Единственная книга Джуны, выпущенная при жизни, и скандал вокруг нее

Единственная книга Джуны, выпущенная при жизни, и скандал вокруг нее

Мало что зависит в этой жизни от нас, и, при всей моей любви и преданности к милому существу, я не имею миллионов, чтобы издавать книги, не имею «волосатых друзей», чтобы они позвонили и решили проблемы мирового уровня. Но у меня «на вооружении» всегда есть трудоспособность и терпение.

Мы познакомились 1 июня 2013 года. С первой встречи началась работа по сбору материала для книги «Джуна – Джуна». Как было упомянуто ранее, мы сканировали печатные тексты, фотографии, архивные документы. Не раз и не два Джуна водила в мастерскую, переставляя полотна, чтобы получались снимки для иллюстративного материала. Гремела ключами. Водила в потаенные комнаты. Доверяла бесконечно.

До конца 2013 года был подготовлен первый оригинал-макет ее книги, включающей притчи и стихи, оформленной ее картинами.

Мои хождения по издательствам не дали результата. Взяв с нее расписку, я начала оформлять свою книгу романов ее картинами. Но ни один издатель опять-таки не заинтересовался проектом.

В разных журналах материал выходил разрозненно, что бесило меня и радовало ее.

Она часто звонила.

И вот в начале 2014 года, наконец, подарочный отдел издательства «Эксмо» сообщил о готовности взять два проекта: «Джуна – Джуна» и «Джуна – Савицкая». Пусть не с романами, но с притчами, что тоже радовало. Договора и макеты делались одновременно с проектом «Никас – Савицкая».

В печать были запущены лишь две из них. «Джуна – Джуна» и «Никас – Савицкая».

Третью приостановили.

Джуна занервничала, ожидая всего и сразу.

Ей срочно нужны были деньги. Но гонорар издательство выплачивает лишь в конце квартала после квартала продаж…

Ее охлаждение ко мне я почувствовала по тону голоса. Она обвиняла меня в краже фотоаппарата.

– Джуна, зачем мне твой пленочный фотоаппарат, когда у меня есть цифровой «Люмикс»?

Мои оправдания были для нее, как слону дробина.

Следующим «наездом» стало обвинение в адрес моего сына, что он сделал сайт, на котором продаются ее вещи.

– Если бы он мог делать сайты, Джуна…

Разговор снова закончен был весьма резко.

К октябрю месяцу нависла зловещая атмосфера. А книга все никак не приходила из Китая.

Декабрь ознаменовался несколькими ее резкими срывами по телефону.

Денег не было. И Джуна каждый раз, когда речь заходила о погашении аренды помещения, звонила мне и дергала, говоря, что я «имею на ней миллионы…»

Я понимала, что конфликта не избежать. Я просто его чувствовала, как деревенские люди в жару хребтиной чуют надвигающуюся грозу.

И вот свершилось чудо. Перед Новым годом позвонили из «Эксмо» и попросили забрать мои авторские экземпляры, экземпляры «Джуна – Джуна» и «Никас – Савицкая» – всего двадцать книг. По пять экземпляров каждой книги – мне, остальные – Никасу и Джуне.

По весу – более двадцати килограммов. Книги подарочного отдела были с золотым тиснением, в коробках. Золотой обрез. Красота неописуемая!

Предчувствуя скандал и в стремлении его избежать, я попросила дать мне квитанцию, на которой Джуна расписалась бы в получении положенных ей пяти книг. Чтобы она снова не обвинила меня в краже.

Предновогодняя декабрьская Москва, как мне показалось тогда, суетилась бесконечно. Время совпало с часом пик в метро. Наступило неожиданное потепление. Пошел дождь. А я была в белой шубе. Никаса в офисе не оказалось, его книги я оставила секретарю Ольге и понеслась с Охотного Ряда на Арбат.

С двадцатью килограммами в руках, в зимней натуральной шубе – это мокрая спина уже через пять минут. От меня шел пар еще два длинных перехода с грузом в руках… Но вес меня радовал.

Я шла по Старому Арбату и улыбалась. Наконец-то Джуна получит свою долгожданную книгу!

В ангельском настроении я ворвалась в ее офис. Встретила ее холодный взгляд и реплику:

– А, пришла. Садись! Жди меня.

У стола в комнате-кухне-спальне уже находилось человек пять. Незнакомый парень включил на всю мощь телевизор Джуны, прослушивал новости о Крыме.

Женщины начали меня укорять, глядя на привезенные книги, что я должна сначала дать Джуне миллион, а потом уже издавать книги…

На столе стояла бутылка шампанского. Мне не хотелось тратить энергию на чужих женщин, а просто пить…

Я думала: сейчас Джуна войдет и нальет мне хотя бы чаю, и мы отметим нашу победу.

Но заходили незнакомые люди. Джуна была в комнате с приборами и проводила сеанс лечения больных.

Пришлось отвечать на вопросы незнакомцев. Их взгляды чуть потеплели. Но напряжение, нависшее в воздухе, не исчезло. Мысленно я уговаривала себя не срываться. Держать в руках ситуацию при любом раскладе.

Маневр отвлечь ее главный негатив на фиктивную расписку удался.

Джуна ворвалась к нам, как стрела.

Я разложила десять экземпляров только что изданного, пахнущего типографскими красками шедевра издательского искусства – книгу-домик «Джуна. Сила божественного дара». Пять – ей, и на пяти своих попросила дать автограф.

– Зачем это я буду давать автографы? Кому? – вскричала Джуна.

– Тем людям, от которых зависел тираж, – сдержанно и тихо сказала я.

Она нехотя и резко стала подписывать мои экземпляры.

Я убирала их тут же в сумку. Краем глаза Джуна заметила книгу Никаса.

– Что это?

– Это наша книга с Никасом. Я тебе говорила.

– Покажи!

– Почему это они его издали так красиво? Почему меня не так?

– Джуна. Я не издательство. Ты с ними напрямую заключала договор.

Я положила перед нею расписку.

– Вот, подпиши, что получила пять своих авторских экземпляров!

– Ты что? Издеваешься? Мне нужно двести штук!

Однако срывающимся подозрительным и нервным движением она написала в расписке, что получила пять экземпляров, потом в скобках еще написала «пять», чтобы я не смогла, по ее предположению, подделать документ.

– Все крадут у меня последнее! – Джуну закручивал рецидив. Все присутствующие испугались. Замерли. – Ты пробралась тайно ко мне в мастерскую и сфотографировала мои картины! Ты украла мои картины! Ты лживая женщина! Ты заработала на мне миллионы!

– Джуна, успокойся, – пыталась я быстро собраться, предчувствуя беду, – ты сама водила меня…

– Я водила? Ты украла мои ключи! Ты пробралась… ты украла, – Джуна чуть ли не задыхалась.

Остановить приступ можно было или ударом, или оскорблением.

Я выбрала второе. Медленно развернувшись, показывая всем видом, что готова к драке, я тихо и угрожающе произнесла:

– Так меня еще никто не обижал! Джуна, остановись! Остановись! А то ничто не поможет тебе спастись у ворот Божьих от самой себя!

– Говорить умеешь? Пис-сатель! Ты. Пис-сатель!

Руки мои были заняты двумя сумками с книгами Никаса и Джуны. Оставалось драться глазами и словами.

– Посмотри на меня, Джуна! – впилась я ей в лицо. – Посмотри! – и она действительно, как завороженная, остановилась и дальше не отрывала гневных своих сверкающих очей. – Я помню великую Джуну. Талантливую целительницу мира! Ты не Джуна! – закричала я, и все в комнате замерли от такой дикой наглости. – Ты Джуну съела и сидишь в ее теле и смотришь на меня из дырочек вместо глаз! Посмотри на меня! Я работала над этой книгой полтора года! Я ни копейки на этом не заработала. Какие миллионы? Если ты этого не видишь, какой ты медиум? Экстрасенс ты …уев!

Разговор был завершен. Дружба разорвана. Джуна опешила и замерла, как ребенок у доски, получивший «кол»! Ее дар речи пропал.

Гордо вскинув голову, я выскочила вон из дома. Рыдания горя и смертельной обиды сдавливали горло. Слезы текли.

Я умирала от любви к своей глупой и больной Джуне. Позвонила Месенжнику. Он взял с меня клятву никогда больше не появляться в ее доме и не отвечать на ее звонки.

Я не успела доплестись до своей станции метро, как звонки действительно пошли.

Я не брала трубку.

Джуна, дождавшись гудка, оставляла гневные голосовые сообщения, пугая судом, дракой, смертью, разборками. Она, бедная моя, неграмотная Джуна, кричала:

– Света! Верни мне пленку!

Какую пленку? Мы что, шпионы? Мне было уже все равно.

До Нового года она обзвонила всех моих знакомых, вылив бочки россказней, что я ее обокрала всю насквозь. Среди нашей тусовки пошло заметное оживление – надо же! Джуна поругалась, наконец, с Савицкой! А то всем уже досталось, а ей нет…

После праздников мне отовсюду начали передавать, что там объявлена война против моей личности и что ассирийская армия ищет способ принести мою голову своей царице.

Ситуация меня и веселила, и злила, и приводила в чувство глубокой скорби. А еще меня обуревал интерес – в какую сумму оценена моя голова?

Кстати сказать, она добралась и до издательства и заявила, что я подделала подпись на документах и что книгу она не хочет! Как и следовало предположить, Джуна сказала, что издательство ей передало пятьдесят экземпляров, а Савицкая привезла всего пять, остальные украла, и очень удивилась, что их и в самом деле было пять. Вот сюрприз!

Потянулись доброхоты со всех сторон. Все клялись и божились, что поедут к ней и скажут веское слово в мою поддержку. Но ни один из мужчин, ни одна из женщин сделать это так и не отважились. ВСЕ СМЕРТЕЛЬНО БОЯЛИСЬ ДЖУНУ! Конфликт затягивался.

Из всех ее действий я понимала лишь одно – ее лунная энергия на исходе, и что она остро нуждается в моей – солнечной. Поэтому так агрессивно требует моей «головы».

Ей «ура» было на договоры, и ей «ура» было на книги, она остро нуждалась в любви.

Она пришла ко мне во сне 14 января 2015 года. Обняла. Сказала, что ей без меня плохо.

И вот в день Крещения я проснулась с чувством, а что мне, собственно, дуться на Джуну?

В два часа дня я набрала ее номер.

– Джуна?

– Да, Светочка, – сказала она, обрадовавшись несказанно моему звонку.

– Ты когда сегодня просыпаешься?

– Я уже не сплю! Приезжай сейчас.

– Еду, – очень просто сказала я.

И приехала.

В виде подарка я захватила белую шубу из козленка. Бутылку виски. Несколько пришедших журналов со статьей о Джуне. Все документы, касающиеся книги, и копии ее расписок.

В большой столовой находилось около десятка не то родственников, не то друзей ассирийской, армянской или грузинской внешности. Я их всегда путала.

Джуна, увидев меня, тут же подскочила и прицыкнула на всех:

– Всем сидеть! Это ко мне Света приехала!

Пока она обходила большой стол, уставленный закусками, я, бодро улыбаясь, пошутила:

– Представляете, иду, смотрю – козел! Белый! Я подумала – год Козла. Сняла с него шкуру. Сделала шубу, – и добавила уже без улыбки, – и так будет с каждым!

Никто за столом не улыбнулся.

– Зачем мне шуба? Сумасшедшая! Тем более белая! Я черное ношу! – ворчала довольная Джуна и вела меня к себе в закуток.

Села. Смотрит. Ждет моих слов. Соскучилась.

– Джуна, прости ты меня, ради Бога. Сволочь я. Подлая тварь. Я не должна была… так… тебя… экстрасенсом…

Но она меня тут же перебила, потому что ее речь была давно подготовлена:

– Это ты меня прости. Я даже не знаю, что на меня нашло!!! Я же не помню даже, что я говорила. Ну ты же не должна на меня сердиться. Я же хулиганка! Ты же меня знаешь, как никто! И как я тебя люблю! Давай лучше дружить, как прежде. И тебе, и мне будет лучше!

– Давай!

Я подошла. Мы обнялись.

Душе стало легче.

– А ты тоже, зараза такая, – засмеялась Джуна, погрозив пальцем, – ну давай, показывай скорее, что принесла!

– Документы я принесла, – сказала я, разворачивая копии договоров с издательством.

Села. Подперла кулачком голову. Смотрю на ее реакцию.

– Ты зачем сказала, что подписи не ставила?

Джуна убрала глаза в стол:

– Ну ставила!

– И что?

– А что они хотят на мне миллионы заработать?

– Ты опять?

– Хорошо. Больше не буду!

– Вот погоди, помолчи пять минут, дослушай хотя бы раз. Ты же хочешь книгу?

– Хочу.

– Джуна, дорогая, любимая моя Джуна. Верь мне. Просто верь. По той простой причине, что я тебя люблю. Веришь?

– Верю.

– Книга – это ведь не только Джуна и ее интеллектуальная собственность. Если ты читаешь свои стихи на своей кухне Савицкой – это только твоя поэзия. Но если ты хочешь получить книгу – ты вступаешь в товарно-денежные отношения. Книга – это перевод рукописи из печатного текста в цифру. Это редактура. Корректура. Это верстка. Это бумага. Это кабинеты издательства. Это юридические договора. Утверждение макета у потенциального инвестора. Это сети продаж. Это реклама. Это типография. Это грузчики и водители транспорта, наконец, это складские помещения. Это магазины…

– Хватит! – прервала Джуна. – Я же сказала, больше бузить не буду. Шубу забери. Все равно не надену.

Однако Джуна умирала от любопытства, шубу примерила. Стала похожей на смешного сутулого горца.

– Подаришь кому-нибудь.

– Хорошо, – согласилась Джуна, – документы забери, а папочку оставь. Красивая папочка. И за журналы спасибо. Пусть еще пришлют.

На виски она не обратила внимания, приняла как дань.

И тут случилось то, ради чего вообще стоило «копья метать».

– Свет! Ну скажи, какая у нас классная книга получилась! Всем так нравится! Скажи, что картины там красивые! И рамки! И все! И цвет!

– Вся в золоте! В коробке, – подхватила я.

– Лучше ни у кого нет! Это лучшая моя книга! И притчи! Свет, скажи, что тебе мои притчи нравятся!

– Если бы не нравились, ты бы меня здесь не видела.

– Скажи, что нравятся!

– Нравятся! Очень нравятся!

– Скажи, Свет, мои картины самые лучшие. Никас – не художник! И притчи самые лучшие!

– Ну ты же решишь, что мое мнение неадекватно.

– А я хочу от тебя обо мне именно неадекватного мнения! Ты когда-нибудь поймешь это, пис-сатель?

Так мы помирились. И больше не ссорились.

Уже на следующий день она звонила и просила о чем-нибудь. О чем – даже не важно. О какой-нибудь ерунде и всегда добавляла:

– Светочка, ну я же так тебя люблю! Когда придешь?

– Не знаю. Работы много, – я дистанцировалась, не смея нарушать блаженный мир с моей сумасшедшей волшебницей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Святослав Рихтер – это огромная книга в моей жизни

Из книги Вокзал мечты автора Башмет Юрий

Святослав Рихтер – это огромная книга в моей жизни Первый раз я увидел Рихтера в городе Львове со спины. Это был его сольный концерт. Благодаря моему другу, сыну профессора Львовской консерватории, я получил пропуск, иначе попасть на концерт было невозможно. Из-за


Скандал вокруг Бломберга

Из книги Я был адъютантом Гитлера автора Белов Николаус фон

Скандал вокруг Бломберга 12 января произошла женитьба имперского военного министра генерал-фельдмаршала фон Бломберга. Накануне телефонный звонок подтвердил мне, что бракосочетание, о котором я услышал еще в начале декабря от его детей, состоится завтра.Я поделился


КНИГА ЖИЗНИ "…Я ПИШУ ИСТИННУЮ ПРАВДУ"

Из книги Родина и чужбина автора Твардовский Иван Трифонович

КНИГА ЖИЗНИ "…Я ПИШУ ИСТИННУЮ ПРАВДУ" Иван Трифонович Твардовский. Произнесем это имя и прислушаемся к нему. Не правда ли, это похоже на три удара молота по наковальне? Может быть, это напоминает нам о том, что родился этот человек в семье деревенского кузнеца Трифона


Глава XXXXVII. СКАНДАЛ, ЕЩЕ СКАНДАЛ

Из книги Жизнь в «Крематории» и вокруг него автора Троегубов Виктор

Глава XXXXVII. СКАНДАЛ, ЕЩЕ СКАНДАЛ Гонорар за единственное выступление в Екатеринбурге группа получила заблаговременно – утром в день концерта. «Командовал парадом» самолично Григорян, так что нашему директору Михаилу Оразову осталось лишь разделить полученные от


Глава пятая КНИГА КАК УЧЕБНИК ЖИЗНИ

Из книги Царь Соломон автора Люкимсон Петр Ефимович

Глава пятая КНИГА КАК УЧЕБНИК ЖИЗНИ «Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского…» — так начинается Книга притчей Соломоновых, являющаяся в нашем сознании неотъемлемой частью библейского канона и служившая своеобразным нравственным компасом для многих


Книга жизни

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

Книга жизни 1. «Не нами писанные главы…» Не нами писанные главы, Но нам по этой книге жить, Терять надежду и тужить, Искать и подвига, и славы, И вдруг понять, что не дано Нам изменить хотя бы строчки, Что в Книге Жизни ставит точки Лишь Провидение


Книга третья. РАДОСТЬ ЖИЗНИ

Из книги Пир бессмертных: Книги о жестоком, трудном и великолепном времени. Цепи и нити. Том VI автора Быстролетов Дмитрий Александрович

Книга третья. РАДОСТЬ ЖИЗНИ


ЛУЧШАЯ КНИГА ЕГО ЖИЗНИ

Из книги Мемуары и рассказы автора Войтоловская Лина

ЛУЧШАЯ КНИГА ЕГО ЖИЗНИ О детстве он вспоминать не любил.Отца он не знал и долгое время думал, что его вообще у него не было. Мать видел урывками. Жил с бабкой – стрелочницей на железнодорожном переезде, в сторожке, окруженной карликовым огородом, неподалеку от холодной


Хроники о феномене Джуны в прессе

Из книги Джуна. Одиночество солнца автора Савицкая Светлана

Хроники о феномене Джуны в прессе Отсюда ввысь стремлюсь я, полон веры, Кристалл небес мне не преграда боле, Рассекши их, подъемлюсь в бесконечность. И между тем, как все другие сферы Я проникаю сквозь эфира поле, Внизу – другим – я оставляю млечность. Джордано Бруно В


Таланты Джуны

Из книги автора

Таланты Джуны Зачем нам в стае птица голубая, Когда мы черным оперением своим Гордимся перед солнцем и землею? Зачем, скажите, птица голубая, Когда есть небо синее и море? Она соперничать


Знаки Джуны

Из книги автора

Знаки Джуны Начиная книгу, я поняла, что Джуна все время рядом. Нет, это не то «рядом», которое мы обычно говорим всуе, мол, ты уедешь, а я буду рядом. Это нечто другое. Как человек электрический, Джуна могла засвечивать кинопленку, влиять на электроприборы. Некое такое


Болезни Джуны

Из книги автора

Болезни Джуны «Болит у меня ангел» Природа, дорогая, помоги! С тобой сливаюсь – мы теперь едины. Дай силу мне свою и золотым Теплом своим меня наполни! Джуна Перечисляя болезни ее, подчеркну, что есть


Уникальные рецепты Джуны

Из книги автора

Уникальные рецепты Джуны И становлюсь я легкой, Как одуванчик, как птица, Земля, мы с тобою сестры, Нам звездное небо снится. Джуна Профилактика и лечение женских и мужских болезней Бесплодие, эрозия,


Творческое и научное достояние Джуны

Из книги автора

Творческое и научное достояние Джуны Джуна – поэт, Джуна – скульптор, Джуна – живописец, Джуна – график, Джуна – ученый, Джуна – экспериментатор, Джуна – певчая птица, Джуна – практик, Джуна – врачеватель и целительница… И это еще не все грани сильного существа, которое