Глава вторая. «КОГДА ВЫЙДЕШЬ НА ВОЙНУ...»

Глава вторая. «КОГДА ВЫЙДЕШЬ НА ВОЙНУ...»

Как известно, Моисею не суждено было стать тем лидером, под началом которого евреи завоевали Ханаан, однако он, безусловно, был идейным вдохновителем похода, с самого начала объявив это завоевание главной целью исхода из Египта. При этом жестокость наставлений, которые Моисей от имени Бога дает евреям в Пятикнижии по поводу того, как следует вести эту войну, не может не поразить современного читателя:

«Когда приведет тебя Бог, Всесильный твой, в страну, в которую вступаешь, чтобы овладеть ею, то изгонит Он многие народы перед тобой: хеттов, и гиргашеев, и эмореев, и кнаанеев, и призеев, и хивеев, и йевусеев. И когда отдаст их тебе Бог, Всесильный твой, и ты разгромишь, то уничтожь их. Не заключай с ними союза и не позволяй им жить у тебя. И не роднись с ними: дочери твоей не отдавай за сына его, и дочери его не бери за сына твоего... Но вот как поступайте с ними: жертвенники их разбейте, и священные деревья их срубите, и изваяния их сожгите огнем...» (Втор. 7:1—5).

Чуть ниже, в той же последней книге Пятикнижия, данное повеление конкретизируется и выглядит еще более зловещим: «В городах же этих народов, которые Бог Всесильный Твой дает тебе в удел, не оставляй в живых ни души. Но уничтожь их: хеттов и эмореев, кнаанеев и призеев, хивеев и йевусеев, как повелел тебе Бог Всесильный твой...»

Итак, Моисей, если опираться только на эти слова и вырывать их из контекста, приказывает своему народу вести против жителей Ханаана подлинную войну на уничтожение. Войну, в которой не берут пленных, не щадят ни женщин, ни детей. Войну, от методов ведения которой и в самом деле кровь стынет в жилах.

Эти слова Пятикнижия не раз вызывали и, несомненно, еще не раз вызовут в будущем рассуждения о некой особой еврейской жестокости, о том, что, заявляя на протяжении тысячелетий о своем неотъемлемом историческом праве на Святую землю, евреи сами пришли туда как захватчики, истребив коренное население. Воинствующие атеисты из этих слов Пятикнижия не раз делали вывод, что иудаизм, а также выросшие из него христианство и ислам «одобряют кровавые войны».

В связи с этим можно заметить, что сегодня практически ни один народ в мире не живет на той земле, где жили его предки, где начали формироваться язык и специфические антропологические особенности.

Почти все современные народы некогда пришли в те страны, где они сегодня проживают, как завоеватели, начисто уничтожив коренное население либо произведя такое уничтожение частично и ассимилировав оставшихся в живых. Ничего не поделаешь — именно так велись войны, причем относительно и не в таком далеком прошлом, и эти страшные страницы просто невозможно вычеркнуть из истории человечества. Разница между всеми этими войнами и завоеванием Ханаана заключается лишь в том, что другие захватчики обычно не оставляли письменных памятников о сражениях и через два-три поколения объявляли себя коренными жителями завоеванной страны.

Одним из последних по времени подобных геноцидов, перед которым меркнут даже ужасы преступлений нацистов в годы Второй мировой войны, стало уничтожение коренных жителей Америки, на крови и костях которых сегодня существуют и процветают США, Канада и другие страны.

Однако, соглашаясь отчасти с этими доводами, многие критики Торы напоминают о том, что в период исхода евреев из Египта на Ближнем Востоке уже существовали мощные цивилизации, которые тоже, безусловно, вели друг с другом войны, причем достаточно кровавые, однако они уже находились на том уровне развития, когда полное физическое истребление противника считается недопустимым. То, что ведомый Моисеем народ исповедовал именно такую, самую жестокую из всех возможных, практику ведения войны, с их точки зрения, доказывает, что евреи в тот период, несмотря на монотеизм, стояли, с позиций гуманизма, на более низкой культурной ступени, чем остальные народы региона. И не удивительно, что эти самые народы смотрели на евреев также, как спустя тысячелетия культурные оседлые народы будут смотреть на гуннов, скифов, варягов, моголов и т. д. — как на диких, пугающих своей жестокостью и разрушающих цивилизацию варваров. Надпись на обнаруженной археологами древней стеле «Мы — те, кто бежал от разбойника Иисуса Навина» подтверждает как факт вторжения евреев в Ханаан под предводительством этого героя Библии, так и отношение хананеев к этим захватчикам.

Однако для того, чтобы уяснить, как же обстояло дело на самом деле, стоит взглянуть на эту войну глазами Моисея, его современников и его далеких потомков, а также попытаться понять, что происходило в те давние времена в действительности.

После битвы с армией четырех царей Бог, приоткрывая перед Авраамом ход будущей истории, вновь повторяет это обещание:

«В тот день заключил БогсАвраамом союз,сказав: "Потомству твоему отдам Я эту страну, от реки Египетской до великой реки Прат: кейнеев, и книзеев, и кадмонеев, и хеттов, и призеев, и рефаим, и эмореев, и кнаанеев, и гиргашеев, и йевусеев"...» (Быт. 15:18-21).

Впоследствии Авраам закрепляет свое право и право своих потомков на эту землю, купив у хеттов огромное поле в Хевроне. Далее, согласно Библии, Бог подтверждает данный Им обет Аврааму в откровениях, данных его сыну Исааку и внуку Иакову:

«...И вышел Яаков из Беэр-Шевы и пошел в Харан. И пришел водно место и переночевал там... И снилось ему: вот лестница стоит на земле, а верх ее достигает неба, и вот ангелы Всесильного восходят и спускаются по ней. И вот Бог стоит над ним и говорит: "Я — Бог Всесильный Авраама, отца твоего, и Всесильный Ицхака. Землю, на которой ты лежишь, тебе отдам и потомству твоему"...» (Быт. 18:10—13).

Вернувшись в Ханаан после двадцати лет жизни у своего тестя Лавана, Иаков первым делом покупает за огромную сумму большой земельный участок близ Шхема, расширяя таким образом наследственные наделы своей семьи.

И, наконец, вспомним, что о своем завете с Авраамом, Исааком и Иаковом и об обещании передать землю хананеев Бог говорит уже во время своего первого явления Моисею:

«И сказал Бог: "Увидел Я бедствие народа Моего, который в Египте, и услышал вопль его из-за притеснителей, ибо познал Я боль его. И сошел Я спасти его из-под власти Египта и привести его из той страны в страну прекрасную и просторную — страну, текущую молоком и медом: на место кнаанеев, и хеттов, и эмореев, и призеев, и хивеев, и йевусеев"...» (Исх. 3:7—9).

Таким образом, согласно Библии, евреи на протяжении всего времени египетского рабства продолжали помнить о той стране, из которой они пришли в Египет, сохраняли с ней экзистенциальную связь и верили, что рано или поздно вернутся в эту землю и станут ее полноправными хозяевами. Причем право на обладание этой землей они обусловливали ссылкой на Единого Бога: будучи Творцом всей Вселенной, Он, следовательно, является и единственным ее хозяином, и именно Он — Тот, кто наделяет народы их землей, и Тот, кто вправе отнять у них эту землю.

Любопытно, что археологические находки последнего времени в прилегающих к пустыне Негев районах Израиля подтверждают, что протоеврейские племена жили в районах Ханаана в глубокой древности, однако затем по непонятным пока ученым причинам (вполне возможно, что и из-за затянувшейся на много лет засухи1) были вынуждены покинуть эту местность и двинуться в сторону Египта. При этом их переселение было внезапным или рассматривалось ими как временное — в своих домах они оставили всю утварь. Это косвенно указывает на то, что, возможно, предки евреев покинули Ханаан не из- за голода, как об этом повествуется в Книге Бытия, а были попросту изгнаны какими-то пришельцами. В этом случае не удивительно, что они сохранили "память о земле своего Исхода, и тогда само еврейское завоевание Ханаана выглядит как «реконкиста» — отвоевание у захватчиков потерянной родины. Этим отчасти может быть объяснена и та жестокость, к которой призывал евреев Моисей.

Однако Пятикнижие Моисеево рассматривает Землю обетованную и заповедь уничтожения проживающих в ней хананейских народов и с другой стороны — с той точки зрения, что эта земля является священной, неким особым духовно-мистическим центром мира. И потому нарушение Божественных норм морали живущими там людьми Богу особенно отвратительно. В Пятикнижии неоднократно подчеркивается, что хотя по уровню развития материальной цивилизации народы Ханаана не уступали египтянам, но при этом были куда больше их, до омерзения распущенны в сексуальном отношении, превратив животную похоть в основную движущую силу своего повседневного поведения. Об этом прямо говорится в главе Книги Левит, посвященной запретным сексуальным отношениям:

«Не оскверняйтесь ничем этим, ибо всем этим осквернялись народы, которых Я изгоняю от вас. И осквернилась страна, и Я взыскал с нее за вину ее, и исторгла страна живущих в ней. Вы же соблюдайте установления мои и законы мои и не делайте ничего из этих мерзостей, ни житель страны, ни пришелец, живущий среди вас. Ибо все эти мерзости делали люди этой страны, бывшие до вас, и осквернилась страна. И не исторгнет страна вас, когда вы оскверните ее, как исторгла она народ, бывший до вас, ибо всякий, кто сделает какую-либо из этих мерзостей — души делающих это отторгнуты будут из среды народа их. Соблюдайте же предостережение Мое, чтобы не поступать по гнусным обычаям, которые совершались прежде вас, дабы не осквернялись ими: Я — Бог, Всесильный ваш» (Лев. 18:24-30).

Именно то, что народы Ханаана погрязли в разврате и их языческие культы включали в себя человеческие жертвоприношения, и лишило их, с точки зрения Библии, самого права на существование. Таким образом — и в этом, видимо, заключалась «концепция Моисея» — право евреев на Святую землю обусловливается двумя факторами: во-первых, данным Богом обещанием их праотцам, а, во-вторых, утратой права на эту землю живших на ней народов.

«И когда будет Бог изгонять их перед тобой, не говорите себе: "За заслуги мои Бог привел меня овладеть этой землей". За преступления народов этих изгоняет их Бог перед тобой. Не за праведность твою и прямодушие ты приходишь овладеть этой землей, а из-за преступности этих народов, которые Бог изгоняет перед тобой, и чтобы сдержать слово, которым поклялся Бог твоим отцам Аврааму, Ицхаку и Яакову. Осознай же, что не за праведность твою Бог дает тебе эту землю хорошую во владение, ибо ты очень упрямый народ...» (Втор. 31:4—6).

В христианском богословии получила довольно большое распространение мысль о том, что данные законы были введены в Библию только потому, что соответствовали уровню сознания евреев того времени. Ни Моисей, ни тем более сам Бог их, дескать, не одобряли. Оставляя в стороне проблематичность такого утверждения с теософской точки зрения, напомним читателю, что язычество само по себе было отвратительно Моисею, а два его аспекта внушали ему особое омерзение: человеческие жертвоприношения и сексуальная распущенность. Те, кто предавался этим грехам, в его глазах не просто не имели права на существование, но и подлежали уничтожению, чтобы эта мерзость не распространялась среди других людей. Поэтому нет никакого сомнения, что указание о тотальном уничтожении погрязших в этих грехах народов было отдано именно Моисеем и, как ни абсурдно для современного читателя это прозвучит, оно не только не вступало в конфликт с его гуманистическими убеждениями, но и находилось с ними в полном согласии. То, что это указание не было выполнено Иисусом Навином и его армией (и именно из гуманистических соображений), было как раз нарушением завещания Моисея.

Следует также заметить, что, согласно основанной на тексте Библии еврейской концепции, земля Израиля вообще не может принадлежать какому-либо народу полностью — она находится в исключительной собственности Бога. Тот, в свою очередь, храня верность своему союзу с еврейским народом, передает эту землю ему в пользование — но с требованием соблюдения всех условий этого союза. В случае же нарушения евреями этих условий и уподобления их хоть в чем-то хананейским народам, они, как и хананеи, лишатся родины и будут изгнаны, «извергнуты землей» и обречены на рассеяние по всему миру.

«Уведет Бог тебя и избранного тобой царя к народу, неизвестному тебе и твоим отцам, и там будешь служить тем, кто идолам поклоняются, дереву и камню. Станут ужасаться тебе, будешь притчей и посмешищем среди всех народов, куда Бог приведет тебя... Будет жизнь твоя висеть на волоске, днем и ночью ты будешь в таком ужасе, что не будешь верить, что ты жив... » (Втор. 28:38, 66).

По Библии, разница между хананеями и евреями заключается только в одном — изгнав еврейский народ, Всевышний, помня о своем союзе с ним, во-первых, не даст удержаться в обетованной им земле ни одному другому народу, а, во-вторых, снова вернет в эту землю евреев, как только они раскаются и очистятся от своих грехов:

«Спросят все народы: "За что Бог сделал такое с этой землей? В чем причина столь великого гнева?" И ответят они: "Потому что они оставили союз, который Бог, Господь их отцов, заключил с ними, когда вывел Он их из Египта... Бог явил гнев против этого народа, наведя на них всё проклятие, что записано в этой книге. Бог изгнал их с этой земли с гневом, в ярости и в великом негодовании и забросил Он их в другую страну, где они остаются по сей день..."

Придет время... и вернешься ты к Богу, твоему Господу, и будешь слушаться, делая все, что Я заповедую тебе сегодня. И раскаетесь ты и дети твои от всего сердца и всей души. Бог тогда возвратит то, что осталось от вас, и помилует вас. Бог, Господь твой, соберет тебя опять из всех народов, среди которых рассеял тебя. Даже если будет твое рассеяние до краев небес, Бог, Господь твой, соберет тебя оттуда и возьмет обратно тебя...» (Втор. 29:23—24; 30:2-3).

Таким образом, ни Моисей, ни идущие за ним евреи, безусловно, не сомневались в своем праве на Ханаан и в справедливости той войны, которую они ведут. Однако, согласно мидрашу, евреи отнюдь не собирались полностью уничтожать местные народы. Мидраш сообщает, что перед началом похода на Ханаан Иисус Навин направил его царям письмо, в котором уведомлял их о своем намерении захватить их земли. В этом же письме он предлагал им либо покинуть страну и отправиться всем народом на поиски нового местожительства, либо отказаться от идолопоклонства и в этом случае мирно жить бок о бок с евреями. Но, предупреждал далее Иисус Навин, народ, который осмелится выйти на войну с евреями, будет уничтожен до основания.

Достаточно пролистать страницы Книги Судей, Книгу пророка Самуила и другие книги Библии, чтобы убедиться, что коренные народы Ханаана не только не были уничтожены в ходе той военной кампании, но и еще на протяжении многих столетий жили рядом с евреями, увы, подчас далеко не лучшим образом влияя на них. При этом они явно пользовались теми же имущественными и гражданскими правами, что и захватившие их земли евреи. К примеру, царь Давид, живший спустя три столетия после Моисея, купил, согласно Библии, землю для будущего Иерусалимского храма у богатого йевусея, то есть представителя того самого народа, который, согласно Пятикнижию, должен был быть уничтожен.

Все это давно уже заставляет историков предполагать, что грозные призывы к полному уничтожению покоренных народов, звучащие в Библии, никогда не были осуществлены евреями и их целью, вероятнее всего, было достижение психологического эффекта запугивания. Более того — по мнению этих историков, картина завоевания евреями Ханаана, описываемая в Книге Иисуса Навина, во многом вымышлена. Евреи, по их мнению, вторглись в Ханаан, который к тому времени уже был значительно ослаблен и опустошен войнами с соседями. При этом постепенно расселявшиеся здесь пришедшие из пустыни израильтяне чаще всего избегали открытых столкновений с армиями местных царей, а предпочитали селиться на развалинах разрушенных городов и деревень, заново отстраивая их, либо на пустынных местностях. Лишь с течением времени, по мере роста их численности и объединения еврейских племен, они начали частично вытеснять, а частично ассимилировать хананеев, но все равно до поголовного уничтожения последних дело не доходило.

Здесь, думается, крайне важно отметить, что законодательство Моисея включало в себя и законы ведения войны, на основе которых и действовала еврейская армия, а также политические лидеры и военачальники еврейского народа. И эти законы, безусловно, заслуживают того, чтобы остановиться на них особо.

Первое и главное правило ведения любой войны, согласно Пятикнижию, заключается в том, что «Когда подступишь ты к городу, чтобы завоевать его, то предложи ему мир. И будет, если он ответит тебе миром и отворит тебе, то пусть весь народ, который находится в нем, платит тебе дань и служит тебе...» (Втор. 20:11).

Безусловно, в данном случае речь идет о завоевательной войне, то есть войне по овладению Ханааном, однако правило, по которому следует любому противнику предлагать мир (даже в том случае, если проведена мобилизация армии и войска проделали немалый путь), считалось общим для любой войны.

«Танах» (Ветхий Завет) неоднократно объявляет мир высшей ценностью, рассматривает существование народа в мире как одно из главных благ, и не случайно все пророки представляли будущие мессианские времена прежде всего как эпоху наступления всеобщего мира.

Далее следует закон, который в тексте касается только ханаанских городов, но в принципе носит всеобщий характер: если город, против которого ведется война, отказался принять условия мира, то его следует осадить, но осадить лишь с трех сторон — оставив четвертую свободной, чтобы те жители города, которые пожелают его покинуть, могли бы беспрепятственно это сделать. Что касается правила об уничтожении всех жителей города, не пожелавших ни сдаться, ни покинуть его, то оно действительно касается исключительно городов тех семи хананейских народов, которые должны были быть уничтожены, ибо так, по словам Моисея, повелел Бог.

Более того — Закон Моисеев запрещает во время войны уничтожать растущие вокруг осажденного города плодовые деревья:

«Если осаждать будешь город долгое время, чтобы взять его, то не порти деревьев его, поднимая на них топор, потому что от него ты ешь, и его не срубай. Ибо разве дерево полевое — это человек, чтобы уйти от тебя в крепость? Только дерево, о котором ты знаешь, что плоды его несъедобны, его можешь срубить, чтобы строить осадные башни против города, который ведет с тобой войну, пока не покоришь его» (Втор. 20:19—20).

По одному из мнений, этот закон продиктован прежде всего заботой о жителях осажденного города: рано или поздно осада с него будет снята и обитателям города понадобится пища. В этом случае растущие за городом фруктовые деревья могут оказать существенную помощь горожанам. К тому же выращивание одного такого дерева требует достаточно долгого времени, то есть, вырубая фруктовые деревья, нападающая сторона наказывает своего противника на несколько лет вперед, что, безусловно, несправедливо.

Чрезвычайно любопытен закон, предписывающий гуманное отношение к пленным, и прежде всего к приглянувшейся воину плененной чужеземке:

«Когда выйдешь ты на войну против врагов твоих, и отдаст их Бог, Всесильный твой, в руки твои, и возьмешь у них пленных, и увидишь среди пленных женщину красивую, и возжелаешь ее, и захочешь взять в жены, то приведи ее в дом свой, и пусть она обреет голову свою и не стрижет ногти свои, и снимет с себя одежду пленницы, и пусть сидит в доме твоем и оплакивает отца своего и мать свою месяц. А затем войдешь к ней и станешь мужем ее, и она будет тебе женою. Если же случится, что ты не захочешь ее, то отпусти ее, куда она пожелает, но не продавай ее за серебро, не издевайся над нею, ибо ты принудил ее...» (Втор. 21:10—14).

Большинство комментаторов отмечают, что этот закон прежде всего призван стоять на страже запрета на брак еврея с иноплеменницей. Пятикнижие признает, что у войны — свои законы; оказавшись на войне, мужчина нередко забывает о традициях и обычаях своих предков и вопреки им может увлечься женщиной из чужого народа, овладеть ею, а затем и привезти на родину, чтобы на ней жениться. В этом случае Библия предлагает еврейскому мужчине в течение месяца проверить силу своего чувства. Если после того как женщина обреет голову и в течение месяца будет сидеть в рубище, будучи лишена возможности пользоваться косметикой и вообще ухаживать за своим телом, мужчина все равно захочет на ней жениться, значит, женщина должна пройти церемонию гиюра — перехода в еврейство, — после чего они смогут сочетаться браком по еврейскому обряду.

Однако если захвативший ее в плен мужчина вдруг охладеет к своей пленнице, ему все равно запрещено дурно обращаться с ней и продавать ее как рабыню. Нет, он должен просто отпустить ее на свободу и дать ей на первое время денег, так как это из-за него она оказалась вдали от родных мест в столь бедственном положении. И это уже, согласитесь, чрезвычайно гуманный закон, особенно с учетом нравов народов древности. В целом, как отмечал отец Александр Мень, «ветхозаветные правила ведения войны были довольно мягкими, даже в сравнении с нынешним временем». Многие из них стали общепризнанными лишь после принятия нынешних международных законов о правилах ведения войны, а до некоторых человечество до сих пор не доросло.

Наконец, необычайно интересными представляются принципы, на основе которых Моисей построил свою армию и с которыми вел ее в бой.

Как описывается во Второзаконии (20:1—9), перед началом сражения перед армией выступал «коэн машиах» — специально «помазанный» на войну священнослужитель. Прежде всего он призывал воинов не бояться противника, даже если он более многочислен и лучше вооружен, напоминая им, что исход сражения на самом деле зависит от Бога, который не оставит Свой народ, если тот, в свою очередь, хранит верность Его заповедям. Затем этот «коэн машиах» обращался к армии со следующим призывом: «Тот, кто построил новый дом, но не справил в нем новоселья; тот, кто насадил виноградник, но не дождался его плодов; тот, кто обручился с девушкой, но не успел жениться на ней, или тот, кто женился, но прожил с женой меньше года; наконец, тот, кто просто боится идти в бой, пусть выйдет из строя».

Такое общее обращение избавляло находившихся в армии трусов от позора — ведь никто не знал, по каким именно конкретным причинам тот или иной мужчина не хочет идти на войну. Но одновременно этот призыв и избавлял армию от тех, кто в данный момент не желал воевать, боялся за свою жизнь, а значит, в бою мог впасть в панику и ввести в это состояние своих товарищей.

Таким образом, этот принцип, с одной стороны, был продиктован заботой о людях, о сохранении рода (считалось крайне важным не допустить, чтобы мужчина погиб на войне, не оставив после себя потомства), а заодно значительно усиливал боеспособность армии.

Вышедшие из строя после призыва «коэна машиаха» мужчины не покидали армию, но составляли ее тыловые части, призванные обеспечивать боевые подразделения всем необходимым.

Еще один любопытный закон касается поведения солдат внутри и вокруг воинского стана:

«Когда выйдешь ты станом против врагов твоих, то берегись всего дурного. Если будет у тебя человек, который нечист от случившегося ночью, то пусть выйдет он за пределы стана и не входит в стан. А к вечеру пусть омоется он водой, а когда зайдет солнце, может войти в стан. И место пусть будет у тебя вне стана, и будешь туда выходить. И пусть будет у тебя лопатка на перевязи твоей, и когда будешь садиться снаружи, копай ею и закрой испражнение свое. Ибо Бог, Всесильный твой, ходит среди стана твоего, чтобы избавлять тебя и низлагать врагов твоих перед тобой: пусть даже будет стан твой свят: чтобы не увидел он у тебя наготы и не отступился от тебя» (Втор. 10-15).

Этот закон соблюдать чистоту внутри стана, удалять за его пределы на сутки тех, у кого было замечено ночное истечение семени или признаки какого-либо кожного или другого заболевания, а также устроить специальное место для отправления естественных надобностей и обязать каждого солдата выкапывать перед испражнением ямку, а затем тщательно закапывать свои нечистоты... Так вот этот закон на протяжении многих столетий служил, да и сегодня служит поводом для иронии со стороны воинствующих атеистов, отказывающихся понять, какое дело может быть Богу до того, как человек отправляет свои естественные надобности.

Вот, к примеру, с каким сарказмом писал об этом законе Моисея Ем. Ярославский в своей знаменитой «Библии для верующих и неверующих»: «Бог, оказывается, и этим занимается... Бедный еврейско-христианский бог! Ничего другого его дикарский ум не мог придумать, кроме ямки, куда испражняться, и лопаточки, чтобы засыпать эту ямку!»

Но в том-то и дело, что Моисей в своем кодексе законов касался поистине всех аспектов человеческой жизни. И даже если отбросить в сторону комментарии, согласно которым данный отрывок Библии требует от каждого солдата соблюдения не только физической, но и нравственной чистоты, то нельзя не признать, что этот закон позволял предотвращать распространение внутри воинского стана различных инфекционных заболеваний, от которых на протяжении всей истории погибло куда больше воинов, чем от рук врага.

Ну а для того, чтобы осознать всю новаторскую суть этого закона, стоит вспомнить, что не только в древности, но и вплоть до недавнего времени у многих народов Запада и Востока не было принято стесняться естественного отправления своих нужд, а первые закрытые туалеты появились всего два- три столетия назад. Из-за их отсутствия вплоть до Нового времени даже в таких европейских столицах, как Париж, Вена, Прага, на улицах, особенно летом, стояла ужасающая вонь. И в этом отношении знаменитый еврейский квартал Праги являл собой резкий контраст с другими районами города — в нем «не пахло». И объяснялось это тем, что еще в древности у евреев было принято строить во дворах домов и в общественных местах пусть и поначалу весьма примитивные, но все же туалеты; и у евреев считалось постыдным справлять любую, даже малую нужду на виду у всех. В Талмуде эта стеснительность объявляется тем признаком, по которому еврей может почти безошибочно опознать другого еврея.

Таким образом, даже в этой, может быть, и не самой эстетичной, но неотъемлемой части человеческой жизни Моисей тоже умудрился совершить «маленькую революцию».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 3. На войну

Из книги Эрих Хартманн — белокурый рыцарь рейха автора Толивер Рэймонд Ф.

Глава 3. На войну «Самая важная вещь для молодого пилота-истребителя — добиться первой победы без слишком больших потрясений» Полковник Вернер Мёльдерс Командир базы снабжения Люфтваффе на Восточном Фронте, расположенной в Кракове, оторвался от кучи требований и


Глава 6. Я шагнула в войну

Из книги Девушка со снайперской винтовкой автора Жукова Юлия Константиновна

Глава 6. Я шагнула в войну Война, фронт… Об этом уже написано очень много книг: художественных и документальных, искренних и не очень; в одних правдиво отображаются события тех лет, в других — сплошная фальсификация и откровенная ложь.Так получилось, что на фронт я попала


Глава 18 Когда бороться и когда отступать

Из книги Джек. Мои годы в GE автора Бирн Джон

Глава 18 Когда бороться и когда отступать Одно из самых ярких воспоминаний моего детства: поднимаясь по лестнице на второй этаж к нашей квартире, я впервые в жизни услышал, как плачет мама. Это случилось в 1945 году, когда мне было девять лет. Мама гладила на кухне папины


Глава I. КАК ИЗУЧАТЬ ВОЙНУ

Из книги Избранные произведения автора Мао Цзэ Дун

Глава I. КАК ИЗУЧАТЬ ВОЙНУ 1. ЗАКОНЫ ВОЙНЫ РАЗВИВАЮТСЯ Законы войны обязан изучать и ими обязан овладевать каждый военный руководитель.Законы революционной войны обязан изучать и ими обязан овладевать каждый руководитель революционной войны.Законы революционной войны


ГЛАВА ПЯТАЯ В ВОЙНУ

Из книги Oпасные мысли автора Орлов Юрий Федорович

ГЛАВА ПЯТАЯ В ВОЙНУ Итак, я жил пока один. Мне выдали продуктовые карточки, Петя подкинул немного денег. Его не мобилизовали — туберкулез. Я, конечно, стал снова проситься на фронт, но в военкомате ответили: жди, придет и твой черед, не волнуйся. Надо было зарабатывать на


Глава 2 Игра в войну

Из книги Изменники Родины автора Энден Лиля

Глава 2 Игра в войну Липнинский радиоузел обыкновенно работал от семи часов утра до часу дня; затем радио умолкало до шести часов вечера; от шести часов до двенадцати ночи бывали вечерние передачи.Но в один солнечный июньский день, накануне выходного, этот порядок


Глава 3 На войну

Из книги 352 победы в воздухе. Лучший ас Люфтваффе Эрих Хартманн автора Толивер Рэймонд Ф.

Глава 3 На войну «Самая важная вещь для молодого пилота-истребителя – добиться первой победы без слишком больших потрясений». Полковник Вернер Мёльдерс Командир базы снабжения Люфтваффе на Восточном фронте, расположенной в Кракове, оторвался от кучи требований и


БАЙКА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ, про войну Гражданскую, про войну Гражданскую, что никак не гасла

Из книги Байки деда Игната автора Радченко Виталий Григорьевич

БАЙКА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ, про войну Гражданскую, про войну Гражданскую, что никак не гасла О Гражданской войне на Кубани дед Игнат вспоминал неохотно, рассказывал о ней мало. Не любил он те пагубные годы, считал, что было бы лучше, если бы их не было вовсе. Но что было, то


КОГДА ПАПА РИМСКИЙ ИДЕТ НА ВОЙНУ

Из книги Никколо Макиавелли автора Балакин Василий Дмитриевич

КОГДА ПАПА РИМСКИЙ ИДЕТ НА ВОЙНУ Заняв свой досуг переложением в стихах «бедствий, которые перенесла Италия за последние десять лет, когда звезды всячески противились ее благополучию», Никколо был удостоен всяческих похвал. «Пиратские» издания его поэмы «Деченнали»


Глава пятая В войну

Из книги Опасные мысли. Мемуары из русской жизни автора Орлов Юрий Федорович

Глава пятая В войну Итак, я жил пока один. Мне выдали продуктовые карточки, Петя подкинул немного денег. Его не мобилизовали — туберкулез. Я, конечно, стал снова проситься на фронт, но в военкомате ответили: жди, придет и твой черед, не волнуйся. Надо было зарабатывать на


12. «Когда одна ты выйдешь на балкон…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

12. «Когда одна ты выйдешь на балкон…» Когда одна ты выйдешь на балкон, Толпы в тебя влюбленной избегая, И вдалеке погаснет вальса стон, И в очи ночь заглянет голубая; Когда, дыша свободой и весной, Ты с жарких плеч накидку отодвинешь, И вниз, на сад, затихший под


12. «Когда одна ты выйдешь на балкон…»

Из книги Чётки автора Саидов Голиб

12. «Когда одна ты выйдешь на балкон…» Когда одна ты выйдешь на балкон, Толпы в тебя влюбленной избегая, И вдалеке погаснет вальса стон, И в очи ночь заглянет голубая; Когда, дыша свободой и весной, Ты с жарких плеч накидку отодвинешь, И вниз, на сад, затихший под


Бусинка пятьдесят вторая – Когда приходит смерть…

Из книги Как я бил Гудериана автора Катуков Михаил Ефимович

Бусинка пятьдесят вторая – Когда приходит смерть… Благовещенский мост в Санкт-Петербурге. Фото из «Википедии».– Видишь, какое оно у нас маленькое? – кивнула Маргарита Павловна на меню, оказавшееся у меня в руках.«Ни х#я себе – «маленькое»… – подумал я про себя.


Глава 15. Там, где начинали войну

Из книги автора

Глава 15. Там, где начинали войну 4 марта 1944 года началась Проскуровско-Черновицкая наступательная операция войск 1-го Украинского фронта, на правом крыле которого находилась 1-я танковая армия. Фронт получил задачу: нанести глубокий охватывающий удар из районов Дубно –