ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНЦЕРТ В ПОДВАЛЕ ЖЭКА № 2

ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНЦЕРТ В ПОДВАЛЕ ЖЭКА № 2

После получения ключей от КРАСНОГО УГОЛКА ЖЭКа № 2 «Коррозия Металла» начала мощнейшие репетиции, с миру по нитке мы насобирали немного аппаратуры, раздол­банные барабаны и дурацкий микрофон. Папа бас-гитариста Вадика Сакса был аппаратурный магнат (ныне жирный ма­газин «СААМИ» на Маяковской), самый крутой барыга по подпольной торговле звуком. Их квартира была полностью забита колонками, усилителями и динамиками, папа постав­лял аппаратуру во все лучшие рестораны Москвы, Салтыков­ку и СССР. Купцы валили толпами. Мы попросили немного аппаратуры в лизинг, нам предложили оплатить сразу кэшом, денег таких не было... Вскоре Сакс уехал на заработки в рес­торан г. Ялты, лабать блатняк и шизгару.

Я предложил Роме Костылю стать нашим гитаристом, а Борова перевели на бас. Мы рубили каждый вечер, и я пред­ложил замутить акцию:

—  А давайте замутим клевую вечеринку, суперподполь­ный концерт! Зал есть, сцена есть, аппарат есть!

Все участники проекта были не против, мы обзвонили ОСНОВУ металл-тусовки, а также предложили выступить группе «Шах», но они в последний момент шуганулись.

28 июня 1985 года стал историческим днем в нашей жиз­ни. Субботнее утро, день как день, я сделал последние звонки и отправился на Сухаревскую. Около двухэтажного здания уже собрался небольшой моб из нашей тусовки, они сидели на траве, пили пиво и п...дили. В связи с летом, как и пред­полагалось, начальство ЖЭКа, естественно, отсутствовало. Я как ни в чем не бывало поломился в приемную, там сиде­ла дежурная и мерзкий техник-смотритель ТОЛИК-ТБИЛИСИ (за батл водки или 3 руб. он периодически убирал мой участок, а когда тетя Глаша стала убирать за 2 руб., он был недоволен). Я попросил ключи от красного уголка, они все­гда мирно висели на стене, тетка хотела их дать, но их там не оказалось.

Я попросил поискать, тетка все обшарила, но не нашла. Я стал немного ох...вать и тут выступил Тбилиси:

—  А че вы ых ищят, я поменэл зямок! Ключи аатдал начальнэк, он заабыд их повесэд на стэн. Слушай, наверн, случайн закрыл в габинЭтЭ! В понэдэлник придет началник, откроед вам.

—  Б...я, ты че, о...ел! Нах нужно было менять замок, мы тока вчера вечером репетировали, замок работал зае...сь! Кто тебя, нах... об этом просил?! — Я был в дикой ярости и не­годовании, я хотел сразу уе...ть ему графином по фейсу, но я сдержался ради дела, а зря...

—  Так подумэл! Можэт, новий зямок лучш бу! А то у ваз там аппаратур-батур, — Тбилиси выпулил очередную заго­товку, при этом он кривлялся, словно в фильме «Мимино» и как Сталин.

Я судорожно думал, че делать. Я решил спилить замок нах, но надо было не подавать виду, что это мне нужно...

—  Е...тить, Толян, я совсем забыл! Никодим заходил, но­вые ключи взял, они у него. Ща он придет, нам нужно к вы­пускному вечеру готовиться! Будем в школе на дискотеке иг­рать! Ответственное партийное мероприятие, из РОНО и ГОРКОМА сегодня приедут слушать.

—    РАНО-МАНО! ГАРКОМА Х...МА! Слющай, я че — претэв, а?! Я, чьито, не чэловэк, а?

—  Нет, ты ГОНДОН!

—  ГОНДООН?!!

—  ДА. ТЫ ГОНДОН! ТО ЕСТЬ, например, ГИБОН! — я совсем запутался. — Так по Дарвину в Англии самых солид­ных людей называют! — я чуть не упал от ржачки... — В об­щем, Толян! Расклад такой, мы будем ждать Никодима, а для тебя есть работа! Хочешь два чирика заработать как делать не х...? А?!

—   Тавай, кавари. Аэ дэнги покажи, а? — мрачно озира­ясь, произнес цунарок, он был чем-то недоволен...

—   В общем, смотри, вот два чирика, они твои, на, бери! Видишь, вон кирпич на улице валяется, из куска гранита! По­езжай прямо щас на станцию БИРЮЛЕВО-ТОВАРНАЯ. Там тебя будет ждать барыга — Коля Великан. Отдай кирпич — получишь пять чириков, по рукам...

—  По рукам, — цунар мрачно и уныло побрел вниз, та­щить гранитную глыбу. — А мож, на такси даш ДЭНЕГ?! А?

—   На метро быстрее! Там прохладнее, а то вдруг в ава­рию попадешь! ВЕЛИКАН не любит, когда опаздывают та­кие...

Костыль приехал на велике, Лысый сгонял в особняк и привез инструмент. В одну секунду мы спилили замок и за­шли в красный уголок, одной телке я выдал 1 руб. 20 коп. и послал в хозяйственный магазин, купить такой же замок.

Времени оставалось в самый обрез, стали настраивать аппа­рат, дым-машину, красный свет и бутафорию. На белой про­стыне барабанщик Вадик Морг нарисовал надпись «КОРРО­ЗИЯ», ЧЕРЕП, перевернутый КРЕСТ и слово «МОРГ».

В 19.00 стал подтягиваться пипл, многие принесли вы­пивку, в зале мы расставили стулья и скамейки, все были ра­достно возбуждены присутствием на секретном астральном таинстве. Народу было около 100 рыл. Было два фотографа, один из них ИГОРЬ — он ездил на все тусовки и всегда щед­ро выдавал большие пачки суперкачественных фоток. Бумага и пленка стоили денег, зачем такая щедрость, я не понимал. У Игоря были очень жирные архивы и даже секс. Когда зашли последние, мы заперли дверь ломом и начали концерт.

...Включился красный свет, заработала дым-машина, в штанах, как у Брюса Дикенсона, я выскочил на сцену и зару­бил соляк, потом выбежали Костыль, Боров, Морг и Шизоф­реник. Публика в экстазе замахала РУКАМИ, на многих ли­цах были улыбки неподдельного счастья и радости. В первый раз в жизни они услышали рев металлических гитар и беше­ное рубилово аццких барабанов. Сначала мы зарубили «Дети Дракона», «Власть Зла», «Дьявол здесь», а потом «Черный корабль».

Все дико радовались и кидали коз, особенно конопатые девушки из Англии и ветеран блэк-металла Дима Саббат, Окуляр тоже че-то орал, и купчиха Натэла. Некоторые уже были на репетиции и подпевали нам:

Железный король

Из страны огней,

Помилуй несчастных землян,

Ты пеплом окутал

Планету людей,

Безжалостной злобы хан.

Безумной ордой

Устремилась лавина,

Сжигая в кострах всех людей.

Мясные рулеты

Готовит машина

Из трупов холодных детей.

Припев:

Власть зла, власть тьмы,

Власть смерти и черной мглы.

Возмездье и жесть

Восстали из АДА,

И станут твоим палачом.

Никто не спасется

В печах Преисподней,

Зажаренный аццким огнем.

Взрывается градом

Свинцовое небо,

Железные птицы летят,

И ломятся люди

Обратно в пещеры,

Лишь бога о смерти молят.

Припев:

Власть зла, власть тьмы,

Власть смерти и черной мглы.

Железный король,

Я тебе присягаю,

Чтоб править огнем и мечом,

Все будут распяты,

Мир будет повержен,

Растоптан стальным сапогом.

Мне нравятся трупы

И вопли кретинов,

Их пепел в печах сатаны,

Мы мир золотой

На руинах построим,

Власть СМЕРТИ и Черной Мглы!

...Но потом свет вырубился, и наступила кромешная тем­нота, пипл, как в кино, стал долбить ногами и орать: «Меха­ника на мыло», «Даешь электричество». Кто-то по наивно­сти бросился к входу, чтобы на втором этаже перебросить рубильники пробок. Лом вытащили, воцарилась гробовая тишина, с улицы раздался голос из мегафона:

— Вы окружены! Концерт закончен! Немедленно по од­ному выйти на улицу!

В эту секунду свет врубился, в зал ворвалась милиция и люди в штатском. Громадный жирный мент вышел вперед и заорал:

—  Кто здесь главный?

Из-за его спины, как Иуда, вылез ТОЛИК ТБИЛИСИ:

-      Вон он! ТРОЦКЭЙ! ЕГО ХВАТАТ, А?!

Менты набросились на меня и прямо в концертных при­кидах повели на улицу.

Я поднялся наверх и ох...л: все здание окружали ментов­ские «бобики» и черные «Волги», они дальним светом осве­щали подъезд ЖЭКа, вокруг тусили толпы обывателей и зе­вак. Пипл грузили в автобусы и «бобики», а затем увозили в ночь. Была очень жирная картинка по типу как в программе Бовина «Международная панорама»: волнения в Ольстере.

Нас привезли в местную ментовку, все были возбужде­ны, было весело. Потом заперли в обезьяннике, там уже си­дело около 30 рыл, которых повинтили на подступах к ЖЭКу, а народ все прибывал. Парней отделили от девок, спектакль стал затягиваться, стало душно. Затем начались первые про­вокации (классические заготовки, я о них слышал от олдовых системных хиппарей) — Диме Саббату подбросили нар­котики. Чувак всю жизнь бухал и никогда не курил, его жир­но заломали и повели на допрос. Вскоре повели меня и еще пару людей, мы поднялись на третий этаж. Посередине ши­рокой комнаты стояли три стола и сидели три следака, сбо­ку с каменным лицом сидел дядя-наблюдатель (по всей види­мости, из ГБ).

Начался стандартный допрос:

Имя, фамилия, откуда появился, че там делал и т. д.

Ответ:

Фамилия такая, рубил на гитаре, не знаю никого, позна­комился тока щас в кутузке.

Потом: покажите вещи, ксиву и т. д.

У меня был с собой рюкзак, после сейшена мы планиро­вали ломиться на дачу к Руневу.

Я вытащил вещи, их стали внимательно осматривать, я потребовал, чтобы они показали руки, и доставал сам по од­ной вещи, чтобы не подбросили наркоту. Последнее, что я вытащил, были шорты, воцарилась гробовая тишина. Следак лазит в карманы — все пусто, а затем в маленький карман­чик, и тут БАЦ!!!

—  Наркотики! КОНОПЛЯ! — следак бросает на стол ко­зью ножку, откудова вываливается горка конопли!

Я в АДУ! Б...Я! КАК ОНИ УМУДРИЛИСЬ ПОДБРО­СИТЬ?! КАКАЯ ЛОВКОСТЬ РУК!

Человек в штатском оживился, бегает глазами.

Начинается новый допрос, протокол, понятые — Толик Тбилиси и тетя Глаша. Двух металлистов в ужасе уводят вниз, они сообщают всем: ПАУКА тоже загребли с НАРКОТОЙ! Моя сестра Натаха офигевает.

Я штурмую мозг, че делать, говорить — «не мое», особо не спасает. Нужно что-нибудь эффектное, я ору:

—   Товарищ из КГБ, у меня папа в ИНСТИТУТЕ МАР­КСИЗМА работает при ЦК КПСС, у него попугай в клетке живет, просил корму купить, а то от голоду умереть может. Сегодня как раз на птичке был, у барыги прикупил за 50 коп., три свидетеля есть: дядя Жора — алкаш, Вася Сидоров — он хомяками торгует, одноглазый Витек с Пролетарской, а так­же Морг и Шизофреник — честнейшие люди...

У ГЭБЭ искажается мина, он брезгливо покидает поме­щение, за ним следаки. Менты возвращаются, говорят — сво­боден. Пронесло.

Спускаюсь вниз, жду, когда вернут ксиву, там разворачи­вается очередная комедия. Около окна допрашивают англи­чанок.

—  Как ваши фамилии?

—  Я Анэт Джонсонс, Барбара, Сюзи! — На концерт телки вырядились, как в стриптиз, на них прикидов на 7000 евро на каждой. Вернее, одежды практически очень мало, но все дорогущее...

—  Да не клички, а реальные фамилии! — в фойе собира­ются наглые менты, им всем в кайф позырить на шлюх. По­является жирная харя начальника ментуры, он в барском на­строении:

—  Опа-на! А вот и проститутки из Риги нарисовались (он тока прибыл с дачи, на задержании отсутствовал).

—  Мы нетс из РИГ, виа ГРЕЙТ БРИТЕН! Немедленн отпусть нас и наш френдс Спайдер энд Рюнев!

— А может, ты, Рыжая, из РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО?! А?! Мама, я сейчас заплачу! — Главный мент театрально сует им свою рожу, остальные менты ржут и поддакивают начальнику.

—  Ю Кен РИНГ май фаза и звонить мой МАМА в амбасада! — Она называет номер посольства, диспетчер автома­тически набирает.

—  МАМЕ?! МАМЕ звони, я очень хочу говорить с тво­ей МАМОЙ (на сленге это хозяйка проституток). — Все мен­ты ржут, главный мент продолжает театральный гламур, из окошка диспетчера ему передают трубку.

—  Мама?! У нас тут ваша ДОЧУРКА! БАРБАРА, она же БАРБОСИК! Мамусь, ты щас быстренько приезжай и еще та­ких дочурок привези. БАБАНЬ! Адресок запиши: отделение милиции № X, в район Сретенки...

Барбара вырывает трубку и быстро выпаливает шквал телег: маза, хелп ми, ай эм ин полис, ай воз ин концерт, ай эм ин Сретенка и т. д... Диспетчер разъединяет их...

Главный мент сует им два пальца, по типу как в филь­ме «Джентльмены удачи» — «У-ТЮ-ТЮ, моргалы выколю», телки отчебучивают дикий пируэт.

Одна кусает босса за палец, другая бьет по яйцам, тре­тья царапает рожу, менты бросаются на них, начинается ад­ский визг, бешеные вопли, ор! У начальника хлещет кровища, весь пол в крови, он сам орет, мочилово, возня. Их растаски­вают по камерам, у одной англичанки падает сумочка, отту­да вылетает ксива...

На бешеные крики выходит седой мент с усами, он безу­частно смотрит на все, поднимает ксиву и ох...вает: РЕАЛЬ­НЫЙ ГРЕЙТ БРИТЕН. Он сует ее в рожу начальнику, тот бледнеет, даже бледнеет кровь, у него плохо с сердцем, ему вызывают «Скорую помощь». Начинается аццкий перепо­лох... Приезжает КГБ, машины ДИПКОРПУСА, все извиня­ются, всех выгоняют нах, кроме Саббата... Небольшим мобом бредем в сторону особняка.

Около особняка жирно стоит «Бентли», оттуда выска­кивают рыжие-конопатые, бросаются к нам, мы обнимаем­ся, целуемся и орем УРА! Близится рассвет. Маза и фазер на английском посылаются в Ад, поднимаемся ко мне на ФЛЭТ: пьем, курим травку, танцуем и т. д...

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

В подвале

Из книги автора

В подвале Вообще-то я не всегда жила в этом большом волшебном доме. В раннем детстве я жила в подвале. Теперь в этой комнате КПЗ, а в доме вообще отделение милиции. Ну вот представьте себе, что вы кот, даже котенок, чтоб еще жальче было. И вам надо жить в темной тесноте слов.


ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Из книги автора

ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРИМЕР Как и всегда, дверь мне открывал строгий, с армейской выправкой человек.Почему-то помню его темно-серый костюм и запах одеколона с табачным привкусом.Дверь высокая из красного дерева. Ее толстенные створки открывались, как порыв ветра в листве


Исторический упрек

Из книги автора

Исторический упрек Самый убийственный исторический упрек Фридриху Ницше – нацистская идеология. Из-за этого после Второй мировой войны и Нюрнбергского трибунала Ницше в некоторых странах записали в разряд запрещенных авторов. Опасаясь возрождения нацизма,


Исторический Горбачев

Из книги автора

Исторический Горбачев Наша жизнь в Истории – мгновение. Мы все живем быстротекущим настоящим, с горечью и любопытством оглядываясь во мглу прошлого, безуспешно пытаясь приподнять полог грядущего.Сегодня Горбачев – наш современник. За всю советскую историю он, после


Исторический нонсенс

Из книги автора

Исторический нонсенс Продвижение в советско-американских отношениях, и прежде всего по кардинальным вопросам международной безопасности, позволило с надеждой взглянуть в будущее. Приоткрылись горизонты для сотрудничества государств с различным общественным строем.


В ПОДВАЛЕ

Из книги автора

В ПОДВАЛЕ Я сижу на низеньком табурете. На моих коленях чей-то потрепанный сапог. Рашпилем я подравниваю только что прибитую кожу подметки. Я — сапожник. Мне нравится эта работа. Я презираю интеллигентский труд — это умственное ковыряние, от которого, должно быть, исходят


ИСТОРИЧЕСКИЙ ТОСТ

Из книги автора

ИСТОРИЧЕСКИЙ ТОСТ Вот поднялся Вождь в свой невзрачный рост И в усмешке скривил рот. "Поднимаю, - сказал, - этот первый тост За великий русский народ! Нет на свете суровей его судьбы. Всех страданий его не счесть. Без него мы стали бы все рабы, А не то что ныне мы есть. Больше


ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ

Из книги автора

ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ Международные позиции По мере того как советский народ убедительно демонстрировал силу своего сопротивления гитлеровской Германии, а Красная Армия наносила все новые сокрушительные удары по врагу, международные позиции Советского Союза


Исторический день

Из книги автора

Исторический день Восьмого января я сел в поезд; рос рой диких слухов; кричали газеты; лавиной росла забастовка; и все повторяли: Гапон! А девятого утром я был на петербургском перроне;154 сперва зашел в парикмахерскую; парикмахер: «Сегодня рабочие двинутся; царь примет их;


Обстановка в подвале «Белого дома» и бункере приемной Верховного Совета в первую половину дня 4 октября (до 14.30)

Из книги автора

Обстановка в подвале «Белого дома» и бункере приемной Верховного Совета в первую половину дня 4 октября (до 14.30) Бункер. Первая половина дня 4 октября.Свидетельствует начальник штаба Добровольческого полка особого назначения:«Утром 1 октября министром обороны


ДВОЕ В «ЗВЕЗДНОМ ПОДВАЛЕ»

Из книги автора

ДВОЕ В «ЗВЕЗДНОМ ПОДВАЛЕ» Итак, Ленинград позади. Закончен институт, с которым так много было связано в последние годы напряженной жизнедеятельности Олега.Двадцатипятилетний конструктор (подумать только!) получает назначение на должность «главного» в Москву, в


Исторический дебют

Из книги автора

Исторический дебют Осенью того же года Биссел и Эвелет, пригласив трех инвесторов, зарегистрировали Pennsylvania Rock Oil Company – первую нефтяную компанию в истории США. Компаньоны собирались перерабатывать «каменное масло»[45] в керосин – превосходное топливо для светильников,


Исторический доклад

Из книги автора

Исторический доклад Пожалуй, самым существенным вкладом профессора Вернадского в изучение нефти и ее свойств стал доклад, прочитанный им 25 февраля 1901 года в Политехническом музее по приглашению Марковникова. В своем выступлении, озаглавленном «Нефть как природное тело


Исторический очерк

Из книги автора

Исторический очерк Мысль о летании по воздуху зародилась у людей много тысяч лет тому назад. Рисунки и скульптурные изображения древних египтян, сделанные за 2000-3000 лет до Р.Х., нередко представляют фигуры людей с крыльями. Такие же изображения можно найти и на древних


ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

Из книги автора

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН Было время, когда на берегах Балтийского моря вплоть до Эстляндии огромными землями владела Дания.С 1397 года она возглавляла Скандинавский союз, которого боялись все соседи.Германские земли Гольштейн, Южный Шлезвиг и


Первый раз в подвале

Из книги автора

Первый раз в подвале Арест. По ложному доносу. Сорок пять человек заперли в подвальное помещение без окон, в котором в крайнем случае могло разместиться двенадцать-четырнадцать человек. Дышать было трудно, жара была невыносимая, голые тела обливались потом. Всего в