Введение

Введение

С 26 июня 1953 г. на просторах СССР зазвучала едкая прибаутка:

Вышел из доверия

Наш товарищ Берия.

А товарищ Маленков

Надавал ему пинков [1]

Население великой державы еще толком не знало, что в тот день произошло в Москве, но, как и всегда в нашей стране, благодаря веками отшлифованной потрясающей интуиции отреагировало безошибочно. Да, в тот день члена Президиума (до этого Политбюро) ЦК КПСС, первого заместителя Председателя Совета Министров СССР, министра внутренних дел СССР, объединявшего органы госбезопасности и внутренних дел, Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза, основателя ракетно-ядерного щита стратегической безопасности СССР, выдающегося аса советской разведки и контрразведки, обеспечившего восстановление законности в конце 30-х годов, а затем и в первой половине 1953 г. и безопасность СССР в самый тяжелый, начальный период Великой Отечественной войны, одного из всего лишь двух[2] Почетных граждан Союза Советских Социалистических Республик Лаврентия Павловича Берия не только совершенно незаконным образом лишили доверия. Хуже того.

Абсолютно подло надавали ему таких «пинков», от которых он в тот же день и преставился! Проще говоря, как в гангстерской разборке — попросту застрелили Лаврентия Павловича в его же собственном доме во время обеда. Ну а дальше по стране покатился по сию пору не утихающий девятый вал мифологической, устрашающей всех и вся демонизации самого имени Лаврентия Павловича — как якобы символа особо свирепой кровавой жестокости, и в мгновение ока он был превращен в «кровавого злодея», которых свет не видывал. И это все о человеке, который всю свою сознательную жизнь отдал строительству и защите социализма в СССР, развитию его экономики, укреплению его мощи и обороноспособности, который дважды пресекал разгул беззакония и репрессий, развязанных проклятой партократией.

…Прошло более полувека. И сейчас, не боясь ни ошибиться, ни преувеличить, можно сказать, что в истории России XX века, пожалуй, нет ни одного персонажа, который был бы так массированно оболган и оклеветан, как Лаврентий Павлович Берия. Даже в отношении И.В. Сталина [3] клевета и ложь не достигли таких вселенских масштабов, хотя они и являются самыми «излюбленными» объектами для беспочвенных нападок со стороны ненавидящих Россию историков. Что же до Берия, то, как говорится, в прямом смысле слова нет ни одного живого места в его биографии, которое не было бы оболгано и оклеветано. И так и сяк топчут, пинают, склоняют Лаврентия Павловича и поливают его отборной грязью, что называется, вволю. А уж мифов в отношении него наверчено столько и столь беспочвенных, что не приведи господь!

За что же такая более чем сомнительная «честь» этому человеку? За что такая вселенская (но беспочвенная на поверку) ненависть, абсолютная, запредельно злобная предвзятость? Почему мифы в отношении Лаврентия Павловича носят особо злостный, круто злобный характер? Чем вызвана такая алчная страсть многих «историков» и прочих отнюдь не рыцарей пера и слова к клеветнической, демонизирующей само его имя мифологизации жизни и деятельности Лаврентия Павловича Берия? Л ведь иногда дело доходит — не поверите — в буквальном смысле до абсурда. К примеру, некоторые исследователи при детальном анализе жизни и деятельности Берия оказываются не в силах сопротивляться безукоризненной объективности фактов и потому вынуждены правдиво оценивать его деятельность. А в силу этого исторически и даже юридически исключительно грамотно и аргументированно доказывают его невиновность или непричастность к тем или иным событиям. Но при этом умудряются начисто откреститься от своих же доказательств на страницах одной и той же книги! Причем, что самое поразительное — уж и не знаю, как это назвать, — сначала объективно напишут, а потом, судя по всему, испугаются возможной реакции «демократически мыслящей общественности» и прочей нечисти. И вследствие этого в превентивном порядке во вступлении к своим исследованиям укажут, что-де они не собираются говорить что-либо хорошее о Берия. К примеру, в 2003 г. из печати вышла прекрасная, великолепно аргументированная и на редкость объективная книга заслуженного юриста России Андрея Викторовича Сухомлинова «Кто вы, Лаврентий Берия?». В книге продемонстрирован высший класс юриспруденции. Особенно в отношении так называемого дела Берия, по которому он был якобы арестован, осужден и расстрелян. Исключительно четко, однозначно и более чем убедительно доказал Андрей Викторович, что это дело — чистая фальсификация. И, очевидно, ему здорово стало не по себе. А потому прямо во введении он и написал следующее: «Так вот, я тоже хочу сказать «не приведи господь», чтобы кто-то подумал, что я взялся за перо, дабы оправдать, обелить, реабилитировать, попросту говоря, отмыть от людской крови Лаврентия Берия.

Отнюдь! Во-первых, это не моя задача, а во-вторых, это и невозможно, даже если сильно захотеть»![4]

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Что называется, «приплыли»! А зачем тогда было браться за перо или садиться за компьютер?! Зачем тогда нужно было столь аргументированно доказывать, что «дело Берия» — чистая фальшивка?! Только ли потому, что книга была издана, как указано прямо на титульном листе, при финансовой поддержке спортивной фирмы Universum Box-Promotion GmbH (Гамбург, ФРГ)? И почему это невозможно, даже если сильно захотеть?! Ну так в самом деле, почему, перефразируя известные строки Пушкина, едва только речь заходит о Берия, пишущая и говорящая шатия-братия начинает немедленно разводить и без того сверх всякой меры ядовитый «опиум чернил слюною бешеной собаки»? Есть ли хоть доля истины, хоть кусочек правды в том, что о нем болтают уже много десятилетий подряд?

Краткий комментарий.

К слову сказать, даже в книге такого более чем квалифицированного юриста, как Сухомлинов, и то повылезали именно же юридические «ляпы» как прямое следствие его глубинной предвзятости к персонажу книги. К примеру, на стр. 82 своей книги он указал, что «большой интерес следствие проявило к тому периоду, когда Берия руководил НКВД Грузии и был там первым секретарем ЦК». Во-первых, такое построение фразы вполне способно создать — пускай даже и неумышленно — впечатление, что Берия руководил НКВД Грузии, являясь одновременно и первым секретарем ЦК КП Грузии. Во-вторых, и это самое главное, более того, самое непростительное для Сухомлинова — РАБОТАЯ В ГРУЗИИ, БЕРИЯ НИКОГДА НЕ РУКОВОДИЛ НКВД ГРУЗИИ!!! НКВД СССР и система республиканских НКВД были образованы летом 1934 г., а к тому времени Берия без малого уже три года, как находился на партийной работе, с которой, кстати сказать, и был переведен в Москву в 1938 г. в НКВД СССР. Вот и попробуйте объяснить хотя бы самим себе, зачем Сухомлинову понадобилось столь грубо передергивать факты. Только не пытайтесь списать все это на незнание Сухомлиновым истории — он для этого слишком квалифицированный юрист и вообще очень образованный человек…

Возможно, кого-то это и повергнет в шок, однако ни малейшей доли истины, ни малейшей крупицы правды в этой подло клеветнической болтовне о Лаврентии Павловиче нет и, увы, для многих не было и в помине. Вот самый элементарный, самый примитивный пример, связанный с его деятельностью в органах госбезопасности, в связи с которой и было состряпано большинство мифов. Один из них гласит, что, возглавив по приказу Сталина народный комиссариат внутренних дел СССР, в состав которого тогда входила и внешняя разведка, Лаврентий Павлович приказал отозвать из-за границы едва ли не всех резидентов и большинство разведчиков. Л по прибытии в СССР им было выражено политическое и служебное недоверие, вследствие чего часть из них была, в том числе и резко, понижена в должностях, часть просто уволена из органов госбезопасности, а некоторые даже угодили за решетку. И тем самым Лаврентий Павлович якобы нанес непоправимый ущерб советской внешней разведке в преддверии войны. И знаете, что самое обидное в этом мифе?! Не поверите, но это факт — больше всех на эту тему перестарались сами чекисты, в том числе и разведчики, включая и высокопоставленных.

А ведь куда проще, не говоря уже о том, что и честнее, и правдивее, если все тс, кто старательно раздувал и раздувает этот миф, сообщили бы граду и миру, что, безальтернативно повинуясь суровым, жестким, временами принимающим и жестокий характер законам разведки, Берия просто обязан был это сделать. Потому что к моменту его прихода к руководству НКВД СССР имели место побеги на Запад нескольких очень крупных сотрудников внешней разведки и высокопоставленных работников органов госбезопасности, которые не считали нужным строго придерживаться данного в свое время обета молчания. Да и не могли его придерживаться, ибо для предателей единственным пропуском на сторону противника испокон веку является разглашение всей известной ему информации о своей разведке. И из-за предательской распущенности их языков под угрозой провалов и арестов оказались десятки разведчиков и сотни агентов и иных помощников, доверившихся советской разведке. А вследствие этого до выяснения ситуации вокруг них и для устранения угрозы провалов и арестов, особенно нелегалов, руководство органов госбезопасности (прежде всего сам Лаврентий Павлович) вынуждено было пойти на такую крайнюю меру, как их отзыв из-за границы, потому как в ряде случаев даже консервация и то не помогла бы. Более того. Пришлось пойти на временное понижение в должности или даже отстранение от работы на период проверки. Причем не столько их самих, хотя и без этого, увы, тоже не обходилось, сколько ситуации вокруг их деятельности за рубежом [5]. Увы, законы разведки, еще раз обращаю внимание на это обстоятельство, не просто суровы, не просто жестки, но еще и склонны временами сильно ожесточаться. Такова одна из малоизвестных сторон уникальной специфики этого рода деятельности. Она такова, что называется, от сотворения мира. И ее надо воспринимать априори и принимать как аксиому, не требующую доказательств. А чтобы было понятней, сошлюсь на хорошо известный факт. Осенью 1937 г. по примеру своего старинного «кореша» и такого же подлого предателя Игнация Рейсса на Запад удрал «очередной борец со сталинизмом», или, если по-простому, обычный вор[6] и столь же банальный троцкист — нелегальный резидент в Нидерландах Вальтер Кривицкий, он же Самуил Гершевич Гинзбург. Но если Рейсса быстро пристрелили как предателя (что было в высшей мере справедливо), кстати, не без прямого содействия его же «дружка» Кривицкого, — то последний, увы, настолько широко открыл свой поганый рот, что под угрозой провалов и арестов оказалось свыше СТА сотрудников разведки, ее агентов, доверительных связей и оперативных контактов! В том числе даже и инфраструктуры разведки! То есть тех, кто обеспечивает бесперебойную связь между разведчиками и добывающими информацию агентами и Центром. Причем по всему миру, особенно в США, Великобритании, Западной Европе, прежде всего в Германии, а также в Японии и других странах. И вот что прикажете делать руководству разведки и в целом органов госбезопасности, если ситуация сложилась именно так?! Увы, в разведке есть только один выход из такого положения — срочный отзыв из-за границы тех разведчиков и агентов, особенно нелегалов, над которыми нависла реальная либо но меньшей мере потенциальная, но близкая к реальной угроза провала и ареста. Более того. В подобных случаях ни одна разведка не обойдется без консервации части агентуры (причем нередко с выводом из страны непосредственной деятельности) и каналов связи во избежание этих же последствий и угрозы продвижения дезинформации через расшифрованные предателем агентурные каналы. Что и сделал нещадно оклеветанный Лаврентий Павлович! Потому что он сам был великолепным асом разведки и контрразведки и прекрасно понимал, что до выяснения всех обстоятельств и проверки безопасности деятельности этих разведчиков и агентов такая мера — единственная. А ведь только Кривицкий, еще раз обращаю внимание на это обстоятельство, «заложил» свыше ста человек! Причем и американским спецслужбам, и английской разведке. Хуже того. Вследствие опубликования осенью 1939 г. в США его так называемых «мемуаров»[7] (а до этого еще и серии статей в американской прессе) под крикливым названием «Я был агентом Сталина» информация о многих из них стала доступной и спецслужбам основных тогда противников СССР — Германии, Италии и Японии, Они ведь тоже не дремали. Учитывая же, что до перевода во внешнюю разведку Лубянки Кривицкий (как и Рейсе) работал в военной разведке и знал очень много и о ней тоже, как, впрочем, и о секретной службе Коминтерна, ущерб от его предательства и подлой болтовни был как минимум двойным и даже тройным. Именно из-за этого советская внешняя разведка временно лишилась мощной, обладавшей уникальной агентурой во многих звенья административного аппарата СШЛ7 в том числе и в ближайшем окружении американского президента, нелегальной резидентуры во главе с выдающимися разведчиками-нелегалами Исхаком Абдуловичем Ахмеровым (кстати, впоследствии подлинный прототип легендарного Штирлица) и Норманом Бородиным. Возродить эту резидентуру удалось только после начала Великой Отечественной войны. Кроме того, под угрозой провала оказалась также и легендарная «кембриджская пятерка» выдающихся агентов советской внешней разведки, ибо своей предательской болтовней Кривицкий выдал «концы», которые были способны привести к их аресту. Слава богу, что тогда этого не произошло. Хуже того, Поскольку на Лубянке знали, что и кого конкретно Кривицкий выдал английской разведке, под тенью, увы, вынужденных, но на тот момент объективно оправданных подозрений оказалась и сама «кембриджская пятерка», и поступавшая от нее информация. Между прочим, отголоски той истории до сих пор можно встретить в исследованиях о советской внешней разведке. Мощная тень угрозы провала нависла и над нелегальным резидентом военной разведки Рихардом Зорге в Японии. Потому как Кривицкий знал его по работе в военной разведке. И, соответственно, кое-что выболтал и о нем. И как знать, не с осени ли 1939 г. японская контрразведка «взяла след» этого разведчика, приведший к его провалу и аресту, а затем и гибели.

Так вот и спрашивается, почему же никто в упор не желает ни видеть этого, ни тем более честно сказать об этом, дабы не клеветать на Лаврентия Павловича?! Увы, но этот вопрос так и повиснет н воздухе, хуже того — так и останется гласом вопиющего в пустыне…

Л уж как изощренно подло оклеветан и оболган Лаврентий Павлович за свою выдающуюся патриотическую деятельность в годы Великой Отечественной войны! Уж так обгадили его имя именно за этот период времени, что для того чтобы пробиться хотя бы к лучику правды, непроходимые дебри нагроможденной за многие десятилетия махровой лжи необходимо взрыва гь едва ли не в прямом смысле слова атомными зарядами. К примеру, о мужестве и героизме защитников Брестской крепости, пограничников, о подвигах чекистов в годы войны написано огромное количество литературы. Однако же попробуйте найти в ней достойное, уважительное упоминание имени того, кто ими руководил, — Лаврентия Павловича Берия. Не найдете. Единственный вариант, который возможно встретить, — бурный фонтан несусветной грязи и подлой клеветы в его адрес. Лишь в Самое последнее время усилиями ряда честных историков удалось отчасти восстановить справедливость и открыто сказать, что ими руководил лично Лаврентий Павлович Берия и руководил более чем достойно[8]. А ведь за многие десятилетия лживой пропаганды общественному мнению и едва ли не каждому гражданину нашей страны вдолбили в голову, что пограничники — сами по себе, это чуть ли не отдельная структура была. И ни слова о том, что погранвойсками руководил Лаврентий Павлович Берия. И уж тем более ни слова о том, что пограничники — это прежде всего чекисты. И что единственные войска, которые встретили лютого врага в полной боевой готовности — это погранвойска. Именно они численностью всего чуть более 100 тысяч человек по всей линии западной границы первыми приняли на себя страшный удар более чем 4,5-миллионной группировки врага и оказали такое яростное, такое ожесточенно свирепое сопротивление врагу, что поганые фрицы часами, а во многих случаях и днями не мо^ли преодолеть линию границы. Ни одна из 435 погранзастав на западных границах СССР не отошла без приказа. Пограничники либо все погибали, либо отходили только на основании приказа своего руководства. А самое главное, что особенно подло замалчивалось десятилетиями, так это то, что именно чекисты-пограничники и именно под руководством Л.П. Берия с первых же мгновений агрессии нацистской Германии своими исторически беспрецедентными мужеством, героизмом, непревзойденной отвагой и воинским искусством положили начало крушению гитлеровского блицкрига. А ведь каков поп, таков и приход, гласит знаменитая русская пословица. О приходе все говорят, но о попе — ни слова, тем более правды. Между тем под руководством именно Берия пограничники устроили вермахту столь кровавую баню прямо на границе, что только диву можно даваться. Ведь до сих пор никому не известно, что только за первые два дня боев на границе пограничники уничтожили или ранили свыше 120–130 тысяч гитлеровцев, уничтожили около полутора танковых дивизий вермахта, сбили около 20 самолетов люфтваффе. Немецкая статистика боевых потерь в живой силе и боевой технике очень хитрая штука, и там эти потери не отражены как потери в боестолкновениях с пограничниками, тем более что нацистские супостаты планировали разобраться с пограничниками всего лишь за полчаса. Однако вышел столь кровавый облом, что… Однако эти потери никуда не спрятать. И пора уже говорить об этом вслух, воздавая должное не просто пограничникам, а руководимым Берия пограничникам.

Защитники Брестской крепости в свою очередь, вне всякого сомнения, также все герои, но опять-таки ни слова о том, что ее защищали чекисты — солдаты и офицеры войск НКВД, а Красная Армия смылась из Бреста к 8.00 утра 22 июня 1941 года! И уж тем более помалкивали о том, что все свои подвиги в годы войны чекисты совершали под прямым руководством Лаврентия Павловича Берия.

Обо всем этом и о многом другом, что касается Лаврентия Павловича, вместо правды — нескончаемая череда особо злобных, демонизирующих его имя мифов. Причем настолько, что ради удовлетворения этой звериной злобы «рыцари пера и слова» ничтоже сумняшеся идут на прямые подлоги, грубую фальсификацию или злостное извращение фактов. В буквальном смысле слова не гнушаются абсолютно ничем, лишь бы только еще и еще раз оболгать, оклеветать человека, который всю свою сознательную жизнь положил на алтарь Отечества, не отделяя родную Грузию от Великой России. Разоблачению особо злостных, особо злобных ста мифов о выдающемся человеке, бесценными плодами трудов и замыслов которого мы пользуемся до сих пор[9], и посвящена предлагаемая вниманию читателей новая книга автора.

Несколько слов о некоторых особенностях этой книги. Многократно проанализировав имеющиеся материалы о Берия, автор в конце концов пришел к весьма специфическим выводам в отношении того, как ему следует написать эту книгу.

1. Ряд мифов о Берия, как ни странно, не требуют развернутого анализа. Дело в том, что они, как правило, построены на злоумышленном передергивании хронологии событий и их сути. Либо, что также не редкость, на безоговорочной вере в «общеизвестный факт, что Берия злодей», вследствие чего многие мерзавцы-мифотворцы попросту не утруждают себя хотя бы элементарной проверкой дат и фактов и потому инкриминируют Лаврентию Павловичу участие или соучастие в тех или иных имевших негативные последствия событиях. А в действительности-то, едва только начинаешь проверку, то выясняется, что Лаврентий Павлович не имел к ним ни малейшего отношения. Либо суть того или иного факта из-за дремучего невежества его критиков, не желающих что-либо проверять, искажена до неузнаваемости. В результате оказалось, что для анализа таких мифов вполне достаточно просто указать даты и статус Берия на ту или иную дату и при самом небольшом комментарии все становится понятным. А там, где присутствуют «подводные камни и течения», чего в нашей Истории хоть отбавляй, — там, естественно, дан развернутый анализ. Причем нередко с помощью документов — они лучше любого исследователя опровергают махровую ложь фальсификаторов. Такой подход оказался тем более важным, если учесть, что демонизирующее Берия мифотворчество осуществляется по двум магистральным направлениям и преследует цели:

— либо обличения Сталина — мол, кровавый злодей и палач Берия являлся ближайшим сподвижником кровавого тирана;

— либо для оправдания Сталина — мол, мерзавец Берия обманывал великого вождя.

Однако и то и другое, попросту говоря, несусветная глупость имбецилов — увы, но в данном случае это всего лишь клинический, сугубо медицинский диагноз, который, опять-таки, далеко не редкость в кругах «демократически мыслящей общественности».

Что бы ни говорили всевозможные антоновы-овсеенки, радзинские, сванидзы и тому подобные персонажи, при одном только упоминании имен которых светила международной и отечественной психиатрии профессионально оживляются, Лаврентий Павлович Берия был выдающимся государственным деятелем своей эпохи, блестящим разведчиком-интеллектуалом, исключительно эффективным контрразведчиком, великолепным, высочайшего класса менеджером технократического толка. Стиль его деятельности во всех ипостасях был предельно лаконичным, даже нередко суховатым, отличался особой педантичностью и аккуратностью и, конечно же, глубоким знанием дела, которое он исполнял. Все это не могло не отразиться на характере книги. Потому что через специфику анализа мифов о Лаврентии Павловиче хотелось показать подлинный характер того, кого столь безжалостно, бессудно и незаконно убили, а затем оболгали вплоть до того, что было время, когда матери стращали своих малышей не злой Бабой-ягой, а Лаврентием Павловичем Берия. Да ладно бы только это! В конце концов, в российской истории это настолько распространенное явление, что удивляться вроде бы и нечему. Однако с Лаврентием Павловичем все иначе. Его не только незаконно убили, но еще более незаконно вычеркнули из Истории России, ради процветания и могущества которой он отдал всю свою сознательную жизнь, особенно последние пятнадцать лет.

Целый ряд особо злостных и особо злобных мифов о Лаврентии Павловиче Берия имеют одно и то же безукоризненное и построенное только на фактах Истории неопровержимое разоблачение. К примеру, практически постоянно звучат обвинения в адрес Лаврентия Павловича в том, что-де именно он инициатор послевоенных репрессий, в том числе и «дела врачей», «ленинградского дела», гонений на маршала Жукова, репрессий в отношении ряда генералов, убийства Сталина и т. д. На эти темы исписаны сотни тысяч страниц всевозможных книг, публикаций, наговорено сотни, а, возможно, и тысячи часов эфирного времени радио-и телевещания. А опровергаются все эти мифы, причем, заметьте, безальтернативно (читатели сами в этом убедятся), двумя-тремя предложениями, суть которых в сухой констатации фактов хронологии биографии Берия плюс мизерный комментарий, да и то не всегда в том проявляется нужда. И все.

Это обстоятельство обусловило автоматическое выстраивание фактов в такую объективную картину, которая создает органически неотъемлемый фон разоблачения не только самого анализируемого конкретного мифа, но и становится превосходной и также неотъемлемой составной частью аргументации разоблачения последующих, внешне, казалось бы, никак не связанных между собой мифов. Все дело в том, вновь обращаю на это внимание, что, несмотря на разноплановый характер, многие мифы востребовали одну и ту же аргументацию разоблачения. Так что не стоит удивляться тому, что очередность анализа мифов в отдельных случаях не сопряжена с хронологией. В итоге это позволило, с одной стороны, не повторять от мифа к мифу одну и ту же аргументацию, с другой — последовательно создать достаточно широкую панораму исторических событий и фактов, которые читатели могли бы уже сами оценить.

Ну а как это все получилось у автора — судить, естественно, Его Величеству Читателю.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВВЕДЕНИЕ

Из книги Хакеры [Takedown] автора Маркоф Джон

ВВЕДЕНИЕ В этой книге предпринимается попытка проследить пути компьютерного андеграунда и воссоздать, основываясь на реальных фактах, картину киберпанк-культуры. Это причудливая смесь современнейших технических знаний с моралью изгоев. Как правило, в книгах о


Введение

Из книги Не упасть за финишем автора Бышовец Анатолий Федорович


Введение

Из книги Данте. Его жизнь и литературная деятельность автора Ватсон Мария Валентиновна

Введение Биографические сведения о Данте очень и очень скудны. Главным источником и пособием для биографа гениального творца «Божественной Комедии» являются прежде всего собственные его сочинения: сборник «Vita Nuova» («Новая Жизнь») и его великая поэма. Тут можно


Введение

Из книги Джонатан Свифт. Его жизнь и литературная деятельность автора Яковенко Валентин

Введение Обычные суждения о Свифте. – Портрет Свифта. – Пылкость и рассудительность. – Надгробная надпись на его могиле. – Saeva indignatio и virilis libertas как основные черты его характера, деятельности, произведений.Кто не читал, по крайней мере в дни детства и юности,


Введение

Из книги Фрэнсис Бэкон. Его жизнь, научные труды и общественная деятельность автора Литвинова Елизавета Федоровна

Введение Биография Бэкона не будит в душе нашей никаких возвышенных чувств, не вызывает ни умиления, ни благоговения. Мы проникаемся только холодным почтением к его умственным силам и стараемся отдать ему справедливость за оказанные человечеству услуги. Услуги эти


Введение

Из книги Шарль-Луи Монтескье. Его жизнь, научная и летературная деятельность автора Никонов А А

Введение Немного найдется писателей, которые оказали бы такое глубокое и плодотворное влияние на своих современников, на монархов и государственных деятелей, на последующие поколения и даже на положительное законодательство почти всех стран Европы, какое, несомненно,


Введение

Из книги Перечитывая Мастера. Заметки лингвиста на макинтоше автора Барр Мария

Введение Первые слова – это слова благодарности тем людям, которые помогали мне в работе над этой книгой и вдохновляли на труд. Это, прежде всего, мои учителя, и, в первую очередь, И. Ф. Бэлза, блестящий исследователь творчества М. А. Булгакова, выдающийся исследователь


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Трагедия казачества. Война и судьбы-3 автора Тимофеев Николай Семёнович

ВВЕДЕНИЕ Я написал эту книгу.Зачем?На этот простой вопрос нет простого ответа. Многие подумают: кому могут быть интересны события, даже не совсем банальные, жизни одного человека во время самой кровопролитной в истории человечества войны, в которой было убито 50 миллионов


4.1   ВВЕДЕНИЕ.

Из книги 100 рассказов о стыковке [Часть 2] автора Сыромятников Владимир Сергеевич

4.1   ВВЕДЕНИЕ. Шаг вперед, два шага назад и новое мышлениеМы не можем избавиться от прошлого, от нашей истории. Это — наши узы человеческие. Всю жизнь мы, советские люди, изучали главы коммунистической библии, ветхие и новые заветы, основополагающие труды Владимира Ленина,


Введение

Из книги Гаршин автора Беляев Наум Зиновьевич

Введение Всеволод Михайлович Гаршин, любимый писатель русской интеллигенции восьмидесятых годов, — одна из самых трагических фигур эпохи безвременья, черной эпохи всемогущего ханжи и мракобеса Победоносцева и его венценосного покровителя, тупого жандарма Александра


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Освоение Сибири в XVII веке автора Никитин Николай Иванович

ВВЕДЕНИЕ Русскому народу история отвела роль первопроходца. На протяжении многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивали с оружием в руках в борьбе с многочисленными врагами. В итоге русскими людьми были заселены и


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Бестужев-Рюмин автора Григорьев Борис Николаевич

ВВЕДЕНИЕ Семейными династиями в царской дипломатии никого не удивить — особенно много их появилось в XIX веке, и особенно часто мы их встречаем среди остзейских немцев[1]. Но чтобы целое семейство дипломатов — и каких! — появилось уже во времена и при жизни Петра I, да ещё


Введение

Из книги Звезда по имени Стиг Ларссон автора Форшоу Барри

Введение Посмертный успех Стига Ларссона и его цикла «Миллениум» достиг беспрецедентного уровня, а мировые тиражи его книг исчисляются миллионами. Пришло время воздать должное жизни и работе этого интересного, отважного, но склонного к саморазрушению человека.


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Рубенс автора Авермат Роже

ВВЕДЕНИЕ Искусство — это та могучая сила, которая во все времена объединяет народы в их общем стремлении к прекрасному. Иногда искусство воплощается в монументальных творениях, как правило, безымянных, иногда в произведениях, созданных одним творцом, таким, как Рубенс,


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Лидия Русланова. Душа-певица автора Михеенков Сергей Егорович

ВВЕДЕНИЕ Однажды мне сказали, что бывший танкист-гвардеец Иван Аверьянович Старостин, к которому я ходил записывать фронтовые истории, встречался с Лидией Андреевной Руслановой, что слушал её концерт в 1943 или 1944 году. Иван Аверьянович прошёл всю войну от Ржева до


Введение

Из книги Деррида автора Стретерн Пол

Введение «Ничто я не люблю так, как процесс воспоминаний и сами воспоминания», – написал в 1984 г. Жак Деррида, повествуя о своем близком друге, умершем незадолго до этого, философе Поле де Мане. В то же время Деррида признался: «Я никогда не умел рассказывать истории». Эти