О себе лично С малых лет, оставаясь без матери и не имея возможности воспитываться под повседневным наблюдением отца, я, по сути дела, рос и воспитывался в кругу взрослых мужчин (охраны), не отличавшихся нравственностью и воздержанностью. Это наложило свой отпечаток на всю


Миф № 2. Берия лично виновен в незаконном расстреле бывшего наркома здравоохранения СССР Г.Н. Каминского, так как последний прямо на Пленуме ЦК ВКП(б) разоблачил его провокаторскую деятельность в период работы в муссаватистской разведке

Из книги 100 мифов о Берии. Вдохновитель репрессий или талантливый организатор? 1917-1941 автора Мартиросян Арсен Беникович


Миф № 12. Берия лично виновен в незаконном расстреле видного грузинского большевика Лаврентьева (Картвелишвили)

Из книги 100 мифов о Берии. От славы к проклятиям, 1941-1953 гг. автора Мартиросян Арсен Беникович

Миф № 12. Берия лично виновен в незаконном расстреле видного грузинского большевика Лаврентьева (Картвелишвили) Миф о непосредственной вине Берия за незаконный расстрел Картвелишвили, более известного иод русифицированной фамилией (псевдонимом) Лаврентьев, на XX съезде


Миф № 16. Берия лично застрелил первого секретаря КП Армении А. Ханджяна

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Миф № 16. Берия лично застрелил первого секретаря КП Армении А. Ханджяна Это, пожалуй, единственный миф, который прямо обвиняет Лаврентия Павловича Берия в совершении уголовного преступления — убийстве с применением огнестрельного оружия. Пользовался большой


Миф № 22. Берия виновен в смерти Маршала Советского Союза В.К. Блюхера, которого приказал избивать и даже лично принимал участие в его избиении, в ходе которого прославленному маршалу вырвали глаз и пообещали вырвать второй, вследствие чего он скончался

Из книги Апостол автора Поллок Джон

Миф № 22. Берия виновен в смерти Маршала Советского Союза В.К. Блюхера, которого приказал избивать и даже лично принимал участие в его избиении, в ходе которого прославленному маршалу вырвали глаз и пообещали вырвать второй, вследствие чего он скончался Очередной бред


Миф № 28. Берия лично приказал уничтожить бывшего посла СССР в Болгарии, старого большевика Ф. Раскольникова, оставшегося на Западе

Из книги Странствия автора Менухин Иегуди

Миф № 28. Берия лично приказал уничтожить бывшего посла СССР в Болгарии, старого большевика Ф. Раскольникова, оставшегося на Западе Федор Раскольников — еще «тот фрукт». Психически ненормальный человек с тяжелой наследственностью. Один только его псевдоним чего стоит!


Миф № 45. Берия устроил погром советской военной разведки накануне войны

Из книги автора

Миф № 45. Берия устроил погром советской военной разведки накануне войны Первым, кто письменно ляпнул эту глупость, был Овидий Горчаков (о нем и его главном творении на ниве фальсификаций см. ниже). Проделал это нехитро. В предисловии к русскому изданию книги Джона Ле Kappe


Миф № 47. Накануне войны Берия умышленно «фильтровал» разведывательную информацию таким образом, чтобы достоверные сведения не доходили до Сталина

Из книги автора

Миф № 47. Накануне войны Берия умышленно «фильтровал» разведывательную информацию таким образом, чтобы достоверные сведения не доходили до Сталина Знаете, ответ на этот миф будет предельно лаконичным, емким, но жестким: чушь это собачья взбесившихся идиотов! И ничего


Миф № 20. Берия лично виновен в трагической судьбе представителя знаменитой шведской банкирской семьи Рауля Валленберга

Из книги автора

Миф № 20. Берия лично виновен в трагической судьбе представителя знаменитой шведской банкирской семьи Рауля Валленберга Это даже не миф, это не знаю, как и назвать-то, чтобы хоть как-то охарактеризовать. Хотя отлично представляю «технологию» этой лжи. Ведь весь расчет


Миф № 22. Берия лично виновен в репрессировании жены Молотова — Полины Жемчужиной

Из книги автора

Миф № 22. Берия лично виновен в репрессировании жены Молотова — Полины Жемчужиной В какой-то мере в возникновении этого мифа виноват сам Вячеслав Михайлович Молотов. По страницам многих исследований гуляет история о том, что едва только Берия стал министром внутренних


Миф № 37. Когда случился берлинский кризис 1953 г., то Берия лично жестоко подавил беспорядки, в результате чего погибло очень много немцев.

Из книги автора

Миф № 37. Когда случился берлинский кризис 1953 г., то Берия лично жестоко подавил беспорядки, в результате чего погибло очень много немцев. Самое интересное в этом мифе заключается в том, что никаких документальных подтверждений того, что Берия и в самом-то деле выезжал в


Миф № 47. Берия втайне от ЦК планировал лично нормализовать отношения с Югославией.

Из книги автора

Миф № 47. Берия втайне от ЦК планировал лично нормализовать отношения с Югославией. До этой глупости на июльском пленуме ЦК КПСС додумался непосредственно Г.М. Маленков. Причем самое любопытное, свидетельствующее о полном маразме, эпидемия которого тогда с головой


ЛИЧНО И ДОВЕРИТЕЛЬНО

Из книги автора

ЛИЧНО И ДОВЕРИТЕЛЬНО Я, как Ной, над морской волною Я, как Ной, над морской волною Голубей кидаю вперед, И пустынною белой страною Начинается их полет. Но опутаны сетью снега Ослабевшие крылья птиц, Леденеют борта ковчега У последних моих границ. Нет путей кораблю


Лично и доверительно

Из книги автора

Лично и доверительно «Я, как Ной, над морской волною…». Впервые: Стихотворения. М., 1988.«Бог был еще ребенком, и украдкой…». Впервые: Аврора, 1987, № 9.«Живого сердца голос властный…». Впервые: Юность, 1967, № 5.Птицелов. Впервые: День поэзии. М., 1966.«Замлела в наступившем штиле…».


ГЛАВА 20 Лично обо мне

Из книги автора

ГЛАВА 20 Лично обо мне Годы идут, и я все чаще задумываюсь о том, что можно было бы назвать развертывающейся панорамой поколений. Я рад, что наступила старость и я могу без смущения принимать естественное, благодарное уважение, на которое дают право большой жизненный опыт и