Год 1374

Год 1374

Сергий возвращается из Москвы с вестью о том, что брат Афанасий остался в Серпухове устроителем новой обители. На Киржач приезжают архимандриты Герасим и Павел. Указание митрополита Алексия Сергию вернуться в Троицкую обитель.

Обитель на Киржаче

Через год, когда на Киржач пришла новая весна, в обители уже было десять келий, заканчивалось строительство трапезной, которую возводили иноки и добровольцы-миряне из соседних сёл. Вдоль реки и вверх по склону вместо тропы пролегла дорога.

Ещё осенью Сергий ушёл в Москву вместе с Афанасием, теперь на Киржач он возвращался один. Погода была тёплая, солнце клонилось к закату. Увидев идущего по склону Сергия, иноки прекратили работу и поспешили навстречу ему. Скоро игумена окружила толпа братьев и мирян-строителей. Все хотели поздороваться, получить благословение. Когда сошло первое возбуждение от радостной встречи, Сергий пошёл посмотреть, какие перемены произошли за время его отсутствия, и остался доволен увиденным.

— Смотрю, дела у вас с Божией помощью движутся споро, — сказал он окружающим. — Келий прибавилось, трапезная почти готова, теперь будем церковь ставить. Святитель благословил дело сие и осенью пришлёт служителей для её освящения.

— Для церкви, отче, всё заготовили, так что с Божией помощью в срок управимся, — заверил Роман.

— Отче, а что нового на Москве? Где теперь брат наш Афанасий? — спросил Михей.

— Встретил я в Москве князя Серпуховского Владимира Андреевича, пожелал он устроить в своём городе

иноческую обитель и пригласил меня осмотреть место для неё. Отправились мы с братом Афанасием в Серпухов, смотрели место на высоком берегу реки Нары, близ Оки. В декабре там заложили храм в честь Зачатия Богоматери. И тогда князь просил оставить устроителем и наставником новой обители Афанасия. Так было угодно Богу.

— Жаль нам, отче, что ушёл от нас брат, которого мы так ценили, — вздохнул Яков.

— И я, дети мои, ценил его за прилежное послушание и смирение. В обители новой Афанасий с достоинством будет нести слово Божие. Да поможет ему Господь в делах его. — Сергий перекрестился.

— Отче, отдохнуть тебе надо с дороги, ну а нам за работу, — осторожно прервал беседу Роман.

Иноки стали расходиться, Сергий направился к своей келье.

В конце лета было закончено строительство церкви и ещё двух келий, обитель обнесли частоколом. В один из дней, пока ещё стояла сухая и тёплая осенняя погода, в обитель приехали посланные святителем архимандриты Герасим и Павел. Сопровождали их четыре монаха.

Сергий принял их тепло. Пока готовилась трапеза, пошёл показать постройки. Гости неторопливо осматривали всё, хвалили.

— Красна обитель, много трудов положено. Великолепный храм Божий поставили, кельи хороши, — одобрительно заметил Павел.

— С Божией помощью сотворено сие, — ответил Сергий. — На строительстве обители вместе с иноками трудились добровольно многие миряне. Кто кельи ставил, кто церковь, кто материал доставлял. Были благотворители из князей и бояр, присылали денежные пожертвования.

— Не жалеют люди трудов своих во имя Господа Бога. Дай, Господи, им всем здоровья. — Герасим перекрестился.

После трапезы Сергий предложил гостям отдохнуть.

— Благодарствуем, отче, — ответил Герасим. — Пусть спутники наши идут отдыхать, а нам говорить надо.

Сергий позвал одного из братьев:

— Сын мой, проводи гостей наших в кельи для отдыха.

Инок поклонился. Монахи, сопровождавшие архимандритов, вышли из трапезной следом за ним.

К тому времени стол был убран. Сергий и посланники сели напротив друг друга.

Разговор начал Герасим:

— Прислал нас святитель наш Алексий с поручением передать тебе его волю и освятить новую церковь.

— Внимаю словам вашим, — с почтением молвил Сергий.

— Святитель Алексий благословляет тебя и очень рад, что имеет добрые вести о твоей жизни в этой далёкой пустыне, и что имя Божие и тут прославляется через тебя.

— По мере сил своих несём по Руси просвещение Православное во славу Господа, — поклонился Сергий.

— Однако приходили к святителю иноки из Троицкой обители и говорили ему, что живут они теперь, как овцы без пастыря, что Богом собранные братья не в силах сносить разлуку с тобой, один за другим покидают обитель. Просили они исполнить смиренное их моление и повелеть тебе возвратиться в свою прежнюю обитель, чтобы она не пришла в запустение.

— Приходили ходоки и ко мне, но я отклонил их просьбы, — заметил Сергий.

— Потому отец твой Алексий повелел сказать тебе: довольно и того, что ты построил церковь и собрал много братии. — Архимандрит Герасим старался говорить наставительным тоном. — Теперь он просит тебя: избери из числа своих учеников наиболее опытного в духовной жизни и оставь его устроителем на Киржаче. А сам возвратись в обитель Пресвятой Троицы, дабы братья, так долго скорбящие о разлуке с тобой, не разошлись вовсе. Некоторых строптивых и недоброжелателей твоих он выведет оттуда. Только не ослушайся, и милость Божия, и благословение всегда да будут над тобой.

Сергий задумался и, помолчав, ответил:

— Трудно было мне покинуть дело рук моих и жизни моей, но я не мог поступить иначе. Передайте митрополиту Алексию мой поклон низкий за поддержку деяний моих, во славу Господа совершаемых, и скажите ему, что я выполню его просьбу и вернусь в Троицкую обитель. Строптивых выводить не надо, поймут они ошибки свои, Господь вразумит их.

— Обрадованы мы сим совершенным послушанием и с радостью передадим слова твои святителю, — с удовлетворением сказал Герасим и посмотрел на Павла.

— Ещё есть поручение нам от митрополита, — молвил тот, — освятить церковь вашу в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Для того мы привезли церковную утварь.

— Готовы мы к освящению церкви. Завтра пошлю иноков, чтоб они пригласили на столь радостное событие мирян, которые помогали в строительстве, князей и бояр, кто жертвовал на обустройство обители. А имя преемника своего назову завтра.

— Хорошо, — согласился Герасим, — преемник твой поедет с нами в Москву к митрополиту для рукоположения в священный сан. Теперь хотелось бы отдохнуть, дорога была действительно трудной.

— Я провожу вас.

Сергий распорядился позвать Романа, а сам пошёл провожать гостей в кельи, расположенные в другой половине трапезной. Вернувшись, сел за стол. Через несколько минут вошёл Роман.

— Звал меня, отче?

— Сядь, сын мой. — Роман сел. — Митрополит Алексий указывает мне возвратиться в обитель Пресвятой Троицы. Ты, сын мой, богомудр, отличаешься незлобием, кротостью и послушанием, пользуешься уважением братии. Хочу оставить тебя игуменом в здешней обители.

Роман не ожидал такого предложения, потому ответил не сразу:

— Благодарствую, отче, недостоин я столь высокой меры. Есть более достойные.

— Господь определяет меру каждого, — назидательно сказал Сергий.

— Как Господу угодно. Пусть будет так, — с покорностью согласился Роман.

— Рад я твоему послушанию, сын мой. Отправишься с архимандритами в Москву к митрополиту за рукоположением в священный сан. Когда воротишься, помогу тебе в делах.

Сергий поднялся. Роман встал перед ним, склонив голову.

— Благословляю тебя, сын мой, — Сергий осенил его крестным знамением.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ФРАНЧЕСКО ПЕТРАРКА (1304-1374)

Из книги 100 великих поэтов автора Еремин Виктор Николаевич

ФРАНЧЕСКО ПЕТРАРКА (1304-1374) Через несколько месяцев после того, как из Флоренции был изгнан Данте, вынужден был бежать из города его единомышленник, белый гвельф и известный нотариус Петракко (Петракколо) дел Инчиза сэр Паренцо. Его обвинили в подделке государственных


КОММУНЫ (957–1374)

Из книги Александр Дюма Великий. Книга 2 автора Циммерман Даниель

КОММУНЫ (957–1374) Есть во Франции разумное существо, которое до поры до времени никак себя не проявляет, ведь и земле надо вспороть кожу, чтобы получить урожай.Речь о французском народе.В VII, VIII, IX веках искать его бесполезно. Он не показывается. Как будто даже и не шевелится.


Великий князь Московский Юрий Дмитриевич 1374–1434

Из книги Главы государства российского. Выдающиеся правители, о которых должна знать вся страна автора Лубченков Юрий Николаевич

Великий князь Московский Юрий Дмитриевич 1374–1434 Сын Дмитрия Донского и Евдокии Дмитриевны. Юрий родился 26 ноября 1374 года. С 1389 года он являлся князем Галичским и Звенигородским.Князь Юрий Дмитриевич был человеком решительным и могущественным. В 1399 году он возглавил поход