Глава первая Начало биографии

Глава первая

Начало биографии

Потомственный дворянин Российской империи Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов мог гордиться своей родословной, уходящей корнями в далекое XIII столетие.

Как свидетельствует «История государства Российского» и «Бархатная книга родословных дворянских фамилий», род Голенищевых-Кутузовых происходит из «выехавшего на Русь к Благоверному Великому князю Александру Невскому из немец честного мужа именем Гавриил. У сего Гавриилы был правнук Федор Александрович Кутуз, от которого пошли Кутузовы. Происшедшего от сего Федора Кутуза потомка Андрея Михайловича Кутузова дщерь была в замужестве за Казанским царем Самсоном.

Помянутого же Кутузова брат родной Ананий Александрович имел сына Василия, прозванного Голенище. Потомки их ГоленищевыКутузовы Российскому престолу служили разные дворянские службы, а некоторые находились и в знатных чинах, и жалованы были от Государей поместьями и другими знаками монарших милостей».

Так прозвище Василия Кутузова дало название всему роду Голенищевых-Кутузовых. Очень метко сказал по этому поводу Н.В. Гоголь: «Выражается сильно российский народ: и если наградит кого словцом, то пойдет оно ему враз и потомство, утащит он его с собой и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света».

Биографией великого русского полководца занимались многие дореволюционные исследователи. Они внесли ясность в вопрос происхождения основоположника рода Кутузовых — Голенищева — Гавриила, «выехавшего из немец»: был он из «славяноруссов, обитавших в XIII веке по ту сторону реки Висла, где сейчас Пруссия».

Новейшими исследованиями, на основе найденных архивных документов, было уточнено, что род Голенищевых-Кутузовых произошел «от выезжаго в Россию из Пруссии во времена Великого Князя Александра Невского именем Гатуша», принявшего православную веру и «во Святом Крещении Гаврилом названного». На русскую землю он выехал в 1263 году, «избегая раздоров и несогласий, рождавшихся в то время от крестовых рыцарей, возвращавшихся из Иерусалима».

Существует еще и легенда о том, что основателем рода Голенищевых-Кутузовых является ближайший дружинник и боярин новгородского князя Александра Ярославича Гаврила Олексич, прославившийся в битве 15 июля 1240 года на реке Неве со шведами. Век старшего дружинника Александра Невского был короток: известно, что он погиб в 1241 году еще «не старым», дав продолжение роду великого русского поэта A.C. Пушкина через своего старшего сына Ивана Морхиню.

Отец М.И. Голенищева-Кутузова Илларион Матвеевич был крупный военный инженер и принадлежал к числу наиболее образованных людей своего времени. Раньше о нем давались во многом неточные сведения. Так, в своей монографии член-корреспондент Академии наук СССР П.А. Жилин пишет: «Начав военную службу при Петре I, Илларион Матвеевич пробыл в ней более тридцати лет. Он участвовал во многих войнах своего времени, где его талант в области инженерного искусства играл немалую роль в достижении побед русскими войсками…»

В действительности же, как свидетельствуют формулярные списки, И.М. Голенищев-Кутузов родился в 1718 году. На военной службе он числился с 7 октября 1733 года, когда поступил в Петербургскую военно-инженерную школу, откуда был с успехом выпущен в звании кондуктора через три с половиной года.

Действительная служба началась с участия в топографических съемках в Санкт-Петербургской губернии, окрестностях столицы и на шведской границе, на Карельском перешейке. Затем в течение одиннадцати лет он исполнял должность флигель-адъютанта командира Кронштадтской морской крепости, привлекаясь «по инженерным делам и касающимся до канального строения». Именно последняя служба позволила молодому офицеру сделать начало удачной военной карьеры.

Инженер-капитан И.М. Голенищев-Кутузов с 1752 года в течение шести лет занимался непосредственным руководством строительства каменного канала Петра Великого. Его труды не остались незамеченными. В 1758 году он производится в инженер-майоры, через восемь месяцев — в инженер-подполковники, а 1 января 1759 года — в инженер-полковники.

Как повышение по службе он получает назначение на должность начальника рижской инженерной команды. Затем следует перевод в столицу, в канцелярию Главной артиллерии и фортификации. Полковнику И.М. Голенищеву-Кутузову вверяется Остзейский крепостной департамент, ведавший российскими крепостями в Прибалтике, как сухопутными, так и морскими. Одновременно он участвует в работе комиссий по составлению новых штатов артиллерии и инженерных войск русской армии.

В 1763 году отец полководца производится в инженер-генерал-майоры и руководит подготовительными работами по строительству Санкт-Петербургского арсенала. Летом следующего года И.М. Голенищев-Кутузов начальствует над изыскательской группой по съемке трассы судоходного канала между Волгой и озером Ильмень, «чтобы от Твери до Ильменя и обратно могли ходить суда». Результаты работы получили высочайшее одобрение, хотя такой канал строить не стали.

Следует новое назначение — руководство разработкой проекта канала, которому предстояло оградить северную российскую столицу от постоянных бедствий — наводнений. Строительство канала завершилось при Екатерине II, и потому его назвали Екатерининским. (В 1923 году, в советское время, канал был переименован в честь писателя Грибоедова.) Императрица в знак благодарности наградила инженер-генерал-майора золотой табакеркой, осыпанной бриллиантами. Такая монаршья милость в то время считалась очень высокой.

Голенищеву-Кутузову-старшему довелось участвовать только в одной войне — Русско-турецкой 1768–1774 годов. То была первая «екатерининская война» с Турцией, в которой русской армией командовал талантливый полководец генерал-фельдмаршал граф Петр Александрович Румянцев-Задунайский. Свою славу он завоевал в сражениях при Рябой Могиле, на реках Ларге и Кагуле. Там же отличился и генерал И.М. Голенищев-Кутузов, командуя инженерными и минерными отрядами действующей армии.

Закончить войну в армейских рядах ему не довелось. В конце 1770 года инженер-генерал-майор подал прошение об отставке «за старостью и болезнью» и вскоре был уволен от военной службы с чином генерал-поручика «за беспорочную службу». Тридцатисемилетняя плодотворная деятельность И.М. Голенищева-Кутузова в качестве военного инженера снискала ему признание и почет в русской армии и в обществе.

Оставив военную службу, отец полководца реализовал себя также и на гражданском поприще, став московским сенатором. От современников он получил прозвище Разумная Книга — за ум, начитанность и образованность, за глубокие познания в делах военных и гражданских, заслуги в Русско-турецкой войне. В 1777 году при открытии Псковского наместничества отставной генерал-поручик был избран первым предводителем дворянства Псковской губернии, имея земельные владения в трех уездах.

Скончался И.М. Голенищев-Кутузов в июле 1784 года в своем поместье Торопецкого уезда Псковской губернии, где его и похоронили в выстроенной им на личные средства церкви Христова Воскресения.

Мать великого русского полководца принадлежала к старинному дворянскому роду Беклемишевых, существовавшему (по летописным сведениям) с 1323 года. В Гербовнике Всероссийской империи записано: «Потомки сего рода Беклемишевых многие русскому престолу служили стольниками, окольничими, воеводами и в иных чинах и жалованы были от государей поместьями».

Одна из Беклемишевых — Ефросинья Федоровна, прабабушка великого полководца, — была замужем за князем Михаилом Пожарским, отцом князя Дмитрия Пожарского, руководителя второго народного ополчения в Смутное время и освободителя Москвы от поляков. Примечательно, что вожди российских войск в знаменательные для Отечества 1612 и 1812 годы происходили по женскому колену из фамилии Беклемишевых.

Первый сын супругов Беклемишевых-Голенищевых-Кутузовых Михаил родился в Санкт-Петербурге 5 сентября 1747 года. Эта дата уточнена на основе обнаруженных архивных документов, поскольку общепризнанной датой рождения полководца, приводимой ранее во всех его биографиях, считалось 5 сентября 1745 года.

Имя мальчику-первенцу родители выбрали не случайно. Будучи людьми глубоко религиозными и свято почитающими обычаи православной церкви, они назвали своего сына в честь архангела Михаила, военачальника всех небесных сил, день которого православные верующие празднуют 6 сентября как чудо архангела Михаила с Ханех. Архангел Михаил носит звание архистратига как глава ангельского воинства, победившего сатану. Поэтому его изображают в воинских доспехах, как святых Георгия Победоносца и Александра Невского, с огненным мечом в руках. Впоследствии генерал-фельдмаршал М.И. Голенищев-Кутузов как православный верующий всю свою жизнь особенно чтил архангела Михаила, своего небесного покровителя, всегда молился ему за победу русской армии.

Михаил был вторым ребенком в семье. Он имел старшую сестру Анну и младших брата и сестру — Семена и Дарью. Анна вышла замуж за отставного лейб-гвардии капитан-поручика Олега Ушакова, получив от отца в приданое деревню Недобровщина в Каменской Губе и полдеревни Гостицы в Нарской Губе. Она скончалась в 1813 году в возрасте 67 лет. О младшей сестре полководца известно, что девица Дарья Илларионовна проживала в селе Матюшкине Опочецкого уезда. Император Александр I по просьбе М.И. Голенищева-Кутузова пожаловал ей «по смерть пенсию 2000 рублей». Это была одна из высочайших благодарностей великому полководцу.

Брат Михаила Илларионовича Семен учился в Артиллерийском и Инженерном кадетском корпусе и, освоив «часть геометрии и артиллерии», через два года, в 1768-м, был досрочно выпущен флигель-адъютантом в штаб инженер-генерал-майора И.М. Голенищева-Кутузова, своего отца, было ему тогда 14 лет. Семен Илларионович страдал тихим помешательством и, дослужившись до майора, видимо, по этой причине не смог продолжить военную службу. Отставной офицер проживал в селе Федоровском Великолукского уезда, где скончался в 1834 году в возрасте 82 лет.

С сестрами и братом Михаил Илларионович поддерживал теплые отношения. Письма полководца свидетельствуют, что он проявлял по отношению к ним и внимание, и заботу, не раз заезжал к младшему брату в Федоровское, когда тот вышел в отставку.

Михаил рано лишился матери и маленьким оказался на попечении бабушки по отцовском линии — урожденной Бедринской. Добрая и простая женщина-дворянка отличалась набожностью и вела в деревне жизнь уединенную и патриархальную. Деревенский образ жизни под надзором бабушки сказался на характере мальчика. Он рос добрым и остроумным, но вспыльчивым и горячим. В то же время отличался беспечностью, ленивостью на учение, любил долго спать и нежиться. В раннем возрасте Михаил очень любил слушать русские народные сказки и рассказы о святых и былинных героях.

Первый биограф М.И. Голенищева-Кутузова-Смоленского Филипп Синельников отмечал: «В малолетстве Михаил не имел ни малейшей склонности к резвостям. Он всегда уклонялся от своих сверстников и всегда приставал к людям, у которых часто спрашивал о причинах таких вещей, в которых с трудом удовлетворять могли его самые совершеннолетние… Много любил разговаривать и столько был любопытен, что готов был целый день расспрашивать и целый день слушать ответы на его вопросы. В юношестве отличался телесною красотою, был сложения самого крепкого, а росту среднего».

Сыновей инженер-полковника И.М. Голенищева-Кутузова ожидала обычная судьба детей российских дворян времен правления императрицы Елизаветы Петровны — почти пожизненная военная служба. Приближенное же к царскому двору положение отца позволяло дать им блестящее военное образование, а значит, и возможность сделать успешную карьеру.

Отец даже позаботился о том, чтобы его сыновья первоначально с помощью гувернеров освоили не только русскую грамматику, несколько иностранных языков, математические науки, историю и географию, но также и основы артиллерийского и инженерного дела. В семье имелась хорошая по тому времени библиотека. По природе любознательному Михаилу учеба в домашних условиях давалась легко, что не могло не радовать требовательного отца.

Перед тем как отдать старшего сына на военную службу — «в военное учение», — инженер-полковник И.М. Голенищев-Кутузов обратился по команде с рапортом, прося проэкзаменировать своего сына в знании наук, связанных с артиллерийским и инженерным делом.

На следующий день после подачи рапорта юного Михаила Голенищева-Кутузова «освидетельствовал» инженер-капитан-поручик Шалыгин. Он выявил, что экзаменуемый «в арифметике и геометрии довольное знание имеет, в фортификации название главнейших линий, углов и строениев изрядно знает…».

Столь высокие результаты «освидетельствования» дали право известному российскому каналостроителю 17 апреля 1759 года подать «покорнейшее доношение» на имя фаворита императрицы Елизаветы Петровны генерал-фельдцейхмейстера графа П.И. Шувалова об определении его сына «в артиллерийский корпус», а для обучения артиллерии и окончания зачатых наук отдать мне». То есть отец просил высокое начальство позволить продолжить военное обучение сына, показавшего «довольные знания» в науках при экзаменовании, в домашних условиях под личным наблюдением.

В прошении на имя всесильного графа Шувалова также указывалось, что «сын Михаил одиннадцати лет» имеет домашнюю подготовку «сверх российской грамоты» по иностранным языкам — немецкому, французскому и латинскому, арифметике и геометрии, истории и географии, а также по артиллерии и фортификации. Все это свидетельствовало о том, что отец стремился дать одаренному от природы старшему сыну самое серьезное, систематическое образование в домашних условиях под своим присмотром.

21 июня 1759 года на основании приведенных освидетельствований дворянских детей состоялся Указ Сената Российской империи о зачислении «в Артиллерийскую школу недорослей», среди которых был и Михайла Кутузов. Через десять дней ему (по приказу графа П.И. Шувалова, много лично сделавшего для развития артиллерийского и военно-инженерного дела в России) присваивается военное звание капрала и он отправляется изучать науки домой.

Отец добился своего: старшего сына приняли после контрольного экзамена в Соединенную Артиллерийскую и Инженерную школу на артиллерийское отделение и предоставили ему возможность обучать его военным дисциплинам на «своем коште». То есть семейное благосостояние позволяло не просить государя или государыню о материальной помощи на учебу детей. Соединенная школа в то время являлась наряду с Сухопутным шляхетским кадетским корпусом привилегированным учебным заведением с военно-технической специализацией.

Отцовский выбор военной профессии как для старшего сына, так затем и для младшего оказался не случайным. И не только потому, что сам Голенищев-Кутузов-старший был преуспевающим военным инженером и окончил ту же школу. Он, безусловно, считал, что такая военная профессия откроет сыновьям хорошую перспективу служебного роста и развития личности.

Соединенная Артиллерийская и Инженерная дворянская школа была создана в 1758 году по инициативе генерал-фельдцейхмейстера русской армии П.И. Шувалова: в одно учебное заведение сливались Военно-инженерная и Артиллерийская школы. Из 135 ее учеников, из детей дворян, 60 изучали артиллерийское дело, 75 — инженерные науки.

Военно-инженерная школа была основана в 1712 году в первопрестольной Москве по именному указу последнего русского царя Петра I Алексеевича Романова, который проявлял особую заботу о подготовке «инженерства». Через семь лет школу перевели в новую — северную — столицу государства, строившуюся на берегах Невы, где ее объединили с инженерной ротой. Новое учебное заведение получило название Петербургской военно-инженерной школы.

В преобразованиях школы военных инженеров в середине XVIII века деятельное участие приняли М.И. Мордвинов, предок A.C. Пушкина инженер-генерал-майор А.П. Ганнибал (получивший образование в Соединенной артиллерийско-инженерной школе во Франции) и в то время управляющий канцелярией Главной артиллерии и фортификации граф П.И. Шувалов. Последний приказал изучать в обеих школах единые предметы: артиллерийское дело, фортификацию, артиллерийскую географию, немецкий язык и другие.

Петербургская Артиллерийская школа была открыта в 1731 году. Через пять лет при ней создается Чертежная школа, получившая название Артиллерийской чертежной.

Соединенная Артиллерийская и Инженерная школа готовила специалистов военного дела, имеющих законченное образование.

Ее воспитанники находились на полном государственном довольствии, получали жалованье и учились, соблюдая строгую воинскую дисциплину. Часть учеников, как Михаила Кутузов, выходцев из богатых семей, имели разрешение на домашнее обучение обязательным дисциплинам. В целом школа давала солидную военную, специальную и общеобразовательную подготовку.

В основе школьного обучения лежали предметы, необходимые для подготовки военных артиллеристов и инженеров: артиллерия, инженерное дело, фортификация и тактика.

Много внимания уделялось изучению точных наук и общеобразовательных дисциплин: алгебры, геометрии, тригонометрии, физики, истории, географии, словесности, иностранных языков, гражданской архитектуры, богословия, фехтования и танцев.

Особое внимание обращалось на знание математических дисциплин. Граф П.И. Шувалов так, например, обосновал необходимость изучения математики: «Знание геометрии артиллеристу и инженеру необходимо… Я не требую, чтобы артиллерийские и инженерные офицеры были великие алгебраисты, ибо сия нация весьма трудна, но довольно для офицера, если он знает способ извлекать радиксы натуру сравнением и словом, что называется алгеброю простою».

Пребывание вне школы капрала Михаилы Голенищева-Кутузова продолжалось недолго. В связи с переводом отца из Риги в Санкт-Петербург, в канцелярию Главной артиллерии и фортификации, он начинает регулярно посещать школьные занятия, находясь по-прежнему на «своем коште». (ГоленищевыКутузовы проживали в собственном доме на Московской стороне, на 3-й Артиллерийской линии.) Уже в самом начале учебы 12-летний Кутузов стал заметно выделяться среди сверстников благодаря своим «домашним» знаниям и незаурядным способностям.

На него обращает внимание начальник школы М.И. Мордвинов, человек влиятельный при дворе. По его решению юный воспитанник уже через несколько дней после «вступления в службу» «за прилежность к наукам» производится в каптенармусы артиллерии. А через месяц после начала занятий в школе по представлению Мордвинова граф П.И. Шувалов своим «ордером» производит Михаила Кутузова в кондукторы. Это было воинское звание первого — выпускного — класса школы. Ему вменяется в обязанность «вспоможение офицерам для обучения прочих», то есть учеников школы.

По установившейся в русской армии традиции присвоение очередного воинского звания, новое назначение, вступление в военную службу сопровождалось церемонией приведения к присяге всероссийскому престолу. Принял ее в самой торжественной обстановке и кондуктор Михаил Голенищев-Кутузов.

«Клятвенное обещание.

Я, нижепоименованный, обещаюсь и клянусь всемогущим Богом перед Святым Его Евангелием, что хочу и должен моей природной и истинной Всепресветлейшей Державнейшей Великой Государыне Императрице Елизавете Петровне Самодержице Всероссийской и прочая, и прочая, и прочая… верным, добрым и послушным рабом и подданным быть, и в том во всем живота своего в потребном случае не щадить, и притом по крайней мере стараться споспешествовать все, что к Ея Императорского Величества верной службе о пользе государственной во всяких случаях касаться может…

И поверенный и положенный на мне чин… надлежащим образом по совести своей исправлять и для своей корысти, свойства, дружбы ни вражды противно должности своей и присяги не поступать… в чем мне Господь Бог душевно и телесно да поможет.

В заключение же сей моей клятвы целую слова и крест Спасителя моего.

Аминь».

Юному Кутузову приказом графа Шувалова разрешается заниматься по индивидуальному плану, то есть по особому для него расписанию. Кондуктор-выпускник с прилежанием изучает математические предметы, по механике «спокойствие и падение тел», материал о центре тяжести, движение по наклонной плоскости, машины и механизмы. На уроках по артиллерии он «исправно» чертит пушки, мортиры, единороги и лафеты к ним.

По инженерному делу изучаются основы «регулярной фортификации», «начала гражданской архитектуры». Много времени отводилось картографии и рисованию: по географии кондуктор Голенищев-Кутузов рисовал генеральную карту Азии и особенно тщательно, в течение шести месяцев генеральную карту Франции, тушью рисовались ландшафты.

В Соединенной школе Кутузов-младший продолжил интенсивное изучение иностранных языков, которые давались ему легко. Перед выпуском он свободно говорил и переводил по-французски и по-немецки. Преподаватели отмечали, что 14-летний кондуктор «обучается с крайним прилежанием».

Учащимся Соединенной Артиллерийской и Инженерной школы тех лет везло на преподавателей. Генерал-фельдцейхмейстер П.И. Шувалов приглашал на должности преподавателей видных специалистов и ученых. Так, курс артиллерии вел И.А. Вельяшев-Волынцев, написавший книгу «Артиллерийские предложения», которая длительное время являлась учебным пособием.

Математику преподавал капитан Я.П. Козельский, уважаемый в школе педагог. Его «Арифметические предложения» и «Механические предложения» были одними из первых подобных учебников на русском языке. Являясь видным ученым-энциклопедистом, он создал сочинения по истории, философии, ботанике. Козельскому принадлежат «Философские предложения», переводы многих иностранных книг на русский язык. Считается, что именно он сыграл большую роль в развитии математических способностей юного Голенищева-Кутузова.

Будущему полководцу благодаря стараниям и природной одаренности удалось «примерно» усвоить полную программу обучения в школе к началу 1761 года, то есть менее чем за полтора года.

Одновременно кондуктор первого класса ведет занятия по арифметике и геометрии в Соединенной Солдатской школе, которая была образована в 1758 году для солдатских детей как второе отделение Артиллерийской и Инженерной школы. С этой задачей он справлялся довольно успешно, будучи не раз отмечен начальством.

Преподавательская деятельность многое дала Кутузову: он приобрел опыт наставника общеобразовательных знаний, навыки по формированию у будущих офицеров необходимых профессиональных качеств. Впоследствии он скажет: «Без толковых учителей совершенных офицеров никогда произвести не можно».

Полтора года учебы в школе пролетели быстро. 28 февраля 1761 года 14-летний кондуктор первого класса Михайла Голенищев-Кутузов за достигнутые успехи производится в первое офицерское звание инженер-прапорщика. Ему предписывается вступить «в действительную службу», но он еще несколько месяцев остается при школе, продолжая вести занятия по математике.

Только 5 июня инженер-прапорщик М.И. Голенищев-Кутузов убывает к новому месту службы. В аттестате, выданном на его имя, говорилось, что с 20 октября 1759 по 28 февраля 1761 года воспитанник, 14 лет, проходил службу в школе, «науку инженерную и артиллерийскую знает, по-французски и по-немецки говорит и переводит весьма изрядно, по-латыни автора разумеет, и в истории и географии хорошее начало имеет; состояния доброго и к перемене достоин». Аттестат подписал артиллерии обер-криг-комиссар Михайло Мордвинов.

Приказом графа П.И. Шувалова от 28 февраля 1761 года инженер-прапорщик Михайла Голенищев-Кутузов был направлен в Инженерный корпус на освободившуюся вакансию вместо Михайлы Можарова, убывшего в Сибирь с секретной (исследовательской) экспедицией.

Через год М. Кутузов назначается флигель-адъютантом капитанского ранга к петербургскому и ревельскому генерал-губернатору генерал-фельдмаршалу фон Голштейн-Беку (принцу Голштейнбекскому, крестнику Петра I). Отменное знание немецкого языка было одной из причин назначения молодого офицера в штаб ближайшего родственника императора Павла I, перешедшего из прусской службы в русскую. Языка «титульной нации» России он, разумеется, не знал.

Столичный губернатор возложил на Кутузова ведение дел собственной канцелярии. «Маловразумительные» обязанности оказались непростыми. Инженер-прапорщик исполнял их не только добросовестно, «обнаружив свои способности к делам гражданским, но еще более старался употребить все меры к приобретению навыка в них и опытности». Думается, все же эта адъютантская служба была не в характере молодого офицера, высокообразованного, с командирскими задатками, стремившегося к армейской службе.

Принц Голштейн-Бек остался доволен своим флигель-адъютантом. Когда через полгода штаб генерал-губернатора расформировали, он предложил Военной коллегии распределить М. Голенищева-Кутузова капитаном для определения в полк «здешней команды», то есть расквартированный недалеко от Санкт-Петербурга.

21 августа 1762 года Михайла Голенищев-Кутузов, еще не достигший 15-летия, производится в капитаны и назначается командиром роты в Астраханский пехотный полк. (Через десять дней, 31 августа, в командование этим полком вступает 32-летний A.B. Суворов, которому суждено будет стать военным гением России.)

С пребывания в Астраханском пехотном полку, одном из лучших по своей выучке в частях русской армии, началась более чем полувековая служба М.И. Голенищева-Кутузова в российских войсках.

Астраханский полк вел свою родословную с 1700 года (был создан по велению Петра I) и являлся одним из старейших в русской регулярной армии. Организационно астраханцы входили в состав Санкт-Петербургской дивизии, которой официально командовала «по своей природе» сама матушка-императрица Екатерина II.

Полк размещался в небольшом городке Новая Ладога, вблизи столицы, занимаясь боевой подготовкой в месте своего расквартирования, но для несения караульной службы, в том числе и дворцовой, регулярно вызывался на несколько месяцев в Санкт-Петербург.

Служба 15-летнего ротного командира в армейском полку под командованием полковника A.B. Суворова стала прекрасной школой для будущего главнокомандующего русской армией в Отечественной войне 1812 года. Суворов принял полк после возвращения с Семилетней войны, где зарекомендовал себя бесстрашным боевым офицером, послужившим на различных штабных, строевых и интендантских должностях. Он был верен себе: накопленный опыт участника большой войны в Европе стал достоянием подчиненных — офицеров, унтер-офицеров и нижних чинов Астраханского пехотного полка.

Сторонник быстрого маневренного боя, свои взгляды на ведение боевых действий Суворов воплощал в повседневную учебу и воспитание астраханцев. Уже в скором времени, на учениях, его полк поражал всех высокой выучкой личного состава и инициативностью полкового командира в ходе маневров. То, что Кутузов в офицерской молодости прошел суворовскую полковую школу, в будущем послужит ему самым добрым образом.

Едва ли не самым главным стало то, что Кутузов за время своего пребывания в Новой Ладоге сполна познал суворовскую «Науку побеждать». Бессмысленная строевая муштра и изучение простейших приемов в строю заменялись обучением солдат тому, что в первую очередь от них потребуется на войне: штыковым атакам, прицельной стрельбе из ружей, залповому огню, форсированию водных преград, марш-броскам — не по «битым путям», а по целине, по лесам и болотам. Астраханский пехотный полк многократно поднимался по тревоге и в любую погоду уходил без обозов на полевые учения. Пехотинцев учили вести ночные атаки, быть смелыми, устремленными на достижение победы. Суворовское правило гласило: «Тяжело в учении — легко в бою».

Очевидцев больше всего поражали учебные сквозные штыковые атаки, когда два батальона полка шли в штыки друг против друга. При ударе в штыки Суворов приказывал наступающим ни на секунду не задерживаться, но, как бы ни был силен удар, он не позволял отражающим его отойти и только в последнее мгновение разрешал поднять вверх штыки, чтобы солдаты не поранили друг друга в начинающейся отчаянной схватке.

На роты пехоты «в полный карьер на саблях» скакала кавалерия, и опять, чтобы научить пехотинцев выдерживать этот натиск, только в самое последнее мгновение солдатам разрешалось разомкнуться и пропустить сквозь свои ряды кавалеристов. Учились не только люди, но и кони. Позади строя пехоты Суворов приказал ставить лукошки с овсом, и лошади привыкали прорываться сквозь строй людей, зная, что за ним их ждет «поощрение».

Капитан Кутузов лично участвовал в таких суворовских учениях, проходя прекрасную школу младшего армейского командира. Его рота числилась в числе лучших, в ней всегда проявлялась, даже в мелочах, забота о нижних чинах. Здесь не было, как и во всем Астраханском полку, рукоприкладства, унижения человеческого достоинства.

Полковой командир успел хорошо изучить способности капитана М.И. Кутузова и оценить их. В суворовской характеристике подчиненному, данной в феврале 1763 года и утвержденной петербургским обер-комендантом генерал-поручиком И.И. Костюриным, говорилось:

«В должности звания своего прилежен и от службы не отбывает, подкомандных своих содержит, воинские экзерцицы обучает порядочно и к сему тщение имеет, лености ради больным не репертовался и во всем ведет себя так, как честному обер-офицеру подлежит, и как по чину своему опрятен, так и никаких от него непорядков не происходит, и таких пороков, коим в указе гос. коллегии 1756 году генваря 20 дня написаны, не имеет, чего ради по усердной его службе к повышению чина быть достоин».

Совместная служба с Суворовым продолжалась всего семь быстро пролетевших месяцев. Высочайшим указом полковник A.B. Суворов назначается командиром Суздальского пехотного полка. Первой суворовской наукой для молодого ротного командира стало твердое убеждение, что главная сила русской армии в ее солдате, что, только завоевав его доверие и любовь, можно требовать от него полной отдачи в бою, мужественного перенесения всех тягот и лишений в ратной службе. Это убеждение Кутузов пронесет через всю жизнь.

В начале военной карьеры Михаиле Голенищеву-Кутузову везло с наставниками и учителями. Доверительные отношения сложились у него в начале 60-х годов со своим двоюродным дядей Иваном Логиновичем Голенищевым-Кутузовым, флотским офицером, ставшим генерал-интендантом флота, членом Адмиралтейств-коллегии в чине генерал-майора. Перед этим он был начальником Морского кадетского корпуса, более столетия бывшего главным поставщиком офицерских кадров в военные флоты России.

Дядя стал для племянника добрым советчиком, умным наставником и старшим товарищем, Кутузов питал к нему чисто сыновьи чувства и часто, уже в зрелом возрасте, называл его в письмах своим «батюшкой». От дяди молодой офицер вобрал в себя очень многое: любовь к русской литературе, стремление к изучению иностранных языков и главное — интерес к государственным делам.

И.Л. Голенищев-Кутузов — один из самых знаменитых людей в кутузовском роду. При государыне-воительнице Екатерине II он был адмиралом, первым членом Адмиралтейств-коллегии, казначеем флота и директором Морского кадетского корпуса, при императоре Павле I — вице-президентом, а затем и президентом Адмиралтейств-коллегии, состоя «во всех правах и преимуществах» генерал-фельдмаршала. Директором Морского кадетского корпуса Иван Логинович оставался вплоть до своей кончины в 1802 году, то есть в течение сорока лет, воспитав в его стенах не одно поколение российских флотских офицеров.

Адмирал И.Л. Голенищев-Кутузов написал ряд трудов по военно-морскому искусству. В совершенстве владея французским и немецким языками, он перевел на русский язык работы многих иностранных авторов. Особенно ценной была книга Павла Госта «Искусство военных флотов», дважды издававшаяся в России. Иван Логинович переводил и художественную литературу, в частности роман великого французского просветителя Вольтера «Задич, или Судьба».

Обширная библиотека дяди многие годы находилась в полном владении племянника. Кабинет адмирала-книголюба станет для молодого Михаила Кутузова тем местом, где совершенствовался его пытливый ум: углублялись знания в области военной теории и истории, специальных науках, проходило знакомство с лучшими произведениями отечественной и мировой литературы.

Служба в Астраханском пехотном полку, познание всех тонкостей суворовской тактики и школы воспитания позволили молодому офицеру увидеть свое будущее на военном поприще в боевых делах во славу русского оружия. Такая возможность предоставилась ему довольно скоро, в 1764 году, на шестнадцатом году жизни.

В1763 году началась борьба за польское наследство: с кончиной короля Августа III за престол Польши боролись курфюрст Саксонский и Станислав Понятовский, фаворит императрицы Екатерины II. Восшествию на престол первого претендента препятствовали европейские государства, и прежде всего Россия. Они опасались, что польская корона вместо избирательной станет наследственной.

Екатерина II настаивала на избрании Станислава Понятовского, бывшего посла в России, за которого выступала партия могущественных магнатов Чарторыжских. Они и их сторонники обратились к российской императрице с просьбой послать в Польшу войска для стабилизации обстановки в стране. А та с полным на то основанием считала Речь Посполитую территорией жизненных российских интересов.

В октябре 1764 года Станислав Понятовский был избран польским королем. Лидеры оппозиции — влиятельные князья Радзивиллы и граф Браницкий — призвали своих сторонников из числа польской шляхты и всех недовольных новым королем к оружию. Ряды мятежников быстро росли. Начались столкновения не особо крупных отрядов повстанцев с русскими войсками и правительственными силами.

Пехотный капитан М.И. Голенищев-Кутузов после настойчивых просьб все же добился своего. 1 марта 1764 года он был направлен волонтером в русские войска, вступившие в Польшу под командованием генерал-майора Ивана Ивановича Веймарна.

Сведений об участии Кутузова в своем первом военном походе сохранилось немного. По всей видимости, он не занимал сколько-нибудь заметных командных должностей, поэтому его фамилия редко мелькала в донесениях, которые Веймарн посылал в столицу.

Первый биограф великого русского полководца Ф. Синельников поведал, хотя и кратко, но обстоятельно (насколько позволяли документальные источники), о двух боевых эпизодах:

«Под Варшавой виленский воевода князь Радзивилл 28 июня напал на отряд подполковника Бока, где находился капитан Кутузов. Бок со своим помощником Кутузовым не только отбили нападение Радзивилла, но и обратили его в бегство…»

В 1765 году во время одной из небольших сшибок «капитан Голенищев-Кутузов, по совершенном разбитии толпы мятежников польских, обратил их в бегство. Поэтому начальство стало употреблять его наиболее в подобных обстоятельствах».

Широкого размаха боевые действия в польских пределах так и не получили. Мятежники всюду терпели полное поражение и вскоре прекратили военное противоборство, сочтя за благо получить «милостивые прощения».

1 марта 1765 года офицер-волонтер М.И. Голенищев-Кутузов, проведя в Польше ровно год, убыл в Новую Ладогу на прежнюю должность ротного командира Астраханского пехотного полка. Теперь в послужном списке 17-летнего капитана значилось участие в боевых действиях, что многое обещало для дальнейшего служебного роста.

Снова потянулись трудовые будни ротного командира: обучение подчиненных, частые учения, марши полка по окрестностям Новой Ладоги, экзерциции. Кутузов прослыл среди полковых офицеров ярым сторонником суворовской школы обучения и воспитания, за что ратовал его личный, еще совсем небольшой боевой опыт участия в польских событиях. Он запомнил на всю жизнь слова Суворова о том, что солдат и в мирное время должен чувствовать себя на войне.

Астраханский полк по-прежнему продолжал периодически нести караульную службу в Санкт-Петербурге. Ему приходилось нести и почетные караулы — в Зимнем и других дворцах. Такие командировки в столицу следовали одна за другой.

Обстоятельства сложились так, что симпатичный, ловкий, уверенный в себе, начавший хорошо разбираться в тонкостях придворной жизни молодой офицер неоднократно оказывался в поле зрения императрицы. Одним из достоинств Екатерины II было ее умение разбираться в людях. Не ошиблась она и в М.И. Голенищеве-Кутузове, сумев «заглянуть» в его будущее. Новое назначение для молодого офицера, «показавшегося» самодержавной государыне, не заставило себя долго ждать.

С восшествием на российский престол после дворцового переворота и убийства императора Петра III Екатерина II заявила о себе как просвещенная монархиня, пытавшаяся использовать и европейских, прежде всего французских, просветителей применительно к условиям самодержавной власти в России. Свое правление императрица начала с широких, многообещающих государственных преобразований. И надо заметить, взвешанных, а не спонтанных задумок.

Одним из ее начинаний стала попытка создать общий свод законов Российской империи. Необходимость такого шага со стороны самодержавной власти назрела давно. В имперском государстве действовали законы, утвержденные еще царем Алексеем Михайловичем, отцом Петра!.. За прошедшие с тех пор 100 лет многое изменилось в российском законодательстве. Сменявшие друг друга цари, императоры и императрицы постоянно издавали в немалом количестве высочайшие указы и повеления. К действующим законам добавлялись новые, многие старые или дополнялись, или отменялись. Требовалось упорядочить существующие правовые акты: пересмотреть или исключить устаревшие законы, многие дополнить современным содержанием, составить новые.

Эту работу поручили специальной комиссии, получившей название Уложенной. Екатерина II разработала руководство, получившее название «Наказ императрицы Екатерины II, данный комиссии о сочинении проекта нового уложения». Два первых пункта «Наказа» гласили:

«1. Закон Христианский научает нас взаимно делати друг другу добро, сколько возможно.

2. Полагая сие, законом веры предписанное, правило за вкоренившееся, или за долженствующее вкорениться в сердцах целого народа, не можем иначе кроме сего сделать положения, что всякого честного человека в обществе желание есть или будет видети все Отечество свое на самой высшей степени благополучия, славы, блаженства и спокойствия».

В состав Уложенной комиссии вошли «выборные» — 573 депутата от всех сословий Российского государства: дворянства, купечества, мещанства, казачества, инородцев и даже лично свободных государственных крестьян. Право участвовать в составлении уложения было лишено только крепостное крестьянство, составлявшее большинство населения страны. Выборные привезли с собой 1465 наказов от избирателей.

Общее руководство работой комиссии осуществлял генерал-прокурор Сената князь A.A. Вяземский, а ее председателем стал известный военачальник и дипломат генерал-поручик А.И. Бибиков. Им потребовалось немалое число сотрудников, людей образованных, деятельных и ответственных. Так в аппарате Уложенной комиссии оказался капитан М.И. Голенищев-Кутузов. Высочайшим указом он переводится из полка в распоряжение генерал-прокурора князя Вяземского (в составе специально отобранной группы офицеров в количестве 22 человек, в основном из гвардейских полков).

Работа в штате Уложенной комиссии стала для М.И. Кутузова серьезной жизненной школой, расширила его кругозор, дав широкие познания в области права, экономики, социологии. Все это ему весьма пригодилось в будущей военно-административной, дипломатической и педагогической деятельности.

Молодому офицеру пришлось соприкоснуться с такими людьми, как всесильные в то время братья Григорий и Алексей Орловы, будущий светлейший князь Г.А. Потемкин, доверенное лицо императрицы граф П.И. Панин, известные литераторы И.П. Елагин и Г.В. Козицкий, историки академик Г.Ф. Миллер и князь М.М. Щербатов, другими влиятельными людьми екатерининского времени. Среди депутатов оказалось немало и родственников по линии дяди Ивана Логиновича — Бибиковых.

Для разработки проектов по отдельным вопросам создавались специальные депутатские комиссии (всего 19), называвшиеся «частными». Они состояли из пяти депутатов: трое избирались, а еще двое назначались Вяземским и Бибиковым. М.И. Кутузов был включен в состав секретариата «частной» Юстицкой комиссии, переименованной позже в Комиссию о правосудии вообще.

В его обязанности входило ведение протоколов заседаний, составление реестров наказов, выписок и сводок из существующего законодательства, формулирование статей проектов законов. Протоколы заседаний затем сводились в одну официальную дневную записку, которая утверждалась на следующем заседании комиссии. Ее краткое изложение — экстракт — ежедневно направлялось императрице.

Уложенная комиссия действовала до декабря 1768 года: началась война с Турцией, и многие депутаты, будучи людьми военными, должны были возвратиться к местам службы или сразу отправиться на театр военных действий. (Больше комиссия по составлению нового свода законов Российской империи Екатериной II не собиралась. Огромный труд многих сотен людей так и остался незавершенным.)

Капитан М.И. Голенищев-Кутузов вскоре вновь оказался в хорошо знакомой ему Польше, где принял участие в начавшейся войне с польскими конфедератами. Она стала следствием событий 1764–1765 годов, связанных с возведением на королевский трон приверженца России Станислава Понятовского.

Его противники из числа польской вольной шляхты, собравшись в феврале 1768 года в украинском городке Баре, образовали «конфедерацию», объявили сейм Польши низложенным и принялись за создание собственной армии. Варшавское правительство оказалось бессильным в противодействии барским конфедератам. Те, окрепнув, в октябре издали манифест, в котором призвали население к повсеместному восстанию против короля Станислава Понятовского и потребовали от России вывода своих войск с польских территорий.

Русские войска, стоявшие в Польше, были немногочисленны: всего до 15 тысяч человек. Они состояли из шести карабинерных, тринадцати пехотных и четырех гусарских полков под командованием генерал-аншефа Петра Ивановича Олица. Эти малые военные силы составили обсервационную (наблюдательную) армию, разбросанную на большой территории.

России пришлось вновь вмешаться во внутренние беспорядки своего западного соседа. 8 ноября 1768 года императрица Екатерина II издает высочайший манифест, в котором указывалось на нарушения прав диссидентов — православных жителей католической Польши (преимущественно белорусов и украинцев). Диссиденты подвергались прежде всего политической и религиозной дискриминации. Эти события в Польском королевстве заставили Российскую империю вновь «принять участие» в делах Польши.

Польское посольство в Санкт-Петербурге от имени нации запросило у Екатерины II военной помощи. В Польшу на усиление обсервационной армии направляются новые войска, составившие особый корпус генерал-майора И.И. Веймарна. Корпус состоял из трех карабинерных (Нарвского, Новгородского и Санкт-Петербургского) и четырех пехотных (Казанского, Нарвского, Новгородского и Углицкого) полков при 10 орудиях.

При корпусе Веймарна был и капитан М.И. Голенищев-Кутузов. Корпусной командир помнил молодого пехотного офицера еще по первому польскому походу и высоко оценил его способности вести борьбу с мятежными «партиями», воевавшими разрозненно, без общей связи между собой, на свой страх и риск.

Отряды барских конфедератов, в своей основе состоявшие из многочисленной польской шляхты, занимались откровенным грабежом местного населения, особенно малороссов. Это побудило жителей двух воеводств — Киевского и Брацлавского — обратиться к русскому командованию с просьбой о защите от грабежей и насилия со стороны гайдамаков. Капитан М.И. Кутузов получает назначения для руководства то одним, то другим небольшим русским отрядом.

Войска генерала Олица без труда одерживали верх над силами барских конфедератов. Но те, рассеявшись в одном месте, вновь собирались в других местах. В конце 1769 года большое число конфедератов бежало за Днестр. Под городом Люблином отличился Суздальский пехотный полк под командованием A.B. Суворова, разгромивший крупный отряд пана Пулавского.

В отличие от первого польского похода М.И. Голенищеву-Кутузову на сей раз пришлось участвовать в серьезных боях. Пожалуй, самым ожесточенным стало столкновение с конфедератами 26 февраля у укрепленного местечка Жванец. Здесь капитан астраханцев, смелый и инициативный, отличился дважды.

Сначала в первой половине дня поисковый отряд Кутузова сумел перехватить выбитых из жванецких окопов конфедератов: стремительной атакой он завершил разгром противника, потерявшего в общей сложности 68 человек убитыми и пленными из первоначальной численности в 400 защитников укреплений Жванца.

Во второй половине дня отряд генерал-майора Измайлова (6 рот пехоты при 4 пушках) произвел атаку укреплений местечка Окопа, лежащего при впадении Овруча (Здруч) в Днестр. В нем засело 320 конфедератов с 6 пушками под командованием познанского стольника Потоцкого. Атака велась двумя колоннами капитанов Каца и Тыртова. Одна пехотная рота с пушкой была оставлена в резерве для наращивания усилий атакующих. Этой резервной ротой командовал капитан М.И. Голенищев-Кутузов. Вот как в победной реляции описывался этот бой:

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава первая Начало

Из книги Ветер военных лет автора Бакланов Глеб Владимирович

Глава первая Начало К вечеру стало ветрено. Сквозь узкий смотровой люк я видел, как мотаются верхушки убегающих назад деревьев. Тень моего броневичка неслась впереди по подкрашенному закатом шоссе, и я все прибавлял газ, стараясь догнать ее. Так мне и казалось: надо


Глава первая. Начало пути

Из книги Лукашенко. Политическая биография автора Федута Александр Иосифович

Глава первая. Начало пути От Шклова до Шклова Саша Лукашенко родился 30 августа 1954 года в поселке Копысь Оршанского района Витебской области. Был он безотцовщиной, поэтому мать, Екатерина Трофимовна, в том же году переехала на свою родину, в Шкловский район Могилевской


Глава первая Начало жизни

Из книги И.А. Гончаров автора Рыбасов Александр

Глава первая Начало жизни В семейном «Летописце» Гончаровых имеется запись: «1812 года июня 6 дня[1] родился сын Иван». Так рукою самой матери был отмечен первый день жизни знаменитого творца «Обломова». Восприемниками новорожденного были дворянин Николай Николаевич


Глава первая. НАЧАЛО

Из книги Блаватская автора Сенкевич Александр Николаевич

Глава первая. НАЧАЛО Тому, кто пытается осознать череду событий собственной жизни и глубже понять самого себя, необходимо оглядеться назад и всмотреться в судьбы своих предков. Если кто-то из родичей наследил в истории, то непременно возникнут эпизоды его борьбы за свое


Начало биографии

Из книги Друзья в небе автора Водопьянов Михаил Васильевич

Начало биографии …В эту ночь никто не спал. Завтра — тринадцатое число — «невезучее», как в это многие верят. К тому же к концу дня стала портиться погода.Люди то и дело выходили и прислушивались, не начинает ли завывать ветер. Они с опаской посматривали на небо. Сквозь


Глава первая ВОТ ЭТО НАЧАЛО!

Из книги Атаман Платов автора Лесин Владимир Иванович

Глава первая ВОТ ЭТО НАЧАЛО! Отец 8 августа 1753 года у Анны Ларионовны и Ивана Федоровича Платовых, проживавших в главном городе казаков Черкасске, родился первенец Матвей. Через девять лет Бог дал им сына Степана, а потом еще двух — Андрея и Петра. Но лишь старший из них


Глава первая НАЧАЛО ЖИЗНИ

Из книги Луначарский автора Борев Юрий Борисович

Глава первая НАЧАЛО ЖИЗНИ По синему осеннему небу над Парижем плыли белые облака. Рассвет излишествовал и украшал их розовой опушкой. Это был час, когда в тюрьмах приводят в исполнение смертные приговоры, а в пекарнях из печи вынимают свежие круассаны. В такой час


Глава первая НАЧАЛО

Из книги Александр Беляев автора Бар-Селла Зеев

Глава первая НАЧАЛО Лишь однажды и лишь в одном произведении он упомянул свой родной город: «Какая-то река показалась вдали. На высоких прибрежных холмах раскинулся город. На правом берегу город был опоясан старинными зубчатыми стенами кремля с высокими башнями. Над всем


Глава первая Начало

Из книги Записки беспогонника автора Голицын Сергей Михайлович

Глава первая Начало Я всегда считал, что мне в жизни повезло. Многие мои сверстники, друзья и знакомые, погибли и в лагерях и по другим причинам, а я оставался жить и здравствовать, и это несмотря на свое ужасающее социальное происхождение, а тогда в анкете этот вопрос


Глава двадцать первая Начало конца

Из книги Человек, который бросил Битлз автора Уильямс Алан

Глава двадцать первая Начало конца В «Топ Тене» играла еще одна моя группа — Джерри и Пейсмейкеры. Все ребята были дружны между собой. В этот приезд в Гамбург Стюарт Сатклифф познакомился с красивой немецкой девушкой, Астрид. Она приходила каждый вечер и садилась как


Глава первая Начало

Из книги Кандинский. Истоки. 1866-1907 автора Аронов Игорь

Глава первая Начало На обороте: В. Кандинский. Древнерусское. ФрагментВ 1913 г. в Берлине Василий Кандинский опубликовал на немецком языке книгу «R?ckblicke» («Ретроспекции») – воспоминания-размышления о своем пути, пройденном в жизни и искусстве[3]. В 1918 г. в Москве он издал на


Начало «биографии»

Из книги Неизвестный «МиГ» [Гордость советского авиапрома] автора Якубович Николай Васильевич


Глава первая. Начало пути

Из книги Разведка — это пожизненно автора Радченко Всеволод Кузьмич

Глава первая. Начало пути Начало моего длинного пути в профессии — это 101-я школа, известное учебное заведение разведки. Зачисление в кадры службы проводилось в здании ЦК КПСС на Старой площади довольно многочисленной комиссией. Два-три формальных вопроса от одного из


Глава первая Начало биографии

Из книги Главная тайна горлана-главаря. Книга 1. Пришедший сам автора Филатьев Эдуард

Глава первая Начало биографии Год рождения Владимир Маяковский родился в удивительную эпоху – всё цивилизованное человечество находилось в озарении всполохов революционных пожаров, полыхавших во Франции и в некоторых других европейских странах. Там то и дело гремели