Мечта о деторождении от собственного сына

Мечта о деторождении от собственного сына

Невозможно, чтоб было так

И души моей боль – пустяк.

Джуна

Но вернемся к Вахо. Тем более что Джуна ни на день не переставала думать о своем возлюбленном сыне. Да он и не позволял. Появившись на свет 22 июля, в день ее рождения, он не оставил ей ни малейшего шанса отмечать личный праздник без воспоминаний о нем.

После похорон Вахо и бесплодных попыток самоубийства Джуну посетила еще одна сумасшедшая мысль: клонировать сына.

Благо денег и подарков после восхождения на Олимп московской славы оставалось немало. И она предпринимает попытку перезахоронения тела с дальнего участка на центральный. Покупает сыну и себе землю в престижном месте – на главной аллее Ваганьковского кладбища. Дает разрешение на эксгумацию трупа. Платит бешеные деньги за извлечение сперматозоидов и замораживание репродуктивных клеток.

Ужасали ее рассказы о том, как раскопали гроб, как открыли, как там лежал сын, точно живой, как носом пошла кровь. Как она дотронулась до его волос, как надела кольцо на палец. Как положила мобильный телефон в могилу. И долгие годы оплачивала номер, прекрасно понимая, что зарядить аккумулятор некому и мертвец никогда не позвонит ей с того света…

– Я долгие годы пыталась родить от него сама! – заявила мне Джуна.

В душе моей опять стало мрачно, и я воскликнула:

– Но это же инцест! От смешения кровей рождаются уроды!

Джуна совершенно спокойно повернула ко мне голову и уверенно произнесла:

– У нормальных людей – да. Но царская кровь должна быть чистой!

Я не стала спорить, полагая, что ее задумка в принципе невозможна из-за давно прошедшего детородного возраста.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Смерть сына

Из книги Шекспир автора Аникст Александр Абрамович

Смерть сына Шекспир добивался дворянского герба для того, чтобы восстановить честь отца, приобрести право именоваться джентльменом и дать своему сыну более высокое общественное положение, чем то, какое было у него, когда он вступал в жизнь.Ему не суждено было иметь


«Сына я не уберегла»

Из книги Непарадные портреты автора Гамов Александр

«Сына я не уберегла» — А сын часто бывал с вами в экспедициях?— Я Вовку в первый раз с собой взяла, когда он в 9-м классе учился. Жара 50 градусов, я целый день на съемках. Отправила его в Москву, вот в это время, получается, и начала терять сына. Без присмотра жил, папа не


Восстание сына

Из книги Там, где всегда ветер автора Романушко Мария Сергеевна

Восстание сына Штауфенам и присущему им блеску наряду с жестокой политикой власти было свойственно и нечто иррациональное: попытка преодолеть реальность путем ее «невосприятия». Король Генрих (VII) тоже носил на себе это родимое пятно Штауфенов. При последующем


Предчувствие сына

Из книги «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!» автора Фейнман Ричард Филлипс

Предчувствие сына Была осенняя ночь. Мы с Лёлей уже нашептались, и она уснула на диване, а я всё ворочалась и скрипела своей раскладушкой.Была лунная, осенняя ночь. Мне не спалось, как всегда в полнолуние. Тополя, облетая, шумели за окном… Казалось, дом, как маленький


Профессор с чувством собственного достоинства

Из книги Сезанн автора Фоконье Бернар

Профессор с чувством собственного достоинства Я не представляю себе, как бы я жил без преподавания. Это потому, что у меня всегда должно быть что-то такое, что, когда у меня нет идей и я никуда не продвигаюсь, позволяет мне сказать: «В конце концов, я живу, в конце концов, я


РОЖДЕНИЕ СЫНА

Из книги Мы долгое эхо автора Герман Анна

РОЖДЕНИЕ СЫНА Летом 1871 года Поль и Гортензия вернулись в Париж и нашли его в ранах, нанесённых войной. Они временно остановились на улице Шеврёз у Солари, этого пламенного коммунара, вместе с Курбе принимавшего участие в низвержении Вандомской колонны[134]. Курбе уехал в


Моя вторая родина – Узбекистан Интервью Анджея Дзиковского, собственного корреспондента варшавского журнала «Дружба» (8 июля 1979 г.)

Из книги Татьяна Самойлова автора Ярошевская Анна

Моя вторая родина – Узбекистан Интервью Анджея Дзиковского, собственного корреспондента варшавского журнала «Дружба» (8 июля 1979 г.) Спою старикам, чтоб и парни могли Гордиться скакавшим под пули. Нашли его шапку от дома вдали, А сердце у милой в ауле… В горах молодым про


Жизнь без сына

Из книги Я был похоронен заживо. Записки дивизионного разведчика автора Андреев Петр Харитонович

Жизнь без сына А потом Митя вырос… Он решил, что станет врачом. Таня не перечила любимому сыну. Врачом так врачом. Митя был такой же упрямый и своевольный, как и его знаменитая мама. Бабушка Мити всегда говорила:— Таня, это твой характер! Он весь в тебя.Таня только


Предисловие сына

Из книги От Диогена до Джобса, Гейтса и Цукерберга [«Ботаники», изменившие мир] автора Циттлау Йорг


Ботаник – враг собственного тела

Из книги Жизнь в трех эпохах автора Мирский Георгий Ильич

Ботаник – враг собственного тела Жизнь ботаника насквозь пропитана одухотворенностью. Тело для него – балласт, который приходится иметь и терпеть, чтобы главный орган – мозг – продолжал работать. Однако заботиться о теле, по мнению ботаника, вовсе не обязательно.У


Я выигрываю пари у собственного отца

Из книги Не служил бы я на флоте… [сборник] автора Бойко Владимир Николаевич

Я выигрываю пари у собственного отца Услышав по радио сообщение о том, что на следующий день после начала войны с Финляндией в городе Териоки восставшими рабочими и солдатами образовано Временное народное правительство Финляндской Демократической Республики, мой отец


ВЕСТЬ ОТ СЫНА

Из книги Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа. автора Чернавин Владимир Вячеславович

ВЕСТЬ ОТ СЫНА В той же роте охраны тыла флотилии атомных подводных лодок среди сынов степей служил парнишка из Санкт-Петербурга с известной русской фамилией Петров. Из-за большой занятости по службе, однажды он вспомнил, что уже два месяца родителям писем не писал. А тут


I. Рождение сына

Из книги автора

I. Рождение сына Мой сын родился в теплый сентябрьский день. Мягко светило солнце, сад шуршал желтыми и красными листьями; небо было синее; все как полагается в хорошую осень.А в это время шел первый год большевиков: разруха охватывала всю жизнь; надвигался голод. Все только