КОНДРАТЬЕВ Александр Алексеевич

КОНДРАТЬЕВ Александр Алексеевич

11(23).5.1876 – 26.5.1967

Поэт, прозаик, переводчик, критик, мемуарист. Сотрудник альманаха «Гриф», журналов «Весы», «Золотое руно», «Перевал», «Аполлон». Сборники стихов и прозы «Белый козел» (СПб., 1908), «Улыбка Ашеры» (СПб., 1912), «Стихи. Книга вторая (Черная Венера)» (СПб., 1909). Романы «Сатиресса» (М., 1907), «На берегах Ярыни» (Берлин, 1930). После революции эмигрировал.

«У этого молодого, скромного по манерам, но не очень скромного по языку, одетого в черное штатское платье поэта-чиновника, каким Кондратьев был, можно сказать, по собственному определению, у него был свой любимый поэт, Н. Ф. Щербина. Большое место в его душе занимали также Алексей К. Толстой и Л. А. Мей. О первых двух он оставил какие-то исследования. И помню, что в статье о Щербине А. А. Кондратьев подчеркивал: „Наконец он устроился на государственную службу, что всегда было заветной мечтой поэта“.

О себе он рассказывал, что его тянуло на филологический факультет, и фактически он учился как бы именно „на нем“, слушая все лекции Б. А. Тураева об ассиро-вавилонянах, читая все книги Рагозиной и держа у себя годами взятые из университетской библиотеки десять томов сочинений по античной мифологии. Однако „из уважения к отцу“ кончил факультет юридический: отец желал его видеть на государственной службе.

А. А. Кондратьев был постоянным посетителем Федора Сологуба. От его, кондратьевских, стихов веяло почти столь же подлинным чутьем праэллинской культуры, как от Городецкого – праславянской. Только по форме они значительно стояли ниже: форма эта была слишком прилизанной, очень „зависимой“ от литературных традиций» (В. Пяст. Встречи).

«Сам Ал. Кондратьев признает за собой, как поэтом, ту заслугу, что он

– К жизни от сна пробудил фавнов, сатиров и нимф.

Конечно, он далеко не одинок в своей любви к образам античных мифов, к преданиям древнего Востока, Эллады и Рима. Конечно, можно составить длинный список поэтов, русских и французских, оказавших свое влияние, притом слишком явное, на поэзию Ал. Кондратьева. Конечно, на древность он смотрит сквозь лжеклассическую и романтическую призму. Конечно, форма его стихов не всегда обусловлена содержанием, порою совершенно случайна. Но все же на картинах и образах поэзии Ал. Кондратьева есть отблеск вечной красоты Эллады, вечной тайны древнего Востока. В античных преданиях, в древнем мире он иногда умеет увидеть что-то свое, что-то новое, и выразить это ярко и отчетливо» (В. Брюсов. Далекие и близкие).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

Александр Алексеевич Остужев

Из книги автора

Александр Алексеевич Остужев Силу могучего таланта этого артиста можно представить себе хотя бы по такому факту: ему пришлось сменить свою настоящую фамилию Пожаров на Остужев. Часто возбужденные зрители разных театров России, в которых приходилось выступать


КОНДРАТЬЕВ ВЯЧЕСЛАВ

Из книги автора

КОНДРАТЬЕВ ВЯЧЕСЛАВ КОНДРАТЬЕВ ВЯЧЕСЛАВ (писатель: «Сашка», «Бои имели местное значение» и др.; покончил с собой 24 сентября 1993 года на 73-м году жизни).Рассказывает брат писателя Ф. Кондратьев: «У Вячеслава был тяжелый гипертонический криз. Врач настоятельно рекомендовал


КОНДРАТЬЕВ Вячеслав

Из книги автора

КОНДРАТЬЕВ Вячеслав КОНДРАТЬЕВ Вячеслав (писатель: «Сашка», «Бои имели местное значение» и др.; покончил с собой 24 сентября 1993 года на 73-м году жизни). Рассказывает брат писателя Ф. Кондратьев: «У Вячеслава был тяжелый гипертонический криз. Врач настоятельно рекомендовал


Александр Алексеевич Хвостов (1857–1922) «УБЕЖДЕННЫЙ ЗАКОННИК»

Из книги автора

Александр Алексеевич Хвостов (1857–1922) «УБЕЖДЕННЫЙ ЗАКОННИК» На одном из Всеподданнейших докладов министра Хвостова Николай II, отойдя к окну и глядя в него, неожиданно произнес: «Повелеваю вам прекратить дело Сухомлинова». Тогда Хвостов ответил, что прекращение этого


Вячеслав Кондратьев

Из книги автора

Вячеслав Кондратьев Почему ты никак не прочтёшь «Сашку», нельзя же быть таким нелюбопытным, выговаривал Вика, пихая мне в руки «Новый мир». Этот Вячеслав Кондратьев настоящий писатель, без дураков! Вика восторгался безмерно, радостно обзванивал знакомых, прочтите, мол,


Александр Алексеевич Алексеев Воспоминания артиста императорских театров А.А. Алексеева

Из книги автора

Александр Алексеевич Алексеев Воспоминания артиста императорских театров А.А. Алексеева Александр Алексеевич Алексеев, автор нижеследующих воспоминаний, прослужил на императорской петербургской и на провинциальной сценах в общей сложности около пятидесяти трех лет.


Н. Кондратьев ЯН ФАБРИЦИУС

Из книги автора

Н. Кондратьев ЯН ФАБРИЦИУС …В ночь с 21 на 22 февраля 1918 года радио и телеграфные станции разнесли по всей стране слова: «Социалистическое отечество в опасности». В нем Ленин говорил суровую правду народу и призывал всех, кому дорога советская власть, встать на защиту


14. Николай Кондратьев

Из книги автора

14. Николай Кондратьев (1892–1938) Открыл большие циклы развития мировой экономики, предсказал Великую депрессию 1930-х, «главный экономист нэпа», «отец первой пятилетки» ЖЕРТВА КРАСНОГО ТЕРРОРА Жаждущий знаний самородок из черноземной глубинки по праву считается одним из


ШОКУРОВ Александр Алексеевич

Из книги автора

ШОКУРОВ Александр Алексеевич Александр Алексеевич Шокуров родился в 1920 году в Барнауле в семье рабочего. Русский. В 1938 году призван в Советскую Армию, окончил школу военных летчиков. С первых дней Великой Отечественной войны участвует в боях с немецко-фашистскими


Александр Алексеевич Богданов Первая встреча (Из воспоминаний о тов. Ленине. Тов. Ленин на Таммерфорсской конференции)

Из книги автора

Александр Алексеевич Богданов Первая встреча (Из воспоминаний о тов. Ленине. Тов. Ленин на Таммерфорсской конференции) Гениальность проста. Соединение простоты с гениальностью составляло – это признано всеми – основную черту в личности Ильича. На первый взгляд он не


Александр Алексеевич Богданов Максим Горький и начинающие писатели

Из книги автора

Александр Алексеевич Богданов Максим Горький и начинающие писатели [1]В ряду наших больших писателей есть один, никем до сих пор не превзойденный по своему воздействию на пролетарско-крестьянскую литературу, это – Максим Горький. Речь идет в данном случае не только о