Ленинград в блокаде

Ленинград в блокаде

С утра до наступления темноты каждый день батарея ведет огонь по вражеской авиации. Сегодня прямым попаданием снаряда сбито два Ю-88 и подбит один Ю-87. Часть вражеских летчиков погибла, три взяты в плен.

14 апреля 1942 года.

(Из журнала боевых действий)

Я видел Ленинград во время блокады. Трамваи застыли. Дома покрыты снегом с наледью. Стены все в потеках. В городе не работали канализация и водопровод. Всюду огромные сугробы.

Между ними маленькие тропинки. По ним медленно, инстинктивно экономя движения, ходят люди. Все согнуты, сгорблены, многие от голода шатаются. Некоторые с трудом тащат санки с водой, дровами. Порой на санках везли трупы, завернутые в простыни.

Часто трупы лежали прямо на улицах, и это никого не удивляло.

Бредет человек по улице, вдруг останавливается и… падает — умер.

От холода и голода все казались маленькими, высохшими. Конечно, в Ленинграде было страшнее, чем у нас на передовой. Город бомбили и обстреливали. Нельзя забыть трамвай с людьми, разбитый прямым попаданием немецкого снаряда.

А как горели после бомбежки продовольственные склады имени Бадаева — там хранились сахар, шоколад, кофе… Все вокруг после пожара стало черным. Потом многие приходили на место пожара, вырубали лед, растапливали его и пили. Говорили, что это многих спасло, потому что во льду остались питательные вещества.

В Ленинград мы добрались пешком. За продуктами для батареи ходили с санками. Все продукты на сто двадцать человек (получали сразу на три дня) умещались на небольших санках. Пятеро вооруженных солдат охраняли продукты в пути.

Я знаю, что в январе 1942 года в отдельные дни умирало от голода по пять-шесть тысяч ленинградцев.

Наш политрук как-то пошел навестить живших в Ленинграде отца и мать. Он вернулся на батарею весь черный. Потом рассказывал, что, с трудом дойдя до своего дома, зашел в нетопленую комнату и увидел мать и отца, лежавших на кровати. Оба они умерли от голода.

От дистрофии умирали дети, женщины, старики. К смерти привыкли. Город наводнили крысы.

Весной 1942 года, попав в Ленинград с заданием командования, я решил зайти к маминым родственникам.

Долго добирался пешком. Дошел до дома и на втором этаже на лестничной клетке увидел труп, на третьем тоже труп, но его кто-то прикрыл мешковиной. Поднявшись к родным, долго стучал в дверь. Наконец тоненьким голосом бабушка Леля спросила:

— Кто это?

Когда дверь открылась, я с трудом ее узнал — так она изменилась. Высохшая, с огромными печальными глазами, озябшими руками, она с трудом признала меня. У меня в сумке осталось немножко сухого гороха и граммов пятьдесят табака. Все это я отдал бабушке Леле.

— Ой, горох, — сказала она чуть слышно. — Я его долго буду есть.

Бабушка Леля рассказала, что троюродного брата Бориса, того, который смеялся надо мной, доказывая, что войны не может быть, убили под Ленинградом, что дядя мой умер от голода, а тетка успела эвакуироваться. Спустя месяц бабушка умерла.

Сложно и трудно было. Тем не менее к Новому году на дивизионном командном пункте мы дали концерт самодеятельности.

Не очень веселый концерт, но все-таки концерт!

Я конферировал, ребята читали стихи, пели под гитару, а пожилой дивизионный писарь развеселил всех, исполнив старую шансонетку «Вот я мастер часовой».

Наше выступление потом с удовольствием смотрели на соседних батареях. Хотя к приезжающим с концертами самодеятельности в то время относились довольно настороженно, боясь, что придется кормить артистов.

Помню, как один организатор передвижной бригады самодеятельности подошел к нам и попросил:

— Ребята, у вас же есть винтовки, подстрелите мне ворону.

Мы ему объяснили, что всех ворон давно перебили.

— Жаль, — сказал он. — Я бы из нее такой суп сварил, что пальчики оближешь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЛЕНИНГРАД

Из книги Судьба и ремесло автора Баталов Алексей Владимирович

ЛЕНИНГРАД


ЛЕНИНГРАД

Из книги Негероический герой автора Равикович Анатолий

ЛЕНИНГРАД Жили мы на Прядильной улице, что в Коломне, в районе от Аларчина моста на Фонтанке, до Крюкова канала и Театральной площади. В Коломне жили и родители Пушкина, когда они переехали в Петербург, и, может быть, поэтому герой «Медного всадника» – Евгений – тоже


Ленинград

Из книги Олег Борисов. Отзвучья земного автора Борисова Алла Романовна

Ленинград


Ленинград

Из книги Базирование Военно-морского флота СССР автора Манойлин Виктор Иванович

Ленинград В Ленинград к моему новому месту службы наша семья летела на самолете. Временно остановились у родителей жены. Жена занялась поиском работы, сын стал ворчать на тему: как хорошо было во Владивостоке, зачем приехали в Ленинград. Я пошел на службу в 23 гмпи. 23


ЛЕНИНГРАД

Из книги Судьба и ремесло автора Баталов Алексей Владимирович

ЛЕНИНГРАД


ЛЕНИНГРАД

Из книги Игорь Тальков. Стихи и песни автора Талькова Татьяна

ЛЕНИНГРАД Жизнь устроена так, что без лишних вопросов Нас бросает судьба то туда, то сюда. Мы все время в пути, мы всегда на колесах, В бесконечную даль нас зовут поезда. Но в горячих степях и в сибирских буранах, И под ласковым солнцем, и в дождик, и в град, Несмотря ни на что,


Нахичевань в блокаде

Из книги Ильхам Алиев автора Андриянов Виктор Иванович

Нахичевань в блокаде Посмотрите на карту, которая публикуется на развороте фотовкладки. Нахичеванская автономная республика, расположенная на юго-востоке Закавказского нагорья, граничит с Турцией, Ираном и Арменией. В советские годы граница с Арменией, отделявшая


Часть первая Мастерство выживания 1945–1968 Ленинград — Гремиха — Ленинград

Из книги Мой ледокол, или наука выживать автора Токарский Леонид

Часть первая Мастерство выживания 1945–1968 Ленинград — Гремиха — Ленинград Не спрашивай никогда, по ком звонит колокол: он звонит по тебе. Джон Донн (1572–1631), английский поэт, настоятель собора св. Павла в Лондоне


Чечня — в экономической блокаде

Из книги Ельцин. Лебедь. Хасавюрт автора Мороз Олег Павлович

Чечня — в экономической блокаде Параллельно с военными действиями против Чечни начали приниматься жесткие экономические меры. По существу — устанавливаться экономическая блокада. С 30 сентября Газпром прекратил поставки газа в республику. Официально объявленная


Югославия в блокаде

Из книги Иосип Броз Тито автора Матонин Евгений Витальевич

Югославия в блокаде После первого года конфликта Белград и Москва смогли сделать для себя весьма важные выводы. Югославы окончательно поняли, что примирения уже не будет. В Москве же осознали, что первый советский натиск Тито выдержал. Вскоре миру были предъявлены


Ленинград

Из книги Это мое автора Ухналев Евгений

Ленинград Мне сложно рассуждать о Ленинграде, потому что я жил только здесь. Я, конечно, много ездил, путешествовал, но по большому счету жил только в этом городе. Поэтому мои впечатления от города ограниченны. Но здесь я родился, и я помню Ленинград от самого моего рождения


Глава VI. В БЛОКАДЕ

Из книги Великая Российская трагедия. В 2-х т. автора Хасбулатов Руслан Имранович

Глава VI. В БЛОКАДЕ Бесконечны, безобразны:В мутной месяца игреЗакружились бесы разны,Будто листья в ноябре...А.С. Пушкин.


Еду в Ленинград!

Из книги Нас время учило автора Разумовский Лев Самсонович

Еду в Ленинград! Уже был назначен на реампутацию, и вдруг спасительный вызов от Лили — перевод в ленинградский госпиталь.В Ленинград, в Ленинград! К нашим!Я просто прыгаю от радости.Мне выписывают документы и выдают (вот неожиданность!) вместо военного обмундирования


Ленинград

Из книги Евгений Шварц. Хроника жизни автора Биневич Евгений Михайлович

Ленинград На лето Шварцы снова сняли дачу в Сестрорецке. Но весна была поздней, холодной, и переехали они туда лишь в середине мая. На этот раз сняли второй этаж большого дома для Наташи (на первом этаже поселились Эйхенбаумы), а сами сняли комнатушку неподалеку. Домик


12. ЛЕНИНГРАД

Из книги Ещё вчера… автора Мельниченко Николай Трофимович

12. ЛЕНИНГРАД С чистого листа.


Ленинград

Из книги Мы из сорок первого… Воспоминания автора Левинский Дмитрий Константинович

Ленинград В себя пришел только под Киевом. Позади уже Жмеринка, Винница, Фастов. Вагон пассажирского поезда. Я лежал в проходе на полувагона. Через меня переступали люди и чертыхались. Оказалось, что лежал не один: таких «перебравших» полно, и мы дружно валялись вповалку.