Доблестный сын Отчизны

Доблестный сын Отчизны

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР.

О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому, сержантскому и рядовому составу бронетанковых и механизированных войск Красной Армии

За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

Полковнику Якубовскому Ивану Игнатьевичу.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

Москва, Кремль. 10 января 1944 г.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О НАГРАЖДЕНИИ ГЕРОЕВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ВТОРОЙ МЕДАЛЬЮ «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА»

За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза, наградить второй медалью «Золотая Звезда» Героев Советского Союза:

Полковника Якубовского Ивана Игнатьевича.

Соорудить бронзовые бюсты и установить их на постаментах на родине награжденных.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

Москва, Кремль. 10 апреля 1945 года.

«ЯКУБОВСКИЙ ИВАН ИГНАТЬЕВИЧ, род. 7.01.1912 г. в дер. Зайцеве ныне Юрецкого р-на Могилев. обл. в семье крестьянина. Белорус. Член КПСС с 1937. Учился в Оршанском пед. техникуме. В Сов. Армии с 1932. Окончил Объедин. белорус. воен. школу в 1934, Ленингр. бронетанк. КУКС в 1935. Участвовал в освободит. походе сов. войск в Зап. Украину и Зап. Белоруссию в 1939, в сов. — финл. войне 1939 — 40.

На фронтах Вел. Отеч. войны с июня 1941. Ком-р 91-й отд. танк. бригады (3-я гв. танк. армия, 1-й Укр. фронт) полковник Я. умело управлял частями бригады при форсировании Днепра в конце сент. 1943 в р-не с. Вел. — Букрин, в боях на плацдарме, при освобождении Киева и Фастова. Звание Героя Сов. Союза присвоено 10.01.44. С июня 1944 — зам. ком-ра 6-го, затем 7-го гвардейских танк, корпусов. Проявил большие организаторские способности в боях при форсировании р. Висла и захвате сандомирского плацдарма в июле 1944. 23.9.44 нагр. второй мед. „Золотая Звезда“.

В 1948 окончил Воен. акад. Генштаба. В 1960 — 65 был главнокоманд. ГСВГ, затем команд. Киев. ВО. В 1967 — 76 Маршал Сов. Союза (1967), 1-й зам. министра обороны СССР и одновременно Главнокоманд. Объедин. вооруж. силами государств — участников Варшавского Договора. Член ЦК КПСС с 1961. Деп. Верх. Совета СССР 6 — 9-го созывов. Герой ЧССР. Нагр. 4 орд. Ленина, 4 орд. Красного Знамени, 2 орд. Суворова 2 ст., орд. Отечественной войны I ст., Красной Звезды, „3а службу Родине в ВС СССР“ 3 ст., медалями, иностр. орденами и медалями. Умер 30.11.1976. Похоронен на Красной площади у Кремлевской стены. Бронзовый бюст Я. установлен в г. Горки Могилев, обл., мемор. доска — на здании штаба Киев. ВО. Именем Героя названы улицы в Минске и др. городах…»

(Из краткого биографического словаря «Герои Советского Союза», М., Военное издательство, 1988 г., т.2, с.832.)

«Этот скромный очерк, уважаемые читатели, посвящается одному из героических наших танковых рыцарей, для которых служение Родине, своему народу, было превыше всего. От курсанта до прославленного Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза — таков его путь в рядах наших Вооруженных Сил. Это был трудный и славный путь. Путь — Патриота, Гражданина, Человека и Воина.

А свой рассказ о легенде-танкисте начну с воспоминаний другого прославленного военачальника-танкиста — дважды Героя Советского Союза генерал-полковника танковых войск Д. А. Драгунского. Когда в одном из боев в окрестностях Берлина в мае 1945 года был ранен заместитель командира корпуса генерал И. И. Якубовский и об этом доложили полковнику Д. А. Драгунскому, последний переспросил:

— …Иван Игнатьевич?

— Да, он самый.

Я мысленно перенесся в прошлое… Мой боевой путь пересекался с дорогой, по которой шла 91-я танковая бригада И. И Якубовского, на Днепре, под Киевом и Фастовом, на Висле. Слава его бригады гремела на нашем фронте. В период наступления командарм П. С. Рыбалко использовал 91-ю бригаду на главном, решающем направлении, она всегда являлась силой, которую бросали в бой в самый кризисный момент. В обороне же была надежным щитом, прикрывавшим танкоопасные направления.

Мне самому не раз приходилось быть в подчинении генерала Якубовского: в Висло-Одерской операции, например, он являлся заместителем командира нашего 7-го гвардейского танкового корпуса. Кроме того, ему постоянно приходилось возглавлять корпусные и армейские оперативные подвижные группы, в составе которых нередко действовала и 55-я танковая бригада.

Ивана Игнатьевича уважали начальники и любили подчиненные. Волевой, безудержно храбрый командир, он отличался решительностью в своих суждениях и действиях и был беспредельно внимателен к людям. Личной отвагой и смелостью Якубовский нередко ставил себя в опасное положение. Но, невзирая ни на что, рвался вперед, и только вперед. И не случайно за плечами у него остались крупнейшие сражения Великой Отечественной войны. Защитник Москвы, один из героев Сталинграда, участник Курской битвы, боев за Киев, Висло-Одерской операции. И надо же случиться такому: выйти из строя на подступах к Берлину, накануне окончательной победы над врагом…»

(Стилистика и орфография документов, приведенных в данном очерке, сохранены. — Прим. автора.)

Иван Игнатьевич Якубовский родился 7 января 1912 года в деревне Зайцево Макаровского сельского совета ныне Горецкого района Могилевской области Белоруссии в семье крестьянина-бедняка. Белорус.

Из книги А. С. Абрамова «У Кремлевской стены» (Москва, 1987):

За два года до Первой мировой войны в семье белорусского крестьянина Игната Леоновича Якубовского родился сын Иван. Ничем не примечательно было рождение еще одного, шестого ребенка в низенькой четырехстенной избе, самолично срубленной и покрытой соломой его отцом, бессменным пастухом села Зайцево Горецкого уезда на Могилевщине.

Мать, Акулина Андреевна, скончалась в семнадцатом. Домашние заботы о большой крестьянской семье легли на плечи жены старшего сына, Никиты, Агафьи Захаровны, положившей немало бескорыстного труда для воспитания детей. Если глянуть вперед, невозможно обойти молчанием двух братьев Якубовского — рядового Александра, погибшего в боях в сорок первом, и Кирилла, комиссара полка, павшего в сорок втором в боях под Ржевом. В 1944 году за связь с партизанами гитлеровцы расстреляли Агафью Захаровну вместе с двадцатилетней дочерью Аксиньей. Четыре трагические смерти только на одну семью простых белорусских крестьян!

О своей семье Иван Игнатьевич в автобиографии от 23 июля 1947 года писал:

«…Моя семья — отец, ЯКУБОВСКИЙ Игнат Леонович, 1875 г. рождения — инвалид, живет в колхозе „Звезда“ Горецкого р-на БССР. Мать умерла в 1917 году. Старший брат, ЯКУБОВСКИЙ Н. И., 1885 г. работает председателем колхоза „Звезда“ Горецкого р-на БССР. Старший брат, 1904 г., ЯКУБОВСКИЙ К. И. был старший политрук комиссар полка, погиб под Ржевом в 1942 г. Младший брат Александр — солдат, погиб в 1941 г. Сестра Елена — колхозница колхоза „Звезда“ БССР. Семью старшего брата Н. И. немцы расстреляли (жену и дочь). Жена — КОТЛОВСКАЯ Зинаида Федоровна, 1913 г. рождения. Родилась местечко Копась БССР, беспартийная. Сын, ЯКУБОВСКИЙ Ф. И., 1935 г. Дочь, ЯКУБОВСКАЯ Н. И., (сын — Феликс, дочь — Нелли. — Прим. автора) 1937 г. Родственники жены — отец, КОТЛОВСКИЙ Ф., умер в 1924 г., был рабочий. Мать, КОТЛОВСКАЯ Г. М., 67 лет, живет со мной. Сестра жены, ЯКУБОВСКАЯ А. Ф., 1902 г., рабочая Карельного завода м. Копась БССР. Вторая сестра колхозница. Третья сестра, по мужу СИДОРОВИЧ, 1904 г., домохозяйка, живет в Минске. Четвертая сестра, по мужу ПОПОВА, врач, работает в г. Витебск БССР. Родственники мои и жены беспартийные, за исключением СИДОРОВИЧ М. И.

Моя семья до войны жила в г. Минске, во время войны находилась в Армении, в узбекском городе Наманган, сейчас — в г. Киев…»

Первый класс школы совпал для младшего сына семьи Якубовских с первым мирным годом после Гражданской войны. Осенью в холстинной рубахе, в лаптях, с букварем мальчик отправляется в школу. 10 километров каждый день в один конец с краюхой ржаного хлеба, в любую погоду…

Семь классов закончены. Семья еле-еле перебивается с хлеба на квас. Отец поговаривает: «Не пора ли кончать, Ваня?»

В тридцатом село стало колхозным… В 17 лет комсомолец Иван Якубовский избирается секретарем кустовой ячейки Макарьевского сельсовета.

Не сразу становилась колхозная жизнь. Но год за годом она улучшалась. Молодежь потянулась к учебе. У большинства крестьян кожаных сапог не было. Обувка добывалась в лесу. Из лыка плели лапти, которые называли слипами. В такой обуви пришел в уездный город Горки Иван Якубовский и сдал документы в старейшую белорусскую сельскохозяйственную академию.

«…Не удалось мне выучиться на агронома, и не потому, что я не мог бы сдать приемные испытания, — вспоминает маршал, — хорошо прошел я по физике и химии, и, возможно, все было бы по-другому, да подоспели другие дела. Жизнь была трудная. Пришлось пойти работать на кирпичный завод. Позже райком комсомола послал меня на учебу в Оршу, в педагогический техникум, и я готовился стать учителем. Прошло два года. Меня, в то время кандидата партии, вызвали в райком и сообщили волнующую весть о том, что посылают в армию, что есть решение об укреплении армейских рядов партийными командирскими кадрами. Прошел отборочную и медицинскую комиссии, а на мандатную поехал в Минск. Можете представить мое изумление, когда я неожиданно увидел за столом комиссии героя Гражданской войны С. К. Тимошенко. Ну, думаю, если сам Тимошенко приехал, значит, важное дело. Приподнятое настроение сменилось сомнением — вдруг не подойду. Однако подошел. На комиссии мне сказали, что педтехникум придется оставить и пойти по дороге Рабоче-Крестьянской Красной Армии.»

Якубовского зачисляют в Объединенную Белорусскую военную школу имени М. И. Калинина. Добросовестно, упорно овладевает он первоначальными знаниями военной профессии. Молодой курсант становится приметен даже внешне — у него прекрасная выправка, высокий рост, гибкое тело мускулисто и стройно. Его считают лучшим спортсменом.

Как выпускнику, с отличием окончившему школу, Якубовскому было предоставлено право выбора места службы. Место могло быть любым, а вот род войск он назвал артиллерию.

Молодой командир приезжает в 27-й артиллерийский полк, входивший в состав 27-й Омской Краснознаменной имени Итальянского пролетариата дивизии, дислоцированной в Витебске, которой командовал известный военачальник, кавалер четырех орденов Красного Знамени С. С. Вострецов, а затем К. П. Подлас. Руководство дивизии учитывает достоинства выпускника-отличника, изложенные в характеристике, и назначает его командиром учебного взвода. У него в подчинении 35 человек. На вооружении — четыре 122-мм гаубицы. Командир дивизиона Кабатчиков дает отличный отзыв молодому комвзвода, отмечает прочные знания, требовательность и к самому себе, и к бойцам и его педагогическую жилку. Вскоре взвод выходит на первое место в полку и дивизии.

До середины июня 1935 года командовал Иван Якубовский учебным взводом, а затем он был направлен на шестимесячные Ленинградские Высшие Краснознаменные бронетанковые курсы усовершенствования командиров РККА. За время учебы на этих курсах слушатель Якубовский овладевает мастерством вождения танка, искусством стрельбы и управления танковыми подразделениями.

По окончании этих курсов в середине декабря 1935 года красный командир Иван Якубовский получил назначение на должность командира взвода в учебно-танковый батальон 16-й танковой бригады Белорусского военного округа. Бригада дислоцировалась в белорусском городе Лепель. Отныне его страстью, его заботой, радостью и горем, его жилищем становится тесная коробка боевой бронированной машины. До октября 1937 года командовал он этим взводом.

«…Дисциплинирован, исполнителен, идеологически выдержан, — читаю аттестацию на краскома Ивана Якубовского и далее, — малое участие в общественно-массовой работе, много времени уделяет семье.

В Ы В О Д: Должности командира учебного взвода вполне соответствует…»

Так аттестовали его в 1936 году, а в середине 1937 года — вновь аттестация на командира учебного взвода: «…Энергичный, дисциплинированный, требователен к себе и к подчиненным. Политически развит хорошо, занятия проводит методически хорошо, идеологически устойчив.

В Ы В О Д: Занимаемой должности соответствует, достоин выдвижения в очередном порядке на должность командира танковой роты…»

В октябре 1937 года лейтенант (это воинское звание он получил в конце 1939 года. — Прим. автора) И. Якубовский вступил в командование танковой ротой этой же бригады. До января 1940 года он командовал ротой. А затем старшего лейтенанта Якубовского переназначают на ту же должность, но в 22-й легко-танковый полк. Именно в составе этого полка он принял активное участие в войне против финнов на Карельском перешейке.

Что говорить, в тревожное время шло становление будущего маршала. Вооруженный конфликт с Финляндией. Жестокая зима, снегопады. В то время, командуя танковой ротой, он расширяет свой командирский кругозор.

«…В апреле месяце 1940 года, — говорится далее в автобиографии, — полк был переброшен в Зак. ВО (Закавказский военный округ. — Автор) в г. Вогоршапад, Армения. Из полка организована была 17 ЛТБр (легко-танковая бригада, — Автор), в которой я был назначен начальником штаба батальона. Работал начальником штаба батальона до июля месяца 1940 г. С июля м-ца 1940 г. по май 1941 г. работал преподавателем Пуховического пехотного училища БВО БССР (Белорусского военного округа Белорусской ССР — Автор)…»

В аттестации на преподавателя автобронетанкового дела Пуховического пехотного училища старшего лейтенанта И. И. Якубовского говорилось:

«…Тов. ЯКУБОВСКИЙ делу ЛЕНИНА — СТАЛИНА и Социалистической Родине предан. Политически и морально устойчив. Идеологически выдержан. Общее развитие и Марксо-Ленинская подготовка хорошая. В партийно-политической работе принимает активное участие. Пользуется авторитетом среди курсантов и товарищей. Волевые качества развиты хорошо, в работе энергичен, решителен, инициативен, с порученной работой справляется хорошо. Дисциплинирован. Требователен к себе и к подчиненным.

Тактически подготовлен хорошо, умеет организовать и проводить занятия с курсантами, правильно применяет на занятиях и передает курсантам свой практический боевой опыт участия на западном и финском фронтах. Стреляет из личного оружия удовлетворительно. Автобронетанковая подготовка хорошая. Физически развит хорошо. Преподавательскую работу любит и к ней подготовлен.

В Ы В О Д: Должности преподавателя вполне соответствует. В дальнейшем может быть использован на должности командира танкового батальона. Достоин присвоения очередного военного звания „КАПИТАН“.

СТ.ПРЕПОДАВАТЕЛЬ АБТ и НАЧ. АБТ и УЧИЛИЩА

М А Й О Р (подпись) /БУКОВ/…»

Из партийной характеристики того периода:

«…ЯКУБОВСКИЙ И. И. — член ВКП(б) с 1937 г. партбилет № 2001532, в парторганизацию Управления Пуховического Пехотного Училища прибыл в июне месяце 1940 года. За это время тов. ЯКУБОВСКИЙ показал себя с хорошей стороны. Добросовестно относится к своим непосредственным обязанностям, дисциплинированный командир — коммунист, требовательный к себе и подчиненным. Во всех отношениях показывает пример дисциплинированности. Упорно работает над совершенствованием своих военно-политических знаний, готовится в заочную академию, много работает над основами марксизма-ленинизма, активно участвует в теоретических конференциях и собеседованиях по Истории ВКП/б/.

Все партийные поручения выполняет добросовестно и в срок, проводит беседы и доклады в подразделениях среди курсантов и красноармейцев, на партийных собраниях активен, с недостатками не смиряется, старается их вскрывать, участвует в общественной работе, является активным военкором Окружной газеты „Красноармейская правда“. Морально — идеологически устойчив.

Делу партии ЛЕНИНА-СТАЛИНА — п р е д а н.

СЕКРЕТАРЬ ПАРТБЮРО

СТ. ПОЛИТРУК (подпись) /КИМОВ/

Утверждена на п/бюро от 4.3.41 г. пр. № 6.

Подпись руки Секретаря п/бюро т. КИМОВА удостоверяю:

НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ПОЛИТ. ПРОПАГАНДЫ

БАТАЛЬОННЫЙ КОМИССАР (подпись) /КЛЕЩЕВ/…»

В апреле 1941 года капитан (это воинское звание ему было присвоено 23 декабря 1940 года. — Автор) Иван Якубовский был назначен командиром учебного танкового батальона в 51-й танковый полк 26-й танковой дивизии 20-го механизированного корпуса Западного Особого военного округа, преобразованного с начала Великой Отечественной войны в Западный фронт.

26-я танковая дивизия под командованием генерал-майора В. Т. Обухова была сформирована в составе 20-го механизированного корпуса Западного Особого военного округа в марте 1941 года. Дислоцировалась она в Белоруссии, в районе Борисова. Перед войной в 20-м механизированном корпусе было всего 93 танка. 24 июня дивизия была отправлена на фронт в составе 13-й армии. В тот же день вступила в бой у станции Негорелое. Семь суток вела бои в междуречье Березины и Днепра. 29 июня сражалась на ближних подступах к Минску с 17-й немецкой танковой дивизией генерала фон Арнима, но к исходу дня вынуждена была оставить Минск. Затем дивизия с боями отходила до Днепра.

9 июля на участке обороны нашего 20-го механизированного корпуса войска 2-й танковой группы немцев прорвали фронт 13-й армии. Советские войска были вынуждены опять отходить, ведя крупные оборонительные бои и воюя в окружении.

12 июля 26-я танковая дивизия была передана в подчинение командиру 61-го стрелкового корпуса и 17 июля участвовала в контрударе в направлении на Оршу. Продвинувшись незначительно на запад, была остановлена немецкими войсками и вынуждена 20 июля с большими потерями отойти на исходный рубеж. 21 июля 26-я танковая дивизия была расформирована, а если быть точным — расформированы ее жалкие остатки.

Командуя учебным танковым батальоном, капитан Якубовский встретил Великую Отечественную войну и дрался с фашистами в составе своего полка и своей дивизии. Впоследствии Иван Игнатьевич писал:

«…Под Могилевом 10 июля 1941 г. назначен был командиром 51 ТП 26 ТД 20 МК, в полку танков не было, воевали как пехота, 20 МК дрался в окружении под Могилевом.

По выходе из окружения в сентябре м-це 1941 г. находился при штабе Брянского фронта — выполнял ряд оперативных работ…»

До декабря 1941 года капитан Якубовский находился в распоряжении Военного Совета Брянского фронта. (51-й танковый полк входил в состав этого фронта. — Прим. автора.)

В декабре 1941 года капитана Якубовского вновь назначают командиром танкового полка, но уже входившего в состав 121-й танковой бригады 3-й армии Брянского фронта. В том же декабре ему было присвоено очередное воинское звание — «майор».

Далее Иван Игнатьевич в автобиографии отмечает:«…В декабре м-це 1941 г. назначен командиром танкового полка 121 ТБр Брянского фронта. Полком командовал до февраля м-ца 1942 г. С переходом 121 ТБр на новые штаты, полк расформирован был на отдельные б-ны, а я назначен зам. командира 121 ОТБр 57 А Южный фронт. Заместителем работал до 17 марта 1942 г…»

Из боевой характеристики на заместителя командира бригады майора Якубовского И. И.:

«…В занимаемой должности с 3 января 1942 года. Волевой, инициативный и дисциплинированный командир. Предан делу партии ЛЕНИНА — СТАЛИНА и Социалистической Родине. Требователен к себе и подчиненным. Постоянно заботится о боевой готовности бригады, о своевременном выполнении боевых приказов. Однажды в сильную пургу, когда никакие средства сообщения нельзя было применить, пешком ночью прошел 20 километров и своевременно обеспечил выполнение боевого приказа. Обладает боевой смекалкой, решительностью. Свою практическую и теоретическую подготовку совершенствует в боях. Пользуется заслуженным авторитетом. Должности заместителя командира бригады соответствует.

КОМАНДИР 121 ТБр. КОМИССАР 121 ТБр

ПОЛКОВНИК (подпись) /РАДКЕВИЧ/

СТ. БАТАЛЬОН. КОМИССАР (подпись) /ПЛОТНИКОВ/

11 марта 1942 года…»

В марте 1942 года майор И. Якубовский был неожиданно вызван в г. Москву. В столице его принял командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал Федоренко, который расспросил офицера-танкиста, где воевал, потом сказал: «Ну что же, поедете формировать бригаду. Отныне вы командир 91-й бригады. Езжайте формируйте, а потом хорошо воюйте». Так майор И. Якубовский стал командиром 91-й отдельной танковой бригады, с которой он пройдет по дорогам войны в составе Юго-Западного, Сталинградского, Донского, Брянского, Центрального и 1-го Украинского фронтов.

Вот как впоследствии о командовании этой бригадой писал сам Иван Игнатьевич:

«…С 91 ОТБр участвовал в боях против немецких захватчиков Юго-Западный фронт, 38 А и 28 А, с 20 июня по 7 июля 1942 г. в районе Купенск, Уразова, Валаконовка. После тяжелых боев с 7 июля 1942 г. по 15 сентября 1942 г. пополнялся личным составом и техникой г. Саратов.

С 15 сентября 1942 г. Сталинградский фронт 24 А, 66 А и 65А (фронт тоже был переименован в Донской).

Под Сталинградом воевал севернее Сталинграда, с 15 сентября до полного уничтожения немецкой группировки под Сталинградом.

По окончании боевых действий под Сталинградом вошел в состав 3 гв. ТА и воевал на Брянском фронте в р-не г. Орел, Воронежском фронте от Сумы до Днепра, форсировал Днепр южнее и севернее г. Киева.

Участвовал в освобождении г. Киева, Фастова, Житомира. На 1 Украинском фронте — в составе 3 гв. ТА участвовал в освобождении Бердичева, Проскурова, Тарнополя…»

Всего несколько строк о командовании бригадой написал Маршал. А ведь это боевой путь соединения, которым он командовал. И какой путь!

А о начале этого пути нам поведал П. Корнюшин в очерке «Человек большой энергии» из книги второй «Люди бессмертного подвига» (Москва, 1965):

«…Было это далеко от фронта, за Волгой. В маленьком деревянном домике, затерявшемся среди молодых берез, в поздний ночной час ярко горел свет. За столом сидели двое: только что прибывший командир бригады и проживший здесь уже несколько дней, успевший все хорошо узнать и многое наладить комиссар этой бригады. Говорил больше комиссар. На правах „старожила“ он вводил командира в курс дела. Тон разговора был таким, будто собеседники давно хорошо знали друг друга. Объяснялось это, видимо, тем, что каждый из них уже успел пройти трудный путь солдата в тяжелых оборонительных боях лета и осени первого военного года, изведать горечь отступления, не раз посмотреть смерти в глаза. Солдатская откровенность приходит очень скоро, с первого знакомства, если чувствуешь, что перед тобой такой же труженик войны, как и ты.

— …Вот так, Иван Игнатьевич, бригаду надо создавать заново, ничего у нас нет. Обещал командир запасного полка дать нам на время вот эту полуторатонку, что тебя привезла, да еще лошадь с санями — дрова вывозить из лесу. Народу тоже пока мало. Но народ идет, по всему видно, хороший, обстрелянный. Многие приходят прямо из госпиталей и снова в бой рвутся. Жить есть где. Здесь большие, хорошие землянки, в каждой сразу батальон размещать будем. Приведем все в порядок и начнем регулярные занятия по боевой подготовке…

…Командир бригады Якубовский долго молчал. Он представлял себе положение несколько иным, когда ехал в бригаду. Думал, что бригада уже создана и дело осталось только за получением танков. Но потом, после некоторого раздумья, сказал:

— Ну что ж, будем создавать бригаду. Начинать с первого камня, как говорится, еще интересней, лучше все и всех будешь знать….

…Формирование бригады шло полным ходом. Командир принимал новые партии людей, решал многие хозяйственные вопросы. Вскоре удалось приступить и к занятиям по боевой подготовке, хотя и без единого танка. Командиры подразделений учились воевать на картах, на ящиках с песком. Постигали мудрость танкового боя пешим порядком, представляя мысленно, что они сидят в новеньких боевых машинах. А в самый канун Первомая бригада без танков была передислоцирована. Прошло еще около 20 томительных дней в ожидании получения боевых машин.

Наконец поступили первые десять танков. Командир бригады посидел почти в каждом из них. Осмотрел, опробовал рычаги управления, рукоятки затвора, подъемного и поворотного механизмов пушки. Все работало исправно, безотказно.

Танки были выведены на полигон для выверки и пристрелки оружия. Тут же, по соседству с полигоном, оборудовали и импровизированный танкодром. Экипажи и командиры подразделений учились днем и ночью. Учебой руководил командир бригады. Многих танкистов удивляла энергия и настойчивость подполковника Якубовского. Он торопился, зная, что сроки на обучение танкистов отведены короткие.

Учеба была прервана. Поступил приказ грузиться в эшелоны для отправки на фронт. Недостающие танки бригада дополучала прямо в эшелонах в день погрузки. В полдень 22 июня 1942 года первый эшелон взял курс на юг, под Харьков, где шли ожесточенные бои советских войск с танковыми дивизиями немецко-фашистской армии, рвущейся на восток, к Волге…»

Вражеская авиация тогда господствовала в воздухе. Гитлеровские летчики охотились буквально за каждым танком. Сдерживая танковые клинья врага, сокрушая их мощью своего огня, танкисты 91-й отдельной танковой бригады, как и все советские воины, стояли насмерть. Беспримерные подвиги совершили в те дни десятки танковых экипажей. Враг был во много раз сильнее, и каждый советский танк должен был действовать за целое подразделение. Метким огнем из засад, маневрируя под непрерывной бомбежкой, танкисты истребляли вражескую технику и живую силу. За отличные боевые действия, беспримерное мужество и храбрость, проявленные в этих боях, 42 воина бригады были награждены орденами и медалями Советского Союза.

В эти исключительно трудные для нашей армии дни лета 1942 года мужал, закалял свою волю молодой командир бригады подполковник (в этом воинском звании он с 27 марта 1942 года. — Автор) И. Якубовский.

Судьба бригады стала и судьбой ее командира. Будучи не раз раненным и тяжело контуженным, он не оставлял руководства бригадой, находился в ее боевых порядках, вдохновлял подчиненных на новые подвиги. И орден Красного Знамени, которым комбриг был награжден 21 июля 1942 года, вполне его заслуженная боевая награда.

Заместитель командующего 66-й армией по автобронетанковым войскам полковник Чупрыгин так характеризовал в боевой служебной характеристике от 15 ноября 1942 года подполковника И. Якубовского:

«…Предан делу ЛЕНИНА-СТАЛИНА и Социалистической Родине, политически развит хорошо, общее образование среднее. Инициативный, волевой командир, физически здоров. В военном отношении развит хорошо, быстро ориентируется в обстановке, правильно тактически обоснованно принимает решения и настойчиво их проводит в жизнь. Пользуется заслуженным авторитетом среди своих подчинённых.

Находясь в составе 66 армии по должности командира 91 танковой бригады с 17 октября по 31 октября и участвуя с танковой бригадой 4 раза в атаке, проявил: организаторские способности, храбрость и умение нацелить свою часть на выполнение боевой задачи.

За боевые заслуги имеет правительственную награду орден „КРАСНОЕ ЗНАМЯ“ и представлен к ордену „КРАСНАЯ ЗВЕЗДА“»…

Из вышеназванного очерка П. Корнюшина:

«…С большой силой проявился наступательный порыв воинов бригады в период ликвидации группировки немецко-фашистских войск под Сталинградом. Она участвовала и в тяжелых оборонительных боях, и в генеральном наступлении советских войск на оборону окруженных фашистских дивизий. Преодолевая упорное сопротивление врага, танкисты первыми ворвались на центральный аэродром и захватили более 370 самолетов. В конце января 1943 года бригада полковника Якубовского вела бои в районе тракторного завода, где и соединилась с частями героической 62-й армии. 262 отважных воина бригады за мужество и героизм, проявленные в боях под Сталинградом, были удостоены высоких наград…»

Полковник (это воинское звание ему было присвоено 30 ноября 1942 года. — Автор) И. Якубовский за эти бои был награжден 14 февраля 1943 года вторым орденом Красного Знамени. А командование 65-й армии вышло с ходатайством о присвоении 91-й отдельной танковой бригаде звания «гвардейская».

Вот как характеризовался в это время полковник И. И. Якубовский:

«…Предан делу партии ЛЕНИНА — СТАЛИНА и Социалистической Родине. Политически развит хорошо, морально устойчив. Инициативный, волевой командир. Тактически грамотный, быстро ориентируется в боевой обстановке, правильно тактически обоснованно принимает решения и настойчиво проводит их в жизнь. Дисциплинированный, требовательный к себе и своим подчиненным. Пользуется заслуженным авторитетом среди личного состава бригады. Здоров, в походной жизни вынослив.

Бригада, которой командует т. ЯКУБОВСКИЙ, участвовала в боях под Сталинградом с момента организации окружения противника и до полного разгрома его, не выводясь для восстановления.

За этот период бригадой захвачено: около 2000 пленных солдат и офицеров, пушек разного калибра — 14, зенитных орудий — 10, танков — 18, бронемашин — 1, легковых машин — 113, мотоциклов — 41. Уничтожено: около 4000 солдат и офицеров противника, винтовок — 359, пулеметов — 146, пушек — 171, зенитных орудий — 2, танков — 11, бронемашин — 3, легковых машин —75, грузовых машин-354.

Участвуя в боях, т. ЯКУБОВСКИЙ проявил организаторские способности, храбрость и умение организовывать бои и нацеливать на выполнение боевой задачи. Правильно и своевременно организовал снабжение бригады всеми видами довольствия, и эвакуацию подбитых танков с поля боя и их восстановление, чем обеспечил непрерывное участие бригады в боях.

ВЫВОД: Занимаемой должности Командира Танковой бригады вполне соответствует.

КОМАНДУЮЩИЙ БРОНЕТАНКОВЫМИ и МЕХАНИЗИРОВАННЫМИ ВОЙСКАМИ ФРОНТА

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ТАНКОВЫХ ВОЙСК

(подпись) /ОРЕЛ/…»

О самом комбриге командарм 65-й генерал П. И. Батов в книге «В походах и боях» отзывался так: «Иван Игнатьевич Якубовский… в те памятные дни был молодым офицером, очень скромным, он больше прислушивался к другим, чем говорил сам, и отличался исключительной исполнительностью. Подчиненные любили его за партийную прямоту. Свою грозную технику он знал отлично и вскоре приобрел на Донском фронте популярность…»

Не менее трудным по своему боевому напряжению был для воинов танковой бригады и ее командира 1943 год. Весной этого года бригада вошла в состав 3-й гвардейской танковой армии генерала П. С. Рыбалко. В составе этой армии танкисты 91-й бригады не раз получали ответственные боевые задания и всегда выполняли их с честью.

Генерал П. С. Рыбалко за это полюбил танкистов бригады полковника И. И. Якубовского и глубоко уважал самого комбрига. «Там, где Якубовский, там я спокоен, там непременно будет успех», — частенько говорил командарм. И это действительно было так. Сама же 3-я гвардейская танковая армия стяжала себе славу во многих операциях войны. А зарождалась эта слава в летнем наступлении на Курской дуге. Соединения этой армии сыграли большую роль в борьбе с противником на Орловском направлении. Они активно содействовали войскам Брянского и Центрального фронтов в разгроме мценской и орловской группировок врага.

Курская битва переросла в грандиозное стратегическое наступление советских войск.

В развернувшемся стремительном наступлении советских войск на Левобережной Украине бригада полковника И. Якубовского в составе 3-й танковой армии совершает стремительный 400-километровый марш-бросок к Днепру. Она сосредоточилась в районе Переяслав-Хмельницкого, не потеряв ни одного танка. В этом районе комбриг получил боевую задачу: в самый короткий срок переправиться на западный берег реки. Танкисты бригады под покровом ночи подошли на своих боевых машинах к реке. Первым переправляется на западный берег батальон под командованием майора Петра Луста. Самоотверженно, смело и инициативно действовали танкисты и на этот раз.

Противник, подтянув к Букринскому плацдарму крупные силы и используя резкопересеченную местность, предпринимал одну контратаку за другой. Танкисты продолжали вести ожесточенные бои. Однако вскоре был получен приказ оставить Букринский плацдарм, совершить ночной марш по левому берегу Днепра и снова переправиться на правый берег, только теперь уже севернее Киева. Этот марш-маневр был нелегким. Нужно было организованно вывести из боя подразделения, находившиеся на Букринском плацдарме, переправить их снова на левый берег реки, а затем по незнакомым дорогам в одну ночь совершить марш на север и занять Лютежский плацдарм. И все это под непрерывными бомбежками вражеской авиации, при большом скоплении войск на маршрутах и в особенности на переправе через Днепр.

П. Корнюшин пишет:

«…В эти ночи полковник Якубовский не смыкал глаз. Он появлялся то там, то здесь в „узких местах“ и „проталкивал“ колонны подразделений вперед, к новому месту сосредоточения.

В ночь с 3 на 4 ноября бригада успешно переправилась через Днепр на Лютежский плацдарм. Началась подготовка к нанесению удара на Киев. В течение 4 ноября все было приведено в полную боевую готовность. А глубокой ночью с 4 на 5 ноября танкисты полковника Якубовского в составе армии приступили к освобождению столицы Украины. Чтобы ошеломить противника, танкистам было приказано идти в атаку с зажженными фарами. Не ожидавшие такой массы танков, гитлеровские войска бежали, бросая технику и оружие, сдаваясь в плен. На рассвете 6 ноября танки 91-й бригады вышли в предместье Киева — Святошино.

Танкисты собрались встретить здесь праздник Великого Октября, привести технику в порядок. Но бригада получает от командарма новую задачу: действуя в качестве передового отряда, к исходу 6 ноября овладеть городом Фастовом, куда фашистское командование подтягивало свежие силы для нанесения контрудара на Киев.

— Задача трудная, но очень почетная, — предупредил Якубовского генерал Рыбалко, — к исходу 6-го жду вашего доклада о взятии города…»

Фастов — крупный железнодорожный узел, как бы центр коммуникационных нервов. Простого взгляда на карту достаточно, чтобы понять его значение. И. И. Якубовский зарекомендовал себя беззаветно отважным и, кроме того, — что не менее важно — вдумчивым, инициативным и организованным офицером. Одиннадцатый год он принадлежал к боевому строю, выработал свой ритм поведения: чем опаснее обстановка, тем он спокойнее и увереннее. Не каждому так удается. У него сильная воля, но, требуя от подчиненных, он никогда не покушается на их личное достоинство. Он верит бойцам и офицерам и разумно бережет их, и ему отвечают суровой солдатской любовью.

К тому времени, а ведь шел уже третий год войны, у Якубовского сложился и свой индивидуальный «почерк»: за ним укрепилась слава мастера дерзких танковых рейдов. В маневренной войне Якубовский смог развернуть свои недюжинные способности. Танковые соединения, которыми он командовал, не раз были использованы как сокрушительный стальной клин, рассекающий тыл противника, раздвигающий путь для последующих броневых валов танкового потока.

Передовой отряд устремляется на Фастов.

Гитлеровцы, ожидая подхода свежих сил, цеплялись за каждый рубеж. Танковые подразделения вынуждены были несколько раз развертываться с ходу в боевой порядок, ломать ожесточенное сопротивление гитлеровцев и пробиваться вперед. Командиру бригады приходилось выдвигаться вперед, оценивать обстановку, перегруппировывать силы, руководить маневром танковых подразделений. Успех достигался трудно. К 18 часам авангардный батальон бригады с десантом автоматчиков ворвался на восточную окраину Фастова, но при попытке продвинуться вглубь был встречен сильным огнем противника. Стало известно, что немцы подтягивают в город свежую танковую дивизию. Командарм Рыбалко требовал незамедлительных действий.

Командир бригады собрал командиров батальона. Встреча была очень короткой, так же как и решение комбрига: действовать, не теряя ни одной минуты, сковывая частью сил противника с востока, а главными силами обойти город и ударить с севера.

Замысел удался. Противник не успел опомниться, как на него обрушилась бригада. Ей навстречу атаковали врага танковые подразделения из корпуса генерала Панфилова.

К рассвету бой за Фастов был закончен. Хороший замысел командира бригады, смелые и инициативные действия воинов решили исход дела.

Утром на следующий день, 7 ноября, полковник И. Якубовский принял все меры к тому, чтобы закрепить успех, приготовить подразделения для отражения атак противника. Дальнейшее развитие событий позволило увидеть в Якубовском не только мастера танковых рейдов. Когда противник, сосредоточив крупные силы танков, хотел вернуть город, Якубовский организовал воистину стальной оборонительный пояс и выдержал трехдневные отчаянные атаки превосходящих сил противника, который рвался в город с направления Белой Церкви. Но вернуть город враг так и не смог. Только за два дня боев — 9 и 10 ноября — на высотах южнее Фастова они потеряли сожженными более 40 танков. И в этих боях снова отличились доблестные воины, за что были удостоены высоких правительственных наград. А бой за овладение Фастовом стал особенно знаменателен в истории 91-й танковой бригады. Она получила наименование «Фастовская», а на груди ее командира засияла первая «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

Представляя полковника Якубовского Ивана Игнатьевича к присвоению звания Героя Советского Союза, командующий 3-й гвардейской танковой армией Герой Советского Союза гвардии генерал-лейтенант Рыбалко и член Военного Совета этой армии Герой Советского Союза гвардии генерал-майор танковых войск Мельников в Наградном листе отмечали:

«…Командуя 91 отдельной танковой бригадой с первых дней ее организации с марта 1942 г., тов. ЯКУБОВСКИЙ много приложил силы и энергии по сколачиванию личного состава бригады и по подготовке ее к боевым действиям.

В орловскую операцию армии на Брянском и Центральном фронтах июль — август 1943 г. бригада под руководством тов. ЯКУБОВСКОГО все боевые задачи выполнила.

В операции армии по форсированию р. Днепр и в боях по овладению г. Киев и Фастов, тов. ЯКУБОВСКИЙ постоянно следовал в боевых порядках бригады, умело управлял бригадой в самых сложных условиях боя. Бригада — под руководством тов. ЯКУБОВСКОГО смелыми решительными действиями овладела 6.11.43 г. г. Фастов, нанеся противнику большие потери в живой силе и технике, за что бригаде присвоено звание „ФАСТОВСКАЯ“.

В оборонительных боях с 7.11.43 г., несмотря на превосходящие силы противника, бригада отбила ряд ожесточающих контратак танков противника, нанесла ему большие потери и удержала занимаемые ею рубежи.

Участвуя в боях с 21 по 29.11.43 г. на участке 60 армии, бригада отбила ряд крупных контратак противника и восстановила положение частей 60 армии, чем оказала огромную помощь частям армии и нанесла противнику крупные потери.

За умелое руководство и решительные действия бригады по овладению г. Фастов и нанесение противнику крупных потерь в живой силе и технике тов. ЯКУБОВСКИЙ заслуживает присвоения звания ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА…»

Уточняя, почему Якубовский заслуживает присвоения звания Героя Советского Союза, Рыбалко писал:

«В оборонительных боях с 7.11.43 г., несмотря на превосходящие силы противника, бригада отбила ряд ожесточенных контратак танков противника, нанеся ему большие потери, и удержала занимаемые ею рубежи. Участвуя в боях с 21 по 29.11.43 г. на участке 60-й армии, бригада отбила ряд крупных контратак противника и восстановила положение частей 60-й армии, чем оказала огромную помощь частям армии и нанесла противнику крупные потери». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство» полковнику Якубовскому Ивану Игнатьевичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ему ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»…

Первая Звезда Героя Советского Союза увенчала ратный труд человека, день и ночь, сутки и месяцы проводившего либо в танке, либо на бронетранспортере или в самоходке, либо на верткой штабной машине. Он ел из общего котла, спал под брезентом, согреваясь еще сохранившимся после боя теплом танка. На нем чаще был кожаный шлем, чем фуражка, и наготове пистолет, пара «лимонок» на случай и автомат со снаряженным диском.

Продолжая действовать в составе 3-й гвардейской танковой армии, бригада полковника И. Якубовского приняла самое непосредственное участие во многих боях и на Правобережной Украине. Сначала был Коростень, потом Житомир, в ознаменование освобождения которого бригада удостоилась ордена Красного Знамени. Затем — бои за Проскуров, Ярмолинцы, Тернополь, десятки городов и сотни селений Правобережной Украины. Это было зимой и весной 1944 года. Но, пожалуй, самым знаменательным в дальнейшей боевой жизни полковника И. И. Якубовского было лето 1944 года.

В июле того года войска 1-го Украинского фронта осуществляли Львовско-Сандомирскую операцию. В ходе этой операции обстановка складывалась для наших войск, действовавших непосредственно перед Львовом, очень неблагоприятно.

Неоднократные лобовые атаки стрелковых и танковых соединений успеха не приносили. Противник, используя выгодную местность, не только упорно оборонялся, но и предпринимал сильные контратаки. Введенная в прорыв по узкому «Колтовскому коридору» 3-я танковая армия продолжала идти на северо-запад и совместно с подвижными соединениями, введенными в прорыв на северном участке фронта, завершила окружение бродской группировки. Но все ее попытки ударить на юго-запад, на Львов, наталкивались на сильное сопротивление гитлеровцев.

Гвардии полковник И. И. Якубовский к этому времени был уже в должности заместителя командира 6-го гвардейского танкового корпуса (на эту должность он был назначен в июне 1944 года. — Автор) и находился с войсками на одном из решающих направлений…

В ходе наступления командующий войсками фронта уточнил боевую задачу 3-й гвардейской танковой армии: используя успех соседа справа, обходить Львов с северо-запада, нанося удар на Перемышль.

Армия начала совершать обходный маневр. Начался он глубокой ночью. С головной бригадой двигался заместитель командира корпуса гвардии полковник И. Якубовский. В течение двух суток по лесам и бездорожью танкисты прошли 135 километров. Пути отхода на запад львовской группировки врага были отрезаны. Враг вынужден был ослабить свою оборону с фронта. Это облегчило захват города нашими войсками, действовавшими с востока.

Овладение Перемышлем открывало нашим войскам новые возможности для броска на запад, к Висле. Этот бросок вскоре начался.

И снова передовыми танковыми частями 3-й танковой армии командовал гвардии полковник И. Якубовский. К 31 июля соединения и части 6-го гвардейского танкового корпуса вышли к реке Висле. Гвардии полковник И. Якубовский, не дожидаясь подхода понтонного парка, мобилизует все подручные средства и материалы, осуществляет стремительное форсирование частями корпуса реки.

Здесь заместитель командира корпуса проводит дни и ночи. Неутомимый труженик и умелый организатор, он непрерывным потоком направлял на западный берег Вислы боевую технику и боеприпасы. Никакие вражеские бомбежки и обстрелы не могли остановить стремительного натиска воинов корпуса. С каждым часом за Вислой скапливалось все больше и больше наших войск и боевой техники.

Неожиданность и быстрота форсирования реки обеспечили захват плацдарма на левом берегу Вислы и дальнейшее его расширение. Противник упорно контратаковал, стремясь ликвидировать плацдарм наших войск в районе Сандомира. Ожесточенные бои развернулись одновременно на обоих берегах реки, но благодаря стойкости и мужеству советских воинов атаки врага были отбиты. Захват Сандомирского плацдарма имел большое значение. Именно с него в январе 1945 года началась крупнейшая Висло-Одерская стратегическая наступательная операция советских войск.

В своих «Записках командующего фронтом 1943–1944 гг.» (Москва, 1985) Маршал Советского Союза И. С. Конев рассказывал:

«…2 августа, переправившись через Вислу у Баранува… я решил проверить характер действий наших войск по расширению плацдарма. Меня главным образом интересовал правый фланг нашей группировки. Здесь командармом 3-й гвардейской танковой армии генералом П. С. Рыбалко в направлении Опатува был выдвинут передовой отряд под командованием полковника И. И. Якубовского.

Въезжая на высоты у Сташува, я увидел стоящего у дороги рослого танкиста. Я остановил свою машину и выяснил, кто он и какую имеет задачу. Это и оказался полковник И. И. Якубовский. Он доложил, что является командиром передового отряда… и имеет задачу выдвинуться в район Сташува, чтобы обеспечить правый фланг 3-й гвардейской танковой армии и уничтожить группировку противника, которая недавно контратаковала здесь части 13-й армии.

Полковник И. И. Якубовский очень обстоятельно доложил обстановку, а его решительность и уверенность в выполнении поставленной задачи производили хорошее впечатление. Приятно было сознавать, что нашими танкистами командуют такие смелые, надежные и дельные офицеры…»

Советское правительство и командование по достоинству оценили самоотверженность, мужество и отвагу своих воинов, проявленные в боях под Львовом и при форсировании реки Вислы. Высокую награду заслужил и гвардии полковник И. Якубовский.

Командир 6-го гвардейского танкового Киевского Краснознаменного ордена Богдана Хмельницкого корпуса гвардии генерал-майор Новиков представил своего заместителя к награждению второй медалью «Золотая Звезда».

В Наградном листе комкор отмечал:

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Защищая небо Отчизны

Из книги Лётчики [Сборник] автора Барабанщиков М

Защищая небо Отчизны За рубеж шестого десятилетия перешагнули Вооруженные Силы нашего государства. Трудно во всей полноте передать масштабы и значение поистине героических усилий вооруженных защитников Отечества, отстоявших завоевания Октября в суровые годы


Глава 1. СОЛДАТ ОТЧИЗНЫ

Из книги Лис пустыни. Генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель автора Кох Лутц

Глава 1. СОЛДАТ ОТЧИЗНЫ


СОЛДАТЫ ОТЧИЗНЫ

Из книги Верность Отчизне. Ищущий боя автора Кожедуб Иван Никитович

СОЛДАТЫ ОТЧИЗНЫ Годы шли, события сменялись событиями, стремительно развивались отечественная наука и техника, росли высоты и скорости.Пришло время, когда нам, авиационным командирам, понадобились новые знания. Как и многих бывших фронтовиков, меня направили в Высшую


«Доблестный начальник»

Из книги Во главе двух академий автора Лозинская Лия Яковлевна

«Доблестный начальник» В 1782 г. Дашкова вернулась в Петербург. Была «милостиво принята».Материальные свидетельства высокого расположения — поместье Круглое в Могилевской губернии, дом в Петербурге, дом в Москве…Екатерина Романовна склонна приуменьшать свои новые


Глава 23 Доблестный третий отряд

Из книги Заложник. История менеджера ЮКОСа автора Переверзин Владимир

Глава 23 Доблестный третий отряд На следующий день после маршировки я с радостью слышу свою фамилию среди тех счастливчиков, которых вызывают на распределение в штаб. В огромном кабинете замполита за столами сидят люди в форме – члены комиссии. Здесь собралась местная