Завещание наследства несуществующему внуку

Завещание наследства несуществующему внуку

Никому никогда мой мир

Не разрушить…

Джуна

Собственно, для нас не стало неожиданностью, когда НТВ, ТВЦ, Первый канал и «Россия» после смерти одновременно открыли тайны Джуны. Мы знали куда больше. В этом очерке их куда меньше! Но не обо всех же тайнах, в конце концов, можно говорить!

Стали транслировать, выхваченные из контекста ее отчаянные попытки защититься от своры вцепляющихся в ее ноги ученых и псевдонаучных деятелей, и женщин, пытающихся вручить ей ненавистные букеты цветов. Ведра лести обрушивались на нее, чего она терпеть не могла. Как она уворачивалась, когда люди пытались целовать ее руки!

Руки!

Вот что так ревностно берегла Джуна и не давала фотографировать и рисовать.

Каждый раз, когда кто-то касался ее рук, из нее уходила энергия.

Из нее уходила энергия, если вспотевший от благоговения человек, забредший к ней, трепеща, молвил, как перед иконою:

– Вы великая женщина! Вы великий экстрасенс!

Сто чертей в эти минуты взрывали психику Джуны, она, не терпя таких слов, могла бросить пепельницей в незнакомца в ответ на его осточертевшую по жизни «любезность».

Она считывала то, что мне было не видно – людские грехи. Она, не побоюсь сравнения, была некой карающей иконой. Живой иконой. Она презирала в людях подобострастие к ней, унижение перед ней, хитро бегающие глазки, в которых читалось покушение на воровство, мошенничество, незаслуженное обогащение. Еду, что приносили ей, она редко пробовала. Из спиртного – ничего, кроме виски. Из одежды ничего, кроме того, что заказывала на свою нестандартную фигуру сама. Из украшений – изредка носила серебро, как яркий представитель лунной магии.

Она синтетическими футболками черного цвета прикрывала порубленные топором руки. Черные брюки были удобны, потому что она в них выходила к больным и спала тоже в них. Она спала в таком вот черном наряде, объясняя это тем, что ждала каждую минуту, что за нею приедут лечить каких-то высокопоставленных лиц.

И за нею приезжали довольно часто.

Она неделями не снимала с головы длинные русые локоны накладных волос. Свои волосы из-за окрашивания давно не отрастали и отваливались.

Она носила удобную обувь на танкетке, чтобы ноги казались еще длиннее. Делала маникюр, но без фанатизма.

Она ненавидела, когда поэты, или певцы, или другие люди начинали читать свои стихи, показывать картины или книги или говорили о своих открытиях. Слишком мало было времени у нее для того, чтобы оставить в этом своем времени то, ради чего на алтарь были положены лучшие годы жизни.

Родственников она презирала с особою яркостью, не стесняясь в выражениях. Мне было только непонятно, за что? Потому что все эти, по ее словам, «воры и убийцы» частенько собирались у нее же, и она их хлебосольно и терпеливо встречала.

Из всех родных, которые на самом деле родными ей не являлись, родным оставался лишь один Вахо.

Его родные замороженные клетки находились в клинике. Из десяти одна была живою. И сейчас еще жива.

Два последних года Джуна часто спрашивала меня, не могу ли я одолжить ей денег? Платить аренду ей было просто нечем. Однажды сын мой одолжил ей тридцать тысяч. Через намеченный период времени Джуна их аккуратно вернула. Но она говорила, что долг превышает два миллиона… Она как-то выкручивалась. Находились новые люди. Они предлагали ей новые схемы аренды под офис здания и прочее. Джуна соглашалась. Пару месяцев шла работа по сбору очередных документов. Но в самый последний момент случался обычный скандал. И рушились карточные домики проектов на голову новому доброхоту. И сам он объявлялся в лучшем случае вором. Квартира Джуны не пустовала никогда. Она снова и снова наполнялась старыми друзьями, родными-неродными родственниками, новыми людьми и новыми предложениями.

А родными оставались лишь замороженные клетки Вахо.

Я не знаю, найдется ли смелый человек или богатая женщина, которые попытаются принять непростое наследство, в придачу к которому на него лягут вина «за перестройку», фобии и мании невероятной и непростой судьбы, сто миллионов долларов за здание на Арбате, таинство жизни и смерти легенды с мировым именем.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

МОЕ ЗАВЕЩАНИЕ

Из книги автора

МОЕ ЗАВЕЩАНИЕ У меня не было ничего, кроме библиотеки. Ее уничтожили гестаповцы.Я написал много литературно-критических и политических статей, репортажей, литературных этюдов и театральных рецензий. Многие из них жили день и умерли с ним. Оставьте их в покое. Некоторые же


III. СКАЗКА, РАССКАЗАННАЯ ЦИОЛКОВСКИМ ВНУКУ АЛЁШЕ[13]

Из книги автора

III. СКАЗКА, РАССКАЗАННАЯ ЦИОЛКОВСКИМ ВНУКУ АЛЁШЕ[13] …Неслышно спустилась ночь. Уснули река, камыши, вековые дубы. В небе не мерцали звезды, на земле не мигали огоньки. Черный ворон, которому недавно исполнилось двести лет, сидел на дубовом, словно выкованном из железа, суку


Завещание

Из книги автора

Завещание Молодые люди, желающие стать служителями красоты, вы будете, возможно, рады найти здесь резюме длительного опыта.Благоговейно любите мастеров, которые предшествовали вам.Преклоняйтесь перед Фидием и Микеланджело.Восхищайтесь божественной ясностью одного и


Завещание

Из книги автора

Завещание Последний раз из Монтеня: «Конечная точка нашего жизненного пути — это смерть, предел наших стремлений, и если она вселяет в нас ужас, то можно ли сделать хотя бы один-единственный шаг, не дрожа при этом, как в лихорадке? Лекарство, применяемое невежественными


Раздел наследства

Из книги автора

Раздел наследства Согласно завещанию, мой брат Георгий получил Терпилицы. Отец назначил денежную сумму, на проценты с которой можно было содержать дом и сад в том виде, в каком он их оставил. Георгий обратился ко всем нам и сказал, что мы должны относиться к дому не как к


ЗАВЕЩАНИЕ

Из книги автора

ЗАВЕЩАНИЕ …Марии Павловне Чеховой.Милая Маша, завещаю тебе в твое пожизненное владение дачу мою в Ялте, деньги и доход с драматических произведений, а жене моей Ольге Леонардовне — дачу в Гурзуфе и пять тысяч рублей. Недвижимое имущество, если пожелаешь, можешь продать.


ЗАВЕЩАНИЕ

Из книги автора

ЗАВЕЩАНИЕ Не может же быть, что все мы – сплошные идиоты!Не убивайте.Почитайте отца и мать, чтобы продлились дни ваши на земле.Не пляшите с утра и до утра.Возымейте иную цель жизни, нежели накладывать руку на чужое богатство и на женскую красоту.Тысячелетия глядят на нас с


Завещание

Из книги автора

Завещание – И в трагических концах есть свое величие – они заставляют задуматься оставшихся в живых… Волшебник, «Обыкновенное чудо» Порой кажется, что мы знаем о кумирах все. Пока они живы, их имена у всех на устах. Смерть известного человека – событие, которое никого


11. Завещание

Из книги автора

11. Завещание Я знала, что Фрида страстно занята своей новой книгой, что она пишет ее, не оглядываясь на цензуру, что она вводит в нее материал, запечатленный в блокнотах. Знала я из ее рассказов, а потом и из прочитанной части, что главный герой книги — это учитель,


ПОРОШОК ДЛЯ ЖДУЩИХ НАСЛЕДСТВА

Из книги автора

ПОРОШОК ДЛЯ ЖДУЩИХ НАСЛЕДСТВА Это снадобье, которым во времена Людовика XIV торговали Лезаж, Ля Вуазен и Ля Вигуре, помогало нетерпеливым наследникам приблизить желанный миг получения наследства.Сюжет «Возмутительницы» построен на цепи убийств, совершаемых внутри одной


Глава шестнадцатая СУДЬБА ЛИТЕРАТУРНОГО НАСЛЕДСТВА БОРИСА СЛУЦКОГО

Из книги автора

Глава шестнадцатая СУДЬБА ЛИТЕРАТУРНОГО НАСЛЕДСТВА БОРИСА СЛУЦКОГО Литературному наследству поэта повезло больше, чем его публикациям при жизни. Такова была конъюнктура тех страшных лет. Тернии, которые приходилось преодолевать его публикациям, — лишь подтверждение


ПИСЬМА ВНУКУ. Книга вторая: Ночь в Емонтаеве

Из книги автора

ПИСЬМА ВНУКУ. Книга вторая: Ночь в Емонтаеве Посвящается всем друзьям моей далёкой юности Да святится имя человека, добывающего свой хлеб трудом! Василий Песков, «Петушок пропел давно». Новосибирск, июнь-октябрь 1993


Завещание

Из книги автора

Завещание 13 августа 1913 года утром Август Бебель скончался в Пассугге, в Швейцарии. Согласно его желанию, он был похоронен в Цюрихе.О нем скорбели многие миллионы – не только в Германии, но во всем мире. В городах Германии проходили грандиозные траурные митинги, в царской


ЗАВЕЩАНИЕ

Из книги автора

ЗАВЕЩАНИЕ Я прожил как хотел И умер как умел. Мы все в сем мире гости. Во мраке гробовом, Под камнем иль крестом Покойтесь мирно, кости. Судей своих не знаю, Врачей своих прощаю. Я клином вышиб клин. В музей отдать бумаги, А тело сунуть в раки Во век веков аминь. Анатолий