Глава 8 Василий Иванович Суриков

Глава 8

Василий Иванович Суриков

Василий Иванович Суриков (родился 24 января 1848 года в Красноярске, умер 19 марта 1916 года в Москве) – русский живописец, мастер масштабных исторических полотен. В 1869–1871 годах учился в Академии художеств в Петербурге. В 1877 году переехал в Москву, где расписывал храм Христа Спасителя. В 1878 году женился на Елизавете Августовне Шарэ (1858–1888), внучатой племяннице декабриста Петра Николаевича Свистунова (1803–1889). С 1881-го – участник движения передвижников. В 1893 году был избран действительным членом Академии художеств. Дочь Сурикова – Ольга – вышла замуж за известного художника Петра Петровича Кончаловского (1876–1956). Василий Иванович Суриков похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

В русском изобразительном искусстве второй половины XIX века есть фигура, сравнимая по своему величию с Львом Толстым, с Мусоргским и Достоевским. Это человек, выразивший в своем творчестве квинтэссенцию народной души, – Василий Иванович Суриков, не просто художник, но живописец. Суриков обладал невероятным воображением и даром исторического предвидения, и его дар во многом способствовал подъему и развитию русской исторической живописи.

Историческая живопись всегда была высоким и серьезным жанром. И в Императорской Академии художеств, и во всех западноевропейских академиях самое большое значение придавали именно этому жанру. Лучшие студенты обычно определялись в классы исторической живописи.

Переход Суворова через Альпы (фрагмент)

1899 год

Чтобы ответить на вопрос, почему исторический жанр во времена Сурикова ценился гораздо выше, чем портрет или пейзаж, надо понять, что в то время к изобразительному искусству подходили с другими требованиями, чем сейчас. Тогда считалось, что изобразительное искусство должно было воспитывать в людях высокие гражданские чувства, напоминать о том, что служение обществу – главный долг человека, а все личные чувства и переживания имеют второстепенное значение. В XIX веке историческая живопись испытывала особый подъем. Картин на исторические темы было написано так много, что ими можно было завесить не только выставочные залы в Академии художеств, но и все экспозиционные площади в принципе. Так зарождался будущий конфликт в Академии. Ведь историческая живопись была весьма далека от жизни. Тем более что в жанр исторической живописи включались картины, написанные на библейские или мифологические темы. Это была живопись красивых поз, внушительных мышц и продуманной светотени – постановочная живопись.

Автопортрет

1879 год

Но сколько можно было писать о Сусанне, которую пытались соблазнить старцы, или об Иосифе и его братьях? А Академия художеств не хотела отходить от канонов классицизма, требуя полного подчинения от своих учеников. Смешно упрекать ребенка, который только что родился, в том, что он не умеет ходить. Так же смешно упрекать и историческую живопись в том, что она имела свой путь развития. Поэтому вполне объяснимы подражание классическим образцам живописи эпохи Возрождения, оторванность от жизни, а также то, что искусство не давало ответов на вопросы современности. Но такое положение вещей не устраивало молодых, горячих, ищущих художников, что, в конечном счете привело к «бунту четырнадцати», когда из Академии художеств выделилась группа художников, впоследствии получившая название «Передвижники». Василий Иванович Суриков был одним их этих художников.

Передвижники. В 1863 году 14 лучших выпускников Академии художеств отказались писать произведения на классические сюжеты. Они ушли из Академии, чтобы рисовать жизнь, противопоставив себя официальному академизму. Во главе их артели стоял Иван Крамской. В 1870 году они учреждают товарищество передвижных выставок, в уставе которого записано: «Цель товарищества – доставление обитателям провинций возможности следить за успехами русского искусства». Передвижники везут свои картины в Москву, Харьков и другие города. В передвижниках перебывали почти все крупные художники второй половины XIX века: Василий Суриков, Иван Репин, Валентин Серов, Исаак Левитан.

На пороге были семидесятые годы XIX века. Многовековое крепостное право было отменено, пореформенная Россия бурлила. Людей волновали извечные российские вопросы: «кто виноват?» и «что делать?». Поэтому, когда 1 марта 1881 года на очередной выставке передвижников была представлена картина «Утро стрелецкой казни», она произвела ошеломляющее впечатление. Это было нечто величественное и грандиозное. Все те вопросы, которые волновали Россию в XVII веке, снова возникли в веке XIX. Добрый царь или палач своего народа правит страной? Отношение власти и народа, страдание и искупление – все эти темы буквально витали в воздухе. Поэтому картина о том, с какой неимоверной жестокостью власть расправляется со своим народом, произвела переворот в умах людей. Картина Сурикова глубоко затронула души людей, но отношение к ней было не всегда однозначным. Были люди, которые ею восхищались, и были люди, горячо критиковавшие ее. Но равнодушных не было.

Утро стрелецкой казни

1881 год

Картина вызвала огромный резонанс, и о Сурикове говорили разные вещи. Он всегда вызывал особое к себе отношение. Это был человек с необычной судьбой.

Старинный род Суриковых восходит еще к донским казакам, которые вместе с Ермаком переселились в Сибирь и обосновались в городе Красноярске. В семье Суриковых было трое детей. Отец умер от чахотки. Мать, Прасковья Федоровна, оказала на сына огромное влияние. Она была талантливым человеком, прекрасно вышивала по собственным эскизам, у нее было острое чувство цвета, которое передалось и ее сыну. Дом, в котором она жила, был словно из XVII века – там не было стеклянных окон, вместо них были слюдяные вставни, там было много старинных вещей, которые Суриков обожал рассматривать ребенком. Поэтому все, что он в жизни любил, – родом из детства.

Сибирь – огромный самобытный край, где человеку жилось трудно, но думалось легко. Здесь никогда не было крепостного права, здесь жили вольные люди с яркими и сильными характерами. Поэтому и наказания здесь были особенно суровые. Мальчиком Суриков видел, как поймали поджигателей, как воздвигали эшафот, видел красные рубахи палачей и обреченные лица людей, приговоренных к казни. Все эти воспоминания долго жили в нем.

В Красноярске Суриков окончил лишь приходское училище. Но судьба была к нему благосклонна. Его необычайные способности заметил сначала учитель рисования Н.В. Гребнев, а затем и золотопромышленник Кузнецов, который дал ему денег для поездки в Петербург. И Суриков, как когда-то Ломоносов, вместе с рыбным обозом через два месяца прибыл в столицу, чтобы поступить в Императорскую Академию художеств. Это был цельный человек с сильным характером, привыкший добиваться поставленных целей. Спустя три месяца он уже поступил в Академию художеств и вскоре стал лучшим учеником. Академию Суриков окончил с золотой медалью.

Однако Петербург производил на Сурикова гнетущее впечатление. Город давил на него своей холодностью и безликостью. Поэтому, когда ему поручили роспись на тему четырех вселенских соборов в храме Христа Спасителя, он с радостью покинул Санкт-Петербург. Москву он полюбил сразу, почувствовав в ней нечто родственное Красноярску. Суриков ходил по Красной площади и «опрашивал» стены Кремля, «свидетелей» многих исторических событий. Он сам не оставил записей, но, сохраняя характерную «суриковскую» интонацию, за ним много записывал поэт и художник Максимилиан Волошин.

Максимилиан Александрович Волошин (родился в Киеве 28 мая 1877 года, умер в Коктебеле 8 ноября 1932 года) – русский поэт-символист и художник. Он был не только талантливым поэтом, но и ярким литературным критиком, а также переводчиком. Дача Максимилиана Волошина в Коктебеле еще при его жизни преобразована в Дом творчества (впоследствии Дом творчества Литфонда СССР). В Коктебеле у Волошина подолгу гостили поэты Осип Мандельштам и Сергей Соловьев, писатель Александр Грин и многие другие. В 1913 году Волошин начал работу над книгой о Сурикове, в январе того же года провел несколько бесед с художником о его творчестве. Волошин сам рассказывал о том, как началась его работа над книгой о Сурикове: «Познакомился я с Василием Ивановичем Суриковым в начале 1913 года, когда И.Э. Грабарь предложил мне написать о нем монографию для издательства Кнебеля. Через общих знакомых я обратился к Василию Ивановичу с вопросом: не буду ли я ему неприятен как художественный критик и не согласится ли он дать мне материалы для своей биографии. Василий Иванович ответил, что ничего не имеет против моего подхода к искусству, и согласился рассказать мне свою жизнь».

Покорение Сибири Ермаком

1895 год

Но все же Петербург – важный город в судьбе Сурикова. Этот город подарил ему любимую жену, Елизавету Августовну Шарэ. Ее отец был французом, а мать – племянницей декабриста П.Н. Свистунова. Брак Сурикова был красив и гармоничен, у него было две дочери: Ольга и Елена. Ольга впоследствии вышла замуж за Петра Кончаловского, положив начало слиянию двух родов. Но, к сожалению, судьба дала Сурикову жену только на 10 лет. В 1878 году они поженились, а в 1888 году она умерла. Но именно в этот период Суриков пишет свои лучшие произведения. Это трилогия: «Утро стрелецкой казни», «Меншиков в Березове» и «Боярыня Морозова».

Петр Петрович Кончаловский (родился 21 февраля 1876 года в Славянске, умер 2 февраля 1956 года в Москве) – русский художник. Учился в Императорской Академии художеств (1898–1907), а также в Париже в академии у Р. Жюльена. Член общества художников-авангардистов «Бубновый валет». Среди наиболее известных полотен П.П. Кончаловского «Семейный портрет» (1912), «Красный поднос» (1913), портреты В.Э. Мейерхольда (1938) и А.Н. Толстого (1941). В ранней живописи П.П. Кончаловского ощущается влияние фовизма. Дочь П.П. Кончаловского – Наталья Петровна Кончаловская (1903–1988) – стала женой известного поэта Сергея Михалкова.

Портрет Елизаветы Августовны Суриковой, жены художника

1888 год

Историческая картина требовала большого масштаба, и все картины Сурикова величественны по своим размерам и идейному содержанию. Во всех его картинах невероятная правдивость изображения сочетается с богатым художественным вымыслом. Суриков принадлежал к типу людей с так называемым эйдетическим (образным) типом мышления. Такие люди обладают потрясающей фантазией и способностью видеть отдельные предметы и сцены абсолютно живыми. И Суриков обладал этим необычайным даром – историческим видением и предвидением.

Картина «Утро стрелецкой казни» (см. стр. 140–141) имела богатую предысторию. Трагическим прологом к правлению Петра I стало восстание стрельцов в 1698 году. Петр отправился в Голландию и поручил боярам управление Россией. В это время четыре стрелецких полка были переведены из Москвы в Азов. Смена, которая должна была прийти за ними через полгода, не пришла, и начался ропот, умело подогретый царевной Софьей. Стрельцы встретились под Москвой с войсками генерала Шеина и были разбиты. Возмездие было невероятно жестоким. Петр лично отрубил пять стрелецких голов в селе Преображенское. И весь ужас этой исторической трагедии мастерски передан Суриковым в одной картине.

Действие разворачивается на Красной площади. Люди, телеги, виселицы – это целая симфония, созданная многоголосием образов. И на все это взирает безумным взглядом Петр. На противоположной стороне от него, в телеге, сидит рыжебородый стрелец. Суриков долго искал этот образ, пока однажды на Ваганьковском кладбище не увидел человека в белой рубахе, в котором он сразу «узнал» мятежного стрельца. Этот образ так выразителен на темноватом фоне картины, в нем чувствуется такая сила, что становится понятно: если бы все обернулось иначе, если бы Петр попал в руки стрельцов, его бы тоже не пощадили. Была бы не менее страшная и кровавая расправа. Известный русский художественный критик Владимир Стасов, увидев эту картину, заплакал и обнял Сурикова.

Такие мощные исторические образы продолжали появляться в творчестве Сурикова. Вскоре он пишет совершенно другую по характеру картину – «Меншиков в Березове».

Здесь действие происходит в интерьере крестьянской избы. Однажды, когда Суриков снимал дачу для своей семьи, он увидел, как его домочадцы сидят, прижавшись друг к другу, в тесной избе, и в его воображении родился этот образ развенчанного «полудержавного властелина» в окружении двух дочерей и сына. Иван Николаевич Крамской как-то сказал Сурикову: «Если Ваш Меншиков встанет, то пробьет головой эту избу», – имея в виду, что в картине нарушены пропорции. Но пропорции не так важны здесь, важна трагедия человека, который был богат и облечен властью, – а теперь он развенчан и доживает свои дни в изгнании. У него будет много времени для воспоминаний, для осмысления своей жизни, для размышлений о душе и о вечности. Картина интересно решена по композиции. Одна линия, очерчивая головы персонажей, словно замыкает круг, подчеркивая, что жизнь этих людей закончена. В заснеженном окне – зима, холод, безысходность и страх.

Александр Данилович Меншиков (родился 16 ноября 1673 года в Москве, умер 23 ноября 1729 года в Березове) – русский политический деятель, сподвижник Петра I, фельдмаршал, генералиссимус, князь Священной Римской империи, первый губернатор Петербурга. Впервые имя Меншикова упоминается в списках Преображенского полка в 1693 году – он числился бомбардиром. Одновременно Меншиков исполнял при Петре I должность денщика. В 1697–1698 годах Меншиков сопровождал Петра I в его поездке за границу. 18 октября 1706 года в битве при Калише разбил наголову 30-тысячное шведское войско, которым командовал генерал Арвид Мардефельт (1655–1708). За героизм, проявленный в Полтавской битве, Петр I присвоил Меншикову звание фельдмаршала. Во время краткого правления Екатерины I Меншиков был практически абсолютным правителем России. Он добился для себя беспрецедентного звания генералиссимуса, а также того, что его дочь Мария была обручена с внуком Петра I – Петром II. После смерти императрицы Екатерины I 17 мая 1727 года влияние Меншикова стало падать. Уже 20 сентября 1727 года Меншиков был удален из Петербурга, а затем лишен имущества и титулов и сослан с семьей в Березов, где и умер 23 ноября 1729 года. Вскоре после смерти Меншикова в Березове умерла и его дочь – Мария Александровна, так и не ставшая русской царицей.

Меншиков в Березове

1883 год

Венцом творчества Сурикова является картина «Боярыня Морозова». Когда смотришь на это огромное полотно, три с лишним почти на шесть метров, кажется, что нельзя ни прибавить, ни убавить, ни в композиции, ни в размерах, ни в цвете, ни в чем. Но это было совсем не так. Суриков не то чтобы мучился над этой работой, он просто тяжело вынашивал ее и много раз менял и замысел, и композицию, и размеры. У него была небольшая мастерская на Долгоруковской улице, в которой он и жил. Он вывозил холст на площадку и таскал из одной двери в другую. И освещение было не очень хорошее. Иногда говорят: «Ой, темновата картина». А почему темновата? И освещение не очень хорошее, и с красками он работал по-особенному, по-своему. Не очень он влезал во всякие химические тонкости и технологию иногда нарушал.

Эта картина, как многие, наверное, думают, – потрясла воображение современников. Но нет, не потрясла. Наоборот, многие современники встретили ее в штыки. Сурикову всю жизнь указывали на недостатки. И рисунок у него слабоват, у кого-то покрепче будет. И в цвете он недотягивает. А на самом деле картина-то мощная, сделанная по замыслу художника, и правильно сделанная и задуманная.

Диагональная композиция. Много раз Суриков просил проехаться на розвальнях, чтобы посмотреть, как снег ложится сзади от розвальней. Суриков был историк в живописи. Вот уж кто не любил ничего приблизительного! В этом смысле к нему нет претензий. Ни к образам, которые он искал и находил, ни к тому, во что и как одеты персонажи, как выглядела Москва. То есть это огромная историческая достоверность. Он вынашивал каждый образ, находил его. Почему в «Утре стрелецкой казни» все образы убедительны, кроме Петра I? Потому что Петра I Суриков писал с портрета, а всех остальных – нашел. И для «Боярыни Морозовой» он нашел все образы – и юродивого, и княгиню Урусову, которая идет за розвальнями, сопровождая свою сестру-раскольницу.

Никак не мог он найти образ Морозовой. Ему нужно было лицо, которое выделялось бы из толпы. Толпа получилась такой яркой, такой красочной, такой выразительной, что не держало ее никакое лицо, все уходили, все сливалось. И он нашел такую раскольницу. И как только написал – два часа всего писал он с нее портрет – и как вставил этот портрет, этот образ в картину, так все и получилось. Образ человека, преданного идее.

Что волновало Сурикова в теме раскольничества? Двести лет прошло с тех времен, когда царь Алексей Михайлович задумал привести в порядок церковные книги. Малограмотные переписчики на протяжении веков переписывали книги и допустили много ошибок. Нужно было удалить эти ошибки – ничего плохого в этом нет. Но старые книги бросали в костер, сжигали. А что это за книги? Церковные. Это какое же неуважение к своему народу, к людям!

Боярыня Морозова

1887 год

Царь дал патриарху Никону почти неограниченную власть. И Никон постепенно, год за годом, укреплял и дальше эту власть и стал уже думать – чья власть важнее, светская или духовная? В конце концов царь лишил Никона патриаршества, но от начатой им обрядовой реформы не отказался. Парадоксально, но старые обряды были преданы анафеме на том же самом Московском соборе 1667 года, который лишил Никона патриаршества.

Сурикова интересовал русский характер, загадочная русская душа. Чего не хватало боярыне Морозовой? Ведь Морозовы были в родстве с Романовыми, а род Морозовых был настолько древний, что мог бы и на престол претендовать. Более того, Морозова по мужу была родственницей самого царя Алексея Михайловича. Богатство было несметное. Боярыня Морозова жила не то что в богатстве – она жила в роскоши.

У нас сложилось такое впечатление, что она была уже пожилая, изможденная. Да она красавица была! И умерла-то всего в 43 года. В 30 лет она осталась вдовой. Красавица, веселая, живая. Знаменитый лидер старообрядчества протопоп Аввакум был ее духовником. И упрекал ее Аввакум, что она жалеет денежки на общее дело: «Милостыня от тебя истекает, яко от пучины морския малая капля, и то с оговором». А она не жалела – она любила Ивана, сына своего, и хотела ему оставить наследство. Но жизнь сложилась так, что она и Ивана похоронила раньше, чем умерла сама, приняв мученическую, жесточайшую смерть.

Дом ее стал местом, куда приходили и паломники, и юродивые. Почувствовал Алексей Михайлович, что не подчиняется ему боярыня Морозова. Но терпел, потому что жене его, Марии Ильиничне Милославской, была Морозова ближайшей подругой. Царица понимала все, не шла против воли мужа, но выказывала сочувствие старообрядцам. А уж когда она умерла и остался он вдовцом, два года не женился, а потом привел в дом молодую жену – Наталью Кирилловну Нарышкину (которая станет матерью Петра I), и Морозова не пришла к нему на свадьбу – тут он все понял. Тут он уже перестал церемониться и Морозову сослал. И она, и ее сестра приняли страшную смерть, были замучены, заморены голодом. И все-таки даже в таком состоянии перед смертью она попросила, чтобы стражники выстирали ее рубашку, чтобы перед Богом предстать в чистом исподнем.

Степан Разин

1906 год

У Максимилиана Волошина в биографии Сурикова есть описание того, как художник увидел однажды на снегу ворону с подбитым крылом и тут же перед ним предстал этот образ. Но самое важное, хотя здесь неважного нет, – это композиционный ход Сурикова. Ведь перед зрителем открывается путь, уходящий вдаль, в бесконечность. Это событие, которое обернется огромной бедой для России. Никогда уже не будет Россия как прежде, единой. И художник это чувствует как никто иной. Ведь художник – это всегда пророк. И присутствие юродивых всегда считалось на Руси знамением. Как в «Борисе Годунове», как во многих других произведениях, появление юродивого связано с предчувствием ужасной беды. И в картине Сурикова юродивый осеняет дровни боярыни двуперстным крестным знамением.

Все суриковские образы живые и яркие. Это не ряженые, не стаффаж, это реальные персонажи огромной народной трагедии. Удивительно, как этот человек из Сибири, из XIX века смог объединить в своем творчестве и исторические реминисценции, и современную технику письма, и глубокий психологизм так, что его произведения и по сей день волнуют людей.

Взятие снежного городка

1891 год

После «Боярыни Морозовой» Суриков обращается ко многим другим знаковым вехам российской истории – и к суворовскому походу, и к образу Степана Разина, вспоминает Ермака, отдавая дань своим сибирским предкам. Максимилиан Волошин отметил: «Один из секретов Сурикова – цельного и подлинного художника-реалиста, посвятившего жизнь самому неверному из видов искусства, исторической живописи, – в том, что он никогда не восстанавливал археологически формы жизни минувших столетий, а добросовестно писал то, что сам видел собственными глазами, потому что он был действительным современником и Ермака, и Стеньки Разина, и боярыни Морозовой, и казней Петра». И с этим трудно не согласиться.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Василий Суриков

Из книги Путник по вселенным автора Волошин Максимилиан Александрович

Василий Суриков Среднего роста, широкоплечий, крепкий, с густой шапкой русых от проседи, в скобку подстриженных волос, жестких и слабо вьющихся в бороде и усах, моложавый, несмотря на свои шестьдесят пять лет, – таким я увидел Василия Ивановича Сурикова впервые в январе


Василий Суриков

Из книги Во имя Родины. Рассказы о челябинцах — Героях и дважды Героях Советского Союза автора Ушаков Александр Прокопьевич

Василий Суриков Отрывок из работы Волошина о Сурикове печатается по: Волошин Максимилиан. Суриков. – Л., 1985.– С. 200–209.В январе 1913 г. Волошин начал работу над монографией о Василии Ивановиче Сурикове (1848–1916), заказанной ему художником и искусствоведом Игорем


БОЯРШИНОВ Василий Иванович

Из книги Записки артиста автора Весник Евгений Яковлевич

БОЯРШИНОВ Василий Иванович Василий Иванович Бояршинов родился в 1915 году в поселке Сыростане Миасского района Челябинской области. Русский. Окончив горнопромышленное училище в Миассе, работал на Златоустовском заводе (ныне машиностроительный имени В. И. Ленина). В


МИШУСТИН Василий Иванович

Из книги Воспоминания склеротика автора Смирнов Борис Натанович

МИШУСТИН Василий Иванович Василий Иванович Мишустин родился в 1916 году в селе Пушкарском Короганского района Курской области в семье крестьянина. Русский. В 1933 году приехал в Магнитогорск. Здесь закончил ФЗУ (ныне ГПТУ-19). Работал слесарем прокатного стана «500» на


Василий Иванович Чуйков

Из книги Рассказы автора Листенгартен Владимир Абрамович

Василий Иванович Чуйков 1 февраля 1973 года в 20.00 в моей квартире раздался звонок из ЦК КПСС: «Просьба срочно вылететь в Волгоград. Самолет в 23.00. Машину пришлем. В местном театре завтра премьера по пьесе Юлия Чепурина „Сталинградцы“, посвященная 30-летию Сталинградской


ТЫ  НЕПРАВ,  ВАСИЛИЙ  ИВАНОВИЧ

Из книги Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева: Энциклопедия биографий автора Зенькович Николай Александрович

ТЫ  НЕПРАВ,  ВАСИЛИЙ  ИВАНОВИЧ …у нас у всех есть один якорь, с которого, если сам не захочешь, никогда не сорвешься: чувство долга. И.С.Тургенев      В памятном с детства фильме «Чапаев» есть сцена, когда Василий Иванович на картошке показывает и объясняет, где должен быть


Василий Иванович

Из книги Туляки – Герои Советского Союза автора Аполлонова А. М.

Василий Иванович Василий Иванович терпеть не мог упоминаний о Чапаеве. Не любил он и анекдоты про него, никогда не рассказывал их сам, старался не слушать, когда рассказывали другие. А всё потому, что когда он с кем-либо знакомился и представлялся, люди улыбались, а иногда и


ПОЛЯКОВ Василий Иванович

Из книги На румбе — Полярная звезда автора Волков Михаил Дмитриевич

ПОЛЯКОВ Василий Иванович (10.12.1913). Секретарь ЦК КПСС с 23.11.1962 г. по 16.11.1964 гг. Член ЦК КПСС в 1962 — 1966 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1961 — 1962 гг. Член КПСС с 1939 г.Родился в деревне Леонидовка (ныне Суджанского района Курской области) в семье крестьянина. Русский. После учебы в


Буфетов Василий Иванович

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич

Буфетов Василий Иванович Родился в 1920 году в селе Лужны Черненого района Тульской области в крестьянской семье. С восьмилетнего возраста вместе с родителями жил в гор.Туле. По окончании средней школы поступил в Одесское артиллерийское училище. Здесь его застала Великая


Голосов Василий Иванович

Из книги Золотые звезды курганцев автора Устюжанин Геннадий Павлович

Голосов Василий Иванович Родился в 1911 году в гор.Белеве Тульской области. По окончании средней школы работал на сушильном заводе. Затем уехал в Москву, где был завхозом в одной из средних школ. В 1931 году призван в ряды Советской Армии. Погиб в бою с фашистами в августе 1943


Зайцев Василий Иванович

Из книги автора

Зайцев Василий Иванович Родился в 1911 году в деревне Каверино Лаптевского (ныне Ясногорского) района Тульской области в семье рабочего. До 1928 года учился в средней школе, где вступил в комсомол. Работал на фабрике «Феникс», на заводе им.Крыленко. Учился в Орловской


Попов Василий Иванович

Из книги автора

Попов Василий Иванович Родился в 1925 году в деревне Плесы Тепло-Огаревского района Тульской области в крестьянской семье. Окончив семилетнюю школу, работал помощником машиниста сложной молотилки, потом трактористом. В январе 1943 года призван в Советскую Армию.


ДО СВИДАНИЯ, ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ!

Из книги автора

ДО СВИДАНИЯ, ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ! После призовых стрельб Стрелков остро ощутил, что пройден какой-то очень важный рубеж. Он почувствовал свою силу, умение принимать самостоятельно решения и командовать людьми в сложной и быстро меняющейся обстановке флотской службы.Сергею


ШИШКИН Василий Иванович

Из книги автора

ШИШКИН Василий Иванович Василий Иванович Шишкин родился в 1914 году в селе Белом Далматовского района Курганской области в семье крестьянина. По национальности русский. Член КПСС с 1938 года.Вскоре после окончания семилетней школы по комсомольской путевке выехал в