«Пусть мило улыбнулась ты сначала…»

«Пусть мило улыбнулась ты сначала…»

Пусть мило улыбнулась ты сначала,

В приветственном пожатии руки

Почувствовал я взору вопреки,

Что прежде ты теплей меня встречала.

И нервной дрожью, острой как кинжал,

Вдруг холодок по телу пробежал.

В каком-то раздвоении жестоком

Я уж не мог быть с чувством заодно,

Когда в венецианское окно

С заката солнце хлынуло потоком,

И лава драгоценного луча

У твоего расплавилась плеча.

Я наблюдал, как словно загорая

Смуглела кожа в золоте густом,

И с нежностью подумал я о том,

Что и она – любовь моя вторая —

Носила то же имя, что и ты:

Классическое имя красоты.

Сгущался в сумрак тихий вечер летний,

Прощальный свет, рассеиваясь, гас;

Я у тебя был только в третий раз,

Но этот третий, может быть, последний: —

Я избалован участью иной

И мало мне любезности одной.

И все равно забудешь о поэте

Ты или снова позовешь меня,

Я, в памяти прекрасное храня,

За строфы элегические эти

И ту великолепную зарю

Тебя, участница, благодарю!..

<1927 г. 11 августа. Четверг.

Москва>

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Мило

Из книги Привилегия десанта автора Осипенко Владимир Васильевич

Мило Мы русские. Русские не продают. (Слова из песни) Его звали Мило. Стройный, гибкий, русоволосый с сильной проседью, он выглядел моложе своих лет и здорово стоял на воротах. Со своими «цыганами» — почему-то так он называл своих чернявых друзей — уже который раз дерёт нас,


Рейхсминистру фон Нейрату улыбнулась удача

Из книги Личный пилот Гитлера. Воспоминания обергруппенфюрера СС. 1939-1945 [litres] автора Баур Ганс

Рейхсминистру фон Нейрату улыбнулась удача Гитлер направил рейхсминистра фон Нейрата со специальной миссией в Рим, а я получил задание послать в итальянскую столицу самолет, чтобы забрать его оттуда. Самолет, который я выбрал, совершил посадку в Мюнхене для дозаправки, и


«Как мило всё было, как странно…»

Из книги Поэзия народов Кавказа в переводах Беллы Ахмадулиной автора Абашидзе Григол

«Как мило всё было, как странно…» Анне Каландадзе Как мило всё было, как странно. Луна восходила, и Анна печалилась и говорила: — Как странно всё это, как мило. — В деревьях вблизи ипподрома — случайная сень ресторана. Веселье людей, И природа: луна, и деревья, и Анна. Вот


«Пусть руку! Пусть ногу!..»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Пусть руку! Пусть ногу!..» Не знаю, каким путем шли в нашу глушь письма, но все-таки, сложенные треугольниками, от мамы из Ленинабада и от папы неизвестно откуда с адресом «Полевая почта №…» и штампом «Просмотрено военной цензурой» они нас достигали. Потом случился


Всё сначала

Из книги Леонардо да Винчи автора Шово Софи

Всё сначала Итак, забыть пережитое унижение и постараться, чтобы забыли его самого. Два года полного молчания. Чем занимался он в Винчи с 1476-го по весну 1478 года? Он наслаждается природой, неизбывную любовь к которой не может утолить; без устали, словно одержимый, рисует –


«Пусть руку! Пусть ногу!..»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Пусть руку! Пусть ногу!..» Не знаю, каким путем шли в нашу глушь письма, но все-таки, сложенные треугольниками, от мамы из Ленинабада и от папы неизвестно откуда с адресом «Полевая почта №…» и штампом «Просмотрено военной цензурой» они нас достигали. Потом случился


«И ничто мне теперь уж не мило…»

Из книги О чём поют воды Салгира автора Кнорринг Ирина Николаевна

«И ничто мне теперь уж не мило…» И ничто мне теперь уж не мило, Пыл погас, в сердце нету огня, Даже то, что так страстно любила, Уж теперь не волнует меня. Равнодушно, надменно, сурово Я слежу за дыханьем весны, И не жажду я радости снова, Вас не жду, златокрылые сны. Прочь


И ВСЕ СНАЧАЛА!

Из книги Загадка Таля. Второе «я» Петросяна автора Васильев Виктор Лазаревич


Все сначала

Из книги Великий де Голль. «Франция – это я!» автора Арзаканян Марина Цолаковна

Все сначала Ситуация в Северной Африке после кончины Дарлана отнюдь не изменилась в пользу главы Сражающейся Франции. Американцы приняли решение назначить на место адмирала Жиро, который получил титул «гражданского и военного главнокомандующего». Окружение Жиро


VI. «Минует всё, что было мило…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

VI. «Минует всё, что было мило…» Минует всё, что было мило, Что окрыляло, что влекло, Но ты, зари моей светило, Горишь по-прежнему светло, И над туманами ночными, Где очертанья лет слились, Зовешь лучами золотыми В недосягаемую высь. 20 марта


VI. «Минует всё, что было мило…»

Из книги Элита тусуется по Фрейду автора Угольников Сергей Александрович

VI. «Минует всё, что было мило…» Минует всё, что было мило, Что окрыляло, что влекло, Но ты, зари моей светило, Горишь по-прежнему светло, И над туманами ночными, Где очертанья лет слились, Зовешь лучами золотыми В недосягаемую высь. 20 марта


61. «Все молодое сердцу мило…»

Из книги Главная тайна горлана-главаря. Книга 1. Пришедший сам автора Филатьев Эдуард

61. «Все молодое сердцу мило…» Всё молодое сердцу мило, Затем что молодость чиста, Что много в ней живого пыла, Что так свежи ее уста, Что от всего, что старца гложет И смертью близкою грозит, Увлечь лишь молодость нас может Туда, где май, где жизнь царит. 4 октября


61. «Все молодое сердцу мило…»

Из книги автора

61. «Все молодое сердцу мило…» Всё молодое сердцу мило, Затем что молодость чиста, Что много в ней живого пыла, Что так свежи ее уста, Что от всего, что старца гложет И смертью близкою грозит, Увлечь лишь молодость нас может Туда, где май, где жизнь царит. 4 октября


Как мило она играется…

Из книги автора

Как мило она играется… На светских тусовках Ксения часто появляется в компании своего нового друга Александра Шусторовича, нью-йоркского бизнесмена, которого ФСБ подозревает в работе на американскую разведку.В России Шусторович известен главным образом


Сначала – финал

Из книги автора

Сначала – финал Их было двое в комнате-лодочке. Оба – одного и того же роста и возраста, одинаково одетые и обутые, похожие друг на друга, как две капли воды, и неразлучные, как сиамские близнецы.И им было тесно. В этой необъятной стране. И в этой сумбурно-взбудораженной