Антоний и Клеопатра: вечный сюжет

Антоний и Клеопатра: вечный сюжет

Она была дочерью царя Египта Птолемея XII, а отец ее являлся прямым потомком сподвижника Александра Македонского. Этот самый первый Птолемей провозгласил себя царем Египта почти за два с половиной века до рождения Клеопатры. Имя ее матери-наложницы история не сохранила. Но то, что она не была египтянкой, неоспоримо, и таким образом в жилах царицы Египта Клеопатры не было и капли древней египетской крови.

Вообще Птолемеи предпочитали внутрисемейные браки. В супружеские отношения, как правило, вступали родные братья и сестры. Слабо разбираясь в генетике, властители Египта не видели в том ничего предосудительного. Что же касается норм морали, то с ними дело обстояло еще хуже, чем с генетикой. Нередко отцы сожительствовали с дочерьми… К чести Птолемея XII, его отношения с дочерью отличались чистотой и истинно отцовской нежностью. Царь души не чаял в дочке, и она отвечала ему взаимностью. Уходя в лучший мир, царь сделал наследницей свою любимицу, но так как женщины в их семействе не могли царствовать единолично, выдал ее замуж за младшего брата.

Этому очередному Птолемею было около 14, Клеопатре же исполнилось уже 18. Историки до сих пор ломают копья в спорах о том, делили ли брат и сестра супружеское ложе. Но, судя по отношениям между Клеопатрой и братцем, это очень маловероятно. Оба желали властвовать единолично, а потому каждый из них мечтал увидеть другого скорей не на ложе любви, а в богато украшенном саркофаге. Масла в огонь подливали и воспитатели Птолемея, которым не по душе был решительный характер девушки. Наконец, собственные честолюбивые замыслы лелеяла и младшая сестра Клеопатры (и старшая – Птолемея) Арсиноя.

Оспорить претензии трех незаконнорожденных отпрысков Птолемея Авлета на трон могла бы его единственная законная дочь – Береника, но она несколько поторопилась занять высокое место, изгнав отца из Египта. Восстановив власть с помощью римского наместника в Сирии, Птолемей устроил жесточайшую резню. Береника пала ее жертвой. Тринадцатилетняя Клеопатра наверняка хорошо запомнила эти события.

Результатом напряженных семейных отношений, как это часто случается с царствующими семьями, стала гражданская война. Птолемей изгнал свою сестру-супругу. Клеопатра бежала в Палестину, где начала собирать войска, однако, узнав о прибытии в Александрию Цезаря, поняла, что лучше положиться на более искушенного в военных делах человека.

Цезарь вообще-то попал в Египет «случайно» – он преследовал своего главного оппонента Помпея. Тот, потерпев поражение под Фарсалом, решил, на свою беду, обратиться за помощью к правителям Египта. Советники молодого Птолемея решили заручиться поддержкой Цезаря (точнее, Рима), которого они полагали безусловным победителем, и по их наущению Птолемей казнил Помпея. Однако добился как раз обратного. Сам-то Птолемей Цезарю был совсем не нужен. Цезарю была нужна Клеопатра, точнее, возможность сыграть роль арбитра и фактически поставить Египет под свой контроль.

А та сыграла ва-банк, как сам Цезарь у Рубикона. Прокравшись в столицу через кордоны Птолемея, она отправилась прямиком к Цезарю, точнее, к нему в постель. На следующее утро в покои Цезаря был приглашен для встречи Птолемей. И увидел рядом с могущественным римским гостем собственную сестру в не слишком одетом виде. Сперва Птолемей лишился дара речи. А предложение Цезаря снова принять Клеопатру в качестве соправительницы вызвало у царька настоящую истерику.

Последствия истерики были самые серьезные – в Александрии вспыхнул мятеж. На стороне Птолемея выступила и Арсиноя. Боевые действия между небольшим римским контингентом и многочисленным войском царя Египта продолжались более полугода.

В своих записках Цезарь утверждает, что остался в Александрии из-за неблагоприятных ветров, помешавших ему вовремя выйти из порта, а уж затем по доброте душевной решил выступить в качестве посредника между мужем и женой… Но не мог же он в самом деле открыто признать перед сенатом и римским народом, что остался в Александрии ради Клеопатры! Тем более что двигала им отнюдь не только страсть, внезапно овладевшая 53-летним полководцем и политиком.

Как известно, Цезарь верил в судьбу, которую называл Фортуной. Именно ее воплощением и стала для него Клеопатра. А для нее, поначалу всего лишь решившей использовать римлянина, чтобы вернуться на трон, все оказалось, похоже, гораздо серьезней. В конце концов, он ведь скорее всего был ее первым мужчиной. И он был Гаем Юлием Цезарем. А Гаю Юлию Цезарю гораздо важней любовных побед был контроль над Египтом – главной житницей Рима, где вечно голодный плебс уже давно жил за счет раздачи хлеба, выпеченного в государственных пекарнях из египетского зерна. Тот, кто контролировал поставки зерна, контролировал плебс. Тот, кто контролировал плебс, контролировал Рим.

Талант полководца восторжествовал над усилиями его врагов. Птолемей был убит, царевна Арсиноя пленена. Почти сразу же Клеопатра, даже в любовном угаре не забывавшая об укреплении своей власти, вступила, как повелевал закон, в новый брак. Не с Цезарем, а с еще одним своим младшим братом – опять-таки Птолемеем. Мальчишке было всего 13, и, наученный горькой судьбой своего предшественника, он и в мыслях не посягал на тело «супруги». Тем более что Клеопатра уже носила во чреве ребенка Цезаря.

Последнее не помешало ей предпринять с Цезарем двухмесячное путешествие на корабле в верховья Нила. Их сопровождал флот из 400 судов и лодок. Это была и любовная прогулка, и демонстрация подданным своей полной победы и обретения высшей власти над страной. (А может, и над Цезарем тоже?) Царица считалась не только главой государства, но и живым божеством, олицетворением Изиды. Ей воздавались те же почести, что и богам Египта, в ее честь совершались жертвоприношения, к ней были обращены молитвы жрецов. Кстати, несмотря на свое происхождение, Клеопатра была едва ли не единственной царицей из династии Птолемеев, знавшей древнеегипетский язык. Вообще же она владела пятью или шестью языками.

Но египетская идиллия Цезаря оказалась короче, чем он предполагал. Ему пришлось уехать примерно за месяц до появления ребенка на свет – срочно подавлять жестокий мятеж, вспыхнувший на берегах Босфора. Именно оттуда, с побережья Черного моря, одержав молниеносную победу, он послал сенату гордое «Veni, vidi, vici» – «Пришел, увидел, победил».

В июне 47 года до н. э. Клеопатра родила сына. Как и все отпрыски династии мужского пола, он получил имя Птолемей. Но было у него и другое имя – Цезарь. Клеопатра желала, чтобы весь мир узнал, кто является отцом ее ребенка. Насмешники-александрийцы сразу же прозвали малыша Цезарионом – маленьким Цезарем.

Цезарю суждено было увидеть своего сына лишь год спустя, когда Клеопатра почетной гостьей прибыла в Рим – присутствовать на празднествах в честь побед своего возлюбленного. Торжества в его честь отличались невиданным великолепием. Только для одного пира, на который диктатор пригласил шесть тысяч гостей, он закупил две тысячи килограммов самой дорогой рыбы, какую только можно было тогда достать, – мурены. А лучшие вина были заготовлены из такого расчета, чтобы на каждого гостя приходилось по семь литров. Спортивные состязания, гладиаторские бои шли нескончаемой чередой. В амфитеатре, сооруженном на Форуме, выпустили на арену четыреста львов, с которыми мог сразиться любой житель Рима, будь то патриций, гладиатор или раб.

Впрочем, Клеопатру не очень интересовали эти варварские развлечения. Гораздо больше волновало ее то, что владыка Рима так официально и не признал Цезариона своим сыном. Диктатор считал это преждевременным. Вместе с тем в его планах Клеопатре и Птолемею-Цезариону отводилась немалая роль. Нет, Цезарь не собирался разводиться со своей женой Кальпурнией, которая нежно любила его и прощала все измены. Зачем? У него ведь был уже подготовлен проект закона, по которому владыке мировой империи позволялось брать сколько угодно и каких угодно жен – для рождения наследников. Благодаря этому нововведению Цезарь без всяких хлопот смог бы «легализовать» свои отношения с царицей Египта и усыновить ее ребенка.

Но не успел. 15 марта 44 года до Рождества Христова Гай Юлий Цезарь пал мертвым в зале заседаний сената под ударами мечей и кинжалов заговорщиков. Убийцы нанесли ему 23 раны.

Лишившись своего возлюбленного и покровителя, Клеопатра спешно вернулась домой в Александрию. Буквально через пару месяцев умер ее второй брат-супруг. Слухи о том, что его отравили по приказу самой Клеопатры, опровергнуть так никто и не смог. Скорее всего, потому, что это были не слухи. Сразу после траурной церемонии Клеопатра взяла себе нового соправителя. К счастью, на сей раз дело обошлось без бракосочетания: соправителем она назначила своего малыша Цезариона.

После гибели Цезаря Клеопатре приходилось отчаянно лавировать между враждующими римскими партиями, у которых были свои соображения насчет власти в богатом Египте. Удерживаться на троне становилось все труднее. И когда один из участников триумвирата – союза трех самых могущественных римских полководцев – Марк Антоний вдруг приказал царице прибыть к нему в ставку в город Тарс, она поняла, что час настал. Клеопатра снова готова была сыграть с судьбой ва-банк, как когда-то, представ перед Цезарем. Впрочем, теперь возможностей поразить Антония у нее было несравненно больше, чем при встрече с божественным Юлием. Пусть сейчас ей 28, а не 18, но ведь и предстанет она перед новым римлянином отнюдь не в чехле для постельного белья! А сомневаться в своих чарах она оснований не имела.

Тысячи жителей Тарса собрались в гавани встретить суда царицы. Даже Антоний никогда не видел ничего подобного. Нос корабля, на котором прибыла Клеопатра, сверкал золотом, паруса отливали пурпуром. Посеребренные весла ритмично ударялись о воду в такт звукам флейт и кифар… Сама царица в роскошном уборе Афродиты восседала под сенью расшитого драгоценными камнями шатра. Стоявшие по обе стороны мальчики с огромными опахалами изображали Эротов из свиты богини. На палубе танцевали прекрасные девушки, одетые морскими нимфами-нереидами и прислужницами Афродиты – харитами.

Банкет, который устроил Антоний в честь своей гостьи, поражал своим великолепием, но он показался всего лишь скромной трапезой по сравнению с ответным пиром Клеопатры. Вся сделанная с величайшим искусством посуда была из золота и драгоценных камней. Царица приказала приготовить 12 пиршественных лож из слоновой кости и золота для триумвира и его друзей. После окончания торжества она попросила, чтобы каждый из военачальников унес с собой свое ложе и лучшую посуду со стола. На следующий день царица распорядилась купить роз на колоссальную сумму. Полы в пиршественных залах были покрыты их лепестками на высоту локтя! Вся эта роскошь в сочетании с изощренными чарами царицы не могла не вскружить голову Антонию.

Пожалуй, тут самое время задаться очень простым вопросом: а так ли прекрасна была Клеопатра? Больно разрушать иллюзии, но скажем сразу: неотразимая красота царицы – миф. Две тысячи лет трудились скульпторы, художники, писатели, чтобы превознести образ легендарной царицы. А как иначе можно было объяснить ее победы над мужчинами? Так вот, реальная Клеопатра мало напоминала образ, созданный творчеством корифеев Средневековья и талантом современных богинь экрана, будь то Вивьен Ли, София Лорен или Элизабет Тэйлор. Сохранившиеся прижизненные скульптурные и монетные изображения являют решительное лицо с глубоко посаженными глазами, довольно длинный с горбинкой нос, выпяченный волевой подбородок. Волосы царица носила убранными на затылок с несколькими спадающими на шею винтообразными локонами.

В чем же заключался секрет царицы, с такой легкостью покорявшей сердца мужчин? Тут историки единодушны: обращение египетской правительницы отличалось неотразимым очарованием. Невероятное обаяние сквозило в каждом ее слове, каждом движении. Самые звуки ее голоса ласкали и радовали слух, а язык был точно многострунный инструмент, легко настраивающийся на любой лад. Неудивительно, что она вскружила голову искушенному в любви сорокалетнему Антонию.

В другом вопросе у историков единодушия нет и близко. Многие античные авторы утверждают, что египетская владычица отличалась… скажем так, необычайно пылким темпераментом. В другую крайность впадают иные современные историки, утверждая, что кроме Цезаря и Антония у Клеопатры вообще не было любовников. И то, и другое выглядит преувеличением. Хотя не следует забывать, что Александрия всегда славилась разнузданностью нравов, и царский дворец в этом отношении служил городу сверхдурным примером. Тем не менее некоторые сообщения античных авторов следует признать совсем уж нереалистичными. «Она была так развратна, – писал, к примеру, римский историк, – что часто проституировала, и обладала такой красотой, что многие мужчины своей смертью платили за обладание ею в течение одной ночи». Но как бы неправдоподобно ни звучала эта версия, она вдохновила Пушкина на создание «Египетских ночей».

Страсть к царице совершенно выбила Антония из седла. Он оставил свои легионы, покинул Азию накануне важной военной кампании и поспешил за царицей в Египет.

Даже празднества в Тарсе померкли перед тем великолепием, которым Клеопатра окружила гостя в своей столице. Пиры, увеселения, охоты следовали бесконечной чередой. Однажды во время пира Клеопатра заключила с триумвиром пари, заявив, что ее трапеза будет стоить десять миллионов сестерциев – фантастическую сумму, на которую можно было купить тысячи рабов. Антоний не поверил. Когда по распоряжению царицы ей принесли кубок с крепким уксусом, полководец расхохотался. Но Клеопатра вынула из уха сережку с баснословно ценной жемчужиной и бросила ее в уксус, а когда жемчуг растворился, выпила содержимое бокала. В общем-то в этой истории нет ничего такого уж удивительного, за исключением того, что даже самый крепкий уксус… не растворяет жемчуг. Его может растворить лишь концентрированная уксусная кислота. Но она неизбежно сожжет желудок. Полагают, что Клеопатра просто проделала ловкий фокус: она выпила уксус вместе с жемчужиной, а затем… Кстати, ночные горшки во дворце царицы были из чистого золота.

Роман с египтянкой больше чем на полгода выключил Антония из политической жизни, дав окрепнуть его врагам. Даже сама Клеопатра была обеспокоена этим бездельем нового возлюбленного. Однажды, когда Антоний, любивший рыбачить, сидел с удочкой, ожидая клева, царица приказала слуге подплыть к леске триумвира и насадить на крючок заранее приготовленную рыбину. Все присутствовавшие разразились гомерическим хохотом, когда Антоний вытянул свою добычу на берег и снял с крючка… копченую селедку. «Император, – сказала Клеопатра, – предоставьте ловить рыбу кому-нибудь другому. Ваша добыча – города, царства и континенты».

Лишь вспыхнувшая в Италии гражданская война заставила Антония вернуться в Рим. Он уехал из Александрии, когда Клеопатра была уже на шестом месяце беременности. В июне 40 года царица родила близнецов – мальчика и девочку.

Ни Клеопатра, ни сам Антоний не подозревали, что их разлука продлится целых четыре года. И виной тому были не новые походы полководца. Едва вернувшись в Рим, Антоний неожиданно для самого себя… вступил в брак. И хотя брак этот был заключен по политическим соображениям (Антоний женился на сестре своего главного соперника – триумвира Октавиана, чтобы скрепить их союз), красавица Октавия на четыре года оторвала Антония от его египетской пассии. Однако политическому союзу двух триумвиров не суждена была долгая жизнь. А следом рухнул и брачный союз Антония с женой. Он вернулся на Восток. Новая встреча с Клеопатрой произошла в Сирии. На этот раз Клеопатра не стала изображать Афродиту. Не было маскарадов, роскоши, увеселений. Она просто взяла с собой трехлетних близнецов, детей Антония. Подробностей этого свидания не сохранилось. Известно лишь, что триумвир взял детей на руки и поднял их над головой. По римским обычаям это означало, что он признает их своими. Совершив это, Антоний должен был сделать и следующий шаг – признать их мать супругой. Так он и поступил, справив с ней в Антиохии пышную свадьбу. На следующий год Клеопатра родила своего третьего ребенка от Антония. Сына назвали Птолемеем Филадельфом.

Примерно в это же время Антоний начал решительную борьбу с Октавианом. Клеопатра не только поддерживала супруга, но всячески подталкивала его к войне. Она выставила 200 кораблей и ссудила мужа огромной суммой денег. 2 сентября 31 года произошло решающее морское сражение у мыса Акция в Эпире. Флот Антония потерпел поражение. Часть кораблей вырвалась из окружения, увозя в Александрию Антония и Клеопатру, лично наблюдавших за ходом битвы.

Октавиан продвигался медленно, и беглецы могли еще что-то предпринять для своего спасения. Но даже Клеопатру вдруг предательски покинула вечная жажда власти. Вместо того чтобы спешно собирать армию и искать союзников, они с Антонием ошеломили Александрию вихрем пиров и развлечений. Именно тогда при александрийском дворе возник «Союз живущих бесподобно». Да, время они проводили бесподобно – должно быть, потому, что чувствовали: его почти не осталось. Когда Октавиан подошел к стенам Александрии, Антоний собрал остатки своих войск и приказал кораблям выйти из гавани. Однако ему изменил сначала флот, а потом и сухопутные отряды. Полководец без армии вернулся во дворец. Навстречу ему выбежали слуги Клеопатры с криками о том, что царица заперлась в построенной для нее усыпальнице и там покончила с собой.

«Какой же я полководец, если даже женщина превзошла меня решимостью!» – с горечью воскликнул Антоний. Он призвал своего верного раба Эроса и приказал ему вонзить меч себе в сердце – таков был их давний уговор. Эрос поднял меч, но нанес удар не Антонию – себе. «Отлично, Эрос, – усмехнулся император, – ты не сделал то, о чем я просил, но зато показал, как это делается».

Взяв меч, он вонзил его себе в живот, но и тут не хватило то ли мужества, то ли силы. Залитый кровью, Антоний упал на ложе, умоляя добить его, но испуганные слуги разбежались прочь. И в эту минуту в покои ворвался секретарь Клеопатры с запоздавшим сообщением о том, что вышла ошибка: царица и правда в усыпальнице, но она жива! Антоний приказал нести его к усыпальнице. Однако тяжелая подъемная дверь была уже опущена, и царица отказалась поднять ее, опасаясь, что римляне, ворвавшиеся в город, проникнут и в ее последнее убежище. Антония обвязали веревками и ремнями, и царица с двумя своими прислужницами с огромным трудом втащила его в окно верхнего этажа.

Клеопатра пыталась как могла облегчить последние страдания супруга. Перевязала его рану, затем в горе разорвала собственные одежды и стала раздирать ногтями грудь. Антоний же, напротив, вполне успокоился. И попросил царицу принести вина, зная, что это должно ускорить агонию и приблизить смерть. Расчет вполне оправдался, через несколько минут на руках Клеопатры Антоний испустил дух.

Как раз в это время на дверь обрушился град ударов. Люди Октавиана требовали открыть. Потом поняли, что плита слишком крепка, и пошли на хитрость. Они уговаривали царицу положиться на милосердие Рима, обещали сохранить за ее детьми трон. Тем временем один из римлян, поднявшись по лестнице, приставленной к окну, через которое втащили Антония, забрался внутрь. Клеопатра попыталась заколоться кинжалом, но у нее отобрали оружие и под надежной охраной доставили во дворец.

С ней обращались вполне учтиво, но очень зорко следили, как бы царица не попыталась вновь лишить себя жизни. А когда Клеопатра объявила было голодовку, намекнули, что таким неразумным поведением она ставит под угрозу своих детей. Угроза привела ее в ужас. Клеопатра снова начала есть. Но вскоре узнала, чем вызвана такая трогательная забота о ее здоровье. Тайный поклонник из числа римлян сообщил, что через несколько дней ее с детьми отправят в Рим. Царская семья должна будет участвовать в триумфе победителя в качестве пленников. Прикованных к колеснице, как когда-то ее сестра Арсиноя. И Клеопатра решилась. К счастью, во дворце у нее еще остались верные люди.

Утром следующего дня с разрешения Октавиана царица отправилась на могилу Антония. Она принесла большой букет цветов. И долго сетовала на судьбу, разлучившую ее с любимым. Безусловно, скорбь была искренней, но, зная характер Клеопатры, можно предположить, что не меньшую боль причиняла ей мысль о потере трона и могущества.

Возвратясь во дворец, Клеопатра заказала поистине царскую трапезу. К которой как раз и поспел невзрачный крестьянин с плетеной корзиной, появившийся у дворца. Он принес царице десерт. Бдительные стражи подняли крышку. В корзине были смоквы, крупные спелые смоквы. «Ну и лакомка же эта Клеопатра!» – рассмеялись воины.

Покончив с едой, Клеопатра написала письмо, запечатала его, велела отнести Октавиану и отослала всех слуг. С ней остались лишь две верные прислужницы – те самые, что недавно прятались с ней в усыпальнице. В роскошных царских одеждах и диадеме Клеопатра опустилась на свое золоченое ложе. Одна из рабынь поднесла ей корзину.

В Александрии никто не боялся змей, даже дети. Их называли «добрыми духами» в память о великом Александре. Ведь, по преданию, именно Змей показывал Македонцу дорогу через пустыню к храму Амона. Александрийцы даже завели обычай брать змей в свои дома. Их кормили мукой, смешанной с вином и медом. Легкий свист, щелчок пальцами, и змеи выползают к своей трапезе. Снова щелчок, и они исчезают в норе.

Одна из рабынь открыла крышку и щелкнула пальцами. Из-под плодов и листьев на дне проворно выползли две змеи. Совсем небольшие, всего пол-локтя в длину. У них белое брюшко, два бугорка над глазами и чешуйчатая, крапленная рыжими точками спина. Египтяне называют их «аспидами», другое их имя – «пустынные гадюки». Одного их укуса довольно, чтобы подарить почти безболезненную быструю смерть. Мужество не покинуло Клеопатру, и все же она вскрикнула, почувствовав прикосновение холодной чешуйчатой кожи.

Клеопатру с царскими почестями погребли рядом с могилой Антония. От их великолепной гробницы не сохранилось ничего: на том месте, где она когда-то стояла, ныне плещет море. Но что с того Клеопатре? В отличие от ее предшественников, владык-фараонов, так стремившихся увековечить свою память, ей и без всяких пирамид не грозит забвение. Об этом позаботились художники (Клеопатре посвящено более сотни полотен), поэты (Шекспир и Чосер, Пушкин и Ахматова и еще многие другие), режиссеры и продюсеры.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

№ 14 к стр. 79 Клеопатра

Из книги Записки об Анне Ахматовой. 1938-1941 [litres] автора Чуковская Лидия Корнеевна

№ 14 к стр. 79 Клеопатра Александрийские чертоги Покрыла сладостная тень. Пушкин Уже целовала Антония мертвые губы, Уже на коленях пред Августом слезы лила… И предали слуги. Грохочут победные трубы Под римским орлом, и вечерняя стелется мгла. И входит последний плененный


Митрополит Антоний

Из книги Запечатленный труд (Том 2) автора Фигнер Вера Николаевна

Митрополит Антоний Когда и при каких обстоятельствах возникли дружеские отношения между высшим иерархом русской церкви митрополитом Антонием и выдающейся по уму и энергии аристократкой, княжной Марией Михайловной Дондуковой-Корсаковой, все душевные силы которой были


Клеопатра

Из книги Когда усталая подлодка... автора Люлин Виталий Александрович

Клеопатра К дверям телестудийного здания я пришмыгал в подлодочном состоянии. В легонькой прострации и в абсолютной готовности к решительным действиям. На мое физическое состояние намекала малая стрелка часов,   разглядывающая  «6» на циферблате. Хмуро и кисло, будто


Святой Антоний

Из книги Искушения и искусители. Притчи о великих автора Чернов Владимир Борисович

Святой Антоний Его дома — что-то несуразное. Такие природные явления. Вроде как бредешь в нехоженой глуши, вдруг — о! Стоит. Само по себе образовалось. Обло, озорно, огромно, стозевно. И лайяй. Соорудить такое случайно может ребенок. Но детская песочная гора — пустяк, ткни —


Глава 53. «Антоний и Клеопатра». — Что привлекло Шекспира к этому сюжету?

Из книги Неизвестный Шекспир. Кто, если не он [= Шекспир. Жизнь и произведения] автора Брандес Георг

Глава 53. «Антоний и Клеопатра». — Что привлекло Шекспира к этому сюжету? Если в «Лире» нам уже дана величественная трагедия человеческой жизни, то что же остается к ней еще прибавить? Ведь больше не о чем писать поэту, и Шекспир мог отложить в сторону свое перо.Так это, по


АНТОНИЙ ХРАПОВИЦКИЙ. СЕМЬЯ ЗЕРНОВЫХ

Из книги Синий дым автора Софиев Юрий Борисович

АНТОНИЙ ХРАПОВИЦКИЙ. СЕМЬЯ ЗЕРНОВЫХ Из всех центров русского рассеяния — Париж, Прага, Берлин и так далее — Белград представлял из себя как бы концентрацию самых реакционных, черносотенных элементов русской Вандеи. Кажется, нигде не было свалено в кучу такого количества


Вадим Масютин Генерал Антоний Веселовский

Из книги Генерал Антоний Веселовский автора Масютин Вадим Анатольевич

Вадим Масютин Генерал Антоний Веселовский «Не знать, что было до того, как ты родился — значит на веки остаться несмышленым ребенком» Цицерон Родился Антоний Андреевич Веселовский в 1865 году в семье военного инженера генерал-лейтенантана Андрея Ивановича Веселовского.


Клеопатра и Антоний

Из книги Великие истории любви. 100 рассказов о большом чувстве автора Мудрова Ирина Анатольевна

Клеопатра и Антоний Клеопатра VII Филопатор (69–30 годы до н. э.) — последняя царица эллинистического Египта. Клеопатра VII правила Египтом 21 год. Она являлась последним независимым правителем Египта до римского завоевания. В годы ее правления Египет был покорен


Игумен Антоний (Бочков)

Из книги Угрешская лира. Выпуск 2 автора Егорова Елена Николаевна

Игумен Антоний (Бочков) Две птицы Отрывок …Ох, добрая птица[2] моя!К орлу[3] подходить не без страха.Ты знаешь, конечно, кто я:Я старая, хворая птаха.Но слушаюсь я певуна,Когда там, вдали, за горамиНаступит тепло и весна,Не в здешней стране – за морями.И прозой простой


Игумен Антоний (Бочков)

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

Игумен Антоний (Бочков) Игумен Антоний (Алексей Поликарпович Бочков, 1803–1872), известный в своё время литератор, знакомый А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя. Его произведения печатались под псевдонимами в журнале «Благонамеренный» и альманахах 1820–х годов. В 1837 году он ушёл в


Игумен Антоний (Бочков)

Из книги Старец Паисий Святогорец: Свидетельства паломников автора Зурнатзоглу Николаос

Игумен Антоний (Бочков) Игумен Антоний (Алексей Поликарпович Бочков, 1803–1872) – духовный поэт XIX века, знакомый А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя. Его произведения печатались под различными псевдонимами в журнале «Благонамеренный» и альманахах 1820-х годов. С 1837 года подвизался в


СВЯТОЙ АНТОНИЙ В ПУСТЫНЕ

Из книги Ария Маргариты автора Пушкина Маргарита Анатольевна

СВЯТОЙ АНТОНИЙ В ПУСТЫНЕ Не успел Гюстав возвратиться из путешествия в Бретань к своим пенатам: к привычной тиши своего рабочего кабинета, одиночеству и любимой трубке, — как его уже тянет к другим неведомым краям и широким просторам. Его друг Максим уже совершал