Похожие главы из других книг:

Ковбой в душе

Из книги автора

Ковбой в душе У каждой истории есть свое начало.Моя началась в северной части Центрального Техаса. Я вырос в маленьких городках, где сильны традиционные ценности: семья, патриотизм, уверенность в своих силах, как важно присматривать за своей семьей и помогать соседям. Я


В заводском душе

Из книги автора

В заводском душе Мои первые попытки написать чтото в прозе были настолько убогими, что я написанное тут же рвал и выкидывал. Но один текст не порвал и не выкинул. Это был рассказ в полторы машинописные страницы, впоследствии мною утерянный. Назывался непритязательно: «В


Мозоли на душе

Из книги автора

Мозоли на душе 14 декабря 2000 года. Южная Атлантика08:15. Это безветрие порождает во мне самые мрачные мысли. Несмотря ни на что работаю. С увлечением делаю иллюстрации к Лао-цзы. Однако порой чувствую, что мрачный настрой отражается на моих картинах. Как ни горько


На душе серо

Из книги автора

На душе серо 13 января 2001 года. Индийский океан47°50’ ю. ш., 89°50’ в. д.14:00. Поменял галс. Иду курсом 90°. Очень хорошо. Туман и мелкий дождь. Все серое, на душе тоже серо. Почему – не знаю.Может, надоело есть консервы, от них изжога. Может, надоело пить кофе, от него во рту


Душе

Из книги автора

Душе Душа, будь выше пересудов И предрассудков, коль поэт ты. Забудь о ревности, посуде, Разбитой гостем… Комплименты Отбрось; они так часто лживы… Оставь всё в прошлом, дорогая. Пиши о том, что век красиво, Любви в объятья упадая. Кто б ни был твой читатель,


Твоей душе, Марина

Из книги автора

Твоей душе, Марина Кладу цветы на одинокий камень, Об участи своей скорбя, Петлю набросив сильными руками, Ты камнем сделала себя. Раздавлена гордыня. Сердцу горько, Летевшая когда-то как стрела, Среди советских бар — посудомойка, Предательства собратьев не


11. ПОГОВОРИМ О ДУШЕ

Из книги автора

11. ПОГОВОРИМ О ДУШЕ Революция — дело праведное. Но всегда находятся охотники примазаться к праведному делу — урвать под благовиддым: и благородным предлогом кусок пожирнее да полакомей. Какая только пыль не оседает на истоптанных сапогах революции, какая только грязь


Что ему не по душе?

Из книги автора

Что ему не по душе? В конце сороковых — начале пятидесятых годов я работал журналистом на Крайнем Севере, в Коми АССР. Там были лагеря — я их видел. Видел я, и как бульдозеры сравнивали их с землей. Тогда же я стал свидетелем поразительного явления: люди, незаконно


В заводском душе

Из книги автора

В заводском душе Мои первые попытки написать что-то в прозе были настолько убогими, что я написанное тут же рвал и выкидывал. Но один текст не порвал и не выкинул. Это был рассказ в полторы машинописные страницы, впоследствии мною утерянный. Назывался непритязательно: «В


Буря в душе конструктора

Из книги автора

Буря в душе конструктора Войну ждали, а обрушилась она внезапно. Она застала нашу военную промышленность в процессе широкого освоения новой боевой техники, а Красную Армию — технического перевооружения и реорганизации.Первые самолеты Лавочкина, еще не успевшие сдать


Бог не в Космосе, а в душе

Из книги автора

Бог не в Космосе, а в душе В Космосе Бога видели только в анекдотах. Анекдот на полях: В Кремле Хрущев отвел в сторонку Гагарина и спросил: «Юра, а ты Бога видел?» – «Да, видел. Есть Бог». – «Я так и знал. Только больше никому не говори», – сказал Хрущев. Потом Гагарин был на


Рай на душе

Из книги автора

Рай на душе Одному Богу ведомо, как радостно было у меня на душе в то лето, когда я познакомилась с Володей. Я никому не открывала своих чувств1» кроме как Господу в молитве. Но перед дорогим своим отцом я не могла скрывать ничего, я знала, что он меня поймет. Я сказала:—


БэВэ о душе

Из книги автора

БэВэ о душе Присутствовало в Раушенбахе желание верить в чудесное и необычное. В своей книге «Постскриптум», записанной Инной Сергеевой, он подробно описал, как в феврале 1997 года отдавал богу душу. При этом он верил, что душа в самом деле есть и приводил тому свои


«Мир успокоенной душе моей…»[45]

Из книги автора

«Мир успокоенной душе моей…»[45] «Мир успокоенной душе моей», Немного призраков осталось в ней. И сердцу мир — без боли, без огня, Не мучит и не радует меня. Что жизнь моя? — Тяжелая вода Глубокого заросшего пруда, Где мшистый камень с высоты упав, Безгрезно спит в лесу