РЯБУШИНСКИЙ Николай Павлович

РЯБУШИНСКИЙ Николай Павлович

Фабрикант, меценат, поэт, художник-дилетант, учредитель выставки «Голубая роза», издатель журнала «Золотое руно» (1906–1909). С 1922 – за границей.

«Н. П. Рябушинский, молодой, жизнерадостный миллионер, не лишен был вкуса и дарования. Богатство мешало ему быть только художником. Вынужденный печатать в своем журнале одних декадентов, Рябушинский искренно недоумевал, отчего современные авторы не пишут „как Тургенев“» (Б. Садовской. Записки. 1881–1916).

«Высокий, белокурый, с бородкой янки, с лицом, передернутым тиком и похожим на розового, но уже издерганного поросенка, длинноногий, Н. П. Рябушинский… Бальмонту он во всем подражал; и розовый бутон розы всегда висел из петлицы его полосатого, светло-желтого пиджака; про него плели слухи, что будто бы он состоял в тайном обществе самоубийц, учрежденном сынками капиталистов; и устраивал оргии на могилах тех, кто по жребию убивался; был он в Австралии; и отстреливался от дикарей, его едва не убивших; сперва все пытался он печатать стихи; потом вдруг выставил с десяток своих кричавших полотен на выставке той же „Розы“ [„Голубая Роза“. – Сост.]; полотна были не слишком плохи: они являли собою фейерверки малиново-апельсинных и винно-желтых огней; этот неврастеник, пьяница умел и стушеваться, шепеляво польстить, уступая место „таланту“; у него было и достаточно хитрости, чтобы симулировать интуицию поэта-художника и ею оправдать купецкое самодурство; этим пленял он Бальмонта; в вопросах идеологии он выказывал непроходимую глупость, которую опять-таки умел он, где нужно, спрятать в карман, принюхиваясь к течениям и приседая на корточки то за Брюсова, то за Чулкова и Блока, шепелявя им в тон: „Я тоже думаю так“» (Андрей Белый. Между двух революций).

«Завитой, с пышными кудрями и выхоленной бородой, упитанный, с заплывшими масляными глазами, розовыми щеками, он мог бы сойти за обычного „купчика-голубчика“, кутилу, обедавшего ежедневно в „Эрмитаже“, причем его стол всегда был убран орхидеями – если бы в нем не была заложена все же какая-то сумбурная, но несомненная талантливость. Эта талантливость расплескивалась по-московски в проявлениях всяких экстравагантных затей с ориентацией на красоту. Последнюю он чувствовал интуитивно, подчас довольно метко, хотя и будучи лишен подлинной культуры, а потому и подлинной утонченности, которой он похвалялся.

„Черный лебедь“ [вилла Рябушинского в Петровском парке. – Сост.] с расписанным художником Кузнецовым (работавшим в стиле неопримитивов) фризом в холле-музее был символом всего внутреннего содержания этого молодого и шалого мецената, сыплющего деньгами и не останавливающегося ни перед любым капризом, ни перед любой затеей. Отравленные стрелы, вывезенные из диких стран, вазы и жуткие драконы с Майорки, русская графика, холсты покровительствуемых „передовым меценатом“ юных художников левых течений, декадентская богатая мебель и роскошная опочивальня, пахнущая экзотическими духами, где владелец-сибарит, как некий римлянин времен упадка, возлегал с постоянно сменяющимися любовницами и сменяющимися женами.

– Я люблю красоту и люблю много женщин, – заявил он мне при первом (и единственном) моем посещении виллы этого московского Петрония.

В саду строилось помещение для львов и тигров, с которыми Рябушинский, по его словам, чувствовал некую „соприродность“, но водворить которых в заготовленные клетки ему не удалось в силу запрета полиции.

При входе в дом маячил большой бронзовый бык, водруженный над усыпальницей „mon tombeau“ [моя гробница. – Сост.], ожидавшей прах пока что жизнерадостного владельца.

На Рождество в саду горела многочисленными электрическими лампочками елка под снегом. На этом ночном зимнем garden party [англ. садовая вечеринка. – Сост.] раздавались в подарок художественные предметы и ювелирные драгоценности.

„Золотое руно“ так дорого стоило, что долго не выдержало. Недолго выдержал и сам Рябушинский» (С. Щербатов. Художник в ушедшей России).

«Любил и умел Николай Павлович устраивать пиры-праздники, и в первую весну „Черного лебедя“, когда буйно зацвел яблоневый огромный сад, был устроен „Праздник яблоневого цветения“. Элегантная Москва, много красивых женщин съехалось на пир этот. Ну уж, конечно, все было сделано так богато, так пышно, что, кажется, уж и не придумать ничего лучше и изысканнее. Обед был сервирован на огромной открытой террасе, выходившей в цветущий яблоневый сад. Это же было действительно чудесно! А когда стемнело – то вдруг все цветущие деревья засветились маленькими разноцветными огнями и еще меньшие огоньки светились в густой весенней траве между яблонями, как светлячки. Даже я, близкий к Коле, не знал о приготовленной иллюминации. Это было волшебно. По всему саду были сервированы небольшие столы, и пировали до утренней зари в благоухающем, цветущем саду. Под яблонями около столиков были пущены прыгающие, ползающие, летающие заводные, вывезенные из-за границы кузнечики, лягушки, бабочки, ящерицы, пугавшие дам, а это еще прибавляло веселья. Игрушечками кто-то невидимо заведовал.

Николай Павлович похож был на доброго, молодого, незлобливого лесного бога Пана. Пышные, волнистые, русые волосы, голубые глаза, усы были уничтожены, а борода довольно длинная, холеная, „ассирийская“. Одевался он замечательно. Пиры и праздники очень шли к нему, и устраивал он их действительно красиво и талантливо.

По случаю годовщины существования „Золотого руна“ в начале января был устроен банкет в „боярском“ кабинете „Метрополя“. Посредине, в длину огромного стола, шла широкая густая гряда ландышей. Знаю, что ландышей было 40 тысяч штук, и знаю, что в садоводстве Ноева было уплачено 4 тысячи золотых рублей за гряду. Январь ведь был, и каждый ландыш стоил гривенник. На закусочном огромном столе, который и описать теперь невозможно, на обоих концах стояли оформленные ледяные глыбы, а через лед светились разноцветные огни, как-то ловко включенные в лед лампочки. В глыбах были ведра с икрой. После закусочного стола сели за стол обеденный. Перед каждым прибором было меню и рядом подробный печатный отчет о журнале. Оказалось, что „Золотое руно“ дало убытку 92 тысячи рублей за первый год» (С. Виноградов. О странном журнале, его талантливых сотрудниках и московских пирах).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ, ИЛИ СП

Из книги О космолетах автора Феоктистов Константин Петрович

СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ, ИЛИ СП Чем больше читаешь и слышишь о Сергее Павловиче Королеве, тем больше растет уважение и интерес к этой выдающейся личности середины XX века. Изучение этого феномена — интереснейшая тема для историков и специалистов по организации и психологии


Император Николай I Павлович (Незабвенный) (25.06.1796-18.02.1855) Годы правления – 1825-1855

Из книги «Золотое» столетие династии Романовых. Между империей и семьей автора Сукина Людмила Борисовна

Император Николай I Павлович (Незабвенный) (25.06.1796-18.02.1855) Годы правления – 1825-1855 С воцарением тридцатилетнего Николая Павловича в обществе снова возродились надежды, что ветер перемен освежит застойную атмосферу Российской империи, сгустившуюся в последние годы


Миф № 24. Берия подстроил авиакатастрофу, в которой погиб легендарный советский летчик-испытатель, всенародный любимец Валерий Павлович Чкалов, чтобы не допустить его назначения на должность народного комиссара внутренних дел, на которую Лаврентий Павлович метил сам

Из книги 100 мифов о Берии. Вдохновитель репрессий или талантливый организатор? 1917-1941 автора Мартиросян Арсен Беникович

Миф № 24. Берия подстроил авиакатастрофу, в которой погиб легендарный советский летчик-испытатель, всенародный любимец Валерий Павлович Чкалов, чтобы не допустить его назначения на должность народного комиссара внутренних дел, на которую Лаврентий Павлович метил


Николай Павлович Смирнов-Сокольский

Из книги Записки артиста автора Весник Евгений Яковлевич

Николай Павлович Смирнов-Сокольский Я, молодой актер, крупно поссорился с директором Театра имени Станиславского. Как оказалось потом, я «шутил» с огнем: директором был двоюродный племянник Сталина.За то, что я был с ним груб, на меня написали фельетон (спасибо – не


РЯБУШИНСКИЙ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ

Из книги 50 знаменитых чудаков автора Скляренко Валентина Марковна

РЯБУШИНСКИЙ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ (род. в 1877 г. – ум. в 1951 г.) Владелец московской виллы «Черный лебедь», организатор «афинских ночей» с голыми девицами, меценат, антиквар, собиратель русской и западно-европейской живописи, литературный критик, редактор и издатель журнала


Кочубей Виктор Павлович

Из книги Личная жизнь Александра I автора Соротокина Нина Матвеевна

Кочубей Виктор Павлович Вигель пишет: «Чтобы составить гений одного человека, натура часто принуждена бывает отобрать умственные способности у всего рода его. Так поступила она с великим Суворовым и славным Безбородко. Окинув взглядом ближних и дальних родственников,


Николай Оцуп{136} Николай Степанович Гумилев

Из книги Николай Гумилев глазами сына автора Белый Андрей

Николай Оцуп{136} Николай Степанович Гумилев Я горжусь тем, что был его другом в последние три года его жизни. Но дружба, как и всякое соседство, не только помогает, она и мешает видеть. Обращаешь внимание на мелочи, упуская главное. Случайная ошибка, неудачный жест заслоняют


КОМАРОВ Николай Павлович (СОБИНОВ Федор Евгеньевич)

Из книги Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева: Энциклопедия биографий автора Зенькович Николай Александрович

КОМАРОВ Николай Павлович (СОБИНОВ Федор Евгеньевич) (27.11.1886 — 27.11.1937). Член Оргбюро ЦК РКП(б) с 06.03.1921 г. по 08.08.1921 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1921 — 1922, 1923 — 1934 гг.; кандидат в члены ЦК партии в 1922 — 1923, 1934 — 1937 гг. Член КПСС с 1909 г.Родился в деревне Борыково Новоторжского уезда


ЧАПЛИН Николай Павлович

Из книги Тропа к Чехову автора Громов Михаил Петрович

ЧАПЛИН Николай Павлович (06.12.1902 — 28.09.1938). Кандидат в члены Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 26.06.1930 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1924 — 1934 гг. Член партии с 1919 г.Родился в селе Рогнедино Рославльского уезда Смоленской губернии в семье священника. Русский. Окончил


Чехов Николай Павлович (1858–1889)

Из книги Туляки – Герои Советского Союза автора Аполлонова А. М.

Чехов Николай Павлович (1858–1889) Старший брат А. П. Чехова. Был наделен от природы ярким художественным дарованием, унаследованным от предков-иконописцев. Учился в таганрогской гимназии, затем, после переезда в Москву, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В


Чекалин Александр Павлович

Из книги Я – Фаина Раневская автора Раневская Фаина Георгиевна

Чекалин Александр Павлович Родился в 1925 году в деревне Песковатское Черепетского (ныне Суворовского) района Тульской области в семье крестьянина. Учился в сельской, затем в средней школе г.Лихвина. Участвовал в боях с гитлеровцами, находясь в партизанском отряде


В 1943 году, едва Раневская вернулась в Москву из Ташкента, ей позвонил Николай Павлович Охлопков, возглавлявший Театр драмы (сейчас Театр имени Маяковского), и сказал, что хочет пригласить ее на главную роль в спектакль по рассказу Чехова «Беззащитное существо».

Из книги Главы государства российского. Выдающиеся правители, о которых должна знать вся страна автора Лубченков Юрий Николаевич

В 1943 году, едва Раневская вернулась в Москву из Ташкента, ей позвонил Николай Павлович Охлопков, возглавлявший Театр драмы (сейчас Театр имени Маяковского), и сказал, что хочет пригласить ее на главную роль в спектакль по рассказу Чехова «Беззащитное существо». Те кто


Император Николай I Павлович 1796–1855

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич

Император Николай I Павлович 1796–1855 Третий сын императора Павла I и императрицы Марии Федоровны. Родился 25 июня 1796 года в Царском Селе.Главный надзор за его воспитанием был поручен генералу М.И. Ламсдорфу. Человек суровый, жестокий и до крайности вспыльчивый, Ламсдорф не


44. Дмитрий Павлович

Из книги Его знала вся Москва [К столетию С. Д. Индурского] автора Сидоров Евгений

44. Дмитрий Павлович В отношении Дмитрия у Коко не было никаких иллюзий. О браке не могло быть и речи – она хорошо усвоила урок, преподанный ей жизнью. Отпрыски царей должны жениться на принцессах… Но, как показало время, Коко ошиблась – Дмитрий Павлович женился на


Наш Дмитрии Павлович

Из книги автора

Наш Дмитрии Павлович Я был удивлен, когда в далекой Братиславе переводчик спросил у меня, не привез ли я случайно с собой из Москвы книгу стихов Дмитрия Зуева.– Простите, но он никогда не был поэтом.– То есть как это не был? Сошлюсь на авторитет великой русской актрисы