Давид Карапетян. «ВЫСОЦКИЙ УМЕР ОТТОГО, ЧТО ДУША ЕГО УСТАЛА ЖИТЬ — СЛИШКОМ ХРУПКОЙ ОНА БЫЛА»

Давид Карапетян. «ВЫСОЦКИЙ УМЕР ОТТОГО, ЧТО ДУША ЕГО УСТАЛА ЖИТЬ — СЛИШКОМ ХРУПКОЙ ОНА БЫЛА»

После смерти Высоцкого в гласных и закулисных разговорах его многочисленные друзья стали цинично считаться — кто из них был ближе к Владимиру Семеновичу. Видимо, так человек устроен, — ему необходимо самоутверждаться. Частенько за счет других. К счастью, один из немногих настоящих друзей Высоцкого, автор воспоминаний об этом большом и сложном художнике — Давид Карапетян в дешевых разглагольствованиях никогда участия не принимал. Долгие годы он вообще хранил молчание. Пока не решился рассказать свою правду о друге. После выхода в свет его книги «Владимир Высоцкий. Между Словом и Славой», тут же ставшей бестселлером, Карапетян не раз обжигался на интервью в так называемых «порядочных» изданиях, чересчур вольно излагавших его высказывания. Давид Саакович согласился дать эксклюзивное интервью журналисту «Экспресс-газеты» только потому, что с ним в добрых отношениях был близкий друг Владимира Семеновича — ныне покойный актер Всеволод Абдулов. Несколько раз садились мы с Давидом за общий стол, чтобы внести очередные коррективы в стиль интервью. Именно в стиль. Потому что требования Карапетяна к самому себе практически безграничны. Интересно, что при таком подходе к работе над текстами появлялись, проявлялись, из памяти его выплывали все новые и новые фактические данные.

Карапетян — рассказчик очень самобытный. Он вовсе не писатель в современном понимании этого слова, не стремится к быстрой славе. Скорее, литератор — крайне редкое для нашего суматошного времени определение человека пишущего. Стилистика его мыслей проста и образна одновременно. И самое на мой взгляд важное — не злобливая и крайне чувственная. Сам Давид временами производит впечатление человека не от мира сего — так уж устроен его внутренний мир. Хотя «куснуть» недоброжелателей ему всегда очень хочется. Но он этого не делает в силу своей врожденной деликатности.

Не могу не сказать, что рядом с Давидом удивительная женщина — его спутница по жизни Нателла. Ее тонкий юмор, изысканный вкус, трогательная надежность заставляют Карапетяна «держаться на плаву».

— Не пиши только, что Давид Карапетян — очередной «персональный» друг Высоцкого союзного значения. Хотя мы познакомились с Володей в мае 1967 года, об этом до последнего времени, кроме Севы Абдулова и Марины Влади, мало кто знал. Общались мы с Владимиром не в тусовках. А наедине. Родство душ дорогого стоит.

— Такими родными были друг другу, что даже ни разу не поссорились?

— Лишь однажды, о чем до сих пор жалею, я смел повысить на него голос. Возможно, для Высоцкого Давид Карапетян был лишь интеллигентным мальчиком, хорошо знавшим поэзию Мандельштама, Цветаевой. Тем не менее восхищавшимся и его творчеством. К таким людям он очень тянулся за признанием. У меня же к Володе были какая-то ненормальная, даже болезненная любовь и чувство сострадания. Ведь его запои превращались в мучительную болезнь. И мне страшно хотелось помочь. Даже когда Высоцкий находился в трезвом состоянии, нельзя было не заметить в его взгляде дикую муку, усталость.

— Почему после смерти друга ты столько лет молчал?

— Не хотелось самоутверждаться за счет него. А может, потому, что видел «посмертную» вакханалию мнимых друзей вокруг имени великого человека. Пока те резвились, «монополизируя дружбу на Высоцкого», пытаясь всеми силами приобщиться к его славе, мне высказываться не хотелось. А вездесущие журналисты за интервью не обращались. Хотя в мемуарах Марины Влади нашей с Владимиром поездке в Армению посвящена целая главка.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Евгений и Нина Дворжецкие ЖИТЬ И НЕ УСТАВАТЬ ЖИТЬ

Из книги Вацлав Дворжецкий - династия автора Гройсман Яков Иосифович

Евгений и Нина Дворжецкие ЖИТЬ И НЕ УСТАВАТЬ ЖИТЬ Интервью– Как родители познакомились и жили до вас?– Они познакомились в 50-м году. Мама приехала в Омск в областной театр драмы, окончив ГИТИС, в качестве режиссера-постановщика. Отец был тогда первым артистом в своем


«Я устала»

Из книги Лариса Рейснер автора Пржиборовская Галина

«Я устала» Со смертью Рейснер современная литература уронила один из своих самых солнечных самоцветов. Н. Смирнов «Сколько раз, бывало, в горах, в ущельях, там, где в жарком июле не тают снега, говоришь ей: „Зачем вы глотаете снег? Зачем пьете из лужицы?“ Сколько раз врачи


Слишком мало инженеров, слишком много бизнес-администраторов

Из книги 8 законов Крайслер: Законы бизнеса, которые сделали Chrysler одной из самых успешных в мире автомобильных корпораций автора Лутц Роберт А.

Слишком мало инженеров, слишком много бизнес-администраторов Нам нужно больше зубрил! И мы должны перестать воспринимать наших «зубрил» как «зануд». Вместо этого мы должны воспринимать их как редкий вид, занесенный в «Красную книгу», — как газелей, что ли. Согласен,


Устала

Из книги Одна жизнь — два мира автора Алексеева Нина Ивановна

Устала Я очень любила московскую весну. Любила, когда на улицах таял снег, бежали ручейки и Москва утопала в грязи, затем просыхали дорожки, и воздух становился такой теплый, ласковый, прозрачно-ароматный, и все скамеечки вокруг общежития были заняты студентками с


ПОЧЕМУ УМЕР ВЫСОЦКИЙ?

Из книги Страсти по Высоцкому автора Кудрявов Борис

ПОЧЕМУ УМЕР ВЫСОЦКИЙ? Хорошо, когда волшебное возникает из будничных обстоятельств и слагаемые его просты. Геннадий Шпаликов Марк Цыбульский«Я не знаю ни одного психиатра или психолога, который одновременно был бы знатоком жизни Высоцкого».«Я не литературовед, не


ДАВИД КАРАПЕТЯН

Из книги Владимир Высоцкий без мифов и легенд автора Бакин Виктор Васильевич

ДАВИД КАРАПЕТЯН


Давид Карапетян. «ВЫСОЦКИЙ УМЕР ОТТОГО, ЧТО ДУША ЕГО УСТАЛА ЖИТЬ — СЛИШКОМ ХРУПКОЙ ОНА БЫЛА»

Из книги Тайная семья Высоцкого автора Кудрявов Борис Павлович

Давид Карапетян. «ВЫСОЦКИЙ УМЕР ОТТОГО, ЧТО ДУША ЕГО УСТАЛА ЖИТЬ — СЛИШКОМ ХРУПКОЙ ОНА БЫЛА» После смерти Высоцкого в гласных и закулисных разговорах его многочисленные друзья стали цинично считаться — кто из них был ближе к Владимиру Семеновичу. Видимо, так человек


Его душа устала перенапрягаться

Из книги Тяжелая душа: Литературный дневник. Воспоминания Статьи. Стихотворения автора Злобин Владимир Ананьевич

Его душа устала перенапрягаться — Правда ли, что из-за своей неуравновешенности Высоцкий был склонен к суициду?— Видимо, да. При мне подобное случалось не раз. Суицидные рецидивы проявлялись во время запоев, но почему-то обязательно при свидетелях. В этом чувствовался


Душа и тело («Душа моя, не бойся, не стыдись…»)

Из книги Шачи-сута. Его убили за веру автора Кудашева Иоанна

Душа и тело («Душа моя, не бойся, не стыдись…») Душа моя, не бойся, не стыдись Любви земной, любви обыкновенной, Не порывайся в ледяную высь, Но в теле пребывай несовершенном. Ведь без тебя ему, о, как прожить! Хоть не всегда оно с тобой согласно. А без него как будешь ты


Из воспоминаний Саньясы даса (Сурен Карапетян)

Из книги От Диогена до Джобса, Гейтса и Цукерберга [«Ботаники», изменившие мир] автора Циттлау Йорг

Из воспоминаний Саньясы даса (Сурен Карапетян) Впервые я увидел Шачи-суту в январе 1985 года. Помню, я лежал тогда дома у Камала-малы с воспалением легких. Они пришли вместе с Сарвабхавана дасом. Камала-мала говорил очень серьезные для начинающих вещи и мне все время


Фалес Милетский: для женщин всегда либо слишком рано, либо слишком поздно

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Фалес Милетский: для женщин всегда либо слишком рано, либо слишком поздно Для развития ботанику необходимо определенное окружение. В бедных областях у него немного шансов на это. Здесь мало кто поймет человека, с головой погружающегося в книги, часами бренчащего на


«Оттого, что мне казалась ты…»

Из книги Жуков. Портрет на фоне эпохи автора Отхмезури Лаша

«Оттого, что мне казалась ты…» Оттого, что мне казалась ты Не такою как на самом деле, А такой, какой мечты хотели, Беспокойные мои мечты, От того душа моя скорбит И дорога жизни не легка мне, И лежит на сердце словно камни Груз тоски, тревоги и обид. Скоро сердце я


«Моя душа была в шрамах»

Из книги Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов автора Передрий Андрей Феликсович

«Моя душа была в шрамах» Кин заявлял журналистам, что идея рисовать большеглазых детей пришла к нему, когда он учился живописи в Европе, будучи студентом.«Моя душа была как будто в шрамах во время изучения искусства в Берлине в 1946 году – тогда мир отходил от ужасов Второй


Среда, 31 марта 2010 года Слишком много или слишком мало!

Из книги автора

Среда, 31 марта 2010 года Слишком много или слишком мало! Пока еще не могу сообщить ни о каких особых достижениях: мы не слишком приблизились к Австралии. На этот раз нам не дает продвинуться на восток легкий встречный ветер. Ужасно не хочу становиться брюзгой: то мне слишком