Из интервью Всеволода-Эстебана Волкова Наталье Козловой, Ольге Петраковой

Из интервью Всеволода-Эстебана Волкова Наталье Козловой, Ольге Петраковой

Последний из рода Троцкого

Всеволоду Волкову, единственному внуку и последнему из оставшихся в живых близких родственников Троцкого – восемьдесят лет. У его русского имени есть аналог – Эстебан. Так его все и зовут. У Эстебана голубые глаза, он порывист и эмоционален. Быстрый ум, нервная речь. В нем присутствует все та же демоническая харизма, которая была характерна для его деда.

В Мехико, в районе Кайоакан на Венской улице стоит дом-усадьба Льва Троцкого. В свое время его подарил русскому революционеру президент Мексики, теперь это музей. Называется он Casa Leon Trozkiy («Дом Леона Троцкого») и открыт все дни, включая выходные. Поток посетителей не иссякает. В основном это мексиканцы и американцы. Русские здесь бывают не часто.

Российская газета: Как сложилась ваша жизнь?

Эстебан Волков: Я женился на испанке. У нас четверо детей. Все девочки. Последние две – близнецы [277] .

РГ: Знают ли они русский язык?

Волков: Нет. Они ни слова не говорят по-русски.

РГ: Вы помните первую жену Троцкого – свою родную бабушку Соколовскую?

Волков: Почти ничего о ней не помню. Знаю только, что она осталась в России и пострадала от сталинского террора.

РГ: А свою мать Зинаиду Волкову помните?

Волков: Да, маму я помню хорошо. Мы жили вместе в Берлине и переписывались с дедушкой. Это было до того, как она покончила жизнь самоубийством.

РГ: Поддерживала ли она взаимоотношения с отцом Львом Троцким?

Волков: Одно время они переписывались. Они ведь были очень дружны, но тогда он еще жил в России. Потом все отношения были прекращены. Письма перестали приходить. Теперь я понимаю, что это было из-за режима там, в России.

РГ: Вы знаете причину душевного кризиса вашей матери?

Волков: Она последнее время жила в Берлине. Была не совсем здорова. А тут ее еще лишили русского гражданства. На этой почве она очень нервничала. Это было время, когда в Германии Гитлер пришел к власти, мама очень переживала. Она просто заболела из-за этого. Все это привело к тому, что мама покончила жизнь самоубийством. Я узнал о ее смерти только через год. Я ведь жил не с ней.

РГ: Ей тяжело достался разрыв с Россией?

Волков: Да. Она очень переживала, что не сможет больше увидеться со своим мужем и никогда уже не увидит свою дочь.

РГ: Как вы оказались в семье деда Леона Троцкого и его второй жены – Натальи Седовой?

Волков: Помню, что мы изгнанниками жили в Турции и моя вторая бабушка, как я ее называл, Наталья Ивановна Седова учила меня читать и писать. В детстве я хорошо знал русский язык. Позже мой дедушка говорил, что я музыкально тяну русские слова, как это типично делают москвичи.

РГ: Как дедушка вас воспитывал, что рассказывал о России?

Волков: В детали он не вдавался. Но я понимал, что в те времена он вел серьезную войну против сталинского режима. Подробности не помню. Помню, что он мне показывал книги, там были фотографии и рисунки России.

РГ: Помните ли вы Наталью Ивановну Седову? Какие взаимоотношения были у нее с Троцким?

Волков: Она была маленького роста. Очень хорошо воспитана и женственна, очень красива. Как я теперь понимаю, она была происхождением из очень хорошей семьи. Еще помню сильный и властный характер. Она была хорошо образованна. Мой дедушка всегда считался с ее советами. Но они часто спорили. У них были постоянные дискуссии. При всем при этом это была очень дружная пара.

РГ: Какой распорядок дня был в доме, когда здесь жил Леон Троцкий?

Волков: Здесь постоянно находилась группа американских единомышленников (социал-демократов), которые охраняли Троцкого. Они это делали бесплатно. Утром, очень рано, мы завтракали. У нас был большой стол. Вся семья садилась вокруг этого стола.

Первое, чем занимался Троцкий после завтрака, выходил во двор и кормил кроликов и кур. У нас были и те и другие.

Затем он приходил к себе в свой кабинет и там работал все утро. Потом наступало время обеда. Обед у нас был не очень насыщенный. После обеда он немного отдыхал, спал. И потом еще работал в своем кабинете. Это было до вечера, до ужина. Вечером начинались дискуссии и беседы на политические темы.

РГ: Вы жили закрыто?

Волков: Дом Троцкого никогда не был закрытым. К нам часто приходили журналисты, интеллектуальные люди того времени, даже люди из других стран приезжали.

Иногда, когда наступали выходные, мы выезжали из Мехико просто на природу, на пикник. Мы использовали это время для того, чтобы собирать разные виды диковинных растений, в том числе кактусы. Конечно, после первого покушения мы стали все реже и реже выезжать на природу. Ждали нового покушения. Сталин тогда плел много интриг.

К сожалению, многие представляют борьбу Троцкого против Сталина как борьбу за власть. На самом деле это было не так. Самое главное для Троцкого было то, чтобы идеи революции были живы и не искажались. В свое время у Троцкого была под руководством целая армия и, если бы он имел целью власть в стране, думаю, захватил бы ее.

РГ: Какое отношение Троцкий имеет к тем репрессиям, которые потом были в России? Он их предполагал в своей теории, программировал?

Волков: Для него это был процесс контрреволюции.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава I. Театр в России до Волкова

Из книги Федор Волков. Его жизнь в связи с историей русской театральной старины автора Ярцев Алексей Алексеевич

Глава I. Театр в России до Волкова Начало театра в Западной Европе. – Театр в России. – Духовная драма. – Иноземный театр в России при Алексее Михайловиче и Петре Великом. – Спектакли кадетов сухопутного шляхетного корпуса. – Сумароков. – Возникновение русского


О мемуарах Всеволода Рождественского

Из книги Неизвестный Есенин автора Пашинина Валентина

О мемуарах Всеволода Рождественского О том, что мемуары Всеволода Рождественского, мягко говоря, не внушают доверия, свидетельствует один из самых ярких эпизодов из их якобы совместной поездки в Детское Село, где Есенину непременно захотелось сфотографироваться у


* Судьбы некоторых хоккеистов из поколения Всеволода Боброва *

Из книги Досье на звезд: правда, домыслы, сенсации. Их любят, о них говорят автора Раззаков Федор

* Судьбы некоторых хоккеистов из поколения Всеволода Боброва * Николай ПУЧКОВ В начале 50-х годов Н. Пучков был одноклубником Боброва по команде ВВС (стоял в воротах). В их судьбе было много общего. Например, оба многим обязаны в своей спортивной карьере Василию Сталину. В


Дело ректора Козловой

Из книги Ильхам Алиев автора Андриянов Виктор Иванович

Дело ректора Козловой Эта история началась с письма в Совет Министров СССР. Доктор экономических наук, профессор А. Ф. Колосов обратился к члену Политбюро ЦК КПСС, первому заместителю Председателя Совета Министров СССР Г. А. Алиеву:«Считаю своим партийным и гражданским


ОЛЬГЕ ЖУКОВОЙ

Из книги Голоса Серебряного века. Поэт о поэтах автора Мочалова Ольга Алексеевна

ОЛЬГЕ ЖУКОВОЙ «Иди же в глубь преданья, героиня…» Пастернак Ночная тьма                         спаяла с высью землю, Ввергая нас в небесные подвалы. Цеплялась ощупью,                                  теряя направленье, Жизнь женская,                             


ОДНА НОЧЬ В ЖИЗНИ ВСЕВОЛОДА ГАРШИНА

Из книги Гаршин автора Порудоминский Владимир Ильич

ОДНА НОЧЬ В ЖИЗНИ ВСЕВОЛОДА ГАРШИНА Назвавший себя Молодцовым подозрительный молодой человек, которого задержали незадолго до царского юбилея и выпустили, не признав опасным, в самом деле не уехал из Петербурга и был во время торжеств на Дворцовой площади. Он пробрался в


Волкова гора

Из книги Миусские рубежи автора Корольченко Анатолий Филиппович

Волкова гора С нее, высоты 105,7, лежащей к западу от Матвеева Кургана, как на ладони видны домики, ленты дорог, изгибы Миуса. Местные жители называют ее Волковой горой.Высота преградила путь 15-й механизированной бригаде 4-го гвардейского мехкорпуса, наступавшей на село


Это интервью словно исповедь Интервью эстонскому журналисту Антсу Паю (апрель 1979 г.)

Из книги Мы долгое эхо автора Герман Анна

Это интервью словно исповедь Интервью эстонскому журналисту Антсу Паю (апрель 1979 г.) Уж не жду от жизни ничего я, И не жаль мне прошлого ничуть; Я ищу свободы и покоя! Я б хотел забыться и заснуть! Но не тем холодным сном могилы… Я б желал навеки так заснуть, Чтоб в груди


ПАМЯТИ ВОЛКОВА

Из книги Федор Волков автора Лучанский Михаил Самойлович

ПАМЯТИ ВОЛКОВА Страстный театрал Виссарион Григорьевич Белинский, придя однажды на спектакль, увидел, что он несколько рано явился в храм своего любимого отдыха.В ожидании поднятия занавеса Белинский дал «полную волю своей мечтательности». «Скоро ли, думали мы, в


Из интервью Всеволода-Эстебана Волкова Наталье Козловой, Ольге Петраковой, «Российская газета», 2 июня 2006 г. специально для «РГ», Мехико

Из книги Мой дед Лев Троцкий и его семья автора Аксельрод Юлия Сергеевна

Из интервью Всеволода-Эстебана Волкова Наталье Козловой, Ольге Петраковой, «Российская газета», 2 июня 2006 г. специально для «РГ», Мехико Последний из рода Троцкого …Я вспоминаю первое покушение на дедушку банды Сикейроса [272] . Тогда они из пулемета стреляли в спальню. Она


Сказ о княгине Ольге

Из книги Русский Нострадамус. Легендарные пророчества и предсказания автора Шишкина Елена

Сказ о княгине Ольге Однажды совсем юный князь Игорь охотился на Псковских землях. Когда он устал, то остановился отдохнуть возле реки. Там он увидел девицу, статную и красивую. Звали ее Ольга. Понравилась ему девица, и обратился он к ней с бесстыдными словами. Девица не


О Наталье Оскаровне Мунц

Из книги Путешествие из Ленинграда в Москву с пересадками автора Мунц Наталья Оскаровна

О Наталье Оскаровне Мунц Когда в 1945 г. умерла моя мама — Серафима Алексеевна Оборина, — главным моим воспитателем стала сестра моего отца Наталья Оскаровна Мунц, жившая со своим сыном Сашей Олейниковым с нами в одной квартире. Она была первым художником в моей жизни, я


из интервью: ЕГОР ЛЕТОВ, ОНИ НЕ ПРОЙДУТ. ИНТЕРВЬЮ С САМИМ СОБОЙ

Из книги Янка Дягилева. Придет вода (Сборник статей) автора Дягилева Яна Станиславовна

из интервью: ЕГОР ЛЕТОВ, ОНИ НЕ ПРОЙДУТ. ИНТЕРВЬЮ С САМИМ СОБОЙ …Если нет ни сил, ни выхода, тогда надо уходить достойно, не сдавшись, как это сделали Янка, Башлачев, Селиванов и другие мои братья и сестры по оружию и фронту. Они победили, попрали в первую очередь свирепый


Письмо Бориса Корнилова к Ольге Берггольц

Из книги «Я буду жить до старости, до славы…». Борис Корнилов автора Берггольц Ольга Федоровна

Письмо Бориса Корнилова к Ольге Берггольц Семенов, 1933 год, лето ЛяляПолучили твое письмо, адресованное папе. Папа счел нужным (и надеемся, оказался правым) познакомить с его содержанием нас. Печальное письмо, Ляля. Жалко Майю[359]. И очень нехорошо ты написала, что,