Пусть меня минует чаша сия

Пусть меня минует чаша сия

Сегодня наконец надо позвонить доктору, я до сих пор малодушно все откладывала. Боялась сделать это раньше, да и какой смысл? Снова ложиться в эти помойные ямы — от одной только мысли об этом можно снова заболеть.

И вне госпиталя, просто в домашних условиях тоже нет никакой возможности лечиться, особенно в наших. В такой тесной, неудобной квартире и вечно без денег. Разве мы можем позволить себе нанять кого-нибудь, чтобы он помог сделать хотя бы ту крайне необходимую работу, которую, я знаю, мне просто вредно делать, и это не роскошь, а жестокая необходимость, если я хочу поправиться. Хорошо бы уехать с ребятками в какую-нибудь местность с сухим, здоровым климатом, дышать чистым горным воздухом, может быть, тогда бы я скорее поправилась. Но это уже в области абсолютно неосуществимой фантазии, а реальность — вот она, неумолимая и суровая.

Итак, снова все анализы готовы — вчера я получила их у врача. Конверт был плохо закрыт, легко можно было открыть, я долго боролась с собой — открыть, не открыть? И наконец решила — открою.

Анализ мокроты — отрицательный. Анализ крови — слишком много незнакомых терминов. А вот заключение врача на рентгеновский снимок перевела слово в слово и буквально отупела: «Размягченный язвенный характер с явным просачиванием в правую верхнюю часть легкого — ясно обозначилось».

О господи, кто бы мог подумать, ведь уже 4 года! У меня уже нет слез плакать, мне стало все равно, я даже совершенно не нервничаю. Наступила какая-то апатия, что будет, то будет.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

9. «Я хочу, чтобы гроб не открывали — пусть меня запомнят живой»

Из книги Непарадные портреты автора Гамов Александр

9. «Я хочу, чтобы гроб не открывали — пусть меня запомнят живой» Когда рано утром 7 июля мы вошли в квартиру Мордюковой, первое, что увидели, — кастрюли на плите с нехитрой едой.— Я же еще вчера все приготовила, — не сдерживая слез, рассказала Наталья Викторовна. — Думала,


«Пусть руку! Пусть ногу!..»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Пусть руку! Пусть ногу!..» Не знаю, каким путем шли в нашу глушь письма, но все-таки, сложенные треугольниками, от мамы из Ленинабада и от папы неизвестно откуда с адресом «Полевая почта №…» и штампом «Просмотрено военной цензурой» они нас достигали. Потом случился


«Пусть руку! Пусть ногу!..»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Пусть руку! Пусть ногу!..» Не знаю, каким путем шли в нашу глушь письма, но все-таки, сложенные треугольниками, от мамы из Ленинабада и от папы неизвестно откуда с адресом «Полевая почта №…» и штампом «Просмотрено военной цензурой» они нас достигали. Потом случился


Андрею Мягкову на его надпись на стыке стены и потолка ресторана МХАТа: «Кто любит МХАТ больше меня, пусть напишет выше меня»

Из книги Красные фонари автора Гафт Валентин Иосифович

Андрею Мягкову на его надпись на стыке стены и потолка ресторана МХАТа: «Кто любит МХАТ больше меня, пусть напишет выше меня» И Микеланджело творил под потолком. Для вас обоих это место свято. Лишь Бубка мог — и то с шестом — Побить твою любовь ко МХАТу. Какое откровенье


Чаша спасения

Из книги Чудо исповеди. Непридуманные рассказы о таинстве покаяния автора Коллектив авторов

Чаша спасения Желание причаститься Святых Тайн — это прежде всего выражение благодарности Богу за всё, что Он даёт нам. Призывая всех: «Приидите, ядите…», Он не только позволил, но и повелел, чтобы мы смотрели на предлагаемый Хлеб, о Котором Он сказал: «егоже Аз дам» (Ин. 6,


Кто произносит феномен, пусть поцелует меня в задницу

Из книги Записки социальной психопатки автора Раневская Фаина Георгиевна

Кто произносит феномен, пусть поцелует меня в задницу В доме отдыха на прогулке приятельница заявляет:— Я так обожаю природу.Раневская останавливается, внимательно осматривает ее и говорит:— И это после того, что она с тобой сделала?Раневская и Марецкая идут по


Кто произносит феномен, пусть поцелует меня в задницу

Из книги Старость – невежество Бога автора Раневская Фаина Георгиевна

Кто произносит феномен, пусть поцелует меня в задницу В доме отдыха на прогулке приятельница заявляет:— Я так обожаю природу.Раневская останавливается, внимательно осматривает ее и говорит:— И это после того, что она с тобой сделала?* * *Раневская и Марецкая идут по


Кто произносит «фенóмен», пусть поцелует меня в задницу

Из книги Фаина Раневская. Клочки воспоминаний автора

Кто произносит «фен?мен», пусть поцелует меня в задницу В доме отдыха на прогулке приятельница заявляет:— Я так обожаю природу.Раневская останавливается, внимательно осматривает ее и говорит:— И это после того, что она с тобой сделала?* * *Раневская и Марецкая идут по


Чаша

Из книги Листы дневника. Том 1 автора Рерих Николай Константинович

Чаша Чаша в представлении всех народов является предметом знаменательным. Начиная от священных, родовых и военных чаш и кончая символическими наименованиями нервных центров, всему придается Особенное заботливое внимание. Чаше вещественной посвящаются целые


Чаша неотпитая

Из книги Листы дневника. Том 2 автора Рерих Николай Константинович

Чаша неотпитая "Приходят враги разорять нашу землю, и становится каждый бугор, каждый ручей, сосенка каждая еще милее и дороже. И отстаивая внешне и внутренне каждую пядь земли, народ защищает ее не только потому, что она своя, но потому, что она и красива, и превосходна, и,


Чаша

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Чаша Для того, кто будет после меня, Палестина – женщина, а мне – только жертвы завещаны! Когда постигает меня горячка, я лечусь кровью. Кровь – недуг, от которого не лечат любовью. Для того, кто будет после меня, небо – женщина. А для меня – это обитель пророков. Ах, каким


VIII. «Не сожалей, что жизнь минует…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

VIII. «Не сожалей, что жизнь минует…» Не сожалей, что жизнь минует, Когда с тобой перед концом Природа пышно торжествует Таким немеркнущим венцом, Когда пленительнее сказки В ней каждый луч и каждый звук — И песня вод, и неба краски, И гор воздушный полукруг. 20 августа


VIII. «Не сожалей, что жизнь минует…»

Из книги Напрасные совершенства и другие виньетки автора Жолковский Александр Константинович

VIII. «Не сожалей, что жизнь минует…» Не сожалей, что жизнь минует, Когда с тобой перед концом Природа пышно торжествует Таким немеркнущим венцом, Когда пленительнее сказки В ней каждый луч и каждый звук — И песня вод, и неба краски, И гор воздушный полукруг. 20 августа


VI. «Минует всё, что было мило…»

Из книги автора

VI. «Минует всё, что было мило…» Минует всё, что было мило, Что окрыляло, что влекло, Но ты, зари моей светило, Горишь по-прежнему светло, И над туманами ночными, Где очертанья лет слились, Зовешь лучами золотыми В недосягаемую высь. 20 марта


VI. «Минует всё, что было мило…»

Из книги автора

VI. «Минует всё, что было мило…» Минует всё, что было мило, Что окрыляло, что влекло, Но ты, зари моей светило, Горишь по-прежнему светло, И над туманами ночными, Где очертанья лет слились, Зовешь лучами золотыми В недосягаемую высь. 20 марта


“Пусть оно меня и моет”

Из книги автора

“Пусть оно меня и моет” Когда после 2-го, кажется, курса мы были посланы в колхоз, Юра Щеглов поражал всех полным уходом от цивилизации: не брился, не заботился о мытье, ходил в пиджаке, заправленном в брюки (Аркадьев острил, что получается визитка). На советы, как устроиться