Эстрадная артистка…

Эстрадная артистка…

Оказавшись без работы, Люся прекрасно понимала, что ей нужно думать, как содержать не только себя, но своего ребенка, Машеньку. Ее в первую очередь. На себя плевать! И огромная череда всяких надо-надо-надо… Делать нечего, а выбирать не приходится! Гурченко целиком окунулась в эстраду. Под красивым словом «эстрада» подразумевались маленькие подпрыгивающие самолеты, поездки в тесных вагонах, огромные чемоданы, уставшие люди, крохотные комнаты с несколькими койками, провинциальные небольшие, натопленные углем клубики, пианино без клавиш… О каких удобствах речь? Ничего подобного! 1966 год. Это только начало той ужасной безработной поры, начало кризиса. Но нет худа без добра, зато Люся имела свободу, полную безмятежностей свободу. В этом периоде отсутствовала всякая хронология, а сменяющие друг друга дни утопали в провалах и отчаянии. Но Гурченко становилась сильнее и сильнее. Только папины слова и помогали жить: «Бывало в гражданскую войну как начнут стрелять, одни пули кругом! А на улице темно, хоть глаз выколи! Собаки лают, а обоз идет!».

Вскоре Люся осознала, что артист эстрады имеет совершенно особый образ жизни! Да, он независим, но в то же время несет громаднейшую личную ответственность. Людям эстрады свойственна, как никому другому, колкая экстравагантность, с присущим не прощением всяких «шпилек», они не говорят со сцены заученными и подготовленными фразами, они «стреляют» своими словами.

Свою первую поездку после ухода из «Современника» Гурченко запомнила навсегда. Это было летом. В Москве тогда была жуткая жара, я Люся уже находилась на далеком севере. После трех пересадок группа артистов, с которыми летела Людмила Марковна, добралась, наконец, до аэродрома.

— Это и есть аэродром? — удивилась Люся.

Перед ней стояла деревянная избушка, но уж точно не аэродром! А эти люди в тулупах и валенках? Визит гостей был для них явно неожиданным и нежданным.

— Товарищи, здравствуйте! Мы артисты!

— Добрый день! Очень приятно!

— Скажите, а где представители филармонии? Они должны были нас встретить!

— Какой филармонии?

— Областно-краевой!

Недоумевающий дежурный переглянулся с другими служащими. По его реакции было понятно, что никаких представителей филармонии или администрации здесь не было. Причем, никогда. Уставшие после дороги артисты совсем поникли духом.

— А где у вас гостиница? — спросил у дежурного акробат из группы артистов.

— Гостиниц нет. Есть только Дом Рыбака. Может у вас именно так концерт?

— Подождите! — не унимался акробат, — то есть вы хотите сказать, что люди приехали к вам из Москвы с концертной программой, а их даже никто не встретил! Скажите, вам хотя кто-нибудь звонил?

— Товарищ, я только рад вашему приезду, но мне никто ничего подобного не сообщал!

— Нет, ну вы мне скажите, вам звонили?

— Послушайте, я дежурный! И у меня есть своя работа и свои дела!

— Вам звони-ли?

Гурченко всегда вспоминала этот диалог, когда совсем было тяжко. Все! Темнота! И выхода никакого! И ничего не предвидится. Но жизнь быстренько вступала в свои права, и всегда появлялся спасительный лучик надежды. Как это бывает! Всего одно самое обычное слово, сказанное с юмором или со специфической смешной интонацией способно кардинально поменять ситуацию! И все! Нет темноты! И, слава Богу, что всегда в компании был такой человек, который мог вот так эксцентрично сказать это слово! Вдруг этот человек громко и весело рассмеялся. Он перекривил слова акробата и пропел:

— Товарищ, а все-таки, вам звони-ли?

— А-а, ну теперь все понятно! Все! Теперь я верю, что вы артисты! — расхохотался дежурный. — Как здорово у тебя получается копировать! Точный артист! Ну, артисты! Я ему говорю, что никто мне звонил, а он опять свое!

Этот человек на самом деле был артистом, хоть и не известным широкой публике. Москву для выступлений он выбирал редко, чаще бывал на окраинах. Но каким необыкновенным, каким деликатным и замечательным он был человеком! Будучи чуткой и тонкой натурой, он всегда понимал и чувствовал собеседника. А сколько раз он буквально «за уши» вытаскивал Люсю из очередного приступа депрессии, из очередной тьмы! Как только Гурченко звонила ему и потерянным голосом говорила «Здрасьте», он тут же начинал:

— А-а! Люся! Ты все о жизни задумываешься? Нельзя так! Это неправильно! Не надо о ней так серьезно! Это что же? Если все так близко к сердцу воспринимать, это же ужас! — подбадривал ее друг. — Завтра меня опять ждут длительные гастроли и чудное побережье Баренцева моря.

Еще он никогда не забывал вставить какую-нибудь красивую фразу. Она быстро отвлекала и, признаться, заставляла Люсю улыбнуться. А потом он начинал заразительно смеяться. Да и вообще, с ним всегда было весело — то он в очередной раз кого-то разыгрывал, то рассказывал смешной анекдот, то импровизировал.

Группа направилась в Дом Рыбака. Там было ужасно холодно. Все тут же наполнили водой свои чашки и включили кипятильники. Спустя пару минут перегорели все пробки. И снова раздался заливистый смех самого веселого человека:

— Товарищи! Добрый вечер! Наконец, все тайны развеялись! Приехали настоящие артисты!

В домике раздался дружный хохот. В тот же вечер все собрались небольшой и прокуренной комнате и пели веселые песни. Люсе действительно было хорошо. Грусть куда-то улетучилась. И вот все начали потихоньку расходиться — время было позднее. Те, кто остался, пошли под предводительством весельчака наверх, где уже спал акробат. Тук-тук! В его дверь постучали.

— Кто? — ответил густой басовитый голос.

— Товарищ! Ну, вы скажите, вам точно не звони-ли?

Шутки были, конечно, хороши. Но тревог на сердце у Люси меньше не становилось. Она волновалась за свою доченьку, за свою Машеньку. Душа болела постоянно. Девочка ведь нередко ночевала у случайных людей. И каждый раз Людмила Марковна звонила Маше, боясь, что подруга могла оставить ребенка, как это произошло однажды. В двенадцатом часу ночи Люся набрала телефонный номер своей подруги, чтобы убедиться, что все в порядке:

— Мама, это Маша! — обрадовалась голосу мамы дочь.

— Машенька, так поздно, а ты не спишь! Тебе же завтра рано в школу!

— Я жду тетю Зою. Я все выключила — и газ, и свет, и телевизор. А на завтра я уже завела будильник!

— И как ты там одна? Ты что, в темноте сидишь?

— Да! Но я не боюсь! Я открыла дверь на балкон — у кого-то играет музыка. Вот я ее и слушаю. Мам, у нас все хорошо, не волнуйся! Деньги есть!

После этого звонка она так и не смогла уснуть. Да о каком сне может идти речь? Люся снова принялась за самобичевание. «Вот ты тут на концертах, а ребенок один в двенадцать часов ночи, да еще и не у себя дома! А Машеньке всего восемь лет», — мысленно она ругала себя.

Потом Людмила Марковна, конечно, возвращалась в Москву. Начинала заниматься ребенком, крутилась вокруг нее, делала с ней уроки, ходила в кино, в зоопарк. Но снова наставал момент, снова нужно было отправляться на гастроли, снова нужно было с кем-то оставлять дочь…

Маша не была избалованным ребенком. Уже в шесть лет она сама ходила в магазин, покупая продукты без очереди. Сначала ее пропускали, как маленькую. Но потом уже Машенька включала доставшуюся по наследству великую фантазию и придумывала что-нибудь этакое. Растроганная толпа еще долго смотрела вслед ребенку… Многие удивлялись, как это дочь киноактрисы, а ведет себя словно ребенок из многодетной семьи! Да! Маша с детства понимала, что такое «копейка» и знала ей цену. В раннем детстве она познакомилась с вовсе не детскими заботами — надо и маму поддержать, помочь ей выстоять и не споткнуться и самой не расслабиться, не потеряв надежды и веры в людей. Она тихонечко была рядышком и помогала, как могла. Грустные и взрослые глаза ребенка чувствовали и понимали все, они уже знали, что такое непреодолимый тупик и дебри, знали, каково это, когда нет выхода.

Ей приходилось целые дни проводить в одиночестве. А когда становилось совсем скучно и грустно, она звонила Люсиным друзьям. Больше всех ей нравился тот самый весельчак. К нему она частенько и обращалась:

— Юрий Михайлович, приходите, пожалуйста, ко мне! Мне очень скучно! Ха-ха, нет, мне не звонили! Но, скажите, товарищ, вам ведь звонили? Звони-ли?

У нее получалось удивительно точно копировать манеру исполнения семейного друга. Это не могло не веселить! Люся в глубине души гордилась своей дочерью, но точно так же, как и мама Леля, никогда не показывала этого.

По приходу домой Гурченко всегда встречал листочек бумаги на столе — отчет Машеньки о покупках, о том, кто звонил, чем она занималась. Отсюда родилось немало добрых и смешных семейных историй.

— Мама, звонила и спрашивала тебя какая-то Бориса Марковна. Только я не поняла, кто это был — тетенька или дяденька.

— Бориса… Хм… Ой, Маша, да это же была Раиса Марковна!

— Но это же был мужской голос?

— Раиса Марковна слишком много курит, поэтому у нее низкий голос. Маша, когда будешь взрослой, никогда не кури!

— Странно. Вроде дядя, но и тетя тоже. Я даже записала. Вот посмотри! — сказала девочка и протянула матери лист, на котором красивым ровненьким почерком было зафиксировано: Бориса Марковна.

Так и повелось. Эта симпатичная женщина с томным низким голосом так и осталась в семейном архиве воспоминаний под именем Борисы.

Когда у Маша были летние каникулы, Людмила Марковна забирала дочь на гастроли вместе с собой. Они спали на одной кровати и в одном холодном гостиничном номере. Днем ходили по магазинам, а вечером — на концерты. Она тихо и спокойно сидела в уголке, за кулисами, ожидая свою маму. Она прекрасно ладила со всеми администраторами, перенимая, а затем копируя их фразы. Что-то вроде: «А у нас с Люсей любовь!» или «Эй, товарищ! Немедленно подойдите ко мне! Это в ваших же интересах! Повторяю! В ваших!» Всю группу это жутко забавляло!

А еще иногда Люся с Машенькой ходили в парк на прогулку. Катались на аттракционах, а потом звонили семейному другу:

— Это дядя Юра? Скажите, товарищ, вам звонили? Нам очень скучно! Да, с мамой! О чем вы? Я о жизни серьезно не задумываюсь! Это уже и не жизнью будет!

В ответ Юрий Михайлович смеялся своим «фирменным» заразительным смехом и приглашал их на огонек.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

XI. Народная артистка

Из книги Балерины автора Носова Валерия Васильевна

XI. Народная артистка Может ли балет быть отменен в России? Никогда. А. Луначарский Великая Октябрьская революция победила. Это известие за несколько часов облетело всю страну, его принес телеграф. В Москве уже на следующее утро прохожие читали напечатанные крупным


Люська-артистка

Из книги Генерал Дима. Карьера. Тюрьма. Любовь автора Якубовская Ирина Павловна

Люська-артистка Когда Дима вернулся из армии, его друг Андрей Караулов покинул поселок Болшево и снимал комнату в коммуналке на первом этаже дома у станции метро «Белорусская». Это был старый московский дом с газовыми колонками.Караулов познакомился с


В. Барсова Народная артистка СССР НАШ ВЕЛИКИЙ ДРУГ

Из книги Встречи со Сталиным автора Коллектив авторов

В. Барсова Народная артистка СССР НАШ ВЕЛИКИЙ ДРУГ Мне, как и моим товарищам по искусству, случалось не раз выступать на спектаклях и концертах в присутствии товарища Сталина.Артисты хорошо знают, какое огромное влияние имеют на них слушатели, зрители, аудитория. Артисты


М. Литвиненко-Вольгемут Народная артистка СССР В ДРУЖЕСКОЙ БЕСЕДЕ…

Из книги Вырастая из детства автора Романушко Мария Сергеевна

М. Литвиненко-Вольгемут Народная артистка СССР В ДРУЖЕСКОЙ БЕСЕДЕ… Март 1936 года. Киевский Академический театр оперы и балета приехал на украинскую декаду в Москву. Яркая, незабываемая встреча с Иосифом Виссарионовичем Сталиным.Когда во время первого спектакля


Халима Насырова Народная артистка СССР Я ПЕЛА ПЕРЕД ВЕЛИКИМ СТАЛИНЫМ

Из книги А теперь об этом автора Андроников Ираклий Луарсабович

Халима Насырова Народная артистка СССР Я ПЕЛА ПЕРЕД ВЕЛИКИМ СТАЛИНЫМ Первого мая 1936 года в красочном и многоголосом потоке демонстрантов я шла на Красную площадь. Медленно проходят тысячи людей мимо Исторического музея. Вот в просветах между знаменами, флагами,


Тамара Ханум Народная артистка Узбекской ССР БУДУ ПОМНИТЬ ВСЮ ЖИЗНЬ

Из книги Четыре подруги эпохи. Мемуары на фоне столетия автора Оболенский Игорь

Тамара Ханум Народная артистка Узбекской ССР БУДУ ПОМНИТЬ ВСЮ ЖИЗНЬ Это было в 1924 году. Я впервые приехала на учебу в Москву. На параде 7 ноября со всеми учащимися в колонне народов Востока я под ладоши и аккомпанемент бубна, как во сне, проходила в танце по Красной площади.


АРТИСТКА ПОГОРЕЛОГО ТЕАТРА

Из книги Великие евреи [100 прославленных имен] автора Мудрова Ирина Анатольевна

АРТИСТКА ПОГОРЕЛОГО ТЕАТРА Бабушка радуется: наконец-то в магазине появилось молоко! Она заставляет меня пить эту гадость. Кипячёное, тёплое, с липкой пенкой. Брр!… Меня от него мутит.Но бабушка стоит надо мной и приговаривает: «Пей, пей!»Я плачу и пью… стакан кажется


ВСЕНАРОДНАЯ АРТИСТКА

Из книги Чёрная кошка автора Говорухин Станислав Сергеевич

ВСЕНАРОДНАЯ АРТИСТКА (Слово, произнесенное на вечере Ф. Г. Раневской в зале Всероссийского театрального общества)Объяснять, кто такая Раневская! Да еще вам — сидящим в этом зале крупнейшим мастерам театра, когда, кажется, нет в стране ни одного театрала, ни одного


Царица по жизни Народная артистка СССР Галина Вишневская

Из книги автора

Царица по жизни Народная артистка СССР Галина Вишневская Ее боялись. Слишком уж грозные были у Галины Павловны вид и голос. Да и за словами Вишневская никогда, что называется, в карман не лезла. Рассказывают, что, только поступив в Большой, она столкнулась с ведущей


Пять вечеров Народная артистка СССР Людмила Гурченко

Из книги автора

Пять вечеров Народная артистка СССР Людмила Гурченко Ее первой фразой в кино, произнесенной в фильме «Дорога правды», были слова: «Я не за тем сюда пришла, чтобы молчать».И она не молчала. Наоборот, говорила, что всегда хотела не плыть по течению, а самой создавать волну. И


Одинокие сны Народная артистка СССР Фаина Раневская

Из книги автора

Одинокие сны Народная артистка СССР Фаина Раневская Она никогда не была замужем. И единственная свадьба, которая была в ее жизни, состоялась в 1944 году в Тбилиси. Но о той свадьбе надо писать в кавычках, ибо это — название фильма Исидора Аненского, ставшего одной из


Богиня на обочине Народная артистка России Рина Зеленая

Из книги автора

Богиня на обочине Народная артистка России Рина Зеленая Она не сыграла в кино ни одной главной роли. И все же у нас в стране нет, наверное, ни одного человека, кто не знал бы Рины Зеленой. Многие считают, что Рина Зеленая — это псевдоним. На самом деле рожденную в ноябре 1901


Кристалинская Майя Владимировна 1932–1985 советская эстрадная певица

Из книги автора

Кристалинская Майя Владимировна 1932–1985 советская эстрадная певица Майя Владимировна родилась 24 февраля 1932 года в интеллигентной московской семье. По матери русская, по отцу еврейка. Во время учёбы в школе занималась в детском хоровом коллективе Народного ансамбля песни


Артистка

Из книги автора

Артистка Я ее присмотрел еще в очереди к трапу самолета. Скромная провинциалочка, одета бедновато, толстая книжка под мышкой, ни саквояжа, ни женской сумочки. Но стать!.. Русые волосы, простое русское лицо, высокая белая шея с родинками у ключиц, крепкая грудь, бедра… Таких


«Артистка». 2006

Из книги автора

«Артистка». 2006 Я прочел тысячи сценариев. Не помню случая, чтобы мне захотелось снимать хоть какой-то из них. Обычно у меня — это собственная идея, переработанная в сценарий, или хорошая книга.И вот — читаю сценарий (скорее даже пьесу) некоего В. Мухарьямова и… умираю от