17. ДЕМОНСТРАЦИЯ СИЛЫ

17. ДЕМОНСТРАЦИЯ СИЛЫ

КОГДА МАРГАРЕТ ХАСТИНГС СТРАДАЛА от мучительной боли в горных джунглях, Эрл Уолтер наконец-то получил возможность послужить своей стране. Конечно, это не были боевые действия или партизанская война на Филиппинах, но цель его была высока и благородна: ему предстояло спасти своих товарищей в Шангри-Ла.

Полковник Элсмор и другие руководители спасательной операции по-прежнему не знали, как вывезти людей из Шангри-Ла. Но то, что солдат нужно было туда забросить, ясно было всем. Командование решило, что Уолтер и пять десантников устроят базовый лагерь в главной долине, через джунгли доберутся до лагеря выживших, заберут их и медиков и вернутся в базовый лагерь, откуда их вывезут или где они получат дополнительные инструкции. Пока Уолтер с группой десантников пробираются к лагерю на прогалине, оставшиеся десантники будут охранять лагерь и строить взлетную полосу — вырубать кустарник и деревья, готовить почву, убирать препятствия.

Идея построить взлетную полосу появилась, когда другие варианты спасения отпали. Использовать вертолеты было нельзя — они просто не смогли бы перелететь через горы. Команда Элсмора отказалась от идеи использования гидроплана. Это решение было ошибочным: они не знали, что Ричард Арчболд уже садился на озеро близ долины семь лет назад. Последние планы заключались в том, чтобы экспедиция прошла сто пятьдесят миль до Голландии или хотя бы около пятидесяти миль до реки, по которой мог бы подняться военный корабль. Из полудюжины оставшихся вариантов один был фантастичнее другого. Предлагали посадить в долине транспортный самолет — вариант весьма сомнительный, принимая во внимание условия. Столь же нереальной была идея использовать безмоторные планеры, загрузить их пассажирами, а потом вывести в небо с помощью самолетов, летящих на малой высоте.

Планы строились и менялись. Но все же в воскресенье 20 мая в десять утра Уолтер со своей группой, нагруженные парашютами, вооружением, амуницией и разнообразными припасами, поднялись на борт транспортного самолета «Си-47» на аэродроме Сентани. Им предстояло вылететь в Шангри-Ла.

Уолтер попросил пилота, полковника Эдварда Т. Импарато, вести самолет на максимально малой высоте — в нескольких сотнях футов над землей. Уолтеру предстояло выполнить сорок девятый прыжок. Он не хотел, чтобы меняющий направление ветер превратил их парашюты в воздушные змеи и разнес десантников в разные стороны. Он надеялся также, что прыжок с малой высоты не заметят туземцы. Если бы парашютисты долго провисели в небе, их заметили бы все островитяне на несколько миль в округе.

Для высадки Уолтер и Импарато выбрали участок, на котором не было хижин и полей сладкого картофеля. Относительно плоская полоска земли находилась прямо у скал. На ней росло всего несколько деревьев и кустарников. Остальная поверхность была покрыта зарослями травы кунаи. Около полудня самолет Импарато снизился до 350 футов. Парашютисты посыпались из самолета, как костяшки домино. Все парашюты раскрылись, и девять десантников приземлились в долине без проблем.

Они расположились так, как планировали еще на базе — достаточно близко друг к другу, но не рядом. Уолтер слышал радиопереговоры с выжившими во время катастрофы и знал, что местные туземцы настроены вполне дружелюбно. Но место приземления его группы находилось в пятнадцати-двадцати воздушных милях от места катастрофы. Туземцы Шангри-Ла принадлежали к другому племени и вполне могли быть настроенными враждебно.

«Когда мы приземлились, — вспоминал Уолтер, — то сразу рассредоточились. Мы находились близко друг от друга, но не вместе, чтобы нас нельзя было поразить всех сразу».

Впрочем, надежда на то, что высадка может пройти незамеченной, оказалась напрасной. ЕЩЕ ДО ТОГО, КАК ДЕСАНТНИКИ ДОСТИГЛИ ЗЕМЛИ, СО ВСЕХ СТОРОН К МЕСТУ ПРИЗЕМЛЕНИЯ ХЛЫНУЛИ ТУЗЕМЦЫ, ВООРУЖЕННЫЕ ЛУКАМИ И КОПЬЯМИ. Уолтер вспоминает, что их группу окружило не меньше двухсот первобытных воинов. Старшему сержанту Сантьяго «Сэнди» Абренике показалось, что их было человек триста.

Уолтер напрягся и схватился за карабин. В другой руке он держал пистолет — подарок отца. Он чувствовал, что аборигены настроены враждебно, но не спешат нападать. Уолтер скомандовал своим людям быть начеку, но без команды огонь не открывать.

— Ради всего святого, — крикнул Уолтер, — не держите палец на спусковом крючке! Не вздумайте стрелять лишь для того, чтобы напугать! Если мы кого-нибудь раним или убьем, у нас возникнут проблемы!

Абренике не понравился боевой клич туземцев — «устрашающий, необычный звук, напоминающий крик австралийской птицы кукабарры». Сержанту показалось, что этот звук издают трущиеся друг о друга копья, но на самом деле это был настоящий боевой клич.

Хотя туземцев было раз в двадцать больше, Уолтер считал, что боевая мощь позволит десантникам сохранить контроль над ситуацией. «Конечно, у нас было достаточно оружия, — вспоминал он. — Разумеется, это были не пушки и не минометы, но мы были вооружены автоматами, полуавтоматическим оружием и собственными карабинами».

«Нас оснастили для боевого задания, — вспоминал Абреника. — Поэтому мы быстро возвели баррикаду и расположились за ней с автоматами наготове. Нам казалось, что дорогу придется прокладывать с боем».

В центре Шангри-Ла впервые столкнулись первобытные воины и солдаты современного мира.

УОЛТЕР И ЕГО ГРУППА высадились в северо-западной части долины. Туземцы называли это место Воси. Американцы находились в той части Воси, которую называли Абумпук, возле деревни Колоима. Хижин поблизости видно не было — парашютисты специально выбирали нейтральную территорию. Они очутились на поле битвы, которое разделяло две враждующие группы племени дани — клан Лого-Мабель и клан Курелу.

В этой части Шангри-Ла проживало племя дани, совершенно не похожее на племя яли, рядом с которым оказались американцы, выжившие в авиакатастрофе. Здешние туземцы не видели крушения «Гремлин Спешиэл» и ничего об этом не знали. Любое событие, которое произошло в двадцати милях от их деревни, для них попросту не существовало. С тем же успехом оно могло произойти в Китае. Конечно, если туземцы вообще догадывались о существовании Китая.

Как и яли, дани уже привыкли видеть самолеты и даже придумали для них особое слово — «анекуку». Но они не сумели связать этих шумных птиц, пролетавших над их долиной, с девятью странного вида чужаками, возникшими на их поле для боя. Как и жители Увамбо, они решили, что чужаки — это живое воплощение древней легенды.

«Когда мы их увидели, то подумали, что они спустились по лиане с неба», — вспоминал Лисаниак Мабель, который в детстве был очевидцем высадки десанта.

Хотя некоторые туземцы приняли десантников за духов, другие решили, что перед ними воины, выжившие в смертельной битве. В знак траура племя дани покрывало плечи или все тело глиной светлого цвета. Издалека они вполне могли принять форму цвета хаки за светлую глину.

Мужчины и мальчики, окружившие десантников, принадлежали к клану Лого-Мабель. Их вождь одержал немало побед и имел солидную коллекцию «мертвых птиц», забранных у поверженных врагов. Он был дани, но имя его было Яли, и принадлежал он к клану Лого.

Изучая Уолтера и других десантников, Яли Лого и его люди убедились в одном: чужаки не принадлежали к клану Курелу. А следовательно, убивать их немедленно необходимости не было.

УОЛТЕР ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЛ, о чем думали вооруженные копьями и луками туземцы, окружившие его людей. Но в их взглядах он чувствовал скорее любопытство, чем агрессию. Туземцы не пытались поразить их копьями или стрелами. Солдаты тоже не стреляли. Сцена первого контакта, достойная этнографического музея, продолжалась три часа.

Накануне выброски Уолтеру и его людям рассказали, что у туземцев Новой Гвинеи есть универсальный жест дружелюбия — нужно помахать листьями над головой.

«Я целый час размахивал этими чертовыми листьями, — досадовал Уолтер. — Когда же никакой реакции не последовало, я понял, каким идиотом выставил себя. И тогда я бросил это занятие».

Наконец, обе стороны расслабились и опустили оружие. Парашютисты развели костер и собрались вокруг него. То же самое неподалеку сделали туземцы.

«Когда мы познакомились, то они сразу же поняли, что нас нечего опасаться, — вспоминал Уолтер. — А мы поняли, что можем не бояться их, потому что они явно не были каннибалами — по крайней мере, по отношению к нам: они поедали только представителей других племен».

Эрл Уолтер говорит по рации с транспортным самолетом после заброски в долину (фотография любезно предоставлена С. Эрлом Уолтером-младшим).

В дневнике Уолтер описал впечатления первой ночи: «На туземцах не было ничего, кроме полых гульфиков на пенисах. Они перевязывают яички нитью и подвешивают гульфики к другой нити, обвязанной вокруг пояса. Выглядят туземцы очень здоровыми, у них прекрасные зубы, а вот ступни изуродованы из-за того, что они постоянно ходят босиком. У некоторых длинные, кучерявые волосы — они напоминают французских пуделей. У других волосы короткие. Тела у них вполне пропорциональны. Судя по всему, у каждой семьи есть свои отметины на телах и свои прически. Некоторые туземцы имеют „собачьи“ черты лица, другие выглядят вполне по-человечески. Есть и такие, чьи тонкие черты лица напоминают европейские. Судя по всему, мы — первые чужаки в этой долине». Уолтер заметил, что тела туземцев блестят от свиного жира и пота, и сделал вывод, что они «никогда не моются».

Когда туземцы и чужаки освоились друг с другом, туземцы, в свою очередь, стали рассматривать американцев. Уолтер запомнил, как их осматривали мужчины и мальчики из клана Лого-Мабель — классический пример различий между двумя культурами: подойдя вплотную, туземцы начали осторожно поглаживать американцев по рукам, ногам, спинам и груди: «Они буквально обнимали нас. Это выводило из себя моих солдат, не понимающих, что происходит». Поглаживая десантников, туземцы что-то бормотали себе под нос. УОЛТЕР И ЕГО ДЕСАНТНИКИ РЕШИЛИ, ЧТО ТУЗЕМЦЫ ОШИБОЧНО ПРИНЯЛИ ИХ ЗА ЖЕНЩИН. А ЧТО ЕЩЕ МОГЛИ ПОДУМАТЬ БЕЛЫЕ МУЖЧИНЫ, КОГДА АБСОЛЮТНО ОБНАЖЕННЫЕ ДИКАРИ НАЧАЛИ ИХ ГЛАДИТЬ И ОБНИМАТЬ? Процесс ощупывания продолжался какое-то время, пока десантникам это не надоело. Уолтер, который был значительно выше не только туземцев, но и собственных солдат, постарался максимально доступно показать, что они — мужчины. Это не помогло. Поглаживание продолжалось. В какой-то момент Уолтеру уже померещилось, что туземцы решили «заняться с ними любовью».

Поскольку туземцы явно не собирались прекращать «рукоблудие», Уолтер применил нетрадиционную стратегию, о которой не говорилось ни в одном учебнике по военному делу. Сначала он расстегнул ремень и спустил брюки, чтобы показать, что ему тоже есть на что надеть гульфик, если он этого захочет. Несколько раз продемонстрировав свое «снаряжение», Уолтер понял, что его прием не помог. Тогда он велел своим людям последовать его примеру — самая необычная демонстрация силы в годы Второй мировой войны.

— Снимите брюки, черт бы их побрал! — приказал Уолтер. — Покажем им, что мы — мужчины, а не женщины. Я уже устал от этого безобразия!

Капитан снял рубашку, брюки и белье. Десантники последовали его примеру. Несколько часов они ходили совершенно обнаженными среди туземцев, на которых хотя бы были гульфики.

— В первый раз мне пришлось доказывать, что я — мужчина, — вздохнул Уолтер.

Использовав тяжелую артиллерию, Уолтер достал бумажник и продемонстрировал туземцам фотографию своей жены. «Они рассматривали фотографию с большим интересом».

В конце концов, длительная демонстрация мужественности возымела действие. Туземцы больше не пытались «заняться любовью» с десантниками.

НА САМОМ ДЕЛЕ, ТУЗЕМЦЫ из племени дани вовсе не заблуждались насчет пола чужаков. Единственное, что поставило в тупик, это то, что они неожиданно разделись.

Когда мужчины клана Лого-Мабель подошли к десантникам достаточно близко, они с удивлением обнаружили, что те вовсе не покрыли свои тела глиной в знак траура.

Нарекесок Лого, который в детстве стал свидетелем этой сцены, объяснил, что их заинтересовала «оболочка» тел чужаков. ОНИ НИКОГДА ПРЕЖДЕ НЕ ВИДЕЛИ ОДЕЖДЫ — ЭКСПЕДИЦИЯ АРЧБОЛДА НЕ ЗАХОДИЛА В ИХ ДЕРЕВНЮ, МЯГКАЯ ВТОРАЯ КОЖА, КОТОРУЮ МОЖНО БЫЛО СНЯТЬ С СЕБЯ, ИХ ПРОСТО ЗАЧАРОВАЛА. А вот что вспоминает другой свидетель, Аи Бага: «Мы подошли поближе, потрогали их одежду и сказали: „Это не глина!“»

Столь же удивительной была для туземцев реакция солдат. Как только мальчику их племени исполнялось четыре года, он не мог обнажаться публично. Даже если гульфик ему не подходил, он все равно его носил. То, что чужакам, вроде Уолтера и других десантников, казалось обнаженностью, для туземцев было самой пристойной одеждой. Гульфик, «хорим», носили во время работы, игр, войны и даже сна. Снимали его только наедине с собой или с женой — для мочеиспускания или секса. Сменить один гульфик на другой мужчина мог только в собственной хижине. «Хорим» в культуре дани считался признаком благопристойности. Мужчина без «хорима» для туземцев был тем же самым, чем голый человек на улице современного города.

Сами того не желая, Уолтер и его люди устроили для туземцев настоящий стриптиз.

Слухи об этом «шоу» быстро распространились по окрестностям. Уже на следующий день из дальних деревень стали приходить люди, которые хотели посмотреть на чужаков. Но Уолтер и другие десантники не спешили раздеваться, так что новые зрители возвращались домой разочарованными. Те же туземцы, которым удалось увидеть голых белых людей, всю жизнь со смехом рассказывали об этом.

ОДЕВШИСЬ, ПАРАШЮТИСТЫ разбили лагерь, обшарили окрестности и собрали весь груз, сброшенный с самолета полковника Импарато «Королева». Десантники искали и пресную воду. Поскольку во фляжках вода кончилась, солдаты на пальцах объяснили туземцам, что им нужно, и те отвели их к источнику, который находился совсем рядом. Уолтер и сержант Дон Руис направились к деревне, но туземцы преградили им путь, ясно показав, что за оградой, которая окружала хижины и внутренние дворы, им будут не рады.

После ужина и дружеского перекура у костра Уолтер организовал дежурство часовых, которые должны были сменяться каждые два часа, хотя никакой угрозы, кроме москитов чудовищного размера и агрессивности, десантники не ощущали. «Туземцы отнеслись к нам дружелюбно, но мы не хотели, чтобы нас застигли врасплох», — написал Уолтер в дневнике. Получив серьезное задание, он был преисполнен энтузиазма и мог в одиночку продежурить всю ночь. «Я слишком возбужден, — написал он. — Долго не мог заснуть».

В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ после завтрака Док Булатао принялся обрабатывать раны Деккера. Вот как описала эту сцену в своем дневнике Маргарет: «Шесть часов он обрабатывал инфицированные ожоги сержанта. Процедура была очень долгой и болезненной. Несмотря на осторожность Дока, Деккер сильно страдал — это было видно по его напряженному телу. Его раны были очень серьезными, но он ни разу не пожаловался и не застонал… Никакой анестезии у нас не было — даже виски. Ослабить боль Деккера было нечем».

Маргарет с удивлением и некоторым разочарованием узнала, что туземцы не умеют получать спирт.

Макколлом не мог выдержать страданий своего товарища. Полушутя он предложил «шарахнуть его по голове и отключить хотя бы на несколько часов». Маргарет заметила, что с лейтенанта, который наблюдал за процедурой со стороны, ручьями лился пот.

Процедурой заинтересовался и Вимаюк Вандик, а также целая толпа туземцев, которые внимательно следили за работой доктора. ЖИТЕЛИ УВАМБО УЖЕ СОВСЕМ ОСВОИЛИСЬ С БЕЛЫМИ ЛЮДЬМИ, С КАЖДЫМ ДНЕМ ИХ СТРАХ ОСЛАБЕВАЛ — ИХ УЖЕ НЕ ПУГАЛИ САМОЛЕТЫ, ЛЕТЕВШИЕ НА МАЛОЙ ВЫСОТЕ И СБРАСЫВАВШИЕ ГРУЗЫ ПРЯМО В ДЖУНГЛИ. ОНИ ПРОЧЕСЫВАЛИ ДЖУНГЛИ В ПОИСКАХ ЯЩИКОВ И ПАРАШЮТОВ, А ПОТОМ ДОСТАВЛЯЛИ НАЙДЕННОЕ К ЛАГЕРЮ АМЕРИКАНЦЕВ. Особенно интересовало увиденное одного из мальчишек.

В дневнике Маргарет написала:

«К нам прибежал взволнованный и возбужденный туземец. Он так энергично стал звать за собой мужчин, что мы поняли: произошло что-то необычное. Наши мужчины бросились за ним в джунгли. Расстроенный туземец указал на вершину пятидесятифутового дерева. Там сидел другой туземец с раскрытым парашютом. Он явно собирался спрыгнуть!»

Такой прыжок мог закончиться печально. Американцы испугались, что жители Увамбо обвинят во всем их. После долгих переговоров, криков и жестов молодой человек согласился спуститься. Он отказался от мечты о полете и слез с дерева.

С ТРАНСПОРТНОГО САМОЛЕТА, который появился в тот день, радист сообщил выжившим в катастрофе и медикам о том, что в главной долине высадились Уолтер и восемь десантников. Пилот недооценил расстояние — он утверждал, что лагерь десантников находится примерно в десяти милях. Позднее Макколлом узнал, что базовый лагерь находился более, чем в тридцати воздушных милях от прогалины. Уолтер оценил то же расстояние в двадцать миль. Пилот сообщил также, что Уолтер с пятью десантниками вскоре выдвинется к лагерю на прогалине.

— Они будут с вами к ночи, — сообщил радист.

Маргарет, Макколлом и Деккер не придали особого значения этим словам, почувствовав в них неоправданный военный оптимизм.

Гораздо больше Маргарет порадовало другое сообщение радиста — об Уолтере «Уолли» Флеминге, том самом сержанте, с которым она собиралась отправиться на свидание в день катастрофы «Спешиэл Гремлин». В дневнике она записала: «Милый Уолли… был потрясен происшествием. Даже узнав, что мне чудесным образом удалось спастись, он все еще сильно переживал. До этого момента я постоянно боялась, что Уолли напугает и катастрофа, и мое будущее состояние». Сообщение от радиста изменило ее настроение: «Когда я узнала, что Уолли страшно обо мне беспокоится, мне стало очень хорошо!»

У ЖЕНЩИН-ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, оказавшихся на острове, безнадежно сбивался менструальный цикл. Это было связано с тропическим климатом, потерей веса, стрессом и множеством других факторов. Иногда менструации приходили гораздо чаще, чем следовало бы, а порой их не было несколько месяцев. Когда офицеры женского корпуса узнали, что среди выживших есть женщина, они приказали узнать у нее дату последних месячных. Когда она ответила, что это было пару месяцев назад, Макколлом попросил прислать с припасами коробку санитарных прокладок, так, на всякий случай.

Самолет вернулся на базу, и радист Джек Гатцайт отправился к командованию женским корпусом. Он чувствовал себя мужем, которого жена отправила в аптеку с деликатной просьбой.

— Мэгги нужна пара коробок «Котекса», — сказал он.

Офицер-женщина прогнала его, сказав, что всеми медицинскими припасами для спасательной экспедиции ведает больничное начальство. Джек пошел в госпиталь, откуда его послали обратно к командирам женского корпуса. Все, что касалось женщин-военнослужащих, решали они.

Походив туда-сюда, Гатцайт окончательно обозлился. Он вернулся на аэродром Сентани и попросил телефонистку соединить его с командованием женского корпуса и госпитальным начальством. С неподражаемым бруклинским акцентом сержант заявил:

— Самолет вылетает через час, а я до сих пор не получил от вас «Котекса». Я собираюсь позвонить генералу Клементу, командующему военно-воздушными силами на Дальнем Востоке!

В тот же день в одном из ящиков лежали полдюжины коробок с санитарными прокладками. На следующий день доставили десяток, а еще через день — два десятка.

«Каждый день мы получали по двадцать коробок „Котекса“», — с улыбкой вспоминал Макколлом.

СПАСАТЕЛИ ПОЗАБОТИЛИСЬ и о духовных потребностях жертв катастрофы. На борту поискового самолета «Б-17», который обнаружил их лагерь, находился католический священник из Индианаполиса, майор Корнелиус Уолдо. В одном из ящиков лежали Библия, молитвенники и четки Маргарет. Все это очень пригодилось, когда Док и Рамми приступили к лечению девушки.

«Нужно было снять повязки. Через пять минут я уже перебирала свои четки и скрипела зубами, — записала в дневнике Маргарет. — Это был вопрос чести! Я хотела быть таким же хорошим солдатом, как и Деккер. Четыре бесконечных часа Док обрабатывал мои ноги и руку. Я не плакала и не стонала. Но в душе я буквально вопила от боли!»

Рамми запомнил эту сцену по-другому: «Нам нужно было срезать омертвевшие ткани, очень осторожно, слой за слоем, пока не пойдет кровь… Она постоянно плакала. Плакала, плакала, плакала. Думаю, ей было очень больно, но она изо всех сил старалась сдержаться. Это было больно. Думаю, очень больно».

Страница из дневника Маргарет Хастингс. Она пользовалась стенографией. на этой странице написано: «Док — самый нежный и добрый человек, которого мне доводилось видеть. он замечательный доктор. Прибыв к нам, он не мог заняться моими ногами до позднего вечера. Сначала он помог Деккеру, а потом начал снимать повязки с моих ног. Это был ужас! Из-за сильного кровотечения повязки намертво присохли. Невозможно было различить, где обожженная кожа, а где повязка. Док пытался снять бинты очень осторожно. Он постоянно твердил: „Боюсь, сейчас будет больно!“»

Процедура обессилила и медиков, и пациентов. Маргарет было так больно, что она лежала на спине с согнутыми коленями, чтобы ничто не прикасалось к ранам на ее ногах. Несмотря на боль, она начала верить в то, что Доку удастся спасти ее ноги.

Устраиваясь на ночь, она думала о четырех мужчинах, находившихся рядом с ней: «Как приятно засыпать, зная, что находишься на пути к выздоровлению, а не смерти!»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

С. Козлов Первомайская демонстрация

Из книги Спецназ ГРУ: Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны... автора Козлов Сергей Владиславович

С. Козлов Первомайская демонстрация Покладистые милиционеры Колонна чеченских боевиков Салмана Радуева с заложниками около 7 часов утра 10 января 1996 г. убыла из Кизляра в направлении чеченской границы. Поспевшие в Кизляр спецподразделения с небольшим опозданием


Необыкновенная демонстрация

Из книги Полярный летчик автора Водопьянов Михаил Васильевич

Необыкновенная демонстрация Наш отряд самолётов возвращался домой после одной северной экспедиции. Вот мы снова на мысе Желания, откуда ещё недавно стремились вырваться, чтобы попасть на полюс. Снова нам препятствует погода. Только теперь аэродром не раскисший, как


Набираем силы

Из книги 160 страниц из солдатского дневника автора Абдулин Мансур Гизатулович


МИР СИЛЫ

Из книги Тайна Железного Самсона автора Драбкин Александр Семенович

МИР СИЛЫ Звали его Клим Иванович. Старший сын в богатой крестьянской семье, человек обеспеченный и независимый, он тем не менее жестоко страдал от хрупкости сложения. Младшие братья его — богатыри как на подбор, спорые в любой работе: и в поле, и в плотницком деле, и в


Парапсихологические силы

Из книги Тамерлан автора Ру Жан-Поль

Парапсихологические силы Как ни были парапсихологические способности Тимура спрятаны под исламской маской, они обладали коннотацией явно шаманического характера и проистекали из тех особых сношений, которые Эмир поддерживал с Небом в контексте, напоминавшем ситуацию,


Демонстрация неповиновения

Из книги Пуанкаре автора Тяпкин Алексей Алексеевич

Демонстрация неповиновения Начало нового учебного года совпало для Анри с выходом в свет первой его научной работы, опубликованной в «Анналах математики». Статья была посвящена узкому, частному вопросу, носила еще следы ученической несамостоятельности мысли и никак не


Еще одна демонстрация реактивных самолетов

Из книги Личный пилот Гитлера. Воспоминания обергруппенфюрера СС. 1939-1945 [litres] автора Баур Ганс

Еще одна демонстрация реактивных самолетов В сентябре 1944 года, когда мы находились в Растенбурге, однажды вечером ко мне зашел Шпеер и спросил, не хочу ли я полетать на реактивном самолете хотя бы один раз. Мои ответы его устроили. Я согласился, но с оговоркой, что сначала я


ЗАКОН СИЛЫ

Из книги Солдаты Афганской войны автора Бояркин Сергей

ЗАКОН СИЛЫ В роте кроме вполне уставных работ по уборке помещений нам дополнительно приходилось еще выполнять самые разнообразные прихоти старослужащих. А прихоти возникали даже в ночное время. Именно по ночам старослужащие иногда любили «расслабиться» и посылали


Темные силы…

Из книги Ставка — жизнь. Владимир Маяковский и его круг. автора Янгфельдт Бенгт

Темные силы… Лили не эмигрировала. Спустя всего неделю после отъезда Якобсона в жизни Бриков и Маяковского произошла перемена, значение которой трудно преувеличить. 8 июня 1920 года Брик поступил на работу следователем в «спекулятивный» отдел МЧК.После стольких лет


8. Гипнотическая демонстрация Эриксона, 1964 (1993)

Из книги О Милтоне Эриксоне автора Хейли Джей

8. Гипнотическая демонстрация Эриксона, 1964 (1993) Ниже представлен текст доклада, посвященного гипно­тической демонстрации, проведенной Милтоном Г. Эриксо­ном в 1964 году. На встрече врачей он гипнотизировал группу добровольцев, и эта работа стала одной из немногих его


ДВЕ СИЛЫ

Из книги Россия в концлагере автора Солоневич Иван

ДВЕ СИЛЫ Если попытаться предварительно и, так сказать, эскизно определить тот процесс, который сейчас совершается в России, то можно сказать приблизительно следующее.Процесс идет чрезвычайно противоречивый и сложный. Властью создан аппарат принуждения такой мощности,


5. Демонстрация силы сплоченности

Из книги В водовороте века. Мемуары. Том 1 автора Сен Ким Ир

5. Демонстрация силы сплоченности С созданием и расширением организаций мы приступили к практической работе, к неотступной своей борьбе.Прелюдией к ней была стачка учащихся Юйвэньской средней школы в Гирине, вспыхнувшая летом 1928 года.До этого времени в ней ряд вопросов,


Глава 29. Начало «Союза союзов». Цусимская трагедия и политическая демонстрация в Павловске. Беспокойства в деревнях и восстание матросов в Одессе. Как евреи получили право выборов в Думе.

Из книги Страницы моей жизни автора Кроль Моисей Ааронович

Глава 29. Начало «Союза союзов». Цусимская трагедия и политическая демонстрация в Павловске. Беспокойства в деревнях и восстание матросов в Одессе. Как евреи получили право выборов в Думе. Когда я вернулся в Петербург после поездки в Житомир, я сразу почувствовал, что


Демонстрация исполнительского мастерства

Из книги Юрий Любимов. Режиссерский метод автора Мальцева Ольга Николаевна

Демонстрация исполнительского мастерства Мастерство с самого начала стало важной содержательной чертой таганковских спектаклей. Это не укор другим театрам. Просто здесь оно явный, а не подспудный участник смыслообразования. Если, в соответствии с принятыми правилами


ГЛАВА 11 Арест Шихановича. Демонстрация у ливанского посольства. Грузия и Армения. Исключение Тани из МГУ. Суд над Любарским. Первое интервью. Люся расстается с партией

Из книги Воспоминания автора Сахаров Андрей Дмитриевич

ГЛАВА 11 Арест Шихановича. Демонстрация у ливанского посольства. Грузия и Армения. Исключение Тани из МГУ. Суд над Любарским. Первое интервью. Люся расстается с партией В сентябре Люся поехала на очередное свидание к Эдику. Вскоре она вернулась ни с чем. Свидание было, как


Первомайская демонстрация

Из книги Я был в расстрельном списке автора Филиппов Петр Сергеевич

Первомайская демонстрация Кто не идет вперед, тот идет назад, стоячего положения нет. Виссарион Белинский Весной 1988 года ленинградские партийные власти, скрепя сердцем, разрешили демократам выйти на первомайскую демонстрацию отдельной колонной. Нам предстояло решать,