14. «Ты знаешь ли, как сладко одинокому…»

14. «Ты знаешь ли, как сладко одинокому…»

Ты знаешь ли, как сладко одинокому,

В загадочной, беззвучной тишине,

Лететь душой туда-туда, к далекому,

Что только раз пригрезилося мне.

То – колокол, в просторе душном тающий,

Вздыхающий и тающий, как сон,

Но за собой надолго оставляющий

И жалобный, и требующий стон.

О, где же ты, для сердца примирение?

О, где же ты, забвенья сладкий плод?

Один лишь миг, одной струны волнение —

И снова всё мгновенное живет.

Ты знаешь ли, как больно одинокому,

В загадочной, беззвучной тишине,

Лететь душой туда-туда, к далекому

Что только раз пригрезилося мне.

1899

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО ТАКОЕ СТРАХ?

Из книги автора

ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО ТАКОЕ СТРАХ? Поразительное дело! Если бы я даже был настоящим, опытным бабником, завзятым юбочником, был бы самим Казановой, все равно я не смог бы придумать лучшего трюка, чтобы полностью покорить сердце Верочки! Едва лишь она услышала слова „нельзя" и


ГОВОРЮ ОДИНОКОМУ ДЕРЕВУ

Из книги автора

ГОВОРЮ ОДИНОКОМУ ДЕРЕВУ Ты было б совершенно одиноко, о дерево, когда б не тень твоя, но нужно небо и луны немного, чтоб выжить ночью, друга сотворя. Ты безутешно полночью безлунной: и тени нет, пустая ночь темна. Ты тщетно ждешь: какой же ствол безумный покинет лес, чтоб


«Сладко нежиться в мягкой и теплой постели…»

Из книги автора

«Сладко нежиться в мягкой и теплой постели…» Сладко нежиться в мягкой и теплой постели… Нет желанья вставать… Утро серо и хмуро… Тополя, что вчера лишь на солнце блестели, Стали полунагими и смотрят понуро. Знаю, выглядит сад наш теперь изнемогшим, Он с холодным


36. «Сердцу кажется так сладко…»

Из книги автора

36. «Сердцу кажется так сладко…» Сердцу кажется так сладко            И молчание, и тьма, Эта детская кроватка,            Эта легкая дрема, И качанье вправо, влево,            И дрожащий, как старик, Монотонного напева            Усыпительный язык… 14 октября


«Брат мой, каменщик, ты, что не знаешь покою…»[163]

Из книги автора

«Брат мой, каменщик, ты, что не знаешь покою…»[163] Брат мой, каменщик, ты, что не знаешь покою И до полночи темной работать готов, Знай, что камень, усердно скрепленный тобою, Крепче сотен возвышенных слов. Если ты упадешь от волненья и муки Или духом падешь, созидая твой


Хоть и сладко

Из книги автора

Хоть и сладко Ты в моих глазах увидел омут И в душе услышал плачи скрипки… Разве ты не знаешь, глупый, тонут От таких вот, чьи мертвы улыбки? Я тебя целую не от скуки; Что не сбудется и клясть не стану… Как жадны твои сегодня руки, Как кричат: «Моя», скользя по стану. Не


«Не знаешь, как хлеб растет»

Из книги автора

«Не знаешь, как хлеб растет» …На даче у Молотова, на небольшом огородике стоит очень смешное пугало из разрезанных газет.– А говорят, что я не разбираюсь в сельском хозяйстве! – смеется Молотов. – Крупская говорила Ленину:«Ты ведь не знаешь, как хлеб растет, ты видишь,


«Что, ты не знаешь моего характера?»

Из книги автора

«Что, ты не знаешь моего характера?» Однажды в эвакуации, в Свердловске, когда мне было лет пять, папа должен был срочно уйти и оставить меня одного. Я не отпускал его, боясь грифона — четырехлапой нитяной фигурки, сплетенной в подарок ему кем-то из учениц. Страх держался на


Сладко кружилась голова

Из книги автора

Сладко кружилась голова Вопрос Г. Пряхина (начало 1991 г.):— Раиса Максимовна, у меня к вам и такой вопрос: не секрет, что в те годы положение первого секретаря крайкома было непререкаемым. Искушение властью существовало не только для руководителей, но и для их жён. Как


ТЫ ЗНАЕШЬ КОГО Я ГРОХНУЛ?

Из книги автора

ТЫ ЗНАЕШЬ КОГО Я ГРОХНУЛ? Наш корреспондент на следующий день после убийства Владислава Листьева встретился с подпольным врачом-хирургом одной из преступных группировок, который, по его словам, был близким другом участника убийства Листьева и оказывал первую помощь


«Ты знаешь, Шукшин умер…»

Из книги автора

«Ты знаешь, Шукшин умер…» Второго октября 1974 года звонит телефон. Слышу голос Андрея:— Ты знаешь… — Долгое молчание. — Шукшин умер.— Знаю.— Встретимся на панихиде, в Доме кино. — Андрей повесил трубку.Вот оно и случилось, пришла за Васей смерть. Ушел Шукшин из жизни


Знаешь ли ты…

Из книги автора

Знаешь ли ты… Я долго думал, с чего же начать. Всю жизнь. Возможно, этим и отличаюсь от многих, идущих с годами к финалу. Я всегда шел к началу. К началу воспоминаний. А в мемуарах очень важно именно правильно начать. Мемуарист – словно прыгун с трамплина: ошибся в разгоне – в


«Как сладко стать ребенком снова…»

Из книги автора

«Как сладко стать ребенком снова…» Как сладко стать ребенком снова, Гореть от непонятных снов, Поверить в радостное Слово И чутким ухом слышать зов. В слезах горючих и нежданных Болеть, скорбеть не о себе, Молиться о далеких, странных Чужой нерадостной