Инженеры-вредители из Промпартии

Инженеры-вредители из Промпартии

Следующим, и основным, этапом нашей практики была работа на обогатительной фабрике.

Свинцово-цинковая руда прямо из шахты поступала в крупно-дробильное отделение и дальше проходила весь процесс обогащения до получения отдельных концентратов свинца и цинка, и даже золотую амальгаму — «сплав Доре» получали.

После шахты даже обогатительная фабрика, с ее невыносимым грохотом дробилок, тяжелейшим запахом химических реактивов, грязью флотационных ванн, шумная, грохочущая, вредная, опасная для здоровья, но захватывающе интересная, произвела на нас благоприятное впечатление.

На этом заводе работало два инженера-«вредителя» из «Промпартии» Рамзина. Я очень хорошо помню, как мы, студенты, даже партийные, относились к ним с каким-то особым уважением и любопытством. Они отбывали здесь ссылку. Говорили, что сначала они были приговорены к расстрелу, но чистосердечно покаялись, выдали все свои планы, и наш пролетарский суд заменил им расстрел ссылкой.

Они были всегда изысканно вежливые, приветливые. Общаясь с ними, мы даже подружились. И я вспоминала, как только три месяца тому назад, 3 декабря 1930 года, когда вся засыпанная пушистыми хлопьями снега, как белой ватой, Москва приобретает особую прелесть, у Колонного зала Дома Союзов была организована грандиозная демонстрация протеста. Там шел суд над группой вредителей «Промпартии» Л. К. Рамзина и другими, их обвиняли в создании антисоветской подпольной организации, целью которой было проведение подрывной деятельности в промышленности и на транспорте. Мы, студенты, веселой гурьбой влились в огромную колонну поющих демонстрантов.

Проходя мимо Дома Союзов, все кричали: «Смерть вредителям!», «Смерть предателям!», «Смерть шпионам французского империализма!», «Смерть Рамзину!», «Смерть Ларичеву!» и т. д. Громкоговорители разносили эти призывы по всей Москве.

Честно, видя всеобщее негодование народа, я тоже верила, что все они вредители, стремившиеся к свержению советской власти и возвращению старого режима.

В те годы очень легко в это можно было поверить. Ведь прошло всего только семь-восемь лет после окончания гражданской войны. А все они были воспитаны при старом режиме, и у многих, очень многих интеллигентов еще была большая симпатия к прошлому режиму, а не к пролетарской революции и к всплывшей на поверхность полуграмотной, неотесанной, темной массе, наполнявшей все учреждения, при котором их уклад жизни совсем изменился.

По Москве в это время ходили упорные слухи, что «Промпартию» разоблачили потому, что произошла среди них неувязка и грызня из-за портфелей. А именно, кто какое министерство возглавит после падения советской власти (ведь в те годы еще многие верили, что советская власть скоро падет), и кто-то из этой компании якобы не выдержал и предал их.

Кто дал им право свергать советскую власть, которую народ завоевал такими страданиями и жертвами? Разве они спросили вот у этих людей, у этой толпы, желают ли они этого? Трудно сейчас, очень трудно, а разве раньше вот такому простому народу было лучше или легче? А ведь именно таким, как они, миллионам и принадлежит будущее. Ведь не капиталисты и не миллионеры создают богатство страны, а вот эти трудовые люди, вот они и вынесут на своих плечах все трудности. Какая беда, что вот у меня ноги промокли в прохудившихся башмаках? Зато мы живем, учимся, строим и чувствуем себя полноправными гражданами своей необъятной страны, не кланяемся, не гнем спину перед господами, будущее принадлежит нам. А им что до этого? Им нужны были титулы, министерские портфели, они делили шкуру неубитого медведя. Так думала я. Но также я слышала, как возмущались и как думали другие.

— Ведь они занимали крупные должности в правительстве. Правительство им доверяло, они пользовались уважением, вниманием и всеми доступными в то время благами, и им было всего этого мало, они носили нож за пазухой.

Ярко освещенный Дом Союзов остался позади. Колонны демонстрантов с хохотом и песнями весело рассыпались. Собралась группа ребят.

— Ну, а теперь куда? В кино?

Куда угодно, в кино, так в кино.

Всем хотелось увидеть что-то хорошее, услышать что-то хорошее, сделать что-то хорошее, хотелось жить, чтобы никто не мешал. Мне хотелось, чтобы все были добрые, любили друг друга. У Лизы, рядом со мной, с трудом застегивались пуговицы синего потрепанного пальто на ее вздувшемся животе, но лицо ее сияло, она пела громче всех.

Подошел Петя (студент 5 курса), уже давно и упорно он старался ухаживать за мной, обнял меня за плечи:

— Ты знаешь, Лиза, я очень люблю ее.

— И я люблю, — ответила я.

— Так в чем же дело? — повернулась ко мне Лиза.

— Но я люблю другого.

Все громко расхохотались.

— Вот, нашли место в любви объясняться. Пошли скорее в кино, — предложил кто-то из ребят.

Все это я вспомнила, когда пришлось встретиться с бывшими членами «Промпартии», вместе работать, подружиться, и проникнуться к ним глубоким уважением.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Инженеры

Из книги Лубянка — Экибастуз. Лагерные записки автора Панин Дмитрий Михайлович

Инженеры Наша дружина не теряла даром времени в этапной камере, и потому мы приехали с вполне сложившимся мнением об отношении к общим работам:— день «кантовки» — залог жизни;— ни одного дня на общих;— работа не медведь, в лес не убежит;— от работы лошади дохнут;— без


ПОСАДИЛИ ПО ДЕЛУ «ПРОМПАРТИИ»…

Из книги Солдаты Империи. Беседы. Воспоминания. Документы. автора Чуев Феликс Иванович

ПОСАДИЛИ ПО ДЕЛУ «ПРОМПАРТИИ»… …В январе 1930 года в наших газетах рядом с заметками о поисках пропавшего в Арктике американского летчика Эйельсона, заявлениями начальника советской поисковой экспедиции Б. Г. Чухновского и заслуженного летчика М. М. Громова, выразившего


Вредители в системе снабжения

Из книги Откровения палача с Лубянки. Кровавые тайны 1937 года автора Фролов Петр

Вредители в системе снабжения ОГПУ раскрыло еще одну контрреволюционную вредительскую и шпионскую организацию, которая стремилась создать в стране голод, вызвать недовольство среди широких рабочих масс и этим содействовать свержению советской власти. Вредительская


Вредители

Из книги По следам конквистадоров автора Каратеев Михаил Дмитриевич

Вредители Из мелких сельскохозяйственных вредителей самым упорным и постоянным является муравей, о котором я уже говорил достаточно. Периодически налетает саранча. В те два года, которые я провел в Парагвае, ее не было, но уже в следующем она нанесла земледельцам


Императоры и вредители

Из книги Ставка — жизнь. Владимир Маяковский и его круг. автора Янгфельдт Бенгт

Императоры и вредители Маяковский осудил саботажников одним из первых — уже на следующий день после суда он опубликовал стихотворение «Вредитель» в «Комсомольской правде». Он обвинял инженеров в том, что на щедрость советской власти — хорошие квартиры и лучшие пайки —


Служебные преступления. «Вредители»

Из книги На советской службе (Записки спеца) автора Ларсонс Максим Яковлевич

Служебные преступления. «Вредители» Беспартийный специалист, даже и после многолетней безупречной службы, не может добиться абсолютного доверия своих работодателей. Он всегда должен считаться с тем, что ему в основе не доверяют, что его считают эвентуально способным на


II ИНЖЕНЕРЫ И МОРЕХОДЫ

Из книги Пушкин автора Гроссман Леонид Петрович

II ИНЖЕНЕРЫ И МОРЕХОДЫ Брак Сергея Львовича, с точки зрения его родных, был малоподходящим. Надежда Осиповна не была богата, над репутацией ее семьи тяготела память о скандальном процессе двоеженца-отца, род Ганнибалов не отличался ни древностью, ни знатностью. Питомцы


Эх, инженеры

Из книги А мы служили на крейсерах автора Васильев Борис

Эх, инженеры Эх, инженеры…Бесшабашное совершенно офицерское племя, не имевшее подчиненных — ну в лучшем случае одного мичмана, и населявшее каюты крейсеров.Разные. Кто-то на «Мост» рвался, кто-то — наоборот, в технику лез почем зря.А у нас один был — тот нестандартным


ИСПАНСКИЕ ИНЖЕНЕРЫ

Из книги Бетанкур автора Кузнецов Дмитрий Иванович

ИСПАНСКИЕ ИНЖЕНЕРЫ Царь разрешил Бетанкуру принимать на работу любого иностранного специалиста, если генерал-лейтенант сочтёт, что это нужно для дела. Как уже говорилось, в январе 1818 года в Россию прибыл штабс-капитан Хоакин Эспехо, зачисленный на русскую службу в чине


Собаки, вредители и шпионы

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Собаки, вредители и шпионы В Запорожье, как я узнал, было много вредителей и шпионов. Их было немало и там, где я жил раньше. Но здесь еще больше.Соседи на лавочке во дворе постоянно рассказывали друг другу истории о том, что директор какого-то торга прежде, чем отправить


Инженеры на ледопаде

Из книги Южное седло автора Нойс Уилфрид

Инженеры на ледопаде Ледопад. Мы так много слышали и читали о нем, об этом драконе, охраняющем сад Гесперид Западного Цирка. Моё первое знакомство с ледопадом состоялось, когда я участвовал в технической экспедиции. Мы вышли поздновато, в 9 часов, из-за задержки с выдачей


Вредители

Из книги Листы дневника. Том 2 автора Рерих Николай Константинович

Вредители "И зачем врет человек?" — возмущался Тургенев. А газетчик Амфитеатров, очевидно, зная сущность вещей, говорил: "Хотя об этом и писали в газетах, но оно оказалось правдой".Чем дальше, тем больше пишется неправды. Иногда так нескладно преподносится, что можно диву


III ИНЖЕНЕРЫ И МОРЕХОДЫ

Из книги Пушкин автора Гроссман Леонид Петрович

III ИНЖЕНЕРЫ И МОРЕХОДЫ Брак Сергея Львовича, с точки зрения его родных, был мало подходящим. Надежда Осиповна не была богата, над репутацией ее семьи тяготела память о скандальном процессе двоеженца-отца, род Ганнибалов не отличался ни древностью, ни знатностью. Питомцы


ИНЖЕНЕРЫ -ЗОЛОТОЙ ФОНД АРМИИ Е. В. Леошеня

Из книги КОМАНДАРМ Якир. Воспоминания друзей и соратников. автора Якир Иона Эммануилович

ИНЖЕНЕРЫ -ЗОЛОТОЙ ФОНД АРМИИ Е. В. Леошеня генерал-лейтенант инженерных войск Е. В. ЛеошеняСоветская Армия ныне богата кадрами квалифицированных военных инженеров. А ведь примерно тридцать пять - сорок лет назад их насчитывались единицы. Небольшой круг специалистов -


2. Кто мы — «вредители»?

Из книги Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа. автора Чернавин Владимир Вячеславович

2. Кто мы — «вредители»? По анкете, которую несчетное количество раз приходилось мне заполнять в СССР, я — дворянин. Для следователя это значило «классовый враг» Но, как и у многих русских дворян, ни у моих родителей, ни у меня ничего не было за душой, кроме личного