ВОРОНЫ ЖРАЛИ ЕЖА!

ВОРОНЫ ЖРАЛИ ЕЖА!

— А можешь, прочитать мне какие-нибудь стихи? — про­молвила вполголоса Катя и оперлась на локоть.

—  ВОРОНЫ КЛЕВАЛИ ЕЖА! А ЦАПЛЯ сожрала УЖА!

—  Какого ещё ужа?

—  Да вон того! Посмотри!

ВОРОНЫ осторожно ковыряли ЕЖА клювом и били крылом, чтоб он перевернулся. После смерти ЕЖ полностью одеревенел и был тупой как полено!

—  Я люблю, когда ты Сержик читаешь мне стихи роман­тические, а не про ЕЖЕЙ. Прочти мне «На холмах Грузии». Только садись здесь сперва! — она томно указала на место рядом с собой, и по всей видимости полагала, что я буду сча­стлив до усрачки. Но в этот момент, я был полностью в сво­ей стихии!

ВОРОНЫ ЖРАЛИ ЕЖА! В эту секунду, я конкретно осознал, зачем нам был нужен ЁЖ! ЁЖ был нам послан в виде мистической ЗАМАНУХи для ВОРОН, которых мы теперь могли, чисто спортивно и по модному расстрелять!

—.... не любить оно не может», — повторила Катя. — Вот чем поэзия хороша: она говорит нам то, чего нет и что не толь­ко лучше того, что есть, но даже больше похоже на правду...

ВОРОНЫ ЖРАЛИ ЕЖА! Их собралась целая стая, дру­гова случая не приставитца! Я спрыгнул с перил и уже хотел метнуца за арбалетом.

—   ...Что не любить оно не может — и хотело бы, да не может! Сержик! АЛЁ! Ты где? — она была в лёгкой непонятке. Вместо того, чтобы ВНИМАТЬ её устам — ОРАКУЛА, я пя­лился непонятно куда. Она тоже повернулась в сторону во­рон, которые устроили, целую пляску смерти вокруг мёртво­го МЕрА-ЕЖА, возвышавшегося на пожарной куче песка.

—  Ну, так, ты прочитаешь мне стихи Есенина?

ВОРОНЫ ЖРАЛИ ЕЖА!

—   Пошли в ад эти стихи! — она чуть не упала с перил. Я осёкся и сказал:

—     Извини Кэт! Я там о своём заморочился, ВОРО­НЫ жрут ЕЖА! Мне надо сбегать за арбалетом! — в тот мо­мент, когда я метнулся за арбалетом, у неё в глазах на секун­ду вспыхнула ИСКРА НЕНАВИСТИ: ТЫ ЧЁ ОБАЛДЕЛ? КА­КОЙ АРБАЛЕТ?! Я тебе говорила — ПРИСЯДЬ здесь справа! Но видя НЕОТВРАТИМЫЙ бег в сторону пожарного пруда, она тут же ПЕРЕИГРАЛА ситуацию и вдогонку томно крик­нула:

—   Сержик! Удачной охоты! Я хочу видеть тёмные силы, поверженные твоим копьём!

Я оголтело нырнул за ограду пожарного пруда, где дисло­цировался «ГР клуб» и его новые кандидаты из пятого и шес­того класса.

—   Тревога! ВОРОНЫ ЖРут ЕЖА! — больше объяснять, было не нужно. — все тут же бросили удочки и бешено, как молодые олени понеслись в сторону чердака. Мы были как в безумие, мы были как роботы:

—    СТРЕЛЫ, ДРОТИКИ, ЛУК и АРБАЛЕТ! СТРЕЛЫ, ДРОТИКИ, ЛУК и АРБАЛЕТ!

—    СТРЕЛЫ, ДРОТИКИ, ЛУК и АРБАЛЕТ! СТРЕЛЫ, ДРОТИКИ, ЛУК и АРБАЛЕТ!

Буквально через минуту взвод 1-го механизированно­го легиона имени Цезаря, полз по траве в сторону пожар­ной кучи песка, где творилась сущий САДИЗМ над МЁРТ­ВЫМ ЕЖОМ! Но как тока, мы взвели ТЕТЕВУ, вороны бе­шено взметнулись и полетели в небо. Мы выпустили шквал стрел и дротиков, но всё было мимо. Они зловеще, кружи­лись на таком расстояние, которое было недосягаемо для на­ших стрел. Катя делала вид, что эта сцена доставляет ей мас­су удовольствия:

—  Сержик, вы распугали всю нечисть! Браво! Я тебе да­рую право поцеловать мой мизинец!

Но этой белиберды, я уже не слышал, в моём мозгу, чека­нились только три слова: ВОРОНЫ ЖРАЛИ ЕЖА!

Мы отступили назад и затаились, в надежде, что воро­ны снова прилетят рвать ежа, но как только мы подползали на исходные позиции, вороны тут-же взмывали в небо. Так было несколько раз.

Между делом, чтоб обратить на себя внимания, Катя вставляла какие-то реплики, что-то комментировала, но я словно был в забытье. Даже кода пришёл ВАДИМ, мне было всё пох, и я не обратил никакого внимания на её сто кратно повторённую реплику, по всей видимости, она была в него­дование:

—    Ну так значит, мы пойдём, прогуляемся с ВАДИ­МОМ?!

—  Ну, да, да! Отлично!

—  Тогда мы прогуляемся с ВАДИМОМ в дальний лес?!

—  Ага, ага!

—  Тогда мы прогуляемся с ВАДИМОМ в САМЫЙ даль­ний лес?!

—  Ну, да, да! Отлично! Остерегайтесь волков, они Лёху ТОЛСТЯКА полностью сожрали...

—  Ну, так значит, мы уже уходим...

—  Ага, ага! Ломитесь!

Я этого, уже не слышал, а думал только — ВОРОНЫ ЖРАЛИ ЕЖА! Мы замутили десяток попыток, но так и не подстрели ни одной вороны! Я был в ярости. Я бросился в подвал, в нашу лабораторию имени доктора МЕНГЕЛЯ, где проходили бесчеловечные опыты над мышами. Мы обиль­но кормили их жратвой из столовки, но с разными добавка­ми. Например, котлета с зубным или стиральным порошком. Сардельки в солидоле или со смолой. Каша с крысиным ядом или с масленой краской. Бутерброд с лаковой или ПВА на­чинкой. Бычки из пруда в жидком фосфоре или со ртутью. Мы внимательно следили за их поведением, после каждого приёма ТАКОЙ ВКУСНАТИЩИ. Мы хотели добитца их му­тации, вырастить громадных фосфорных крыс, целую армию, и с их помощью захватить ВЛАСТЬ над миром.

Вощем, три фосфорных мыши, были задолблены молот­ками и брошены в качестве приманки к воронам. Они уст­роили сущий ХИЧКОК ад, они очень хотели попробовать геномодифицированный продукт. Но всё испортил СО­КОЛ, он как штурмовик ХЕ-111— колом выскочил из-за тучи, схватил 2 мышей и был таков. Вороны дико недоволь­но каркали на соседних соснах. Молодежь сделала предложе­ние, на время КИНОШКИ в клубе, заминировать ежа. Так и поступили. Для этого мы использовали самопальную бомбу «ШАХИД-3», с диким количеством шарикоф из подшипника, шурупов и гвоздей. По нашему плану, такая бомба, могла как шрапнель — скосить целую стаю ворон.

Когда фильм закончился, мы вышли из клуба и стали ду­мать, чё будем делать? В этот момент заорал Андрюха косой:

—   Смотрите СОТНИ ТЫСяч ВОРОН! — действитель­но сумеречное небо, словно почернело от тысяч ворон! На­верно их что взбаламутило. Мы бросились бежать к пожар­ной кучи, но не успели. Впереди за корпусом раздался ацкий взрыв, вороны бешено взмыли в небо и молнией скрылись в сосновом лесу.

Когда мы подбежали, к пожарной куче, то чуть не раз­рыдались от горя! Бомба «ШАХИД-3» взорвала Имперского кота ВАСЬКу и двух случайных воробьёв. Коту оторвало го­лову и хвост, когда мы её нашли, в зубах ВАСЬКА сжимал му­тированную мышь ЛЮСЮ.

Сначала мы его хотели похоронить варварским христи­анским способом в земле, но потом решили сделать всё в ИМПЕРСКИХ ТРАДИЦИЯХ. Собрали всю мертвечину и по­ломились в кательню, там с жаром горела железная печь. Мы подбросили угля, а потом туда затолкали останки кота, во­робьёв и ежа. Еж дико не пролезал в печную створку, при­шлось его долбить ломом и кувалдой. Вскоре, он тоже ока­зался в духовке и тут-же ярко вспыхнул. Первую секунду мы дико любовались горящим котом, ежом и мутированной Лю­сей, которая горела ОРАНЖЕВЫМ фосфорным огнём. Но уже через мгновение вся котельная наполнилась ЯДОВИ­ТОЙ ВОНЬЮ от животных, заткнув носы мы пулей выско­чили на воздух. Мы ржали 15 мин, но вскоре перестали, вонь вместе с едким дымом стала валить из трубы. Мы отправи­лись на лагерную дискотеку, но и там скоро началась дикая вонища. Один из вожатых стал озиратца по сторонам, чтобы определить, откуда идёт вонища:

—  Просто какой-то БУХЕНВАЛЬД, а не СОЛНЕЧНЫЙ!

Мы сжалились над пионерами, взяли из военного кружка противогазы и отправились в кательню. Кот и Люся сгорели дотла, а ёж горел как ВОЛШЕБНЫЙ УГОЛЁК. Мы вытащи­ли его мясным крюком и поручили «молодым» утопить ежа в пожарном пруду, куда его тут же поволокли. Я решил вни­мательно осмотреть печку. На ней стояло заводское клеймо и год выпуска, которое частично были сбито стамеской. Мы очистили печь и прочитали: «КРУП сталь. 1924.». Так вот зна­чит, откуда печки?! Их просто демонтировали в 1946 году из учебного лагеря дивизии вафен СС «ВИКИНГ», располагав­шегося в ЗЕНХАЙМе, что в Верхней Силезии. Коту очень по­везло, быть кремированным в такой печи!.......................

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

МОЯ СТРАСТЬ, ЕЖ, ВОРОНЫ И ПОЧЁТНАЯ КРЕМАЦИЯ КОТА

Из книги автора

МОЯ СТРАСТЬ, ЕЖ, ВОРОНЫ И ПОЧЁТНАЯ КРЕМАЦИЯ КОТА Моя «страсть» началась именно с утра нового дня. Я, пом­нится, почувствовал тогда нечто подобное тому, что должен почувствовать человек, поступивший на службу: я уже пе­рестал быть просто парнем; я был влюбленный. Я уже


III. ВОРОНЫ НАД ПОЛЕМ ПШЕНИЦЫ

Из книги автора

III. ВОРОНЫ НАД ПОЛЕМ ПШЕНИЦЫ Ночь — это тоже солнце… Ницше Из Тараскона Винсент послал Тео телеграмму, предупреждая его о том, что на следующий день в десять утра приедет на Лионский вокзал в Париж.Тео всю ночь не сомкнул глаз, терзаясь беспокойством за брата: как Винсент


Вороны и волки

Из книги автора

Вороны и волки Академия художеств не случайно называлась императорской: президентом ее неизменно назначался кто-нибудь из царской фамилии.К середине XIX века Академия утратила свой прогрессивный характер, который выражался в классических, огромных по размеру


«Кресты, вороны, поля. Николаевская Русь»

Из книги автора

«Кресты, вороны, поля. Николаевская Русь» Несмотря на то, что мхатовским «Мертвым душам» посвящены десятки работ, история крутых и неожиданных поворотов, сопровождавших рождение спектакля, до конца не выяснена, а в некоторых отношениях и запутана. Имея по возникновении


ТАНЕЦ ВОРОНЫ

Из книги автора

ТАНЕЦ ВОРОНЫ Сегодня еще с утра нас всех пригласили к себе в ярангу чукчи на торжественный вечер, с танцами и музыкой.Яранга — это большой шалаш полукруглой формы, покрытый сверху шкурами нерп. Внутри немного углубленный, утрамбованный земляной пол, частью также покрытый