Олимпийцы

Олимпийцы

Я проживала на Олимпе,

В доисторическом раю.

Ракушками века налипли

На биографию мою.

Грешна была. А кто не грешен?!

Но, коммунальный рай ценя,

Доисторические греки

Тогда молились на меня.

Мы жили там почти как люди —

В пылу добрососедских склок.

Хранили в глиняной посуде

Прохладный виноградный сок,

Мы тесто во дворе месили,

Ловили рыбу, били дичь,

И ели горькие маслины,

Чтоб сладостный нектар постичь.

Играя на бессмертной лютне,

Мы смертных трогали до слез…

А в Палестине, в жалкой люльке

Уже орал Иисус Христос.

Мария обнажала груди,

Кормила мальчика Христа,

И оставалась книга судеб

Покуда девственно чиста.

Костры над миром не алели,

Оберегая божество,

И не писали Рафаэли

Мадонну сердца своего.

Нас было много, слишком много

Для этой маленькой Земли.

И вот единственного Бога

Однажды люди предпочли.

О, непорочное зачатье,

И вечных заповедей ложь!

Но мы-то знали: без распятья

Бессмертия не обретешь.

И где-то, в новом поколенье,

Приходит время старых тем,

Нам возвращают поклоненье

Для диссертаций и поэм.

Теперь музеи – наши храмы,

Но с инвентарным номерком.

А где-то сына кормит мама

Своим бессмертным молоком.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 08 Братья-олимпийцы

Из книги Охотник на лис автора Томас Дэвид

Глава 08 Братья-олимпийцы Есть старая поговорка о свете в конце туннеля. Но почему никто не говорит о том, что происходит, когда выезжаешь из туннеля?Моим туннелем был последний год учебы в университете. Чтобы преодолеть туннель, я постоянно говорил себе: в конце туннеля