8. «Есть сладость и в темном страданьи…»

8. «Есть сладость и в темном страданьи…»

Есть сладость и в темном страданьи,

В томлениях сердца немых,

Когда без мольбы, без признаний

Молчит обессиленный стих,

И смутная ночь обвивает

Все думы и чувства твои,

И тихо тоска раскрывает

Унылые взоры свои…

Но слаще, коль взор твой волшебный

Пронижет враждебную ночь, —

Зарею восторга целебной

Томящую тьму превозмочь,

И в новых волненьях и муках

Еще на мгновенье ожить

И в долгих рыдающих звуках

Дрожащее сердце излить!

1898

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

«Я в темном круге будней и печали…»

Из книги автора

«Я в темном круге будней и печали…» Я в темном круге будней и печали: Мучительно из тьмы моей смотреть На призрачно-обманчивые дали, И крыльев нет к обманам полететь… Бескрылая душа моя убога, Как сгнивший столб у брошенных дорог. И если душ таких у Бога много, Как жизнь


«Сладость стихов меня с детства пленила…»

Из книги автора

«Сладость стихов меня с детства пленила…» <Е. Л. Кропивницкому > Сладость стихов меня с детства пленила: Волны созвучий и трепет волнений, Чистого творчества тайная сила, Радость святая живых откровений. Словом «поэт» навсегда очарован, В жизни одну избираю дорогу, В


Из книги «В темном круге»

Из книги автора

Из книги «В темном круге» К космосу И нет в творении творца И смысла нет в мольбе! Ф. Тютчев Да… больше нечего сказать! Пылая в бездне несказанной, Зачем слова? К чему взывать? О, кто нас может услыхать В сей бездне горестной и странной! Ответит эхо — и замрет. И день, и


Смерть в темном подъезде Александр ШИШИНИН

Из книги автора

Смерть в темном подъезде Александр ШИШИНИН Шишинин приехал в Москву из Саратова в 1988 году вместе с созданной им группой «Комбинация». За короткий срок «комбинашки» стали одной из самых кассовых групп на российской поп-сцене, их хиты уверенно занимали верхние строчки во


ОНА ВОШЛА В КАКОМ-ТО ТЕМНОМ ПЛАТЬЕ

Из книги автора

ОНА ВОШЛА В КАКОМ-ТО ТЕМНОМ ПЛАТЬЕ «АРАРАТ» Год шестьдесят второй. Москва и святки, Мы вместе в ресторане «Арарат», Что на Неглинной был в те времена. Его уже преследовали. Он В Москву приехал, чтобы уберечься. Но уберечься выше наших сил. Какое-то армянское сациви, Чанахи


"На темном зеркале реки..."

Из книги автора

"На темном зеркале реки..." На темном зеркале реки Дрожат рыбачьи огоньки. Там над горой луна всплывает. И стал слышнее плеск ручья. Как нежно на стволе ружья Ее прозрачный отблеск тает. Луга заискрились в росе. Вот крикнул перепел в овсе. Луна всех ярче и чудесней. Усни, мой


«О, сладость уз желаемого плена…»

Из книги автора

«О, сладость уз желаемого плена…» О, сладость уз желаемого плена!.. Словам любви не вырваться из строк, В одном певучем имени – Елена Сплелись концы всех нитей и дорог. Еще не мне твое очарованье И трепетная женственность твоя, И нежность губ, и глаз твоих сиянье Еще не


Над гробом Есенина («В этом мире темном и убогом…»)

Из книги автора

Над гробом Есенина («В этом мире темном и убогом…») В этом мире темном и убогом, Где должны мы коротать свой век, Ты бродил недолго по дорогам С незавидной кличкой: человек. Мучимый неискренностью братской, Ты в бреду хмелен и нездоров, Буйствовал среди Москвы кабацкой, А


«Есть дверь и есть замок в квартире…»

Из книги автора

«Есть дверь и есть замок в квартире…» Есть дверь и есть замок в квартире, И ты совсем один. А все ж В огромном мире, странном мире Ежесекундно ты живешь. И радио шумит, как примус, — Прибор давно минувших лет, И воздух обретает привкус Не только крепких сигарет. Он пахнет


«Сладость поцелуя на губах…»

Из книги автора

«Сладость поцелуя на губах…» Сладость поцелуя на губах, На прощанье – скромное «До лета». Я не разбираюсь в чудесах, Но любовь… наверно, чудо это? Смолкнет всё в округе под дождём, Под луной ущербной до рассвета. Мы теперь июнь покорно ждём, Но любовь… да и про нас ли


Глава вторая. Есть человек — есть проблема

Из книги автора

Глава вторая. Есть человек — есть проблема Гончар атакует Атмосфера страха, которую Лукашенко старательно нагнетал в стране, поглотила не всех.Он знал, что есть по крайней мере один человек, который представляет для него действительно серьезную опасность. Который будет


Сладость мести

Из книги автора

Сладость мести Алексей Суворин при встрече советовал Владимиру Ивановичу обратиться к прокурору, Ковалевский сомневался: «Пойдет сплетня, вывалят массу грязи. Всего лучше, если б она созналась». На неформальном совещании с единомышленниками постановили: Ковалевский


Глава LII Мечты, мечты… «Где ваша сладость?»

Из книги автора

Глава LII Мечты, мечты… «Где ваша сладость?» После завершения трагической полосы массовой гибели людей от дистрофии, свидетелем которой я был в бараке № 4, я снова переселился в рабочий барак.Наш лагерь не был изолирован от внешнего мира. Мы могли переписываться с родными,